Home

Коллекции

База знаний

МСБ

СНМБ

BahaiArc

Вера Бахаи

Блог

Home

Шоги Эффенди полагал, что среди всех книг бахаи, за исключением Китаб-и-Агдас, Наисвятой книги Бахауллы, ни одна не может сравниться с Китаб-и-Иган[i]. Считается, что именно Китаб-и-Иган является завершением незаконченного текста Персидского Байяна – самой священной книги Законоцарствия Баби.

Обложка русскоязычного издания Китаб-и-ИганБахаулла явил «Книгу Несомненности» в 1861 году всего за двое суток отвечая на вопросы, заданные ему Хаджи Мирзой Сейидом Мухаммадом, старшим дядей Баба по материнской линии. Именно поэтому вначале Иган была известна среди бахаи под названием Рисалий-и-Хал («Послание дяде»). Этим объясняется и частое обращение в ней к собеседнику.

Текст вопросов, представленных Бахаулле Хаджи Мирзой Сейидом Мухаммадом, сохранился среди бумаг семьи дяди Баба и в обобщенном виде выглядит следующим образом:

  1. День Воскресения. Произойдет ли воскресение в телесном обличии? В мире изобилует несправедливость. Как будет воздано праведникам, и как будет наказана несправедливость?
  2. Двенадцатый Имам родился и продолжает жить. Соответствующие традиции поддерживают веру в это. Как это можно объяснить?
  3. Толкование священных текстов. Не похоже, чтобы это Дело соответствовало верованиям, существовавшим на протяжении многих лет. Нельзя не учитывать буквальный смысл святых текстов и священного писания. Как это можно объяснить?
  4. Согласно некоторым преданиям, происходящих от Имамов, с появлением Каима должны произойти определенные события. Некоторые из них перечислены. Но ни одно из них не произошло. Как это можно объяснить?[ii]

Хотя Китаб-и-Иган посвящена обоснованию истинности пророческой миссии Баба, она, тем не менее, охватывает круг вопросов, простирающихся гораздо шире одного Откровения. В ней раскрывается природа пророческих Откровений; положение, миссия и функция Пророков, их отношение к Богу и взаимоотношения между собой; причина и характер смены Пророков друг другом (Поступательное Откровение); «возвращение» пророков, рай и адский огонь, Божий гнев, Царство Мессии, жизнь и смерть, неизбежность сопротивления богословов и духовенства новой религии и др.[iii]

Написанный оригинал Китаб-и-Иган, полученный Хаджи Мирзой Сейидом Мухаммадом, был выполнен рукою Абдул-Баха, которому в то время было всего 16 лет, и который тогда, среди прочего, служил своему возлюбленному Отцу в качестве секретаря.

Много лет оригинал Китаб-и-Иган находился в семье Хаджи Мирзы Сейида Мухаммада, пока не был отправлен Шоги Эффенди, чтобы быть помещенным в Международном архиве бахаи на Святой Земле. Рассказ об обнаружении и передачи оригинала этой рукописи составляет еще одну увлекательную главу в истории этой выдающейся книги.

В 1948 году, когда Десница Дела Божьего Таразулла Самандари был в Ширазе, Фатимих Ханум-и-Афнан, правнучка Хаджи Мирзы Сейида Мухаммада, рассказала ему, что у нее имеются старинные книги для Шоги Эффенди, которые она хотела бы передать ему. Раскрыв книгу и увидев почерк Абдул-Баха, г-н Самандари понял, что перед ним оригинал рукописи Иган.

В Тегеране г-н Самандари связался с секретарем Национального Духовного Собрания Ирана, Али-Акбаром Фурутаном, и сообщил ему об обнаружении оригинала книги Иган. Г-н Фурутан немедленно телеграфировал Шоги Эффенди и спросил его, что делать с бесценной рукописью. Хранитель распорядился, чтобы рукопись была передана Валийуллах Варге, Доверенному по Хукукулла, пока не наступит подходящее время для пересылки ее во Всемирный Центр. Спустя три года Шоги Эффенди попросил г-на Зикру’ллах Хадема доставить рукопись Иган на Святую Землю. Доктор Уго Джиакери служил во Всемирном Центре Бахаи, когда г-н Хадем прибыл в Хайфу. Он вспоминает тот день, когда Шоги Эффенди получил рукопись Китаб-и-Иган:

Однажды вечером, когда я вошел в столовую, Хранитель уже сидел на своем месте за столом, и лицо его сияло ликованием, которое он не мог сдерживать. С его стороны стола лежал небольшой сверток, предмет, завернутый в шелковый платок, типичный для Востока и, в особенности, для Ирана. Как только мы разместились за столом и приготовились слушать, еще до того, как ужин был подан, он рассказал, что в этот день прибыл паломник из Тегерана, привёзший для размещения в архиве один из самых ценных документов. Он развязал платок и с величайшим почтением поднял манускрипт в виде книги и расположил его так, чтобы все могли видеть. По его словам, в нем содержалось две оригинальные скрижали, написанные рукой Абдул-Баха. Одна из них была Иган, а название другой я не запомнил .... Шоги Эффенди никогда раньше не видел оригинала Иган и был глубоко поражен, обнаружив, что фраза, которую он взял из этой книги в качестве названия для своего перевода Повествования Набиля, «Вестники Рассвета», была написана Самим Бахауллой на полях одной из страниц.[iv]

Так, спустя девяносто лет с момента явления, оригинал Китаб-и-Иган возвратился обратно к Средоточию Веры и был помещен в Международном архиве бахаи для истории.

В письме от имени Шоги Эффенди от 27 ноября 1934 года говорится, что Китаб-и-Иган уже переведена и издана на русском, английском, французском, немецком, китайском, албанском, урду и брайле. Также сообщается, что предприняты шаги по переводу и печати книги на арабском, армянском, шведском и датском.

В первом русском переводе наличествует обилие «калек» с персидского и «буквализмов» в передаче образов и метафор. В 1931 г. Шоги Эффенди выполнил английский перевод, который с тех пор используется для перевода на европейские языки Книги как одного из основополагающих Священных Писаний Веры Бахаи.

По материалам:


[i] Shoghi Effendi, God Passes By, p. 139.

