Home
Facebook
Курсы Рухи

Приглашаем!

Электронные книги бахаи

Цитата

Когда человек ясно различает элементы, характеризующие прошлое, это позволяет ему еще более эффективно вносить вклад в формирование будущего.

Институт Рухи

Участвуйте!

Присылайте свои материалы для размещения на сайте "Архивы — память общины"! Мы всегда рады сотрудничеству!

Баха-Улла. /Пер. на русс. Московская община бахаи, 1992. – 68 с.Его жизнь и труды

Подготовлено по просьбе Всемирного Дома Справедливости

Отделом Информации Международной Общины бахаи. 

 

 

 

Фактически напечатанный текст может отличаться от приведенного здесь.

Введение

Баха-Улла

Зарождение нового откровения

Изгнание

Провозглашение в саду Ризван

Неизменная вера Божия

Явитель Господа

Непрестанно развивающаяся цивилизация

День Божий

Обращение к сильным мира сего

Прибытие в Святую землю

Роль религии как источника света и источника тьмы

Всеобщий мир

Не по собственной воле

Завет между Богом и человеком

Комментарий

 

 

Введение

1.      В мае 1992 года исполняется сто лет со дня кончины Бахауллы. Адресованное политическим лидерам и не воспринятое ими, Его видение человечества, как единого народа, и земли, как общей родины, стало сегодня центром надежды всех людей. Ясность, с которой Бахаулла предвидел неизбежный коллапс морального и социального порядка, потрясает.
2.      Движение бахаи, история которого насчитывает уже более столетия, представлено Всемирным Домом Справедливости, по чьей инициативе и подготовлено это введение, которое, возможно, даст читателю почувствовать ту надежду, с какой бахаи всех стран смотрят на будущее планеты и всего человеческого рода.
3.      По мере приближения нового тысячелетия, человечество все ближе сталкивается с потребностью найти объединяющий всех взгляд на суть человека и общества. В прошлом столетии человечество реагировало на эту потребность последовательностью идеологических переворотов, вызвавших конвульсии мира, которые, похоже, сегодня подходят к своему концу. Страстность этой борьбы, несмотря на неутешительный ее исход, показывает, как глубока эта потребность. Без генерального осознания направления хода человеческой истории невозможно основать всемирное сообщество, притягательное для всех людей. Подобное видение раскрывается в Писаниях Бахауллы, Пророка девятнадцатого столетия, Чье растущее влияние - самое значительное событие современной религиозной истории.  


Бахаулла

4.      Бахаулла (1) родился в Персии 12 ноября 1817 года и в возрасте двадцати семи лет дал начало Делу, привлекшему воображение и вызвавшему преданность миллионов людей почти из всех расовых, культурных, классовых и национальных групп. Этот феномен не имеет себе подобных в современном мире, скорее, он может быть поставлен в ряд поворотных пунктов человеческой истории. Ибо Бахаулла объявил Себя Посланником Бога в эпоху зрелости человечества, Носителем Божественного Откровения, исполняющего обеты религий прошлого и закладывающего духовные нервы и мускулы, потребные для объединения народов мира.
5.      Даже если бы жизни и трудам Бахауллы не было суждено какого-либо воздействия на будущее, уже за то влияние, которое ими оказано в прошлом, они заслуживали бы самого пристального внимания со стороны тех, кто верит в фундаментальную духовность человеческой природы, в то, что будущее здание человеческого общества будет наполнено духовной стороной бытия. Его Писания Документы доступны для всеобщего изучения. Впервые в своей истории человечество получило подробную и надежную историю зарождения независимой религиозной системы и верное жизнеописание ее Основателя. Не составляет большого труда получить сведения и о социальном отклике, вызванном новой Верой, давшей жизнь всемирной общине, которая уже сейчас может справедливо претендовать на роль микрокосма человеческого рода.(2)
6.      В первой половине нынешнего столетия ее рост был малозаметен. Писания Бахауллы воспрещают агрессивный прозелитизм, с помощью которого распространялись религиозные послания прошлого. Кроме того, община бахаи придавала приоритет основанию локальных групп во всех местностях планеты, что противоречило скоплению приверженцев новой религии в какой-либо одной стране, а также мобилизации ресурсов для широкомасштабных программ массовой информации. Историк Арнольд Тойнби, заинтересованный явлениями, сопровождающими рождение новых всемирных религий, заметил, что Вера бахаи была известна среднему образованному человеку Запада в середине XX века примерно в той же степени, в какой христианство было знакомо представителю соответствующего класса Римской империи во втором веке нашей эры.(3)
7.      Теперь, спустя годы, когда численность общины бахаи во многих странах значительно выросла, ситуация сильно изменилась. Вероятно, нет уже сейчас на земле места, где бы не было ростков образа жизни, которому учит Бахаулла. Социальные и экономические проекты общины бахаи вызывают уважение правительственных и академических кругов, ООН, и в этом тоже заключен знак - импульс, давший толчок уникальному во многих важнейших отношениях процессу социальных преобразований, стоит независимого и серьезного внимания.
8.      Суть этого фундаментального импульса ясна. Писания Бахауллы затрагивают широкий круг вопросов, начиная с социальных проблем - расовой интеграции, равноправия полов, разоружения, и кончая интимными вопросами духовной жизни человека. Первоначальные тексты, многие из которых написаны Его собственной рукой, иные - продиктованы, а затем утверждены автором, неукоснительно сохраняются. Благодаря систематической переводческо-издательской программе в последние десятилетия избранные отрывки из Писаний Бахауллы стали доступными на более чем восьмистах языках.


Рождение Нового Откровения

9.      Начало миссии Бахауллы относится к августу 1852 года, когда Он был брошен в одну из подземных тюрем Тегерана. Родившийся в благородной семье, выводившей предков еще из времен великих династий Персидской империи, Бахаулла отказался от карьеры придворного министра, которая перед Ним открывалась. Он предпочел направить Свою энергию в русло филантропии, отчего в начале сороковых годов прошлого века стал известен как "Отец бедных". Но и эта жизнь человека из привилегированного общества внезапно кончилась для Бахауллы после того, как в 1844 году Он стал одним из ведущих последователей движения, приведшего к изменению хода истории Его страны.
10.     Первая половина девятнадцатого столетия во многих странах мира была периодом мессианских ожиданий. Глубоко взволнованные успехами науки и индустриализации, серьезные верующие многих религиозных направлений обратились к писаниям своих конфессий за пониманием быстрых перемен. В Европе и Америке группы, подобные храмовникам и миллеритам, полагали, что нашли в христианских Писаниях свидетельства тому, что история пришла к концу и что пришествие Иисуса Христа близко. На Среднем Востоке наблюдались удивительно схожие брожения умов по поводу исполнения пророчеств Корана и исламской традиции.
11.     Наибольшим драматизмом было отмечено движение, ареной которого стал Иран, а центральной фигурой - молодой купец из Шираза, известный в истории под именем Баб(4). В течение девяти лет, с 1844 года по 1853, представители всех слоев иранского общества были подхвачены вихрем надежды и восторга, поднятым провозглашением Баба о близости Дня Бога и о том, что Он, Баб и есть Обетованный исламской традиции. Он говорил, что человечество стоит на пороге новой эры, которая увидит перемены во всех сторонах жизни. Новые сферы познания, которые сейчас невозможно и предвидеть, позволят даже детям в новую эпоху превосходить самых образованных из современных ученых. Бог призвал человечество принять эти перемены и преобразовать свою моральную и духовную жизнь. Собственная миссия Баба заключалась в том, чтобы подготовить человечество к главному из предстоявших событий - к приходу того всемирного Посланника Бога, "Того, Кого откроет Бог", пришествия которого ожидали последователи всех религий (5).
12.     Провозглашение Баба вызвало резкую реакцию со стороны мусульманского духовенства, учившего, что процесс Божия Откровения окончился с Мухаммадом, и что всякое утверждение противного означало отступничество, караемое смертью. Осуждение Баба вскоре нашло поддержку и со стороны властей Ирана. Тысячи последователей новой Веры погибли в ужасающих массовых убийствах, которые прокатились по всей стране; 9 июля 1850 года был казнен и Баб (6). Возросший интерес западных стран к Востоку привлек к этим событиям внимания и вызвал сочувствие влиятельных кругов в Европе. Благородство жизни и учений Баба, героизм Его последователей, надежда на фундаментальные изменения, зажженная в темной стране, оказались чрезвычайно привлекательными для таких личностей, как Эрнест Ренан, Лев Толстой, Сара Бернар, граф Гобино (7).
13.     Бахаулла, один из выдающихся сторонников Дела Баба, был арестован и, закованный в цепи, доставлен в Тегеран. Защищенный до известной степени собственной высокой репутацией и положением своей семьи, а также протестами, которые погромы баби вызвали со стороны западных посольств, Бахаулла не был приговорен к смерти, как того требовали некоторые влиятельные фигуры при дворе. Вместо того, Он был брошен в знаменитую Сиях-Чаль, "Черную Яму", - глубокую, кишащую паразитами подземную тюрьму, устроенную в одном из заброшенных подземных водохранилищ города. Против Него не было выдвинуто никакого обвинения, но вместе с тридцатью другими баби Он оказался в темноте и зловонии этой ямы, окруженный закоренелыми преступниками, многие из которых ожидали смертного приговора. Вокруг шеи Бахауллы была обвернута тяжелая цепь, настолько известная среди уголовников, что даже имела собственное имя. Отметины, оставленные цепью сохранились у Него на всю жизнь. Ожидалось, что в таких условиях Он быстро умрет; когда же этого не произошло, Его попытались отравить.
14.     В конце жизни Бахаулла кратко описал Свои первые впечатления об условиях в Сиях-Чале:
15.     “На четыре месяца Мы были помещены в неописуемое место. ... Тюрьма была окутана глубокой тьмой, а вместе с Нами было около ста пятидесяти заключенных: воров, убийц и бандитов. Несмотря на большое число людей, помимо того пути, по которому Нас привели, другого не было. Ни одно перо не опишет этого места, ни один язык не выскажет его отвратительного смрада. Большинство из этих людей не имели ни одежды, ни постели. Лишь Богу известно, что выпало Нам в этом мраке и смраде!”(8)
16.
     Каждую ночь стражники спускались по трем пролетам лестницы, ведшей в яму, хватали одного или нескольких заключенных и волокли на казнь. Западные наблюдатели оказались свидетелями происходивших на улицах Тегерана расправ над баби - их привязывали к пушечным жерлам, разрубали топорами и саблями, вели к месту казни с зажженными свечами, вставленными в зияющие раны (9). Именно в таких обстоятельствах, когда угроза неминуемой смерти ежедневно висела над Бахауллой, Он получил первый знак о Своей миссии:
17.     “Однажды ночью со всех сторон раздались сии возвышенные слова: "Воистину, Мы сделаем Тебя победоносным в Себе Самом и в Твоем Пере. Не печалься тому, что Тебе выпало и не бойся, ибо в безопасности Ты. Вскоре Бог поднимет сокровища земли - человеков, что станут Тебе помогать - через Тебя и через Имя Твое, которым Бог воскресил сердца Его признавших”(10).
18.
     Впечатления о Божественном Откровении, которых лишь вскользь касаются жизнеописания Будды, Моисея, Иисуса Христа и Мухаммада, рельефно описаны Самим Бахауллой:
19.     “Во дни, когда Я лежал в тегеранской тюрьме, хотя Я почти не мог спать из-за ужасного веса цепей и невероятного смрада, в один из кратких моментов забвения мне показалось, будто из Моей головы нечто потекло по груди, подобно мощному потоку, низвергающемуся с вершины высокой горы. Все члены Моего тела внезапно как бы зажглись огнем. Язык Мой в это время произносил нечто, чего не вынес бы никто, услышав(11)”.


