Home
Facebook

Новое издание!

Подготовлено исследовательским отделом Всемирного Дома Справедливости

Целомудренная и святая жизнь

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

Сады бахаи в Хайфе и Акке

At Bahai Gradens

Новый раздел на сайте:

 

Cады бахаи!

Вы читали эту книгу?

Основная работа Шоги Эффенди


ЗАКОНОЦАРСТВИЕ БАХАУЛЛЫ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

Послание к Ахмаду (на арабском) Лоух-е-Ахмад (Скрижаль Ахмада) — одна из самых известных Скрижалей Бахауллы, переведенная на английский и многие другие языки. Она была явлена в честь Ахмада, уроженца Йезда, и появилась на свет приблизительно в 1282 г. Хиджры (1865). Даже в ходе беглого просмотра оригинала можно понять, что Бахаулла создал Скрижаль до того, как его отравил Мирза Йахья.

Чрезвычайно интересна биография Ахмада. Община бахаи из Ашхабада составила описание его жизни. Из их рассказа известно, что Ахмад прожил сто лет и умер в 1320 г. Хиджры (1902). В неопубликованной «Истории Веры в провинции Йезд» Хаджи Мухаммад Тахир-е Мальмири также записал небольшой рассказ о жизни Ахмада. Автор утверждает, что Ахмад скончался в возрасте 113 лет!

Ахмад родился в богатой и влиятельной семье. В раннем отрочестве он почувствовал неодолимую тягу к мистицизму. Он часто запирался в комнате, желая общения с Богом. Самая страстная надежда в жизни заключалась для него в близкой встрече с обещанным Каимом (Обещанным Ислама). Он выслушивал каждого, кто мог бы показать ему желанную дорогу и часто сиживал у ног отшельников и дервишей, объявивших себя носителями божественного света.

Однако отец и вся его семья правоверных мусульман были обеспокоены влечением сына к нищенской жизни и аскетизму. Они упорно настаивали, чтобы сын отказался от своих мыслей, но неукротимый дух Ахмада нельзя было сковать цепями общепринятого. Считая, что у родного очага не получишь духовного развития, Ахмад предпринял необычное по тому времени решение оставить дом. Тогда молодым редко случалось покидать родной город и особенно без согласия родителей. Но Ахмадом обуревала неукротимое желание отыскать самою Истину и достичь присутствия Каима.

Под предлогом, что идет в общественную баню, однажды утром Ахмад с узелком белья исчез из родного дома. Он следовал в южном направлении, пока не достиг границ Индии, где надеялся найти путеводную нить к своему Возлюбленному. Вероятно, это произошло примерно в 1242 г. Хиждры (1826), двумя десятилетиями раньше Возвещения Баба.

По мнению Хаджи Мухаммад-Тахир-е-Малмири, Ахмаду, когда он оставил Йезд, было 20 лет от роду. Он пишет:

«Я провел с ним [Ахмадом] около четырех лет, когда он доживал последние годы жизни в Мундж-е-Баванат [провинции Фарс]. Во время правления Фат-Али Шаха, когда губернатором Йезда был князь Ханлар Мирза, Ахмаду исполнилось 20 лет. Тогда его привлекал аскетизм, и он проводил время в молитвах и медитациях. Он желал стать странствующим монахом и в рубище дервиша отправился из Йезда в Индию. На своем пути он познакомился в Бушире с булочником и какое-то время гостил в его доме. Бывало, он вспоминал этого булочника, говоря, что тот занимал высокое положение в духовных сферах, сознавал божественное присутствие и полагал, что ему передался духовный опыт. Однако, Ахмад оставил Бушир и устремился в Бомбей, где не расстался со своей жизнью аскета, молился и занимался медитацией».