[ii] H.M.Balyuzi, Bahá’u’lláh, The King of Glory, pp.164-65.

[iii] Бахаулла. Китаб-и Икан. Академический перевод с персидского. Стр. 12.

[iv] Ugo Giachery, Shoghi Effendi–Recollections, p. 149.


Бахаулла. Китаб-и-Иган / Духовное Собрание Бахаи России – СПб.: Единение, 2000. – 213 c.

Бахаулла. Китаб-и Икан. Академический перевод с персидского. СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2001. – 272 с. («Памятники культуры Востока»).

Бахаулла. Книга Иган. Пер. с персидского / Местная Духовная Ассамблея г.Южно-Сахалинск, – 171 с.

Приводится по «Крупицы из Писаний: Gleanings from the Writings of Baha’u’llah» (дата обращения 23 февраля 2012). Полный текст книги "Крупицы и Писаний Бахауллы" смотрите на отдельной странице сайта.

 

Глава

Название Скрижали или открывающие слова Адресат Опубликовано в
I. (А̄к̣а̅ Мух̣аммаду Хасану) А̄к̣а̅ Мух̣аммад Хасан
II. Хува аль-шахид аль-сами аль-'алим аль-хаким группа бахаи Асар-и калам-и а'ла (AQA) т. 2, 60
III. (Устаду Мух̣аммаду Салма̅ни̅) Мух̣аммад Салма̅ни̅
IV. (Г̣уламу Х̣усайну) Г̣улам Х̣усайн
V. К̣аулуху та'ала би-рухи ки дар к̣алам-и а'ла мастур аст Джама̅ль Ик̣тидарат, 220-222
VI.
VII. Су̅рат аль-к̣амис Ми̅рза̅ Садик̣ AQA т. 4, 50-51
VIII.
IX. Би-нам-и х̮удаванд-и бинанда-йи дана Х̣усайн Маджму'а-йи асар-и мубарака (МАМ), 268-269
X. Бахаи Х̮ура̅са̅на
XI. Лаух̣-и Кармиль Скрижали Бахауллы
XII. Рид̣ва̅н аль-'адль (Рай Справедливости) Мух̣аммад Рид̣а Шахмирзади
XIII. Кита̅б-и Ӣк̣а̅н Сиййид Мух̣аммад, Х̮а̅ль-и Акбар Кита̅б-и Ӣк̣а̅н
XIV. Лаух̣-и Рид̣ва̅н Аййа̅м-и тис'а, 254-261 (отрывок на стр. 29, «Ужели найдёшь ты кого-либо... Преславного») цитируется в другой Скрижали, МА, 7, 186
XV. Ми̅рза̅ Заби̅х̣
XVI. Ми̅рза̅ Асадалла̅х
XVII. Бисми-ль-ла̅х аль-Ра'уф ар-Рах̣и̅м Кита̅б аль-хайкаль 252-254
XVIII. Бисми-ль-ла̅х аль-бак̣и̅ би-ла зауаль Кита̅б аль-хайкаль 249-254
XIX. Кита̅б-и Ӣк̣а̅н Сиййид Мух̣аммад Кита̅б-и Ӣк̣а̅н
XX. Мух̣аммад Ибрахим Халиль, К̣азви̅ни̅ Мубаллиг̣
XXI. Лаух̣-и Салма̅н № 1 Шайх̮ Салма̅н Хиндижани МАМ, 144-145
XXII. Кита̅б-и Ӣк̣а̅н Сиййид Мух̣аммад Кита̅б-и Ӣк̣а̅н
XXIII. ‘Абба̅с, Фарук̣
XXIV. Мади̅нат аль-Таух̣и̅д (Град Единства Божиего) Салма̅н Хиндижани Ма'ида-йи асмани (MA), 4, 313-329
XXV.
XXVI. Лаух̣ аль-Таух̣и̅д (Скрижаль Единства Божиего) Салма̅н Хиндижани МАМ, 307-145
XXVII. Хува'ллах аль-Бахи аль-Абха̅) МАМ, 338-342
XXVIII. Бисми-ль-ла̅х иртафа'а 'алам аль-хидайа байн аль-бириййа группа бахаи МАМ, 221-222
XXIX. Хув аль-'азиз МАМ, 368-371
XXX. ‘Али̅ Ну̅р Ис̣фаха̅ни
XXXI. Су̅ра аль-'Ибад (Скрижаль Народа) Сиййид Михди̅-и Дахаджи AQA 4, 24-25
XXXII. Лаух̣-и Рид̣а' Рид̣а МА, т. 1, 77-78/МАМ, 333-334
XXXIII. Лаух̣-и Ибра̅хи̅м Мух̣аммад Ибра̅хи̅м Мубаллиг̣ MA, т. 8, 172-173
XXXIV.
XXXV. Бисми-ль-ла̅х аль-мук̣тадир 'ала ма йуша' МАМ, 236-238
XXXVI. Би-исм-и Мах̣бу̅б-и йакта (Примечание 5) Фатх̣-и А‘з̣ам МА, т. 7, 130-131/Ик̣тидарат стр. 93
XXXVII. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
XXXVIII. Лаух̣-и Ибра̅хи̅м (Примечание 6) Мух̣аммад Ибра̅хи̅м Мубаллиг̣ МА, т. 8, 173
XXXIX. Су̅рат аль-Дамм (Скрижаль крови) Мух̣аммад Заранди (Наби̅ль-и А‘з̣ам) AQA 4, 64-65. Предв. перевод Хуан Коул, размещено в Интернете
XL.
XLI. Абу̅-ль-Х̣асан в г. Шин (возможно, в Ширазе)
XLII. «Сокровенные Слова» «Сокровенные Слова»
XLIII. Лаух̣-и Дунйа (Примечание 7) (Скрижаль Мира) Али Акбар Айади, Абу̅-ль-Х̣асан Ами̅н МАМ, 286-298/ Дарйа-йи Даниш, 84-100. Скрижали Бахауллы
XLIV. Машхади Исма̅‘и̅л (Зарк̣ан)
XLV. Бисми-ль-ла̅х аль-Ак̣дас аль-Абха̅ Мух̣аммад Рид̣а Кита̅б аль-хайкаль, 307