Изгнание

20.     Наконец, без суда, но и без апелляции, Бахаулла был выпущен из тюрьмы и немедленно изгнан из родной страны, а Его собственность была конфискована. Русский дипломатический представитель, знавший Его лично и с растущей озабоченностью следивший за преследованиями баби, предложил Ему свое покровительство и убежище в землях, подвластных его правительству. В политическом климате того времени принятие такой помощи было бы скорее всего понято превратно и истолковано, как имеющее политическую подоплеку(12). Возможно, по этой причине Бахаулла предпочел изгнание в соседнюю страну, Ирак, находившийся тогда под правлением Оттоманской империи. Это изгнание было началом сорокалетней ссылки, заключений и суровых преследований.
21.     В первые годы после отъезда из Персии Бахаулла уделял наибольшее внимание делам общины баби, которая образовалась в Багдаде. Эту задачу Он взял на Себя, как единственный лидер баби, переживший резню. Смерть Баба и почти одновременная потеря большинства проповедников молодой веры привели к разрозненности и деморализации общины баби. Когда усилия Бахауллы собрать воедино тех из баби, кто бежал в Ирак, вызвали ревность и недовольство(13), Он последовал пути Посланников Бога, бывших до Него, и стал отшельником, избрав для этого гористую местность в Курдистане. Его уход, как Он впоследствии сказал, "не имел в виду возвращения". Причиной ухода было “не стать предметом раздора среди верующих, источником волнения для Наших сотоварищей". Хотя два года в Курдистане были периодом тяжелых лишений и физических трудностей, Бахаулла описывает их как время истинного счастья, когда Он глубоко проник в доверенное Ему Послание: "Одни, Мы сообщались с Нашим Духом, забыв о мире и о том, что в нем”.(14)
22.     В конце концов Его местонахождение было обнаружено отчаявшимися багдадскими изгнанниками-баби; они просили Его вернуться и вновь возглавить общиной. Не без сомнений, руководствуясь Своей ответственностью за Дело Баба, Он согласился.
23.     Из важнейших сочинений Бахауллы два относятся к первому, багдадскому периоду Его изгнания, до объявления Им Своей миссии в 1863 году. Первое из них - небольшая книга, которой Он дал название Сокровенные Слова. Написанная в форме собрания моральных афоризмов, это сочинение представляет собой этическую сердцевину Послания Бахауллы. В стихах, которые Бахаулла определяет как квинтэссенцию духовного руководства Откровений прошлого, глас Божий говорит прямо в душу человека:
24.     “О сын Духа! Возлюблена Мною превыше всего справедливость; не отвращайся от нее, если желаешь Меня, и не пренебрегай ею, дабы Мне доверять тебе. Через нее узришь все взором своим, а не чужим, знать будешь своим собственным знанием, а не знанием ближнего твоего. Рассуди в сердце своем, каким подобает тебе быть. Воистину, справедливость есть Мой дар тебе и знак Моей заботы. Поставь же ее перед лицом твоим.
25.
     О сын бытия! Возлюби меня, дабы Мне любить тебя. Если Меня не возлюбишь, не достичь тебя Моей любви. Знай сие, о слуга!
26.     О сын человеческий! Не печалься ни о чем, кроме отдаления от Нас. Не радуйся ничему, кроме приближения и возвращения к Нам.
27.     О сын бытия! Руками мощи сделал я тебя, перстами силы сотворил; в тебя вложил Я сущность света Моего, довольствуйся им и не ищи иного, ибо дело Мое совершенно и заповедь Моя обязательна; не испытывай ее и не сомневайся.”(15)
28.     Другая важнейшая книга Бахауллы этого периода - Китаб-и-Иган, или Книга Несомненности, - исчерпывающее изложение сути и цели религии. В отрывках, почерпнутых не только из Корана, но - с такой же легкостью и озаренностью - из Старого и Нового Заветов, Посланники Бога представлены действующими лицами единого, непрерывного процесса пробуждения человеческого рода к своему духовному и моральному могуществу. Человечество, вступающее в пору взросления, способно отозваться на прямое учение, обходящееся без языка притч и аллегорий. Вера - дело не слепого доверия, но мысленного осознания. Также нет более необходимости в руководстве со стороны богословской элиты: дар мышления в этот новый век просвещения и образования каждому дает возможность ответить на Божественное руководство. Вопрос лишь в искренности стремления:
29.     “Никто не достигнет берегов океана истинного понимания, кроме как отрешившись от всего, что есть в небесах и на земле... Суть этих слов такова: те, что идут тропою веры, те, что жаждут вина несомненности, должны очистить себя от всего земного: уши свои от праздного суждения, мысли свои - от тщетного воображения, свои сердца - от мирских привязанностей, свои глаза - от всего преходящего. Им надлежит довериться Богу и, крепко держась за Него, следовать Его путем. Тогда будут они удостоены сияющей славы солнца божественного знания и разумения... поскольку человек не может и надеяться достичь познания Всеславного, глотнуть из потока небесного познания и мудрости, войти в чертог бессмертия или причаститься к кубку божественной близости и благорасположения до тех пор, пока не прекратит он считать слова и деяния смертных образцом истинного разумения и познания Бога и Его Пророков...
30.
     Обратимся к прошлому. Сколь много людей, равно высокого и низкого звания, страстно ожидали во все времена прихода Явителей Бога в лице освященных избранников Его... И когда бы ни открывались врата благодати, когда бы облака небесной щедрости ни проливались дождем на человечество и свет Незримого сиял над горизонтом небесной мощи, все они отвергали Его и отворачивались от Его лика, от Лика Самого Бога...
31.     Лишь когда в сердце ищущего зажжен светильник поиска, серьезного стремления, страстного желания, горячей преданности, пылкой любви, восторга и экстаза, когда в душе повеет ветром Его нежной заботы, разогнана будет тьма заблуждения, и будет существо его окружено огнями знания и уверенности... Великая благодать и щедрые излияния святого и непреходящего Духа ниспошлют искателю жизнь столь новую, что покажется ему, будто он наделен новым взором, новым слухом, новым сердцем и новым умом... Глядя оком Бога, он в каждом атоме обнаружит дверь к высотам совершенной несомненности. Во всем он обнаружит ... свидетельства неизбывного Явителя.
32.     Когда русло человеческой души очищено от всякой мирской, мешающей привязанности, безошибочно, на неизмеримом расстоянии, уловит она дыхание Возлюбленного и, ведомая его благоуханием, достигнет града Несомненности и в него войдет...
33.     Сей град есть не что иное, как Слово Божие, открытое во всяком веке и при всяком Божественном распорядке... Все руководство, все благословение, наука, разумение, вся вера и вся несомненность, ниспосланные всем сущим в небесах и на земле, сокрыты и сохранены в сих Градах”.(16)
34.     Здесь нет открытых намеков на собственную, пусть и не объявленную пока, миссию Бахауллы - напротив, Книга Несомненности дает живое представление о миссии мученически погибшего Баба. Не в последнюю очередь мощное воздействие, которое книга оказала на общину баби, включавшую в себя богословов и бывших студентов медресе, было обязано тому мастерскому владению положениями мусульманских учений, которое продемонстрировал автор, доказывая правоту Баба в Его утверждениях о том, что Он исполнил пророчества ислама.
35.     Призывая баби быть достойными доверия, которым наделил их Баб, и тысяч уже принесенных жертв, Бахаулла обозначил перед ними задачу не только привести свою собственную жизнь в соответствие с Божественными Учениями, но и сделать из своей общины образец для разноплеменного населения Багдада, столицы турецкой провинции Ирак.
36.     Несмотря на трудные материальные условия, изгнанники были воодушевлены этим видением. Один из них, по имени Набиль, который оставил впоследствии подробную историю и Баба, и Бахаулла, так описал духовное напряжение тех дней:
37.
     “По многу ночей подряд десять человек или больше поддерживали себя только финиками, купленными на грош. Ни один из нас не знал, кому, собственно, принадлежат обувь, плащи и платья, которые находятся в его доме. Кто шел на базар, мог сказать, что у него на ногах его собственные туфли, и каждый, кто входил в присутствие Бахауллы, мог быть уверенным в том, что на нем - его собственная одежда... О радость тех дней, счастье и чудо тех часов!”(17)
38.
     К страху персидского консульства в Ираке, полагавшего, что "эпизод" с баби исчерпал себя, община изгнанников постепенно стала влиятельной и уважаемой частью общества в столице Ирака и соседних городах. Возобновлению влияния баби на Иран благоприятствовал и постоянный приток персидских паломников к шиитским святыням Северного Ирака. Среди влиятельных лиц, навестивших простой домик Бахауллы, были даже принцы правящей семьи. Один из них, настолько очарованный встреченным в Багдаде, даже задумал наивный план построить в садах своего собственного имения точную копию этого дома, чтобы предаваться там воспоминаниям о найденной им атмосфере духовной чистоты и отрешенности. Другой, глубоко тронутый впечатлениями от визита к Бахаулле, так выразил друзьям свои чувства: “если бы все горести мира собрались в моем сердце, все они, несомненно, исчезли бы в присутствии Бахауллы. Это было как если бы я вошел в Рай...”(18)


Декларация в саду Ризван

39.     В 1863 году Бахаулла решил посвятить некоторых из людей в Своем окружении в миссию, доверенную Ему в темноте Сиях-Чаля. Это решение совпало с новой фазой ожесточенных преследований против Него со стороны шиитского духовенства и правительства Ирана. Боясь, что признание со стороны влиятельных посетителей из Персии придаст новые силы народному энтузиазму в Иране, правительство этой страны обратилось к турецким властям с требованием переместить Бахауллу дальше от границ Персии, во внутренние области империи.
40.     В конце концов правительство Турции уступило этим требованиям и пригласило Бахауллу поселиться в столице империи, Константинополе, в качестве своего гостя. Приглашение, несмотря на вежливую внешнюю форму, не предполагало отказа (19).
41.     К этому времени духовное внимание небольшой группы изгнанников стало сосредоточиваться не только на толковании Бахауллой учений Баба, но и на Его собственной личности. Все большее число баби приходило к убеждению, что Он говорит не только как последователь Баба, но и как выразитель гораздо большего Дела, о котором Баб предвозвещал, как о неминуемом. Эти убеждения стали явными в апреле 1863 года, когда Бахаулла, накануне отбытия из Багдада, собрал некоторых из Своих последователей в саду, называвшемся Ризван (то есть, "Рай"), и поведал им о Своей миссии. Хотя в течение следующих лет не было сделано никакого открытого провозглашения, те, кто присутствовал в саду Ризван рассказывали своим друзьям о том, что обет Баба выполнен и заря "Дня Божия" взошла.
42.     Подробности о декларации в саду Ризван, по словам авторитетного бахаи, наиболее близко причастного к событиям той эпохи, “окутаны туманом, о котором историки будущего отзовутся, как о вряд ли проницаемом”(20). Тем не менее, суть этой декларации можно оценить по упоминаниям, сделанным Бахауллой о Своей миссии в Писаниях последующего периода:
43.     “Цель, лежащая в основе всего творения - откровение сего наивозвышенного, сего наисвятого Дня, Дня, известного как День Бога в Его Книгах и Писаниях - День, которому все Пророки и Избранники Его желали быть свидетелями”.(21)
44.
     “...сей есть День, в который человечество может узреть Лик и слышать Глас Обетованного. Призыв Божий возвещен, свет Его образа взошел над людьми. Надлежит каждому сбросить со скрижали своего сердца след всякого праздного слова и устремить, в открытости и непредвзятости ума своего, взор к знамениям Его Откровения, свидетельствам Его Миссии, знакам Его Славы”.(22)
45.
     Как многократно подчеркивалось Бахауллой в Его толковании учений Баба, первичная цель Бога, открывающего людям Свою волю, - повлиять на преобразование сущности человеческого рода, дать развитие тем из его членов, которые соответствуют моральным и духовным качествам, скрытым в человеческой натуре:
46.     “Украсьте языки ваши, о люди, правдивостью, облеките ваши души в наряд честности. Остерегитесь, о люди, поступить с кем-либо предательски. Будьте доверенными Божиими среди Его созданий, символами Его щедрости среди Его народа...”(23)
47.
     “Озарите и освятите сердца ваши; не дайте им оскверниться шипами ненависти и колючками злобы. Вы живете в одном мире, и созданы вершением единой Воли. Благословен, кто общается со всеми людьми в духе наивысшей доброты и любви”(24).
48.
     Агрессивный прозелитизм, характеризовавший усилия религий прошлого по распространению своих учений, объявляется недостойным Дня Божия. Всякому, кто признал Откровение, вменяется в обязанность поделиться им с теми, кто, как он думает, его ищут. Как поступать человеку, узнавшему об Откровении, - целиком оставлено на его усмотрение:
49.     “Выказывайте снисходительность и доброжелательность, любовь друг к другу. Если один из вас не может воспринять какую-либо истину или если он стремится ее постичь, проявите, с ним беседуя, дух предельного добросердечия и благожелательности...”(25).
50.
     “Долг человека в этот День - достичь той доли в потоке милосердия, которую Бог изливает для него. Посему да не будет никем измеряться величина либо малость вместилища...”(26).
51.
     По поводу кровавых событий в Персии Бахаулла не только сказал Своим последователям, что "если будете убиты, это лучше для вас, чем убить", но и призвал их стать образцом повиновения гражданским властям: “Во всякой стране, где проживает кто-либо из этих людей, им надлежит вести себя по отношению к ее правительству лояльно, честно и верно.”(27)
52.     События, сопутствовавшие отъезду Бахауллы из Багдада, стали драматической демонстрацией могущества этих принципов. Всего за несколько лет маленькая группа изгнанников, иностранцев, при своем прибытии возбудивших подозрительность и отчуждение со стороны местных жителей, стала одной из самых влиятельных и уважаемых составных частей общества. Ее члены с успехом занимались предпринимательством, ими восхищались за щедрость и чистоту поведения; яростные обвинения со стороны персидского консула и шиитского духовенства перестали влиять на общественное мнение. К 3 мая 1863 года, когда Бахаулла выехал из Багдада с семьей и спутниками, Он был уже чрезвычайно популярной и уважаемой фигурой. Перед самым Его отъездом в сад, где Он временно находился, непрерывным потоком шли знатные лица, среди них - губернатор провинции; многие приезжали издалека, чтобы отдать Ему дань своего уважения. Очевидцы отъезда в волнующих выражениях описали знаки одобрения, которое Ему выказывали, вспоминали слезы на глазах многих присутствовавших и старания оттоманских властей оказать почет своему гостю(28).