Ахмад рассказал, что на своем пути он знакомился со многими мистиками, суфи и прочими носителями разных учений. Но разочаровался и утратил иллюзии. Несмотря на суровую самодисциплину и следование многим религиозным обрядам, таким, как лежа ниц на земле повторять 12 тысяч раз строку из Корана, Ахмад не достиг своей желанной цели в Индии. Смятенный и разочарованный Ахмад повернул назад в Персию. Он обустроился в Кашане, там женился и зарабатывал на жизнь ручным ткачеством. Ниже приведен отрывок из его разговора с верующим:

«Прошло какое-то время, и новость о Бабе из Шираза долетела до многих уголков страны. Достигла она и Кашана. Я почувствовал в себе жгучую потребность подробно разузнать об этом сообщении. Я наводил справки, где только удастся, пока однажды не встретил путешественника в караван-сарае. Когда я расспросил его, он ответил: «Если ищешь правды, следуй в Маншад, где сможешь увидеться с муллой Адбул-Халик-е-Йезди, он и поможет тебе в твоем поиске».

Услышав это, я ранним утром пустился в путь, пешком пройдя до Тегерана, а оттуда до Маншада. Однако по прибытии в город я занемог. Болезнь затянулась на два месяца. Выздоровев, я постучался в дом муллы Абдул-Халика и передал через слугу, что желаю увидеться с хозяином. Встретившись с муллой, я сообщил ему о своем намерении. Услышав мои слова, он рассердился и прогнал меня. Однако, на следующий день я вновь стучался в его двери, громко кричал и умолял просветить меня. Когда он увидел, что я настроен серьезно и неколебим в поисках истины, то велел мне прийти вечером в мечеть Гавхар-Шада, где обещал свести меня с тем, кто может рассказать всю правду.

 Вечером я пошел в мечеть, но после молитвы и проповеди потерял муллу в толпе прихожан. Придя поутру к его дому, я объяснил, что случилось вчера. Он наказал мне отправляться вечером в мечеть Пир-Зан и обещал, что пошлет человека, который встретит меня там и отведет в назначенное место. Следуя за встретившим меня в мечети провожатым, через какое-то время я миновал коридор, выводящий во двор дома и поднялся по лестнице в какую-то комнату. Я увидел почтенного вида человека, занимавшего почетное место. Стоявший у дверей Абдул-Халик шепнул мне, что этот великий человек и желал встретиться со мной. Тот человек был не кем иным как муллой Садик-е-Хоросани.

После нескольких встреч я почувствовал, что могу понять и принять истину, заключенную в Послании Баба. Впоследствии мулла Садик напутствовал меня вернуться в Кашан к семье и работе. Он также посоветовал мне не обучать Вере до тех пор, пока не найду внемлющее своим речам ухо.

Итак, я вернулся в Кашан и вскоре узнал, что Хаджи Мирза Джани также был верующим. Кроме нас двоих, бабидов в городе больше не было. Когда Баба вели из Исфахана в Тегеран, Хаджи Мирза Джани заплатил 200 туманов офицерам [которые сопровождали Баба до столицы] за то, чтобы те позволили остановиться Бабу в его доме на две ночи. Хаджи Мирза Джани пригласил и меня прийти к нему и увидеть нашего возлюбленного Господа».

Впоследствии Ахмад описывает, какое впечатление произвел на него Баб, когда Он разговаривал с небольшой группой богословов из Кашана, и повествует о Его величии. Вскоре после этой беседы в Кашане возросло число верующих, и началась их травля. Ахмад продолжает свой рассказ:

«Однажды группа головорезов напала на верующих и разграбила все наше имущество, даже выбив при этом все окна и двери. Я укрылся в вытяжной башне и прятался там сорок дней. Друзья тайком приносили мне воду и пищу.

Поскольку оставаться в Кашане было теперь трудно, я отправился в Багдад. Уже минуло почти пять лет, как Бахаулла поселился в этом городе. В дороге я встретил путешественника. Мы оба сделали вид, что стремимся в Кербелу. На всем пути мы вели себя как мусульмане и исправно совершали намазы, предписанные Исламом. Прибыв в Багдад, я пустился к дому Бахауллы и вдруг заметил, что попутчик тоже идет в этом направлении. Вскоре я узнал, что и он тоже бабид! Оказалось, что мы оба скрывали нашу веру.