XLVI. Ми̅рза̅ ‘Али̅ Нак̣и
XLVII.
XLVIII. Заби̅х̣
XLIX.
L. Лаух̣-и Сирадж ‘Али̅ Мух̣аммад Сурадж МА, т. 8, 57-58
LI. Бисми-ль-ла̅х аль-Абда' аль-Амна' аль-Ак̣дас аль-Абха̅ А̄к̣а̅ сиййид Мух̣аммад (Йезд) МА, т. 8, 87
LII. Лаух̣-и Ашраф Ашраф МАМ, 212-214
LIII. Лаух̣-и Насир Насир МАМ, 170
LIV. Джинаб-и Мух̣аммад
LV. Лаух̣-и Ард-и Т̣а' (Тегеран)
LVI. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
LVII. Лаух̣-и Х̣а̅джж (Багдадский Дом) Мух̣аммад Заранди (Наби̅ль-и А‘з̣ам) Ади'а-йи Х̣аόрат-и Мах̣бу̅б 99-104
LVIII. Зайн аль-Мук̣арраби̅н
LIX.
LX. Лаух̣ аль-Сахаб (Скрижаль облака) МА, 4, 168
LXI. (Название или первая строка неизвестны) Мух̣аммад Ибра̅хи̅м Мубаллиг̣ Амр ва Х̮альк̣, 4, 472-473
LXII.
LXIII. Бисми-ль-мазлум аль-захир фи'ль-сиджн аль-‘аз̣ам группа бахаи AQA, 2, стр. 87-88
LXIV. группа бахаи
LXV. Су̅рат аль-Мулюк (Скрижаль к царям) AQA — Альва̅х̣-и назиля х̮итаб би-мулюк ва ру'уша-йи ард, 17-23
LXVI. Су̅рат аль-Мулюк AQA - Альва̅х̣-и назиля, 23-34
LXVII. Лаух̣ аль-Амр (Скрижаль Заповеди) Мулла̅ ‘Али̅ Баджистани Кита̅б аль-хайкаль, 243-244
LXVIII. Хув аль-сами' аль-бас̣и̅р Ишра̅к̣а̅т, 284-245
LXIX.
LXX. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
LXXI. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
LXXII. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
LXXIII. Лаух̣-и Хади Хади МАМ, 355-356
LXXIV.
LXXV. Лаух̣-и Насир Насир МАМ, 186-188
LXXVI. Ах̣мад К̣ули̅ Х̮а̅н
LXXVII. Мух̣аммад Ибра̅хи̅м Мубаллиг̣
LXXVIII. Лаух̣-и 'Абд аль-Раззак̣ 'Абд ар-Раззак̣ Ик̣тидарат, 72-222
LXXIX. Лаух̣-и Вафа' Мух̣аммад Х̣усайн в г. Шин (Шираз) [получивший прозвище «Вафа», «Верность»] MA, т. 1, 63-64
LXXX. Лаух̣-и 'Абд аль-Раззак̣ Абд ар-Раззак̣ Ик̣тидарат, 68-222
LXXXI. Лаух̣-и 'Абд аль-Вахха̅б 'Абд аль-Вахха̅б Ишра̅к̣а̅т 215-217/МАМ 163-165
LXXXII. Мух̣аммад ‘Али̅
LXXXIII. Лаух̣-и Хади Хади МАМ, 351-353
LXXXIV. Би-исм-и Мах̣бу̅б-и 'Аламийан Ик̣тидарат, 158-222
LXXXV. Би-нам-и х̮удаванд-и би мананд Дарйа-йи Даниш, 101-103
LXXXVI. Би-нам-и дуст-и би нам Зайн аль-Мук̣арраби̅н МА, 73-75/Ик̣тидарат 228-231
LXXXVII. Лаух̣-и 'Абд аль-Раззак̣ Абд ар-Раззак̣ Ик̣тидарат, 74-77
LXXXVIII. Рид̣ва̅н аль-'адль (Рай Справедливости) Сиййид Мух̣аммад Рид̣а Шахмирзади МА, 4, 160
LXXXIX. Тафсир-и Су̅ра-йи Ва̅ аш-Шамс (комментарий к суре Ва аш-Шамс) Шайх̮ Махмуд, муфтий Акки МАМ, 8-9
XC. Кита̅б-и Ӣк̣а̅н Сиййид Мух̣аммад Кита̅б-и Ӣк̣а̅н
XCI. Кита̅б-и Ӣк̣а̅н Сиййид Мух̣аммад Кита̅б-и Ӣк̣а̅н
XCII.
XCIII. Комментарий к одному стиху из Саади Шайх̮ Салма̅н Предв. перевод Хуан Коул, размещено в Интернете
XCIV. Джинаб-и-Ха̅шим
XCV. Ни'мату'ллах
XCVI. Хув аль-шахи̅д аль-сами' аль-'алим (см. Примечание 1)
XCVII. Лаух̣-и Сирадж ‘Али̅ Мух̣аммад Сурадж MA, т. 7, 18
XCVIII. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
XCIX. Мулла̅ ‘Али̅-Акбар Айади
C. Лаух̣-и ‘Али̅ ‘Али̅ Ишра̅к̣а̅т, 291-296
CI. Бисми-ль-ла̅х аль-Абха̅ Устад Шир-Мух̣аммад Дарйа-йи Даниш 1/Амр ва Х̮альк̣, т. 3, 1 (под заглавием Бисми-ль-ла̅х ар-Рах̣ма̅н ар-Рах̣и̅м)
CII. Лаух̣ ман са'ада иль-ла̅х Абу̅-ль-Фад̣а'иль МАМ, 365-367
CIII.
CIV. «Сокровенные Слова» «Сокровенные Слова»
CV. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
CVI. Лаух̣-и Манакджи Манакджи σа̅х̣иб Дарйа-йи даниш, 3-4
CVII. Лаух̣-и Ма̅лик-и Париж Наполеон III Кита̅б аль-хайкаль, 74 «Провозглашение Бахауллы»
CVIII. Сиййид Йусуф-и Ис̣фаха̅ни (Сидихи)
CIX. Кама̅ль (Кама̅ль ад-Дин-и Нарак̣и)
CX. Лаух̣-и Мак̣суд Ми̅рза̅ Мак̣суд Дарйа-йи даниш, 20-26