"Неизменная Вера Божия..."

53.     После декларации 1863 года Бахаулла вернулся к теме, намеченной в Книге Несомненности, - взаимоотношениям между Волей Бога и эволюционным процессом развития скрытых в человеке моральных и духовных возможностей. Эта тема будет занимать центральное место в Его Писаниях все следующие тридцать лет Его жизни. Сущность Бога, говорит Он, была и навсегда останется непознаваемой. К каким бы словам ни прибегали люди, чтобы описать, что есть Бог, они всегда остаются всего лишь производным человеческих усилий и относятся к человеческому существованию:
54.     “Далеко, далеко от славы Твоей то, что может смертный утверждать о Тебе и Тебе приписывать, равно же и хвала, которою могут славить Тебя! Что бы ни предписал Ты слугам Своим, чтобы превозносили величие Твое и славу, - лишь знак Твоей благодати им, дабы смогли взойти к ступени, дарованной их внутренней сути, ступени познания их собственного существа”(29).
55.
     “Всякому проницательному и озаренному сердцу очевидно, что Бог, непостижимая Сущность, небесное Естество, неизмеримо возвышен над любыми людскими присущностями, такими, как телесное существование, спуск и восхождение, исход и возвращение. Далеко от славы Его было бы стремление воздать Ему приличествующую хвалу либо сердцу человеческому постичь Его бездонную тайну. Он всегда был и есть сокрыт в предвечной бесконечности Своей Сущности и пребудет в Бытии Своем навеки сокрыты от человеческого взора...”(30).
56.
     Обращаясь к Создателю всего сущего, человечество приобретает присущности, или качества, связанные с являющимися вновь Откровениями Божиими:
57.     “Хотя дверь знания Предвечного, таким образом, закрыта пред лицом всего сущего, Источник неизбывной благодати... побудил сии светозарные Драгоценности Святости явиться из царствия духа в благородной форме храмины человека и явиться всем людям, дабы наделить мир тайнами неизменного Существа и поведать о таинствах Его неизбывной Сущности...”(31). “Сии освященные Зерцала... суть все земные Явители на земле Того, Кто есть центральное Светило вселенной, ее Сущность и конечная Цель. От Него исходят их знание и сила; от Него их власть. Красота их лика - не что иное, как отражение Его облика, откровение же их - знамение Его бессмертной славы...”(32).
58.
     Откровения Божии ни в чем существенном не отличаются друг от друга, хотя нужды, которым они служат в разные эпохи, различны и требуют разного к себе подхода:
59.     “Этими присущностями Бога никогда не наделялись лишь отдельные Пророки, будучи скрываемы от других. Наоборот, все Пророки Бога, к которым благосклонен Он, Его избранные и освященные Посланники, суть все, без исключения, - носители Его имен и воплощения Его присущностей. Они различаются лишь интенсивностью своего откровения и относительной силой света...”(33).
60.
     Те, кто постигают основы религии, должны быть осторожны, чтобы теологические догмы не привели их к проведению границ между теми, кого Бог избрал проводниками Своего света:
60.     “Остерегитесь, о верующие в Единство Бога, дабы не соблазниться провести различие между Явителями Дела Его либо предвзято отнестись к знамениям, сопровождавшим и провозглашавшим их Откровение. Сие есть, воистину, настоящее значение Божественного Единства, если ты из тех, что уразумели истину сию и в нее уверовали. Уверься и в том, что поступки и деяния каждого из сих Явителей Бога, и все, что лишь имеет к Ним отношение, все, что Они, быть может, явят в будущем, - повелено Богом и есть отражение Его Воли и Намерения...”(34).
61.
     Бахаулла сравнивает приход Божественных Откровений с возвращениями весны. Явители Божии - не просто учителя, хотя и это - одно из их основных назначений. Важнее то, что дух их слов, вместе с примером их жизни, способен открыть дорогу собственным устремлениям людей и повести их к фундаментальным и долговечным изменениям. Влияние Явителей открывает новые горизонты понимания и постижения:
62.     “И, поскольку нет и не может быть прямого сообщения между единым истинным Богом и Его творением, поскольку не может быть никакого сходства между преходящим и Вечным, условным и Абсолютным, Он повелел, чтобы во всякий век и во всяком Божественном распорядке в царствах земли и неба являлась чистая и непорочная Душа... Ведомые светом непогрешимого руководства, наделенные высшим владычеством, Они [Посланники Бога] должны употреблять вдохновение Своих слов, излияния Своей безупречной благодати и очищающий ветер Своего Откровения, дабы освободить всякое томящееся сердце и всякую восприимчивую душу от ржавчины и пыли земных забот и ограничений. Тогда, и только тогда откроется Истина Божия, сокрытая в сути человека... и поставит знак своей явной славы на вершинах человеческих сердец”(35).
63.
     Без этого вмешательства со стороны мира Божия человеческая натура остается пленницей инстинкта, а также бессознательных представлений и культурно обусловленных моделей поведения:
64.     “Создав мир и все в нем живущее и движущееся,... Он [Бог] пожелал даровать человеку исключительное отличие и способность: познать Его и Его любить, способность, которую следует считать первоначальным толчком и изначальной целью, положенной в основу мироздания... На внутреннюю сущность всякой сотворенной вещи Он пролил свет одного из Своих имен и сделал ее восприемницей славы одной из присущностей Своих. На внутреннем же естестве человека собрал Он сияние всех имен и присущностей Своих и сделал ее зерцалом Своей сути. Единственный из всех творений, наделен человек столь великой милостью и столь неизбывной щедростью.
65.
     Эти силы, которыми ... Исток небесного руководства наделил суть человека, лежат, тем не менее, сокрытыми в нем, подобно тому, как пламя сокрыто в свече, и лучи света не явно присутствуют в лампе. Свет этих сил может затмиться мирскими желаниями, точно так же, как свет солнца может скрыться за пылью и грязью, покрывающими зеркало. Ни свеча, ни лампа не зажгутся без посторонней помощи, зеркало - не очистится от грязи. Ясно и очевидно, что до тех пор, пока на зажжен огонь, не загорится лампа, до тех пор, пока грязь не сброшена с поверхности зеркала, оно не отразит ни образа солнца, ни его света и славы”(36).
66.     Пришло время, говорит Бахаулла, когда человечество имеет и способность, и возможность увидеть всю широту своего духовного развития в едином процессе: “Несравнен День, ибо подобен он глазу, направленному в прошлые века и столетия и свету - на темноту времен”(37). В этой перспективе последователи различных религиозных традиций должны стремиться понять то, что Он назвал “неизменной Верой Божией”(38) и из изменяющихся законов и понятий выделить ее стержневой духовный импульс:
67.     “Пророков Бога следует считать целителями, чей долг - взращивать процветание мира и его народов, дабы духом единства излечить недуги разобщенного человечества... Нет ничего удивительного в том, что лекарство, предписываемое лекарем сегодня, - не то, которое он прописывал раньше. Может ли быть иначе, когда болезнь, поразившая больного, нуждается на каждой своей ступени в особом снадобии? Подобным же образом, всякий раз, когда Пророки Бога озаряли мир великолепным блеском Дневной Звезды Божественного знания, Они неизменно призывали людей принять свет Божий чрез средства, наиболее подходящие надобностям века, в котором Они являлись...”(39).
68.
     Этому процессу открытия должно посвятить не только сердце, но и разум. Рассудок, утверждает Бахаулла, - величайший дар Бога душе, “знак откровения ... Владычного Господа”(40). Лишь освободившись от унаследованных догм, религиозных и материалистических, разум может отправиться в независимый поиск взаимосвязей между Божиим Словом и опытом человечества. В таком поиске самая большая помеха - предубеждение: “Предостереги... возлюбленных единого истинного Бога, дабы не слишком взыскующим оком взирали на то что люди говорят и что пишут. Да отнесутся к подобным речам и писаниям в духе открытости и исполненной любви симпатии”(41).


Явитель Бога

69.     Последователей всех мировых религиозных систем объединяет убеждение, что именно через Божественное Откровение душа приходит в соприкосновение с миром Божиим, и что именно через эту взаимосвязь возникает истинный стимул к жизни. Некоторые из важнейших мест в Писаниях Бахауллы посвящены пространному обсуждению сути и роли проводников этого Откровения, Посланников или "Явителей Бога". В этих отрывках из Писаний мы постоянно встречаем аналогию с физическим солнцем. Хотя и сходное по некоторым характеристикам с другими телами солнечной системы, оно отличается от них тем, что оно - самостоятельный источник света. Планеты и их спутники отражают свет, в то время как солнце его испускает, и это - его присущность, неотделимая от его природы. Вся солнечная система обращается вокруг своего фокуса, и каждое из ее тел испытывает воздействие не только своих собственных особенностей, но и своей взаимосвязи с источником света(42).
70.     Подобным же образом, утверждает Бахаулла, человеческая сущность Явителей, такая же, как у остальных людей, имеет то отличие, что служит проводником, или орудием Откровения Божия. Противоречивые, на первый взгляд, утверждения на этот счет, касающиеся, например, Христа(43), во все времена служили дополнительным поводом для религиозных недоразумений и раздоров. По этому поводу Бахаулла говорит:
71.     “Все, что есть на земле и все, что есть на небесах напрямую свидетельствует о том, что содержит в себе присущности и имена Божии... В наивысшей степени это относится к человеку, который среди всего творения ... был выделен для подобного отличия. Ибо в нем, в наивысшей среди других сотворенных существ степени, потенциально открыты все присущности и имена Божии... Среди же людей наиболее совершенны, наиболее отличены и наиболее избраны Явители Солнца Истины. Более того, все, кроме сих Явителей, живут лишь вершением Их воли, перемещаются и существуют через излияния их благодати”(44).
72.
     На протяжении истории убеждение верующих в том, что Основатель их религии занимает уникальное положение, стимулировало непрерывные попытки разобраться в том, что Он из Себя представляет. Этим стараниям, тем не менее, в чрезвычайной степени помешали трудности интерпретации и разгадки аллегорических намеков Писаний прошлого. Попытки же придать какому-либо мнению форму религиозной догмы на протяжении всей истории приводили скорее к разъединению, чем к единству. Действительно, несмотря на огромные силы, употребленные на достижение теологических целей, а может быть, благодаря им, сегодня среди мусульман существуют глубокие разногласия относительно сущности Мухаммада, среди христиан - о Христе, среди буддистов - об Основателе их религии. Совершенно очевидно, что противоречия, созданные этими и другими разногласиями внутри одной и той же религиозной традиции, оказались столь же острыми, как и противоречия межрелигиозного характера.
73.     Оттого для понимания учений Бахауллы о единстве религий так важны Его высказывания о последовательности Посланников Божиих и их роли в духовной истории человечества:
74.     “Явители Бога имеют двойную сущность. Одна из них - степень чистой абстракции и единосущности. В этом отношении звать их всех одним именем, приписывать одни и те же атрибуты не означает отклониться от истины...
75.
     Другая сущность - ступень различий. Она принадлежит миру творения и его ограничениям. В этом отношении всякий Явитель Бога имеет собственную индивидуальность, определенным образом предписанную миссию, предопределенное откровение и специфические рамки. Каждый из них известен под своим именем, характеризуется особыми чертами, исполняет определенную миссию...
76.     В свете своей второй сущности ... Они являют примеры совершенного служения, крайних лишений и полного самоуничижения. Как сказано Им: "Я слуга Божий. Я всего лишь человек, как и вы.."
77.     Когда бы один из всеохватных Явителей Божиих ни сказал: "Я есмь Бог", - Он, воистину, говорит правду, и нет в этом никакого сомнения. Ибо ... через Их Откровение, Их присущности и имена узнают в сем мире об Откровении Божием, о Его именах и Его присущностях... Если же один из Них скажет: "Я - Посланник Божий", - Он также говорит правду, несомненную правду... В этом смысле, Они все лишь Посланники совершенного Царя, сей неизменной Сути... Когда же скажут: "Мы Слуги Божии", - и это есть также явно и неоспоримо. Ибо явлены они в служении - служении, подобного которому не может достичь ни один человек...” (45).
78.     “Потому, что бы ни изрекали Они - будь то от их Божественности, Господства, Пророческого Сана, Сана Посланнического, Хранительского, Апостольского или Служительского - есть истина, без тени сомнения. Посему высказывания сии ... должно внимательно учесть, дабы расходящиеся речения Явителей Незримого и Дневных Светил Святости не волновали более души и не смущали умы” (46).


