Home

Письмо Дома Справедливости

Всем бахаи мира!

После 200-летия

Рождества Баба

Блог для думающих читателей:

Simin Sabiri„В тюрьме близкой подругой Заррин (Мукини) была Симин Сабири, которая была во многом на неё похожа. Симин была в первых группах бахаи, арестованных в октябре 1982 года. Ей было 24 года, она была самой младшей в её большой семье, а также самым молодым членом Комитета Шираза. Она была в Комитете по воспитанию, была посредником по связям с Духовными Советами и преподавала религиоведение детям-бахаи. В декабре 1978 года, когда обезумевшая толпа поджигала и громила дома бахаи в Ширазе, дом Симин тоже не избежал этой участи, был разграблен, и позднее конфискован.

Симин была смелой, весёлой и достойной любви девушкой. Она получила образование в школе для секретарей и работала на одном из сельскохозяйственных предприятий Шираза. На допросах она вела себя бесстрашно, а в отношении своего участия в деятельности бахаи – открыто, и при этом, в своих высказываниях относительно законности Учения Бахауллы, на вопросы дознавателей отвечала прямо. После долгих и интенсивных допросов в Сепах её перевели в Аделабад ещё до того, как арестовали меня. Мы были похожи на корабли, которые ночью проплывают друг мимо друга – её вернули в Сепах для дополнительных допросов на том же автобусе, на котором только что доставили меня в Аделабад. Она удивила нас всех тем, как она смогла незаметно для охраны проскользнуть к нам и попытаться выяснить почему же её снова отзывают назад.

Через два дня её вернули обратно. Она рассказала, что на неё попытались надавить и потребовать, чтобы она выдала информацию о членах Комитета, но потом её просто отпустили. Несмотря на страдания, вызванные её временным возвращением в Сепах, она всё же была рада такой возможности провести немного времени с Рухии Джаханпур и Нусрат Ялда’и. „Так, у меня хоть была возможность немного развеселить бедную госпожу Ялда‘и“, — считала она.

Симин всегда находила повод для смеха. Каждый раз, когда кто-либо в тюрьме начинал чрезмерно беспокоиться, она отпускала шутку за шуткой до тех пор, пока все не начинали смеяться. Однако, в отношении того, что должно было произойти с ней, она всегда была совершенно уверена, так как перед арестом во сне ей явился Бахаулла и сообщил, что Он заберёт её к Себе. Она всегда говорила: „Заррин, госпожа Заирпур, госпожа Ялда’и и я – уйдём без сомнения.“

Она была исполнена любви к Бахаулле и гордилась тем фактом, что в период допросов, все бахаи в тюрьме жили в соответствии с основополагающими принципами Веры. „Так как в тюрьме мы образуем довольно большую группу, то будем признаны мировой общественностью“, – говорила она. „Исламский режим будет вынужден наложить запрет на административную деятельность бахаи и, таким образом, сделает практическое вероисповедание Бахаи вне закона. Вот тогда мир и узнает о нас.“

Одна из её любых шуток, которая всегда вызывала у нас смех, была шутка связанная со смертью и Небесами. Она говорила, что в случае, если она будет казнена, то перевернёт всё вверх дном на Небесах, лишь с тем, чтобы усложнить жизнь ангелам, дабы и они прочувствовали, чтó всем нам пришлось испытать на земле. Само собой, бахаи не верят в Небеса, как в некое место над облаками, но сила нашего воображения была так велика, что рисуя себе всё это, мы просто скрючивались от смеха.

Я никогда не видела её подавленной или несчастной, кроме, пожалуй, одного утра, когда она в слезах пришла в мою камеру и рассказала следующее: „В эту ночь мне снился сон, что Зияулла Ахрари пришёл в Аделабад, чтобы узнать у нас, что мы сделали для Веры. Я ответила: „Мы рассказали надзирателям о принципах нашей Веры, и мы попытались разъяснить те ошибочные представления, которые сложились в отношении Веры так, чтобы Дело стало как можно более ясным и понятным.“ Но доктор Ахрари ответил: „Вы ещё ничего не сделали. Делу Бога нужна кровь бахаи. Поэтому мы пожертвовали ради него нашими жизнями.“

Слёзы стекали по щекам Симин, когда она сказала: „А ведь всё так и есть, как говорил доктор Ахрари, мы ещё ничего не сделали.“ С того дня она не могла более сидеть спокойно. Она ходила от камеры к камере и повторяла: „Мы ещё ничего не сдeлали.“

Я ясно помню последнюю фазу её допросов. В один из таких дней, вернувшись во второй половине дня в камеру, она радостно сообщила нам: „Религиозный Магистрат приговорил меня к смерти через повешение. Они написали 16 пунктов моего обвинения и сказали, что если я хоть одним словом дам им понять, что не желаю более быть бахаи, то они меня освободят. Я сказала им, что предпочитаю умереть.“

(перевод с немецкого, М.Беккер)

Этот рассказ в формате MS Word

Из этой же книги «История Олии» читайте рассказ про другую иранскую женщину-бахаи, приговоренную к смерти — Тахири Сиявуши

Биографии бахаи собраны на сайте BahaiArc в разделе жизнеописания.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Новый фильм к 200-летию Баба!

Фильм "Восхождение Света" к двухсотлетию рождества Баба

Поделитесь идеями, опытом и материалами, как праздновали 200-летие рождества Баба! Присылайте для размещения на сайте «Архивы — память общины» по эл. почте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рекомендуйте друзьям

Дома Поклонения Бахаи

Передать в архив

Отправить материалы в "Архивы — память общины" легко. Нажмите на картинку и загрузите файлы.

загрузить файл в архив

BahaiArc — хорошая площадка, чтобы поделиться вашими переводами текстов бахаи. Присылайте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.