CXI. Лаух̣-и Иттихад (Скрижаль Единства) Сиййид Асадалла̅х (Порт-Саид) Ади'а-йи Х̣аόрат-и Мах̣бу̅б, 407-409
CXII. Лаух̣-и Мак̣суд Ми̅рза̅ Мак̣суд Дарйа-йи Даниш, 14-16 [ отрывок «Величайший речёт: ... награда и наказание» взят из скрижали, опубликованной в МА, т. 4, стр. 109] Он также был опубликован отдельно в Египте, 5-7
CXIII. Су̅рат аль-Мулюк AQA — Альва̅х̣-и назиля, 49-65
CXIV. Су̅рат аль-Мулюк AQA — Альва̅х̣-и назиля, 35-49
CXV. Лаух̣-и Заби̅х̣ Заби̅х̣ Ик̣тидарат, 323-8
CXVI. Су̅рат аль-Мулюк AQA — Альва̅х̣-и назиля, 11-17
CXVII. Лаух̣-и Мак̣суд Ми̅рза̅ Мак̣суд Дарйа-йи Даниш 16-20/Египетский текст 8-12. Скрижали Бахауллы
CXVIII. Су̅рат аль-Мулюк AQA — Альва̅х̣-и назиля, 7-11
CXIX. Лаух̣-и ма̅лика (Скрижаль к Королеве) Королева Виктория Кита̅б аль-хайкаль, 84 «Провозглашение Бахауллы»
CXX. Лаух̣-и ма̅лика [Примечание 8] (Скрижаль к Королеве) Королева Виктория Кита̅б аль-хайкаль, 82 «Провозглашение Бахауллы»
CXXI. Джавад
CXXII. Лаух̣-и Мак̣суд Ми̅рза̅ Мак̣суд Дарйа-йи Даниш 12-13/Египетский текст 3-4. Скрижали Бахауллы
CXXIII.
CXXIV. Лаух̣-и Хади Хади МАМ, 346-349
CXXV. Кита̅б-и Ӣк̣а̅н Сиййид Мух̣аммад Кита̅б-и Ӣк̣а̅н
CXXVI. Хув аль-Мубаййин аль-Х̣аки̅м Ми̅рза̅ Хайдар-‘Али̅ Ишра̅к̣а̅т, 137-40/«Послание к Сыну Волка», 13-15
CXXVII. Ибра̅хи̅м Мубаллиг̣
CXXVIII. Су̅рат аль-байан (Скрижаль Речения) Мух̣аммад Ибра̅хи̅м Мубаллиг̣ AQA 4, 112-14
CXXIX. Су̅рат аль-байан AQA 4, 108-11
CXXX. Скрижаль к ми̅рзе Бади̅алла̅ху 'Андалиб и ещё несколько бахаи «Послание к Сыну Волка»/также цитируется в письме к 'Андалибу в AQA, 2, 17-18 (см. прим. 2)
CXXXI. Хув аль-шахи̅д аль-сами' аль-х̮абир ‘Али̅-Акбар Ишра̅к̣а̅т, 278-280
CXXXII. Послание к Сыну Волка Шайх̮ Мух̣аммад-Так̣и̅ Муджтахид-и Ис̣фаха̅ни Послание к Сыну Волка
CXXXIII. Шайх̮ Салма̅н
CXXXIV. Би-исм-и Мах̣бу̅б-и 'Аламийан Ик̣тидарат, 162-63
CXXXV. Мух̣аммад Ба̅к̣ир, Буква Живого
CXXXVI. Исмулла̅х аль-Асдак̣
CXXXVII.
CXXXVIII. Лаух̣-и Сийам (Скрижаль Поста) Тасбих ва тахлиль, 50-53
CXXXIX. Наби̅ль-и А‘з̣ам
CXL. Мух̣аммад-‘Али̅
CXLI.
CXLII. Письмо Мух̣аммаду-‘Али̅ Мух̣аммад-‘Али̅ МА, 4, 111
CXLIII. Х̣а̅джи̅ Фарадж
CXLIV.
CXLV. Су̅рат аль-байан Мух̣аммад Ибра̅хи̅м Мубаллиг̣ AQA 4, 114-115
CXLVI. Мух̣аммад Мус̣т̣афа̅ Баг̣да̅ди
CXLVII. Бисми-ль-ла̅хи би-зикрихи тухйи к̣улуб ахль аль-мала' аль-а'ла МАМ, 230-231/Ик̣тидарат 216-218
CXLVIII. Лаух̣-и Салма̅н № 1 Салма̅н МАМ, 143-144
CXLIX.
CL. Исма̅‘и̅л-и Саббаг̣
CLI. Лаух̣-и 'ашик̣ ва ма'шук̣ Дарйа-йи даниш, 29-31
CLII. Лаух̣-и Ах̣мад (Фа̅рси̅) Ах̣мад-и Ка̅ша̅ни МАМ 317-319/Дарйа-йи Даниш 116-118 (примечание 3)
CLIII. Лаух̣-и Ах̣мад (Фа̅рси̅) Ах̣мад-и Ка̅ша̅ни МАМ 315-316, 320-322, 324-327, 328-329/Дарйа-йи Даниш 114-115, 119-121, 123-126, 128-129 (примечание 4)
CLIV. Лаух̣-и Салма̅н № 1 Салма̅н МАМ, 153-144
CLV. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
CLVI. Хув аль-мук̣тадир 'ала ма арада Кашф аль-г̣ита'
CLVII.
CLVIII. Лаух̣-и Ма̅лик-и Париж Наполеон III Кита̅б аль-хайкаль, 243-244. «Провозглашение Бахауллы»
CLIX. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
CLX. Лаух̣-и Шайх̮ Фани Шайх̮ Фани Гандж-и шайиган
CLXI. Комментарий к одному стиху из Саади Шайх̮ Салма̅н Предв. перевод Хуан Коул, размещено в Интернете
CLXII.
CLXIII. Зайн аль-Мук̣арраби̅н
CLXIV.
CLXV. Сестра жены Баба.
CLXVI. аль-Кита̅б аль-Ак̣дас Кита̅б-и Ак̣дас
Иоаннесян Ю.А. Вера Бахаи. – СПб.: Азбука-классика; Петербургское Востоковедение, 2003. – 320 с. – (Мир Востока)  
Иоаннесян Ю.А. Вера Бахаи. – СПб.: Азбука-классика; Петербургское Востоковедение, 2003. – 320 с. – (Мир Востока)  