"Постоянно развивающаяся цивилизация..."

79.     В этих строках неявно обозначена одна из самых волнующих особенностей толкования, которое Бахаулла дает деяниям Явителей Бога. Он говорит, что Божественное Откровение - движущая сила цивилизации. Осуществляясь, оно воздействует на умы и сердца тех, кто к нему прислушивается, и отражается в новом, формирующемся обществе, создаваемом на основе их духовного опыта. Создается новый центр лояльности, который может привлечь к себе народы, принадлежащих к широчайшему кругу культур; музыка и искусства вберут в себя символы, из которых возникнет более глубокое, более зрелое вдохновение; коренное переопределение понятий о добре и зле даст возможность сформулировать новые гражданские законы и выработать новые кодексы поведения; новые учреждения зарождаются с тем, чтобы выразить импульсы моральной ответственности, которые ранее были неизвестны или игнорировались: “В мире был, и мир чрез Него начал быть...”(47) По мере того, как новая культура развивается и становится цивилизацией, она, во множестве новых сочетаний, ассимилирует достижения и продукты внутреннего озарения прошлых эпох. Атрибуты культур прошлого, которые не могут быть вобраны новой цивилизацией, атрофируются либо перенимаются маргинальными слоями населения. Слово Божие создает новые возможности и для индивидуального сознания, и для человеческих взаимоотношений.
80.     “Всякое слово, что исходит от уст Божиих, наделено такой мощью, что способно вдохнуть новую жизнь во всякую человеческую оболочку... Все дивные дела, что ты узрел в сем мире, открыты были вершением Его наивысшей и наивозвышенной Воли, Его дивного и непреклонного Намерения... Едва изреченное, начинает великолепное слово сие рождать, одушевляющей своею силой, что бушует во всем творении, средства и орудия, чрез которые создаются и совершенствуются подобные искусства... В грядущие дни, воистину, узрите такое, о чем никогда не слыхали прежде... Каждая буква, исходящая от уст Божиих есть воистину материнская буква, каждое же слова, реченное Тем, Кто есть Источник Божественного Откровения - материнское слово...”(48).
81.
     Последовательность Божественных Откровений, утверждает Бахаулла, - “процесс, не имеющий ни начала, ни конца”(49). Хотя миссия каждого из Явителей ограничена по времени и по тем действиям, которые Он совершает, она - неотделимая часть продолжающегося и развивающегося развертывания Божиих силы и воли:
82.     “Созерцай внутренним оком своим цепь последовательных Откровений, связавшую Явительство Адама с Явительством Баба. Свидетельствую пред Господом, что каждый из Явителей сих ниспослан был по Воле и по Промыслу Божию, каждый из них был носителем отдельного Послания, каждый был наделен богооткровенной Книгой... Мера Откровения, по которой каждый из Них узнается, предопределена была явно...”(50).
83.
     В конце концов, по мере того, как развивающаяся цивилизация исчерпывает свои духовные ресурсы, начинается процесс распада, подобный тому, что происходит в физическом мире. Вновь обращаясь к аналогиям, предлагаемым природой, Бахаулла сравнивает этот перерыв в развитии цивилизации с наступлением зимы. Угасает жизненность морали, притупляются общественные связи. Угрозы, которые в более раннюю эпоху были бы преодолены, стали предметом исследования или вызвали к жизни определенные достижения, становятся непреодолимым препятствием. Религия теряет свое значение, все более фрагментарными становятся эксперименты, углубляя социальную пропасть. Во все возрастающей степени неуверенность в смысле жизни порождает тревогу и смятение. О таких явлениях в наше время Бахаулла говорит:
84.     “Мы хорошо понимаем, насколько охвачен род человеческий великими, неисчислимыми бедствиями. Мы видим его изнемогающим на одре страданий, терзаемым недугом и разочарованным. Опьяненные самомнением стали препятствием между ним и Небесным непогрешимым Целителем. Свидетельствуйте, как запутали они всех людей, себя в том числе, в сети своих происков. Они не знают причины болезни, и нет у них понятия о лекарстве. Прямое воображают изогнутым, друга же представляют врагом”(51).
85.
     Когда тот или иной из Божественных импульсов выполняет свое предназначение, процесс продолжается. Приходит новый Явитель Бога принося с Собой в более полной мере Божественное вдохновение для следующей ступени пробуждения и воспитания человечества:
86.     “Учти, в какой час наивысокий Явитель Бога открывает Себя людям. Прежде чем сей час настанет, Предвечный, еще неведомый людям и не произнесший Слова Божия, есть Сам в Себе Всеведатель мира, в котором нет человека, Его познавшего. Воистину Он Творец без творения... Воистину сей есть День, о котором написано: "Чьим будет Царствие в сей День?" И не найти никого, кто даст ответ!”(52)
87.
     До тех пор, пока какая-то часть человечества не откликнется на новое Откровение, до тех пор, пока не начинает приобретать форму новая духовная и общественная парадигма, люди духовно и морально следуют тому, что унаследовано от Божественных даров прошлого. Повседневные задачи общественной жизни могут выполняться либо нет, могут исполняться либо игнорироваться законы, могут удаваться или проваливаться политические эксперименты, но корни веры, без которой не может длительно существовать ни одно общество, уже истощены. В "конце концов", "конце света" духовно мыслящие начинают снова обращаться к Творящему Истоку. Каким бы неуклюжим или неудобным ни был этот процесс, какими бы далекими от изящества или неудачными ни были возможные его обстоятельства, такие искания - инстинктивная реакция на осознание огромной пропасти, открывающейся в размеренной жизни человечества (53). Воздействие нового Откровения, сказал Бахаулла, универсально и не относится лишь к времени жизни и к проповеди Явителя Бога, служащего средоточием Откровения. Хотя и не осознаваемое, это воздействие во все большей степени проникает в человеческие дела, открывая противоречия, содержащиеся в расхожих мнениях и в обществе, интенсифицируя поиски понимания.
88.     Последовательность Явителей - неотделимое измерение бытия, - объявляет Бахаулла, - она будет продолжаться столько, сколько просуществует мир: “Бог посылал Своих Посланников на смену Моисею и Иисусу, и Он будет продолжать посылать Их до 'конца, не имеющего конца”(54).


День Божий

89.     Что Бахаулла считает целью эволюции человеческого сознания? Все более отчетливое созерцание Богом отражения Своих совершенств в зерцале Своего Творения - в этом состоит ее цель, рассматриваемая в перспективе вечности. По словам Бахауллы:
90.     “...дабы каждый мог свидетельствовать в себе самом, через себя в Явительстве Господа его, что, воистину, нет Бога, кроме Него, и что каждому возможно сим проложить свой путь к вершине сущностей до того предела, когда никто не станет созерцать иного, помимо Бога в сем”(55).
91.
     С точки зрения истории цивилизации цель последовательности Явителей Божиих - подготовить сознание людей к объединению человеческого рода, в подобие целостного организма, способного принять ответственность за свое коллективное будущее: “Он, Кто есть твой Господь, Всемилостивый, лелеет в сердце своем желание узреть весь человеческий род подобным единой душе и единому телу”(56). До тех пор, пока человечество не усвоит своего собственного органического единства, оно не сможет справиться даже с насущными задачами, не говоря уже о тех, что ожидают его в будущем. “Благосостояние человечества, - говорит Бахаулла, - его мир и безопасность недостижимы до тех пор, пока прочно не установлено его единство”(57). Лишь объединенное всемирное сообщество способно дать своим детям чувство внутренней уверенности, о которой говорится в одной из молитв Бахауллы к Богу: “Когда обязуешь слуг Твоих превозносить величие Твое и славу, Ты лишь являешь им знак Твоей благодати, дабы смогли взойти к сану, им предназначенному по самому внутреннему их существу, к сану познания самих себя”(58). Парадоксально, но лишь в достижении подлинного единства человечества может получить полное развитие разнообразие и индивидуальность его составных частей. Цель, которой служили все известные истории Явители Бога, - День, когда будет “...одно стадо и один Пастырь”(59). Достижение этого Дня, говорит Бахаулла, и есть та стадия цивилизации, к которой подходит сегодня человечество.
92.     Одна из наиболее убедительных аналогий, которую мы находим не только у Бахауллы, но и в Писаниях Баба, Его предшественника, - аналогия между эволюцией человеческого рода и развитием индивидуального человеческого существа. В своем коллективном развитии человечество прошло стадии, напоминающие младенчество, детство и отрочество его отдельных членов. Сейчас, получив во владение новые способности и возможности, о которых до сих пор имели лишь самое смутное представление, мы входим в первые фазы нашей коллективной зрелости(60).
93.     На этой основе не трудно понять то первостепенное значение, которое отдается в учениях Бахауллы принципу единства. Единство человечества - лейтмотив начинающейся эры, стандарт, по которому должно оценивать все предложения по усовершенствованию человечества. Бахаулла утверждает: есть лишь один человеческий род, унаследованные от предков представления о превосходстве одних расовых или этнических групп над другими - лишены основания. Подобным же образом, поскольку все Явители Бога были вершителями одной Божественной Воли, их Откровения - коллективное наследие всего человеческого рода; каждый человек на земле - законный наследник всей этой духовной традиции. Упорствовать в предрассудках означает подрывать интересы общества и нарушать Божию Волю для нашего века:
94.     “О враждующие народы и племена земные! Обратите лица свои к единству, и свет его да воссияет на вас. Соберитесь вместе и ради Бога решитесь вырвать с корнем все, что служит источником вражды среди вас... Не может быть никакого сомнения в том, что все народы земные, всех рас и всех религий, черпают свое вдохновение от единого небесного Источника, и все они - подданные одного Бога. Различия предписаний, которым они подчиняются, следует приписать различиям потребностей и условий века, когда они были открыты. Все эти различия, за исключением тех немногих, что порождены людской испорченностью, повелены Богом и отражают Его Волю и Намерение. Восстаньте и, вооруженные силой Веры, разбейте в куски богов своего тщетного вымысла, что сеют между вами рознь...”(61).
95.
     Тема единства проходит сквозь все Писания Бахауллы: “Шатер единства воздвигнут, не смотрите друг на друга, как на чужих”(62). “Общайтесь с последователями всех религий в духе дружелюбия и товарищества”(63). “Вы плоды одного дерева, листья одной ветви”(64).
96.     Процесс взросления человечества выражается в эволюции общественных структур. Начиная с семьи в ее разных модификациях, как единицы общества, человечество создавало, иногда более успешно, иногда менее, сообщества, основанные на клановой, племенной структурах, на городах-государствах, а в последнее время - на нациях. Эта прогрессивно расширяющаяся и усложняющаяся социальная среда дает человечеству стимул и цель для развития, развитие, в свою очередь, дает жизнь все новым разновидностям социальной текстуры. Таким образом, взросление человечества должно повлечь за собой тотальное изменение общественного порядка. Новое общество должно суметь объять собой все разнообразие человеческого рода и воспользоваться всей широтой проявлений таланта и вдохновения, сформированных за тысячелетия культурного опыта:
97.     “Сей есть День, когда наивозвышенные милости Бога излиты были на людей, День, когда Его наимогущественная благодать влита была во все сотворенное. Надлежит всем народам земли примирить свои разногласия и в совершенном единстве и в мире пребывать под сенью Древа Его заботы и доброты... Скоро существующий порядок будет свернут, взамен него расстелен будет новый. Воистину, правду речет Господь твой, Он же - Ведатель незримого”(65).
98.
     Главное орудие для преобразования общества и достижения всемирного единства, утверждает Бахаулла, - установление справедливости в человеческих делах. Этот предмет занимает центральное положение в Его Писаниях:
99.     “Свет людей - справедливость. Не гасите ее противными ветрами угнетения и тирании. Назначение справедливости - явить единство между людьми. Океан божественной мудрости вздымается в этом возвышенном слове, книги всего мира неспособны вместить в себя его внутреннего смысла...”(66).
100.
    В Своих поздних Писаниях Бахаулла сделал явными следствия из этого принципа для эпохи зрелости человечества. “Женщины и мужчины были и всегда будут равными в глазах Бога”(67), - утверждает Он, - и человечеству следует так устроить свои дела, чтобы дать этому обстоятельству полное развитие. Ресурсы земли - собственность всего человечества, а не отдельных народов. За разные вклады в общее экономическое благосостояние следует и будет следовать разное вознаграждение и признание, но крайности богатства и бедности, удручающие большинство народов мира, какой бы социально-экономической философии они не придерживались, должны быть упразднены.