После того, как меня пропустили в дом Бахауллы, я достиг Его присутствия. Он повернулся ко мне и сказал: «Что за человек! Он становится бабидом, а после прячется в ветровой башне!» Я задержался в Багдаде на шесть лет, занимаясь ткачеством. В течение этого времени моя душа обильно подпитывалась Его славным присутствием, и я удостоился чести проживать во внешних покоях Его благословенного дома.

Однажды до нас дошла весть о гибели Сейида Измаила из Завариха. На это Бахаулла сказал: «Он погиб не от чужой руки. Из-за тысячи тысяч световых завес мы пролили на него лучи нашей славы; он не смог вынести этого бремени и предал сам себя смерти». Затем несколько человек пошло на берег реки. Там мы нашли Сейида Измаила с перерезанным горлом. В руке была зажата бритва. Мы забрали тело и похоронили.

Я нежился в лучах присутствия Бахауллы, пока не передали указ султана о высылке в Константинополь. На 31 день после Навруза Благословенная Красота отправился в сад Наджиба Паши. В тот день уровень воды в реке сильно поднялся, и пришлось открыть шлюзы, чтобы избежать наводнения. На девятый день вода спала, и семья Бахауллы, покинув багдадский дом, направилась в сад. Как только они перебрались на другой берег река вновь вспучила воды, и опять пришлось открывать шлюзы. На двенадцатый день Бахаулла отправился в Константинополь. Несколько верующих сопровождало Его, а некоторым, в том числе и вашему покорному слуге, пришлось остаться в Багдаде. Перед самым Его отъездом все мы находились в саду. Те, которым суждено было остаться, стояли по одну сторону. Его благословенная Личность подошла к нам со словами утешения. Он повторил, что нам лучше остаться. И добавил, что позволил себя сопровождать некоторым только потому, чтобы они не доставили верующим хлопот и удержать их от дурных поступков. Один из друзей, в голосе которого слышалось сильное волнение и глубокая печаль, процитировал строки из Саади:

«Нас слезы оросят, как ливень в дни весны. И камни вопиют, когда любовники разлучены». (перевод Г.С.)

«Эти слова поистине предназначены для сегодняшнего дня», — заметил Бахаулла».

Эти несколько рассказов о Бахаулле, которые Ахмад оставил потомкам, вместе с его краткой биографией составляют большую часть его устной хроники. В ней он не останавливался подробно на том, какое потрясающее воздействие на него оказали встречи с Бабом и Бахауллой. Также как умолчал он о тех шести солнечных годах, прожитых в тесной близости с Бахауллой. Но мы знаем, что мало кто из товарищей Бахауллы по Багдаду обрел такую веру и духовное видение, как Ахмад. Он получал живительную влагу от мощного Откровения Бахауллы и обладал способностью черпать из Него огромную духовную энергию и свет, которые не оставляли его за всю долгую жизнь.

Об этом человеке Хаджи Мухаммад-Тахир-е-Малмири пишет:

«Ахмад оставался в Багдаде несколько лет и виделся с Бахауллой. Он принимал Его дары и благорасположение. Однажды он сказал мне, что видел потаенную красоту Благословенного Совершенства. Он говорил правду: у него была Скрижаль, собственноручно записанная Бахауллой, в которой удостоверялось, что Ахмад узрел Его сокровенную красоту».

После отъезда Бахауллы в Константинополь, Ахмад оставался в Багдаде и с небывалой преданностью служил Вере. Однако в его сердце гнездилось страстное желание вновь достичь присутствия Своего Повелителя. Спустя некоторое время желание стало нестерпимым, и он отправился в Адрианополь. Когда он достиг Константинополя, Бахаулла прислал ему Скрижаль, широко известную нынче под названием Послание к Ахмаду. Прочитав ее, Ахмад понял, каких поступков от него ждут, и подчинился воле Бахауллы. Не дойдя до конечной остановки своего пути, он повернул в Персию с единственной целью обучать вере и распространять Послание Бахауллы среди бабидов.