Подписано в печать 29.05.2003

Тираж 5000 экз.

 

Более позднее издание:

Иоаннесян Ю.А. Вера Бахаи. – Азбука, 2009. – 288 с.

 

Ю.А. Иоаннесян

 

Книга представляет собой комплексное описание истории, вероучения, религиозной практики и административных принципов бахаи на базе первичных источников. Автором привлечен широкий круг литературы, значительная часть которой не переведена еще на русский язык. Ю.А.Иоаннесян также учел опыт предшествующих русских и западных исследователей. Это первый труд такого рода, предпринятый отечественным автором и рассчитанный на российского читателя.

 

От автора

На протяжении веков Россия принадлежала к государствам, которые отличало культурное, этническое и религиозное разнообразие. Это качество, присущее нашей стране исторически, как никогда востребовано сегодня, когда в обществе все более утверждаются идеи плюрализма позиций и мнений, дух терпимости. Очевидно, что многообразие выглядело бы неполным, если бы оно исчерпывалось сферой экономики и политики и не затрагивало бы религию. Ведь мирное сосуществование разных религий – неотъемлемая черта зрелого общества, на путь создания которого Россия вступила.

Настоящая книга знакомит читателя с верой бахаи (старое название - «бехаизм»). Это – независимая монотеистическая религия, позднейшая из Богооткровенных религий. С ней нашу страну связывают особые узы, о чем читатель узнает из соответствующей главы.

Еще первые ее исследователи, как отечественные, так и западные, среди которых был авторитетный британский ученый Э. Браун, давали ей определение как новой независимой религии. Э. Браун предсказал бахаи большое будущее именно как мировой религии.

Остановимся на этом немного. Под «независимой религией» применительно к бахаи следует понимать то, что она не является сектой, движением или ответвлением какой-то другой религии, включая ислам, в среде последователей которого она возникла. Зарождение новой религии в недрах старой – общая закономерность образования религий. Едва ли правомерно считать христианство ответвлением или сектой иудаизма, хотя первое и вышло из последнего. Зародившись в недрах ислама на почве мессианских ожиданий в исламе, подобно тому, как христианство некогда зародилось в недрах иудаизма на почве мессианских ожиданий в иудаизме, вероучение бахаи изначально заявило о себе как о самостоятельной религии (аналогично тому, как христианство представляет собой самостоятельную по отношению к иудаизму религию).

Не является бахаи и реформаторским движением, например в исламе, так как обладает набором важных признаков, который не присущ подобным движениям.

Не представляет собой бахаи ни экуменистического движения на базе уже существующих религий, ни их механического сплава. Универсальный характер лежащих в ее основе учений не следует понимать как призыв к организационному слиянию между конфессиями или к созданию некоего симбиоза. Напротив, она основывается на собственном вероучении с четко определенными принципами и постулатами, включая уникальную административную систему. Признавая и другие вероучения Богооткровенными, а их основателей – посланцами единого Бога и отвергая претензии на исключительность, бахаи характеризуется полным набором черт, присущих любой независимой религии:

  1. наличие собственного пророка-основателя;
  2. наличие собственных (присущих только данной религии) священных писаний (занимающих то же положение что и Библия у христиан или Коран у мусульман);
  3. особый завет с Богом, в который вступают верующие через основателя своей религии;
  4. собственный календарь и летосчисление (ведущее отсчет событий от 1844 г.);
  5. собственные (присущие только данной религии) святыни и места паломничеств;
  6. особое направление, к которому должны быть обращены лицом верующие при исполнении определенных предписаний (бахаи обращаются лицом к своим святыням в Палестине);
  7. собственные праздники и святые дни;
  8. особые брачные, похоронные и другие ритуалы;
  9. самосознание верующих бахаи – осознание своей религии как самостоятельной, а не как части большего целого;
  10. особое административное устройство, не имеющее аналогов в других религиях.

Очевидно, что столь молодая религия, как бахаи, возраст которой немногим более ста пятидесяти лет, не может сегодня сравниться по численности своих приверженцев с религиями, существующими уже не одно столетие и даже тысячелетие. В то же время ее правомочно считать мировой в силу ее наднационального и универсального характера. Именно это роднит бахаи с такими религиями, как христианство, ислам и буддизм. Она обращена не к отдельному этносу, не к какой-либо нации, а ко всему человечеству. Она не скована рамками одной культуры. Все распространенные в мире религии зарождались на Востоке, и бахаи не стала исключением. Никто не будет определять христианство как «еврейскую национальную религию» на основании того факта, что оно изначально зародилось в среде евреев. Аналогично тому и бахаи неверно было бы считать «религией персов» или «еще одним восточным культом» на том основании, что первые ее последователи были персами. За свою небольшую историю она превратилась во вторую по географической распространенности (после христианства) религию в мире. При относительно небольшом количестве приверженцев – 5-6 миллионов человек, из которых персы составляют абсолютное меньшинство, сегодня считают себя бахаи представители более 2100 этносов и этнических групп; общины бахаи существуют в 187 независимых государствах и на 45 зависимых территориях; бахаи проживают в 116 тысячах населенных пунктов земного шара. Писания бахаи переведены на 800 языков.

Основателем религии бахаи является Бахаулла («Бахаулла» по-арабски «Слава Божия», «Величие Божиe»), которого бахаи считают Пророком, а все его Писания – Словом Божественного Откровения. От имени основателя и происходит слово «бахаи», оно может означать как саму религию, так и исповедующих ее.

Главная тема Откровения Бахауллы единство и гармония. Это положение пронизывает все его вероучение. В Писаниях Бахауллы содержатся духовные принципы, законы и установления, которые должны лечь в основу планетарной (общеземной) цивилизации.