Провозглашение Царям

101.    Писания, цитаты из которых будут приведены в этом параграфе, открыты в большинстве своем в условиях возобновившихся преследований. Вскоре после прибытия изгнанников в Константинополь оказалось, что почести, которыми Бахаулла был осыпан во время Его путешествия из Багдада, были лишь краткой интерлюдией. Решение властей Оттоманской империи переместить лидера движения баби и Его спутников в столицу вместо того, чтобы сослать Его в какую-нибудь отдаленную провинцию, усугубило тревоги представителей персидского правительства (68). Боясь повторения событий в Багдаде и опасаясь, что Бахаулла может привлечь не только симпатии, но и приверженность влиятельных фигур в правительстве Турции, персидский посол настоятельно требовал отправки изгнанников в какую-либо отдаленную провинцию империи. Он обосновывал это тем, что распространение нового религиозного послания может послужить причиной политических и религиозных возмущений.
102.    Вначале правительство Оттоманской империи проявило стойкое сопротивление. Главный министр Али-Паша указал западным дипломатам, что Бахаулла, по его мнению, был "выдающимся человеком, образцового поведения, великой умеренности и самой достойной личностью". Его учения были, по мнению министра, "достойны высокой оценки", поскольку они противостояли религиозной вражде, разделявшей иудейских, христианских и мусульманских подданных империи(69).
103.    Тем не менее, со временем появились и развились чувства отторжения и подозрительности. В оттоманской столице политическая и экономическая власть находилась в руках царедворцев, которые, за редким исключением, были малосведущими людьми. Движителем правительственной машины служила коррупция, сама же столица была магнитом, притягивавшим изо всех частей империи толпы искателей заступничества и милостей. Считалось само собой разумеющимся, что всякая заметная личность, прибывающая из-за границы или из какой-либо турецкой провинции, должна немедленно по прибытии в Стамбул пополнить собою ряды искателей благодеяний в приемных комнатах пашей и министров имперского двора.
104.    К разочарованию друзей, советовавших Бахаулле воспользоваться враждебностью двора к персидскому правительству и той симпатией, которую возбудили Его собственные страдания, Бахаулла дал понять, что не собирается этого делать. Хотя министры правительства наносили Ему официальные визиты, Бахаулла не воспользовался и этими случаями. Он говорил, что находится в Константинополе в качестве гостя султана, по его приглашению, и что Его интересы находятся в духовной и моральной сферах.
105.    Персидские политические эмигранты в Стамбуле, объединенные во враждебные друг другу группировки, вообще пользовались репутацией неуживчивых и невоспитанных людей. Много лет спустя персидский посол Мирза Хусейн Хан, вспоминая о службе в столице Оттоманской империи и сожалея о том ущербе, который жадность и вероломство его соотечественников нанесли репутации Персии в Константинополе, отдал неожиданно правдивую дань поведению Бахауллы, проявленному Им во время Своего недолгого пребывания в городе(70). Но в пору своего пребывания на посольском посту Мирза Хусейн Хан вместе со своими сотрудниками пользовался ситуацией, чтобы представить изгнанников коварными интриганами, выступающими против общественной безопасности и государственной религии. Под этим нажимом власти Оттоманской империи в конце концов решили переместить Бахауллу и Его семью в провинциальный Адрианополь (Эдирне). Переезд был совершен поспешно, в разгар исключительно холодной зимы. Размещенные в неприспособленном здании, плохо одетые, в условиях недостатка продуктов, изгнанники выдержали год великих страданий. Стало ясно, что, хотя им и не было предъявлено обвинения в преступлениях и лишенные возможности себя защитить, они были произвольно переведены в ранг государственных заключенных.
106.    С точки зрения религиозной истории последовательные изгнания Бахауллы содержат в себе поразительную символику. Впервые в истории Явитель Бога, Основатель независимой религиозной системы, которой вскоре предстояло распространиться по всей планете, пересек неширокую полосу воды, отделяющую Азию от Европы, и ступил на землю, именуемую "Западом". Все прочие великие религии зародились в Азии, и проповедь их Основателей ограничивалась этим континентом. Основываясь на том, что Божественный распорядок прошлого, в особенности, Авраама, Христа и Мухаммада, больше всего воздействовал на цивилизацию во время своего распространения в западном направлении, Бахаулла предсказал, что то же самое произойдет и в новую эпоху, но в гораздо более широком масштабе: “На Востоке Свет Его Откровения взошел; на Западе явились знамения Его владычества. Поразмыслите об этом в сердцах своих, о люди...”(71).
107.    Поэтому, быть может, и неудивительно, что Бахаулла избрал именно этот момент для того, чтобы широко провозгласить Свою миссию, понемногу приобретавшую последователей среди баби Среднего Востока. Провозглашение приобрело форму ряда воззваний, которые следует рассматривать в ряду самых замечательных документов религиозной истории. В них Явитель Бога обращается к "царям и правителям мира", объявляя им о восходе Дня Божия, указывая на неощутимые пока перемены, происходящие во всем мире и призывая их, в качестве доверенных Божиих и человеческих, подняться и начать служить процессу объединения человеческого рода. Монархи прошлого столетия пользовались почитанием со стороны масс своих подданных, их почти абсолютная власть давала им возможность, по словам Бахауллы, помочь установлению того, что Он назвал "Наивеликим Миром", - мирового порядка, характеризующегося единством и воодушевленного Божественной справедливостью.
108.    Лишь с большим трудом современный читатель может представить себе моральный и интеллектуальный мир, в котором существовали монархи прошлого. Из их биографий и переписки явствует, что, играя ведущую роль в духовной жизни наций и почитаемые своими народами также в качестве глав государственных религий, все они, за немногим исключением, были убеждены в непогрешимости истин Библии или, соответственно, Корана. Власть, которой они пользовались, они выводили непосредственно из божественного, в наивысшей степени убедительного для них авторитета этих Писаний. Они были помазанниками Божиими. Пророчества о "последних днях" или "Царствии Божием" были для них не мифом или аллегорией, но реальностью, на которой зиждился весь моральный распорядок и в силу которой им предстояло дать отчет о своем служении Богу.
109.    Письма Бахауллы направлены к этой ментальности:
110.    “О цари земли! Он, Кто есть владычный Господь, пришел. Царство принадлежит Богу, всемогущему Покровителю, Самосущному. ...Сие есть Откровение, с которым не сравнится все то, чем владеете, да узнаете о сем.
111.
    Остерегитесь, дабы гордость не отвратила вас от признания Источника Откровения, дабы вещи мира сего не оградили вас, подобно завесе, от Него, Кто есть Создатель небес... Праведностью Бога! Мы не желаем возложить рук Своих на ваши царства. Наша миссия - овладеть сердцами людей и владеть ими...”(72).
112.    “Знайте, что бедных доверил вам Бог. Остерегитесь, дабы не злоупотребить Его доверием. Несомненно, в день, когда установлены будут Весы Справедливости, призовут вас к ответу за то, что Он доверил вам, в день, когда всякому воздано будет, что следует ему, когда взвешены будут дела людей бедных и богатых.
113.
    Испытай Наше Дело, всмотрись в то, что Нам выпало и рассуди справедливо между Нами и врагами Нашими и будь среди тех, что по отношению к ближнему своему поступают беспристрастно. Если не остановишь руку угнетателя, если не сумеешь охранить права угнетенного, как можешь тогда возвышаться над людьми”(73).
114.    “Если не внимаете советам, которые ... открыли Мы в сей Грамоте, Божественная кара настигнет вас отовсюду, и приговор Его справедливости произнесен будет против вас. В тот день не будет у вас силы противостоять Ему, и узнаете свое бессилие...”(74).
115.
    Предвидение "Наивеликого Мира" не нашло отклика у правителей девятнадцатого столетия. Националистическое самовосхваление, империалистические тенденции превращали не только самодержцев, но также парламентариев, ученых, художников, журналистов, представителей основных религиозных организаций в рьяных пропагандистов идеи превосходства Запада. Многие реформаторы общества, даже самые искренние и идеалистические, скоро оказались в плену целого сонма новых идеологий, поднятых волной догматического материализма. На Востоке исламский мир, завороженный собственными притязаниями представлять собою все, что человечество когда-либо могло или должно было узнать о Боге и истине, постепенно погружался все глубже в невежество, летаргию и мрачную враждебность к человеческому роду, оказавшемуся неспособным признать его духовного превосходства.