Бахаулла оставил после себя богатейшее письменное наследие, состоящее из Книг и Скрижалей, среди которых центральное место занимает Наисвятая Книга. Откровения предшествующих религий были явлены на языках либо семитских, либо индоиранских. На языках первой группы говорили Моисей, Иисус Христос, Мухаммад, именуемые иногда носителями Откровения Авраамовой ветви. На языках второй излагали свое учение Будда, Кришна, Зороастр. В Откровении Бахауллы обе эти ветви сошлись воедино: Его Писания явлены на арабском (семитском) и персидском (индоиранском) языках.

Настоящая книга носит обзорный характер и рассчитана на широкий круг читателей. Она включает изложение истории, вероучения, административных принципов бахаи и другие темы, для более детального ознакомления с которыми заинтересованный читатель может обратиться к специальной литературе. Автор намеренно старался не подменять учение бахаи собственными суждениями о нем, оставляя право судить за читателем, и избегать его пересказа, поэтому там, где была возможность, обращался к тексту первичных источников для прямого цитирования.

Нами были использованы следующие официальные русские переводы литературы бахаи: Писания Бахауллы и компиляции из них – Наисвятая Книга, Китаб-и-Иган, «Крупицы... »; Писания Абдул-Баха, книги, содержащие его речи и письма, и компиляции из них – «Воля и завещание Абдул-Баха»; «Парижские беседы», «Ответы на некоторые вопросы»; «Избранное из Писаний», «Мысль мира» и др.

В собственном переводе с языка оригинала мы привлекли значительный круг источников, не опубликованных еще по-русски: 1) Персидский Байан Баба; 2) Скрижали и Послания Бахауллы – Скрижаль Храма и примыкающие к ней Послания к турецкому султану и к персидскому шаху (цитируются по «Collections Scientifiques», VI), Послание к царям и Скрижаль к Насиру (цитируются по «Первому сборнику посланий»), Послание к сыну волка (цитируется по «Epistle to the Son of the Wolf. Baha'i-Verlag GMBH»); 3) беседы и письма Абдул-Баха (цитируются по «Talks of 'Abdu'l-Baha», «World Order» и др.).

Автор пытался учесть вклад, внесенный ero предшественниками в изучение поднимаемых в книге вопросов, и старался возможно чаще цитировать других исследователей, а также использовал их русские переводы Писаний бахаи. По работам А. Г. Туманского, в его переводе, приводятся отрывки из Завещания Бахауллы («Последнее слово»), из Восходов («Китабе Акдес». Приложение II) "и из двух писем Бахауллы ашхабадской общине («два последних бабидских откровения»); в переводе барона В. Розена – отрывки из Благих вестей («Послание “Благие вести"»). В нашем переводе даются цитаты из исторических хроник, опубликованных Э. Брауном: «Повествование· путешественника» («А Traveller's Narrative»), «Повествование Мирзы Джавада» («Materials») и «История Мирзы Джани» («Kitab-i NUQTAJU'L-KAF»), а также выдержки из книги М. де Гобино и большинство цитат из трудов Э. Брауна. В отдельных случаях здесь использованы переводы А. Г. Туманского. При освещении исторической тематики мы часто обращаемся и к его «Введению» к Китаб-и-Аrдас («Китабе Акдес». Введение).

В настоящем труде, носящем научно-популярный характер, мы были вынуждены отказаться от строгого научного аппарата при ссылках и ограничиться указанием автора и названия публикации, но все цитируемые источники заинтересованный читатель найдет в разделе «Литература». Любое наше вмешательство в переводной текст оформлено квадратными скобками. При цитировании литературы, включая дореволюционную, без изменения оставлены все написания терминов, имен и названий (особенности транскрипции, заглавные буквы) и по возможности сохраняется оригинальная пунктуация.

Завершаем наше введение словами сына Бахауллы, правомочного толкователя его Писаний, Абдул-Баха:

«Каждую эпоху животворит особый дух; дух сей просвещенной эпохи сокрыт в учении Бахауллы. Учение сие закладывает основу единения мира человеческого и всеобщего братства людей. Оно предполагает содружество науки и религии и самостоятельный поиск истины. Оно провозглашает религию источником приязни, единства и согласия между людьми. Оно устанавливает равенство полов и такие экономические принципы, которые послужат на благо всех людей. Учение сие открывает пути к всестороннему образованию, дабы каждый человек мог в полной мере приобщиться к знанию. Оно устраняет почву для предрассудков – религиозных, расовых, политических, национальных или экономических – и прочих отрицательных явлений. Учение сие, явленное в Посланиях и Скрижалях, есть источник Просвещения и жизни для мира человеческого».

Стр.9-14

 


Некоторые из первоисточников, использованных в книге, размещены на этом сайте, например:

Бахаулла. Китаб-и-Агдас / Духовное Собрание Бахаи России. – СПб.: Единение, 1998. – 375 с.

Бахаулла. Китаб-и-Иган / Духовное Собрание Бахаи России – СПб.: Единение, 2000. – 213 c.

Абдул-Баха. Ответы на некоторые вопросы. Пер. с англ. – СПб.: Единение, 1995. - 234 с.

 

Иоаннесян Ю.А.Вера Бахаи. – Азбука, 2009. – 288 с.  
Иоаннесян Ю.А. Вера Бахаи. – Азбука, 2009. – 288 с.  

Ю.А. Иоаннесян

 

Книга представляет собой комплексное описание истории, вероучения, религиозной практики и административных принципов бахаи на базе первичных источников. Автором привлечен широкий круг литературы, значительная часть которой не переведена еще на русский язык. Им также учтен опыт предшествующих русских и западных исследователей. Это первый труд такого рода, предпринятый отечественным автором и рассчитанный на российского читателя.

Как пишет сам Иоаннесян: "Автор намеренно старался не подменять учение бахаи собственными суждениями о нем, оставляя право судить за читателем, и избегать его пересказа, поэтому там, где была возможность, обращался к тексту первичных источников для прямого цитирования".

 

Рецензия на книгу Ю.А. Иоаннесяна "Вера Бахаи". >>

 

Некоторые из первоисточников размещены на этом сайте:

  • Бахаулла. Китаб-и-Агдас / Духовное Собрание Бахаи России. – СПб.: Единение, 1998. – 375 с.
  • Бахаулла. Китаб-и-Иган / Духовное Собрание Бахаи России – СПб.: Единение, 2000. – 213 c.

 

Основные принципы Веры Бахаи перечислены на отдельной странице. Рекомендуйте интересующимся.

Иоаннесян Ю.А.Вера Бахаи. – Азбука, 2009. – 288 с.  
Иоаннесян Ю.А. Вера Бахаи. – Азбука, 2009. – 288 с.  

Серия: Мир Востока

 

19 11 2009

Валерий Литвинчук

 

Переиздание книги Юлия Аркадьевича Иоаннесяна «Вера бахаи» вышло в 2009 году, сразу же после возвращения автора в Россию из США, практически без изменений. Эта спешка вполне объяснима – первое издание (2003 г.) было раскуплено в считанные недели, и сегодня отдельные экземпляры книги могут быть найдены лишь в некоторых общинах бахаи. Успех книги не вызывает сомнений и имеет ряд причин.

Во-первых, он определяется авторитетом самого автора. Юлий Аркадьевич Иоаннесян родился 27 июля 1957 года в г. Баку. В 1979 году окончил Ленинградский госуниверситет, а в 1988 году защитил кандидатскую диссертацию по филологии. С 1986 года является сотрудником Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН, а с 2001 года – старшим научным сотрудником Сектора Среднего Востока СПбФ ИВ РАН. Кроме того, он ведет активную преподавательскую деятельность, являясь преподавателем Востфака СПбГУ (с 2001 года). Основными направлениями исследований Ю. А. Иоаннесяна являются сравнительное религиоведение (ислам, бабизм и религия бахаи) и языки и диалекты Ирана и Афганистана (дари).

Переоценить вклад Юлия Аркадьевича Иоаннесяна в академическое бахаиведение трудно. То, что Ю. А. Иоаннесян является наиболее авторитетным специалистом по вере бахаи в СНГ, подтверждается фактом его авторства статьи «Религия бахаи» в таком знаковом проекте, как «Православная Энциклопедия». Будучи выдающимся филологом, Ю. А. Иоаннесян блестяще владеет не только фарси и дари, но и рядом европейских языков и восточных диалектов. Поэтому в бахаиведении петербургский востоковед известен, прежде всего, своими академическими переводами (наиболее значительный – Китаб-и Икан, 2001) и основанными на глубоком анализе первоисточников и их переводов на различные языки статьями и очерками. Талант Ю. А. Иоаннесяна позволил ему легко справиться и с доступным, ярким и последовательным изложением знаний о религии бахаи в научно-популярной форме.

Во-вторых, успех «Веры бахаи» был обусловлен дефицитом доступной популярной литературы на книжном рынке СНГ, нужда в которой давно назрела. Целостная и написанная изначально для отечественного читателя, книга Ю. Иоаннесяна, выпущенная в свет авторитетным издательством, имеет несомненное преимущество перед другими изданиями подобного рода, распространяющимися преимущественно через общины бахаи и представляющими собой небольшие переводные апологетические работы. Более того, оказывается, что это научно-популярное издание – практически лучшее о вере бахаи из того, что доступно на русском языке. Книгу отличают целостность, всеохватность, сбалансированность, насыщенность примерами из первоисточников - автор прекрасно владеет материалом. На данный момент «Вера бахаи» Ю. Иоаннесяна является лучшим источником для первичного ознакомления широкого круга читателей с религией бахаи. Несомненным плюсом книги является также список литературы, включающий в себя наиболее значительные и авторитетные источники на различных языках.

Единственным недостатком книги, который можно усмотреть, является легкий апологетический налет текста и вкрапление в него элементов скорее религиозного, нежели научного дискурса. Тем не менее, автор отличается высокой самодисциплиной, и в конечном итоге доносит до читателя идею о том, что вера бахаи представляет собой целостную, независимую религиозную систему, и обладает высоким потенциалом для дальнейшего развития.

Взято с сайта: Портал Religion.in.ua

Бахаулла. Сокровенные Слова.– СПб.: Единение, Пер. с англ. 2000. – 78 c.  
Бахаулла. Сокровенные Слова.– СПб.: Единение, Пер. с англ. 2000. – 78 c.   

Перевод выполнен в 1998

 

Подписано в печать 21.11.2000

Тираж 3000 экз.

 

Часть I (C арабского)

Часть II (C персидского)

О книге "Сокровенные Слова"

 

The Hidden Words

Bahá'u'lláh

(c) Wilmette, Illinois, Bahá'í Publishing Trust, 1990

 

Бахаулла

 

Сокровенные Слова были явлены Бахауллой примерно в 1858 году. Этот уникальный сборник божественных советов и наказов представляет собой совершенное руководство для людей на их пути к духовным мирам Господа.

Бахаулла (1817-1892) – основатель религии Бахаи – объявил о Своей миссии в 1863 году. Его последователи, называющие себя бахаи, верят, что Он является последним на данный момент Посланником Бога, продолжающим миссию таких Пророков, как Авраам, Кришна, Моисей, Будда, Зороастр, Христос и Мухаммад.

Предтечей Бахауллы был Пророк по имени Баб (1819-1850), который в мае 1844 года объявил о пришествии Того, Кто выше, чем Он сам, и Кому назначено Священными Писаниями прежних Откровений открыть эру благочестия и мира.

Продолжателем Дела Бахауллы стал Его сын Абдул-Баха (1844-1921), назначенный Им Своим преемником и полномочным Толкователем учения.

Главная тема учения Бахауллы – единство. Он говорил, что есть единый Бог, что все мировые религии суть выражение "неизменной Веры в Бога, вечной в прошлом, вечной в будущем", что все человечество – единый род, которому должно пребывать в мире и согласии.

Целью Бахауллы, Пророка новой великой эпохи, в которую вступило человечество, является не сокрушение Откровений прошлого, а претворение их в жизнь, не подчеркивание раздирающих современное общество различий между противоборствующими учениями, а их примирение. Этой возвышенной цели служат многочисленные Писания Бахауллы, среди которых особое место занимают Сокровенные Слова, обращенные непосредственно к душе каждого человека.