Прибытие в Святую Землю

116.    После происшедшего в Багдаде кажется странным, что власти Оттоманской империи не предвидели последствий переселения Бахауллы в главный город другой провинции. В течение года после Своего приезда в Адрианополь Бахаулла привлек к Себе вначале интерес, а затем ревностное восхищение со стороны интеллектуалов и местной администрации. К ужасу персидских дипломатических представителей, среди наиболее преданных почитателей Бахауллы оказались Хуршид-Паша, губернатор провинции, и Шейх-уль-Ислам, глава суннитских богословов. В глазах местных властей и общества в целом Бахаулла был моральным философом, святым, и ценность Его учений находила отражение не только в Его собственной жизни, но и в том влиянии, которое они оказывали на паломников из Ирана, во множестве стекавшихся в этот отдаленный край Оттоманской империи, чтобы посетить Его(75).
117.    Это неожиданное развитие событий привело посла Персии и его сотрудников к убеждению о том, что превращение движения бахаи во влиятельную силу внутри соседней державы-соперницы - дело времени. В эти годы обветшавшая Оттоманская империя боролась против непрерывных нападений России, волнений среди подвластных империи народов и непрекращающихся попыток отчуждения в свою пользу отдельных турецких владений со стороны внешне дружественных Великобритании и Австро-Венгрии. Эта неустойчивая политическая обстановка в европейских владениях Турции давала послу основания требовать перевода изгнанников в еще более отдаленные места, где Бахаулла не мог бы больше сноситься с влиятельными лицами - ни с турецкими, ни с западными.
118.    Когда министр иностранных дел Турции Фуад-Паша вернулся из своей поездки в Адрианополь, его изумленный рассказ о репутации, которую Бахаулла приобрел в городе и его окрестностях, похоже, дал повод прислушаться к требованиям персидского посла. В сложившейся атмосфере правительство внезапно решило подвергнуть своего гостя строгому заключению. Без всякого предупреждения, однажды утром дом Бахауллы был окружен солдатами, и изгнанникам было приказано подготовиться для отбытия в неизвестном направлении.
119.    Место, избранное для окончательного заключения узников, оказалось мрачным городом-крепостью Акка на побережье Святой Земли. Известная в империи своим климатом и распространенностью там многих болезней, Акка служила в Оттоманской империи местом заключения опасных преступников, которые, как ожидалось, недолго проживут в этих условиях. Прибывшим в Акку в августе 1868 года Бахаулле, членам Его семьи и Его спутникам предстояло выдержать два года страданий и дурного обращения в стенах крепости, а затем оказаться под домашним арестом в расположенном неподалеку доме одного местного купца. В течение долгого времени суеверное местное население, настроенное публичными проповедями против "персидского бога", избегало контакта с изгнанниками, которых изобразили врагами общественного порядка, распространителями богохульных и аморальных идей. Некоторые из них умерли от лишений и условий, в которых оказались(76).
120.    Оглядываясь в прошлое, можно заметить немало иронии в том, что давление Его религиозных и светских противников, стремившихся ослабить Его духовное влияние, привело к тому, что местом заключения Бахауллы была избрана Святая Земля. Палестина, чтимая тремя великими монотеистическими религиями как пересечение миров Бога и человека, занимала тогда, как и в течение предшествовавших тысячелетий, уникальное место в человеческих предвосхищениях. Всего за несколько дней до прибытия Бахауллы лидеры движения германских храмовников отправились из Европы к подножью горы Кармел, чтобы основать там колонию и ожидать прихода Христа, чье появление они считали неминуемым. На дверях некоторых из построенных ими домов, фасады которых обращены через море в сторону темницы Бахауллы в Акке, и теперь можно видеть вырезанные надписи "Der Herr ist nahe" ("Бог близок")(77).
121.    В Акке Бахаулла продолжал диктовать начатые в Адрианополе послания отдельным правителям. Некоторые из них содержали предупреждения о Божией каре за небрежение и злоупотребления, предупреждения, драматическое исполнение которых вскоре возбудило напряженные публичные дискуссии на всем Ближнем Востоке. Так, менее чем через два месяца после прибытия Бахауллы в город-крепость, Фуад-Паша, министр иностранных дел Турецкой империи, чьи превратные действия способствовали ускорению ссылки Бахауллы, был внезапно смещен с поста и умер во Франции от сердечного приступа. Перед смертью он предсказал целую цепь бедствий - скорое смещение своего коллеги, премьер-министра Турции Али-Паши, свержение и смерть султана, потерю Турцией своих европейских владений.(78)
122.    В письме к императору Наполеону III говорилось, что неискренность и злоупотребление властью с его стороны приведут к тому, что “...королевство будет охвачено смутой, и империя уйдет из твоих рук, как наказание за то, что ы содеял... Возгордился ли ты своею пышностью? Жизнию Моей! Она не долго продлится...”(79). О разрушительной франко-прусской войне, которая разразилась менее, чем через год после этого заявления, и о свержении Наполеона III Алистер Хорн, современный исследователь политической истории Франции прошлого столетия пишет:
123.    “Наверное, история не знает более разительного примера того, что греки называли перипатейя, то есть, роковое падение с гордых высот. Новой истории безусловно неизвестны случаи, когда бы нация, столь очевидно великая и изобилующая материальным достатком, была подвергнута более глубокому унижению за столь короткое время”(80).
124.
    Всего за несколько месяцев до того, как неожиданные события в Европе привели к вторжению Папского государства и к аннексии Рима Итальянским королевством, в Своем воззвании к Папе Пию IX Бахаулла призывал первосвященника: “Оставь свое королевство королям и поднимись над своим обиталищем, к Царству лицо свое обратив... Воистину, пришел день сбора урожая, и все вещи отделены одна от другой. Он собрал в сосуды справедливости то, что избрал Он, и бросил в огонь то, что предназначено огню...”(81)
125.    В особенности мрачными был отрывок из Писаний того же периода, в котором описывались более отдаленные события в Германии. Прусский король Вильгельм I, чье правительство произвольно развязало войну, приведшую к сокрушительному поражению Франции и созданию новой "Германской империи", был предупрежден следующими словами:
126.    “О берега Рейна! Мы видели вас в крови, и обращены были против вас мечи возмездия, но будет у вас и новый черед. И плач Берлина слышен Нам, несмотря на явность нынешней славы его”(82).
127.
    Разительно отличается от этого тон двух других воззваний - к королеве Виктории(83) и к "правителям Америки и президентам ее республик". В первом из них содержится похвала отмене рабства в Британской империи и воздается должное принципу представительного правления. Второе, открывающееся провозглашением Дня Божия, оканчивается призывом, почти приказом, не имеющим ничего себе подобного в других посланиях: “Руками справедливости связывайте разбитое и разите процветающего угнетателя жезлом заповедей Господа вашего, Повелителя, Всемудрого “(84).


Религия как свет и тьма

128.    Бахаулла сурово осуждает препятствия, которые на протяжении веков религиозные организации воздвигали между людьми и Откровениями Божиими. Божественному процессу, цели которого во все времена были духовными и моральными, то и дело навязывались догмы, почерпнутые из народного суеверия и развитые превратно употребленным интеллектом. Законы социального взаимодействия, открытые в целях сплочения общинной жизни, были сделаны основой для построения тайных учений и ритуалов, ставших бременем для народа, чьему благу они были призваны служить. Даже интеллект, главное орудие человеческого рода, был произвольно ограничиваем, что в конце концов привело к прекращению диалога между верой и наукой, от которого зависит цивилизованная жизнь.
129.    Последствие этих печальных событий - низкий престиж, которым религия стала пользоваться во всем мире. Хуже того, религиозные организации стали сами одной из самых злостных причин ненависти и войн среди народов мира. “Религиозный фанатизм и ненависть, - предупреждал столетие тому назад Бахаулла, - огонь, пожирающий мир, и ярости его никому не укротить. Рука Божественной мощи одна лишь может освободить человечество от этого отчаянного бедствия”(85).
130.    Ответственными за эту трагедию, говорит Бахаулла, Бог сочтет религиозных лидеров человечества, которые на протяжении всей истории, как предполагалось, говорили от имени Бога. Их старания сделать Слово Божие своим личным владением, его возглашение - средством для собственного возвеличения стали одним из главных препятствий, с которыми человечеству пришлось бороться в ходе развития цивилизации. Ради достижения своих целей многие из них не останавливались поднимать руку на Посланников Бога при Их явлении:
131.    “Лидеры религий во все века препятствовали достижению своими народами берегов вечного спасения, мощной хваткой удерживая бразды духовного правления. Некоторые ради удовольствия власти, иные по недостатку знания и разумения, служили причиной народных лишений. По их санкции и их властью каждый Пророк Бога испил из чаши самопожертвования...”(86).
132.
    Обращаясь к духовенству всех религий, Бахаулла предупреждает об ответственности, которую они столь безответственно приняли на себя в ходе истории:
133.    “Вы подобны роднику. Если он переменится, изменят течение и потоки, из него струящиеся. Бойтесь Бога, и да причислены будете к благочестивым. Подобным образом, если сердце человека испорчено, таковы же и члены тела его. И так же, если испорчен корень дерева, то и ветви его, и почки, и листья, и плоды - испорчены также”(87).
134.
    Эти утверждения, сделанные в пору, когда религиозная ортодоксия была одной из важнейших сил в мире, означали, что эта власть фактически пришла к своему концу и что каста церковников не имеет социальной роли в будущей истории мира: “О собрание духовников! Впредь не удержите власти своей...”(88). Одному из наиболее мстительных Своих оппонентов из мусульманского духовенства Бахаулла сказал: “Ты подобен последнему отсвету солнца на вершине горы. Скоро потухнет он, как повелено Богом, Всевладетельным, Наивысшим. Отнята слава твоя и подобных тебе...”(89).
135.    В этих обращениях речь идет не об организованной религиозной деятельности, как таковой, но о злоупотреблениях ее возможностями. Бахаулла воздает щедрую похвалу в оценке не только того великого вклада, который организованная религия внесла в дело цивилизации, но и блага, которое мир почерпнул из жертвенности и любви к человечеству, которыми характеризовались священники и духовные лица всех религий:
136.    “Те духовные, что украшены подлинным узором знания и благонравием, воистину подобны главе для тела человечества и глазам народов...”(90).
137.
    С другой стороны, всем людям, верующим и неверующим, духовным лицам и светским, предстоит познать последствия наблюдаемого во всем мире всеобщего упадка религиозного импульса. В атмосфере преобладавшего в прошлом веке отчуждения человечества от Бога нарушилось важнейшее соотношение, от которого зависит сама ткань моральной жизни. Повсеместно деградировали также естественные способности рациональной души, жизненно важные для развития и поддержания человеческих ценностей:
138.    “Жизненность человеческой веры в Бога угасает во всех краях; лишь Его целительное средство может ее восстановить. Ржавчина безбожия въедается в самое сердце человеческого общества; что, кроме Эликсира Его могущественного Откровения, может его воскресить и очистить?.. Лишь Слово Божие наделено мощью, потребной для столь великих и всеохватных перемен”(91).


Всеобщий мир

139.    Предупреждения и воззвания Бахауллы того периода приобретают чрезвычайную остроту в свете исторических событий, происшедших с той поры:
140.    “О вы, избранные представители народов в каждой стране!.. Взирайте на мир, как на человеческое тело, что, здоровое и совершенное при рождении своем, было, по разным причинам, поражено серьезными расстройствами и недугами. Ни на один день не было ему покоя, нет, болезнь досаждала все сильнее, ибо пользовали его невежественные лекари, что давали полную волю своим собственным желаниям и горестно ошибались...
141.
    Такое наблюдаем Мы ныне, по милости правителей, столь опьяненных гордостью, что неспособны ясно распознать своих же выгод, тем более признать Откровение, столь поразительное и зовущее, как сие...”(92).
142.    “Сей есть День, когда земля сообщит свою весть. Пособники несправедливости - бремя ее, да сможете сие постичь...”(93).
143.
    “Все люди созданы, чтобы двигать вперед вечно развивающуюся цивилизацию. Всемогущий свидетелем Мне: вести себя подобно зверям в поле недостойно человека. Добродетели, подобающие его достоинству, - снисходительность, милость, сострадание и нежная забота по отношению ко всем народам и племенам земли...”(94).
144.
    “Новая жизнь возбуждена в этот век во всех народах земли; все же никто не открыл ее первопричины и не постиг ее мотива. Посмотри на народы Запада. Будь свидетелем многочисленных жертв, ими принесенных и приносимых в погоне за тщетным и банальным, ради установления его и расцвета...”(95).
145.
    “Во всем желательна умеренность. Доведенная до крайней меры, всякая вещь станет источником зла... Странное и удивительное существует на земле, но оно сокрыто от ума и разумения людей. Оно способно изменить всю атмосферу земли и заражение им было бы смертельным...”(96).
146.
    В последних Писаниях, включая адресованные всему человечеству, Бахаулла призывает ускорить принятие шагов к тому, что Он называл "Великим Миром". Эти шаги, говорил Он, смягчат страдания и смуты, предстоящие человеческому роду на его пути к Откровению Божию и к установлению, его посредством, Наивеликого Мира:
147.    “Должно настать время, когда во всем мире будет осознана насущная потребность созвать обширное, всеохватное собрание людей. Правителям и царям земли придется присутствовать на нем и, участвуя в его обсуждениях, рассматривать такие пути и средства, которые заложат основы Великого Мира в мире людей. Такой мир потребует от Великих Держав решить, ради спокойствия народов земли, прийти между собой к совершенному миру. Если какой-либо король поднимет оружие против другого, все сообща встанут и помешают ему. Если это будет сделано, народам мира не нужно будет больше никаких вооружений, кроме как для поддержания безопасности своих государств и поддержания внутреннего порядка в пределах своих территорий... Близок день, когда все народы земли примут один всеобщий язык и одно письмо. Когда это будет достигнуто, в какой бы город человек не отправился, это будет как если бы он пришел к себе домой... Тот, воистину, человек, кто сегодня всецело посвящает себя служению всему человеческому роду... Не тому следует гордиться, кто любит свою страну, но тому, кто любит весь мир. Земля - одна страна, и человечество - ее граждане”(97).