Чтобы понять Сокровенные Слова, следует принять во внимание двойственную природу человека, а именно, сосуществование в ней двух противоположных и взаимосвязанных начал – духовного и физического, души и тела. Душа, сотворенная по образу и подобию Божиему, способна обретать божественные качества и небесные свойства. Расставшись с телом, она будет продолжать развиваться в соответствии с тем состоянием чистоты и добродетельности, которого достигла в конце земной жизни.

Упоминаемые в Сокровенных Словах понятия "рая", "райского сада", "небес" – это символы, описывающие состояние души, приближенной к Богу; подобным же образом "ад" символизирует состояние души, отдаленной от Него. Наивысшее состояние для человека – проникнуться "духом веры", для чего необходимо уверовать в Посланника Божиего своей эпохи и смиренно выполнять Его заветы. Бахаулла указывает, что сами по себе знания и образование человека, сколь бы глубоки они ни были, не дадут ему достаточного понимания духовной реальности: необходимо, чтобы озарилось сердце – обиталище божественных свойств.

Главная цель Сокровенных Слов Бахауллы – помочь человеку очистить свое сердце, отвратить его от привязанности к преходящему миру и защитить его душу от злейшего врага – от его же собственных порочных "страстей и вожделений". Бахаулла учит, что все в этом мире создано для блага человека. Бог дает человеку право на владение всеми благами, которые тот сможет заслужить, и позволяет ему вкушать все благие радости жизни. Но человек не должен позволять чему-либо становиться преградой между собой и Богом.

Вслед за другими Пророками Бахаулла учит, что "богатство есть сильная преграда между ищущим и его желанием, между любящим и возлюбленным"; однако Он предупреждает, что и малоимущих может ожидать подобный барьер. Человеческая гордыня и себялюбие, а нередко и его ученость, положение, признание в обществе, – вот те препоны, что отделяют человека от Бога.

Сокровенные Слова написаны возвышенным поэтическим языком, с использованием метафор, символов и аллегорий. Некоторые из них были объяснены в трудах Абдул-Баха.

Так, в стихе 19 (с персидского) слова "истинное и лучезарное утро" определяют Откровение Баба, "древо жизни" – Бахауллу, а "святое и благословенное место" – сердце человека. В других Скрижалях Абдул-Баха трактует сбор "под древом жизни" как установление Завета Бахауллы. Указание на этот Завет содержится и в стихе 71 (с персидского). Абдул-Баха говорит, что договор на горе Паран означает Завет Бахауллы, начертанный Верховным Пером в Святой Земле и оглашенный после Его вознесения. Наконец, слова "крылья" и "гребень" в стихе 79 (с персидского) также трактуются как Завет Бахауллы.

В строках, предваряющих стихи 20 и 48 (с персидского), Бахаулла упомянул о "пятой Райской Скрижали" и о "Рубиновой Скрижали", а затем привел отрывки из них. Абдул-Баха пояснил, что эти Скрижали не были явлены в этом мире и что обе они хранятся в Царстве Божием.

В стихе 77 (с персидского) выражение "Садратул-Мунтаха" дословно означает "дерево, за котором нет пути". Арабы, сажая деревья вдоль дороги, на последнем из них ставят метку, показывающую, что дальше дороги нет. В Скрижалях это название является символом, означающим положение Посланника Бога, постичь которое человеческий разум не в силах. Образ "небесной Девы" в Писаниях Бахауллы служит многозначным символом: иногда Бахаулла использует его для указания на Самого Себя, в других же случаях – для обозначения одного из качеств Бога или же как олицетворение "Высочайшего Духа". Две буквы, о которых идет речь в этом стихе, – это Б и Х в слове "Баха". Бахаулла говорит, что только две буквы из трех (Б, Х и А) были явлены по Промыслу Божиему, что значение и мощь Его Откровения, заключенные символически в трех буквах Его имени, не были полностью раскрыты человечеству. (Заметим, что в арабском языке слово "Баха" – а оно имеет значения "Свет", "Сияние", "Слава" – состоит из трех букв.)

Приведем также значения имен трех главных личностей в религии Бахаи: Бахаулла – "Слава Бога", Баб – "Врата", Абдул-Баха – "Слуга Баха".

Сокровенные Слова – это не просто книга для чтения. Она написана от имени Бога и дарована нам для того, чтобы помочь каждому прожить свою жизнь в соответствии с Его заповедями, увещеваниями и запретами. Множество людей в нескольких поколениях читали и перечитывали Сокровенные Слова; они испытали на себе, как эти божественные тексты возвышают и преобразуют человеческую душу.

 

Составлено по материалам книги: Adib Taherzadeh –The Revelation of Baha'u'llah, v. 1, George Ronald, Oxford, UK, 1996.

Дополнительные сведения и цитаты из авторитетных текстов о «Сокровенных Словах» Бахауллы

Читать книгу "Сокровенные Слова"

 

Полные тексты Писаний Бахауллы и Абдул-Баха доступны на сайте "Архивы – память общины" в разделе библиографий.

Новости бахаи

Серия подкастов в Канаде исследует нравственные принципы в свете событий пандемии

24 мая 2020 г.

ТОРОНТО — Община бахаи Канады запустила новый подкаст, начав его с мини-серии передач под названием «Устойчивость перед лицом бедствий». Эпизоды этой серии рассказывают о том, как религиозные идеи могут пролить новый свет на современные проблемы в условиях нынешнего кризиса в области общественного здравоохранения.

«Этот кризис порождает новое сознание в нашем обществе, так как всё больше людей задумывается о нашей взаимозависимости, необходимости солидарности, а также о нравственных ценностях, которые мы хотим видеть в наших сообществах, — говорит Джеффри Кэмерон из отдела по связям с общественностью канадской общины бахаи. — Опыт бахаи в усилиях по строительству общины даёт некоторое представление об этих темах. Мы надеемся, что всё больше людей станет присоединяться к дискуссиям, которые мы пытаемся продвигать в этом подкасте».

Подробнее...