"Не по собственному желанию Моему..."

148.    В Послании к Шаху Насириддину, правителю Персии, нет упоминания о заключении Бахауллы в Сиях-Чаль и о других несправедливостях, которые Ему пришлось вытерпеть, находясь в руках шаха. Бахаулла ведет речь о Своей роли в Божественном Плане:
149.    “Я был человеком, подобным другим, спящим на ложе моем, когда вдруг ветры Всеславного подхватили меня и научили знанию всего, что было. Сие не от Меня, но от Того, кто Всемогущ и Всезнающ. И Он повелел мне возвысить глас мой между небом и землей, и ради сего досталось мне то, от чего текут слезы по щекам мужей разумения. Наук, имеющих хождение среди людей, Я не изучал; в их школы не входил. Разузнай в городе, где Я жил, и да уверишься в том, что Я - не из говорящих ложное”(98).
150.
    Не по Своей инициативе начал он миссию, которой посвятил всю Свою жизнь, миссию, стоившую Ему жизни любимого младшего сына(99), всего имущества, подорвавшую Его здоровье и принесшую заключение, изгнание, страдания. "Не по собственному желанию Моему...", - по Его словам, вступил Он на этот путь:
151.    “Думаете ли, о люди, что Я держу в Своих руках бразды верховной Воли и Намерения? ... Когда бы конечное предназначение Божией Веры было в Моих руках, Я бы никогда не согласился, хотя бы и на мгновение, явиться вам и не позволил бы даже слову сойти с Моих уст. Сему Сам Бог, воистину, свидетель”(100).
152.
    Беспрекословно подчинившись велению Бога, Он не сомневался и в той роли, которую Ему суждено было сыграть в человеческой истории. Явитель Бога в эпоху свершения, Он был тем Обетованным, о котором говорили Писания прошлого, "Желанным народов", "Царем Славы". Он - "Царь сонмов" для иудеев, Христос, вернувшийся во славе Отца для христиан, для мусульман - "Великое провозглашение", для буддистов - Будда Майтрейя, новое воплощение Кришны для индуистов и пришедший Шах Бахрам для зороастрийцев(101).
153.    Подобно Явителям Бога до Него, Он одновременно и Глас Божий, и его русло среди людей: “Когда сосредоточиваюсь, о Мой Боже, на отношении, связывающем Меня с Тобой, мне хочется воскликнуть всем сотворенным: "Воистину, Я есмь Бог"; когда же смотрю на себя самого, Мне кажется, что Я грубей глины!”(102)
154.    “Некоторые из вас, - говорит Он, - сказали: 'Вот Он, Кто объявил Себя Богом'. Во имя Божие! Это явная клевета. Я лишь слуга Божий, уверовавший в Него и в Его знамения... Мой язык, Мое сердце, Мое внешнее и внутреннее существо свидетельствуют, что нет Бога, кроме Него, что все созданы были Его велением и скроены вершением Его Воли... Я - Распространитель милостей, которыми Бог, в щедрости Своей, Меня оделил. Если в этом прегрешение Мое, Я воистину первый из грешников...”(103).
155.
    Бахаулла в Своих Писаниях пользуется многочисленными метафорами, цель которых - попытаться выразить парадокс, находящийся в центре феномена Явителя Воли Божией:
156.    “Я - царский Сокол в руке Всемогущего. Я раскрываю поникшие крылья всякой сломленной птицы и устремляю ее в полет”(104).
157.
    “Сие - лишь лист, затронутый ветром воли Господа твоего, Всемогущего, Всехвального. Может ли он оставаться спокойным, когда бушует буря? Нет, во Имя Того, Кто есть Господь всех Имен и Присущностей! Она несет их, куда хочет...”(105)


Завет Бога с человечеством

158.    В июне 1877 года Бахаулла наконец получил возможность покинуть крепость-тюрьму Акки и перебраться с семьей в "Мазраи", небольшое поместье в нескольких километрах к северу от города(106). Как было предсказано в Послании к турецкому правительству, султан Абдул-Азиз был свергнут и убит в ходе дворцового переворота, и в замкнутом пространстве Оттоманской имперской системы повеяло ветрами политических перемен. После двух лет пребывания в Мазраи Бахаулла перебрался в "Бахджи", большой особняк в окружении садов, снятый Его сыном Абдул-Баха для Него и других членов Его увеличившейся семьи(107). Оставшиеся двенадцать лет жизни Он посвятил Писаниям по широкому кругу вопросов духовного и общественного цикла и приему потока паломников-бахаи, с большими трудами добиравшихся из Персии и других стран.
159.    На Ближнем и Среднем Востоке среди принявших Его послание стало формироваться ядро общинной жизни. Для их руководства Бахаулла открыл систему законов и наставлений, предназначенных для придания практического эффекта принципам, содержащимся в Его Писаниях(108). В этой системе властью наделяются Духовные Собрания, демократически избранные всей общиной, принимаются меры, препятствующие возникновению клерикальной элиты, закладываются принципы консультации и группового принятия решений.
160.    В сердце этой системы лежит то, что Бахаулла назвал "новым Заветом" между Богом и человечеством. Отличительная черта эпохи взросления человечества состоит в том, что впервые в своей истории человеческий род подходит к осознанию, пусть и смутному, своего собственного единства и того, что земля - единая родина. Это пробуждение открывает путь для новых взаимоотношений между Богом и человечеством. По мере того, как народы мира будут постигать духовный авторитет Явителя Божия для нынешней эпохи, говорит Бахаулла, они будут обнаруживать в себе такой прилив моральных сил, какого человеческие усилия не сумели создать. Из этих взаимоотношений возникнет “новая раса людей”(109), и начнется работа по возведению всемирной цивилизации. Миссия общины бахаи состоит в том, чтобы показать действенность этого Завета для лечения болезней, разделяющих человеческий род.
161.    Бахаулла скончался 29 мая 1892 года на 75-м году жизни. В это время Дело, доверенное Ему сорок лет назад во мраке тегеранской Черной Ямы, было накануне своего выхода из исламского мира, где оно впервые сформировалось, чтобы охватить сначала Америку и Европу, а затем - весь мир. Таким образом оно само по себе становилось доказательством обещания нового Завета между Богом и человечеством. Ибо единственной из независимых мировых религий, Вере бахаи и ее общине суждено было пройти, в целостности и не поддавшись извечному недугу раскола и фракционирования, критическое первое столетие существования. Этот опыт - убедительный довод в пользу данного Бахауллой заверения о том, что человеческий род, во всем его разнообразии, должен научиться жить и работать, как один народ в своей общей всемирной родине.
162.    Всего за два года до кончины Бахауллы Его посетил в Бахджи один из тех немногих людей с Запада, которые с Ним встречались, и единственный из оставивших письменный отчет о своих впечатлениях. Этим посетителем был Эдвард Гранвиль Браун, молодой начинающий востоковед из Кембриджского университета, внимание которого было первоначально направлено на драматическую историю Баба и его героических последователей. О своей встрече с Бахауллой Браун написал:
163.    “В углу, там, где диван упирался в стену, сидел пречудесный и почтенный человек... Лицо Его, на которое я смотрел, я не забуду никогда, хоть я и не смогу его описать. Эти пронзительные глаза, казалось, читали самую вашу душу; власть и могущество были на этих широких бровях; глубокие морщины на лбу и на лице свидетельствовали о возрасте; с ними, казалось, спорил матово-черный цвет Его волос и бороды, стекавшей роскошным потоком почти до пояса. Не было нужды спрашивать, в чьем присутствии я нахожусь; я низко поклонился Ему, Кому завидовали короли, по Чьей славе вотще вздыхали императоры. Мягкий голос с достоинством пригласил меня сесть и продолжил: "Хвала Богу за то, что ты добрался сюда!.. Ты пришел навестить изгнанника и узника... Мы желаем миру лишь добра и счастья для народов; хотя Нас называют возмутителем спокойствия, подстрекателем беспорядков, достойным уз и изгнания... В том, что все народы должны стать одним народом, а все люди - братьями, что узы привязанности между сынами человеческими должны стать прочнее; в том, что следует покончить с разрозненностью религий и аннулировать неравноправие рас - что в этом опасного? А так и будет - эти бесполезные разногласия, эти разрушительные войны уйдут в прошлое, и настанет "Наивеликий Мир"...”(110).


Примечания

 

1       Бахаулла (("Слава Бога"), Хусейн Али Нури. Авторитетная работа о миссии Баба и Бахаулла - Shoghi Effendi. God Passes By. Wilmette, Ill.: Baha'i Publishing Trust, 1987. Биографический очерк - Hasan Balyuzi. Baha'u'llah: The King of Glory. Oxford: George Ronald, 1980. Писания Бахауллы подробно рассмотрены в четырех томах Adib Taherzadeh. The Revelation of Baha'u'llah. Oxford: George Ronald, 1975.)
2       Британская энциклопедия (Britannica Yearbook, 1988) указывает, что, хотя община бахаи насчитывает всего около пяти миллионов членов, Вера уже стала второй в мире по распространенности на земле, после христианства. На сегодняшний день насчитывается 155 Национальных Духовных Собраний в большинстве независимых государств и колоний мира и более 17000 Местных Духовных Собраний. По оценкам, в Вере бахаи представлено 2112 национальностей и национальных групп.
3       Arnold Toynbee. A Study of History. London: Oxford, 1954, vol. 8, p. 117.
4       Баб (по-арабски "Врата") родился в Ширазе 20 октября 1819 года и был наречен именем Сейид Али Мухаммад.
5       Места в Писаниях Баба, где говорится о пришествии "Того, Кого откроет Бог", включают в себя скрытые упоминания "года Девять" и "года Девятнадцать" (то есть приблизительно 1852 и 1863, если считать в лунных годах с момента объявления Бабом Своей миссии в 1844 году). В нескольких случаях Баб также указывал некоторым из Своих последователей, что они должны будут распознать "Того, Кого откроет Бог" и служить Ему.
6       В мечетях и публичных местах провозглашение Баба было возвещено Его воодушевленными последователями, многие из которых были молодыми студентами духовных семинарий. Ответом мусульманского духовенства было подстрекательство толпы к насилию. К несчастью, эти события совпали со смертью Мухаммад-Шаха и с борьбой вокруг престолонаследия. Лидеры политической группы, стоявшей за несовершеннолетним монархом Насриддин-Шахом, направили армию против баби. Последние, будучи воспитанными в мусульманской традиции и полагая, что имеют право на самооборону, заперлись в построенных ими укреплениях и выдержали долгие кровавые приступы. Когда, наконец, они потерпели поражение, а Баб был казнен, двое молодых неуравновешенных баби, встретив шаха, совершили на него плохо подготовленное покушение. Именно это событие послужило предлогом для самых широких из массовых убийств баби, которые вызвали протесты западных дипломатов. Описание этого периода содержится в книге W. Hatcher, D. Martin. The Baha'i Faith: The Emerging Global Religion. San Francisco: Harper and Row, 1985, p. 6-32.
7       Описание этих событий содержится в God Passes By, главы I - V. Интерес к движению баби в западных странах был вызван главным образом благодаря публикации в 1865 году книги Гобино: Joseph Arthur Comte de Gobineau. Les religions et les philosophies dans l'Asie centrale. Paris: Didier, 1865.
8       Baha'u'llah. Epistle to the Son of the Wolf. Wilmette: Baha'i Publishing Trust, 1979, p. 20-21.
9       Некоторые западные дипломаты и военные наблюдатели оставили душераздирающие отчеты о том, что они наблюдали. Иранским властям по этому поводу было направлено несколько формальных протестов. См. об этом в книге: Moojan Momen. The Babi and Baha'i Religions, 1844-1944. Oxford: George Ronald, 1981.
10      Epistle, p. 21.
11      Epistle, p. 22.
12      В Персии имели место явные опасения насчет намерений британского и русского правительств, каждое из которых в течение долгого времени вмешивалось в дела Ирана.
13      Средоточием этих проблем стал Мирза Яхья, младший брат Бахауллы по отцу. Еще молодым Яхья был назначен Бабом в качестве номинального главы общины, под руководством Бахауллы и до прихода "Того, Кого откроет Бог". Подпав под влияние бывшего мусульманского богослова Сейида Мухаммада Исфагани, Яхья постепенно отстранялся от своего брата. Его недовольство, не выражаемое открыто, проявлялось скорее в закулисной агитации, оказавшей разрушительное действие на и без того низкое моральное состояние изгнанников. В конце концов Яхья не принял декларации Бахауллы и не принял никакого участия в развитии Веры бахаи, этой декларацией начавшемся.
14      Baha'u'llah. The Book of Certitude. Wilmette: Baha'i Publishing Trust, 1985, p. 251.
15      Baha'u'llah. The Hidden Words of Baha'u'llah. Wilmette: Baha'i Publishing Trust, 1985, p. 3-4; 6; 12. Везде, где из контекста не следует явно иное, словом человек обозначается человечество.
16      Certitude, p. 3-4; 195-200.
17      Цит по: God Passes By, p. 137.
18      Высказывание Зейнул-Абиддин-хана цитируется по God Passes By, p. 135.
19      См. сноску 68.
20      God Passes By, p. 153. После 1863 года слово бахаи стало постепенно заменять собой слово баби, обозначая тем самым факт появления совершенно новой религии.
21      Цит по: Shoghi Effendi. The Advent of Divine Justice. Wilmette: Baha'i Publishing Trust, 1984, p. 77.
22      Baha'u'llah. Gleanings from the Writings of Baha'u'llah. Wilmette, Ill: Baha'i Publishing Trust, 1983, p. 10-11.
23      Gleanings, p. 297.
24      Gleanings, p. 334.
25      Gleanings, p. 8.
26      Gleanings, p. 8.
27      Эти два высказывания Бахауллы цитируются, соответственно, по словам Абдул-Баха, приведенным в книге J. E. Esslemont. Baha'u'llah and the New Era. Wilmette, Ill.: Baha'i Publishing Trust, 1987, p. 170, а также по Baha'u'llah. Tablets of Baha'u'llah revealed After the Kitab-i-Aqdas. Haifa: Baha'i World Centre, 1982, p. 22-23.
28      Эти события описаны в God Passes By, p. 127-157.
29      Gleanings, p. 4-5.
30      Certitude, p. 98.
31      Certitude, p. 99.
32      Certitude, p. 99-100.
33      Certitude, p. 103-104.
34      Gleanings, p. 59.
35      Gleanings, p. 66-67.
36      Gleanings, p. 65-66.
37      Цит. по: Advent, p. 79.
38      Gleanings, p. 136.
39      Gleanings, p. 80.
40      Gleanings, p. 164.
41      Gleanings, p. 329.
42 Детальное изложение по этому поводу содержится в `Abdu'l-Baha. Some Answered Questions. Wilmette, Ill.: Baha'i Publishing Trust, 1970, p. 163-201.
43      Примеры можно найти в словах Христа, в частности, "...что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог." (Мф 19-17); "Я и Отец - одно" (Ин 10-30).
44      Gleanings, p. 177-179.
45      Gleanings, p. 54-55.
46      Gleanings, p. 56.
47      Ин 1:10.
48      Gleanings, p. 141-142.
49      Цит. по: Shoghi Effendi. The World Order of Baha'u'llah. Wilmette, Ill.: Baha'i Publishing Trust, 1982, p. 117.
50      Gleanings, p. 74. В Писаниях бахаи имя Адам употребляется символически и имеет двоякое значение. С одной стороны, оно олицетворяет возникновение человеческого рода, с другой - обозначает первого из Явителей Бога.
51      Gleanings, p. 213.
52      Gleanings, p. 151.
53      См. Baha'u'llah. The Seven Valleys and The Four Valleys. Wilmette, Ill.: Baha'i Publishing Trust, 1986, p. 6-7. Есть русский перевод: Бахаулла. Семь Долин. Hofheim-Langenhain: Baha'i-Verlag, 1991, c. 18. "Ведь хотя покажется мудрому постыдным искать Господа Господ во прахе, сие служит признаком горячего рвения в поисках."
54      World Order, p. 116.
55      Семь Долин, с. 13.
56      Gleanings, p. 214.
57      Gleanings, p. 286.
58      Gleanings, p. 4-5.
59      Ин 10:16.
60      Подробности об отношении учений Бахауллы к процессу созревания человеческого рода см. в World Order, p. 162-163; 202.
61      Gleanings, p. 217.
62      Tablets, p. 164.
63      Gleanings, p. 95.
64      Tablets, p. 164.
65      Gleanings, p. 6-7.
66      Tablets, p. 66-67.
67      Women: A Compilation. Toronto: Baha'i Publishing Trust, 1986, p. 26.
68      Совокупность необычных обстоятельств заставила верховные власти в Константинополе благоволить Бахаулле и не поддаваться давлению со стороны персидского правительства. Губернатор Багдада, Намиг-Паша, написал в столицу восторженный отчет о характере высокопоставленного персидского изгнанника и о том влиянии, которое Он оказывал. Султан Абдул-Азиз нашел этот отчет заслуживающим пристального внимания, поскольку, хотя он и был калифом суннитского ислама, он считал себя мистическим искателем. С другой стороны, не менее важной была и реакция его главного министра, Али-Паши, будущего реформатора турецкой административной системы. Али-Паша, знаток персидского языка и литературы, проявил к Бахаулле совершенную симпатию. Нет сомнения в том, что именно благодаря этому сочетанию симпатии и интереса к Бахаулле Он не был сослан в отдаленную провинцию, как того требовали власти Ирана, а был приглашен в столицу империи.
69      Полный текст доклада австро-венгерского посла графа фон Прокеш-Остен, содержится в письме графу Гобино от 10 января 1886 года (см. Babi and Baha'i Religions, с. 186-187).
70      Revelation, vol. 2, p. 399.
71      Tablets, p. 13.
72      Gleanings, p. 210-212.
73      Gleanings, p. 252.
74      Gleanings, p. 252.
75      Описание этих событий см. в: Revelation, vol. 3, в особенности с. 296, 331.
76      Описание этих событий см. в: God Passes By, p. 180-189.
77      В пятидесятых годах прошлого века два германских религиозных деятеля, Кристоф Гоффманн и Георг Давид Хардегг, основали "Общество Храмовников", целью которого было устройство в Святой Земле одной или нескольких колоний, с тем, чтобы те готовили дорогу Христу по Его возвращении на землю. Отправившись из Германии 6 августа 1868 года, первая группа храмовников прибыла в Хайфу 30 октября, через два месяца после того, как туда был доставлен Бахаулла.
78      Описание несчастий, доставшихся на долю европейской части Турции в русско-турецкой войне 1877-1878 года см. в King of Glory, Приложение III, c. 460-462.
79      Epistle, p. 51.
80      Alistair Horne. The Fall of Paris. London: Macmillan, 1965, p. 34.
81      Цит. по: Shoghi Effendi. The Promissed Day Is Come. Wilmette, Ill.: Baha'i Publishing Trust, 1980, p. 32-33.
82      Цит. по: Promised Day, p. 37.
83      Цит. по: Promised Day, p. 35.
84      Цит. по: Shoghi Effendi. Citadel of Faith: Messages to America 1947-1957. Wilmette, Ill.: Baha'i Publishing Trust, 1980, p. 18-19.
85      Epistle, p. 14.
86      Certitude, p. 15.
87      Цит. по: Promised Day, p. 83.
88      Цит. по: Promised Day, p. 81.
89      Epistle, p. 99.
90      Цит. по: Promised Day, p. 110-111.
91      Gleanings, p. 200.
92      Gleanings, p. 254-255.
93      Gleanings, p. 40.
94      Gleanings, p. 215.
95      Gleanings, p. 196.
96      Tablets, p. 69.
97      Tablets, p. 165-167.
98      Epistle, p. 11. Фраза "Не по собственному желанию Моему" находится в этом же абзаце непосредственно перед процитированным отрывком.
99      Сын Бахауллы, Мирза Михди погиб в возрасте двадцати двух лет, выпав из окна в результате несчастного случая, произошедшего вследствие условий содержания заключенных.
100     Gleanings, p. 91.
101     God Passes By, p. 94-96.
102     World Order, p. 113.
103     Gleanings, p. 228.
104     Tablets, p. 169.
105     Epistle, p. 11-12.
106     Хотя указ султана Абдул-Азиза никогда не был формально отменен, ответственные исполнительные власти решили рассматривать его как потерявший силу. Поэтому они решили, что Бахаулла, если хочет, может поселиться за пределами городских стен.
107     Этот особняк, построенный богатым купцом из Акки, христианином-арабом, был впоследствии покинут из-за вспышки чумы. Здание было сначала снято, а потом, через несколько лет после кончины Бахауллы, приобретено общиной бахаи. Могила Бахауллы находится в Его Святилище в садах Бахджи и сейчас стала для бахаи центральной точкой паломничества.
108     Краткое изложение этих указаний приводится в World Order, с. 143-157, а также в книге: Shoghi Effendi. Principles of Baha'i Administration. London: Baha'i Publishing Trust, 1973. Полное аннотированное издание английского перевода центрального документа Писаний Бахауллы, книги Китаб-и-Агдас ("Наисвященная Книга") выпускается одновременно со столетием со дня кончины Бахауллы в 1992 году.
109     Advent, p. 16.
110     Edward G. Browne. A Traveller's Narrative. New York: Baha'i Publishing Committee, 1930, p. XXXIX-XI. 

 

Тираж 12 500 экз.? (см. ЭБ выпуск №6 (2, 149))

Фактически напечатанный текст может отличаться от приведенного здесь.

 A Statement on Bahá'u'lláh - английский текст


Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи www.bahai-library.com/russian/  (скачано: июнь 2008)

 

Из Писаний Бахауллы см.:

Бахаулла. Крупицы из Писаний Бахауллы.– СПб.: Единение, 1994. – 212 с.

Бахаулла. Крупицы из Писаний. 2-е изд. испр. Пер. с англ. – М.: ЦРО "Община последователей Веры Бахаи в России", 2009. – 256 с.

Бахаулла. Семь долин и четыре долины. Пер.с англ. – СПб.: Единение, 1996. – 59 с.

Бахаулла. Китаб-и-Агдас / Духовное Собрание Бахаи России. – СПб.: Единение, 1998. – 375 с.

Бахаулла. Скрижали, явленные после Китаб-и-Агдас / Духовное Собрание Бахаи России; Пер. с англ. – СПб.: Единение, 2004. – 240 с.

Бахаулла. Сокровенные слова [Текст] : [перевод с английского] / Централизованная религиозная организация «Община последователей веры Бахаи в России» — Изд. 3-е, испр. — Москва: Новелла, 2014. — 77 с.; 14 см.

Бахаулла. Китаб-и-Иган / Духовное Собрание Бахаи России – СПб.: Единение, 2000. – 213 c.

 

Также смотрите другое издание: Баха-Улла. / Пер. на русс. Московская община бахаи, 1992. – СПб. - 62 с.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Напишите нам!

Курсы Института Рухи

1 книга Института Рухи3 книга Института Рухи3 книга Института Рухи4 книга Института Рухи5 книга Института Рухи6 книга Института Рухи7 книга Института Рухи8 книга Института Рухи9 книга Института Рухи10 книга Института Рухи

Приглашаем принять участие!

bahai administrationГотовим к изданию на русском языке книгу Шоги Эффенди «Администрация бахаи».

Читайте подробности. Участвуйте!

Рекомендуйте друзьям

Дома Поклонения Бахаи

Стать бахаи

facebook page

BahaiArc — хорошая площадка, чтобы поделиться вашими переводами текстов бахаи. Присылайте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.