Следуя примеру Муниба и Набиля Азама, которых Бахаулла также отослал учить Божьему Делу, Ахмад путешествовал по всей Персии и благовестил многим бабидам о приходе «Того, Кого явит Бог». Благодаря его преданности и стараниям огромное число людей признали положение Бахауллы и стали Его ревностными последователями. В то время община бабидов находилась в состоянии разброда и шатания, и поэтому иногда бабиды относились враждебно к учителям бахаи. В своем повествовании Ахмад рассказал об инциденте такого рода, происшедшем в Хорасане:

«Я покинул Тегеран, устремившись в Хорасан и многим рассказывал о пришествии «Того, Кого явит Бог». Я пришел в Фуруг (провинции Хорасан) в одежде дервиша и поведал о «Том, Кого явит Бог» мулле Мирзе Мухаммаду и его братьям (Человек, уцелевшший в сражении у форта Шейха Табарси; он стал страстным приверженцем Бахауллы). В ходе наших словопрений они разозлились и яростно накинулись на меня. В разгоревшейся стычке мне выбили зуб. Когда драка прекратилась, я продолжил спор, говоря, что Баб особо подчеркивает, что «Тот, Кого явит Бог» придет под именем Баха. Они пообещали внять призывам Бахауллы, если я смогу доказать сказанное. Я попросил их принести мне Сочинения Баба. Они открыли потайную дверцу в стене и извлекли оттуда укрытые от взора врагов Писания Баба. Как только я открыл одну из книг, мы натолкнулись на отрывок, где говорилось, что «Тот, Которого явит Бог» будет носить имя Баха. Братья с радостью приняли Веру Бахауллы, и я оставил их, отправившись по другим городам».

Об Ахмаде и его последних днях жизни Хаджи Мухаммад-Тахир-е-Малмири написал следующее:

«В течение некоторого времени Ахмад жил и трудился в Кашане. Послание к Ахмаду (на арабском) было явлено в его честь, и он обычно брал с собой оригинал, написанный собственноручно Благословенной Красотой. Однако, его жена умерла в Кашане, а его дочь вышла замуж за человека, который занимал пост Сакка-Баши (смотрителя за водными запасами) при дворе Насера ад-Дина Шаха в Тегеране. Вскоре после этого Ахмад отправился в Шираз, а затем в Нейриз, где вновь женился и прожил около 20 лет. Также он провел какое-то время в Сарвистане (провинции Фарс). Это был очень простой, чистый помыслами и правдивый человек. Причина его переселения в Мундж крылась в желании добраться до Тегерана. Его дочь... вновь написала Ага-е-Башир-е-Илахи с просьбой помочь ее престарелому отцу прибыть в столицу, так как она сильно желала увидеться с ним. Однако Ахмада трудно было склонить к этому. Ему было 96 лет, когда он прибыл в Мундж, но он был в добром здравии и силе. Большую часть времени он проводил в чтении Священных Писаний и особенно адресованной ему Скрижали, которую часто читал нараспев. Четыре года он прожил в Мундже, пока Афнан не устроил его переезд в Тегеран под опекой своего верного слуги. Некоторое время Ахмад гостил в Тегеране, а затем направился в Казвин».


 

Приводимые здесь слова Бахауллы являются лишь пересказом смысла сказанного.Tablet of Ahmad

Текст по Stories of Bahá’u’lláh and Some Notable Believers by Kiser Barnes, стр. 313-320.

Также смотрите рассказ о жизни Ахмана «Пламя Огня» в онлайн библиотеке бахаи.

 

Послание к Ахмаду можно найти в большинстве молитвенников бахаи. Тексты некоторых из них имеются на нашем сайте в разделе библиография книг бахаи.  

Эту историю об Ахмаде хорошо использовать для информационной части молитвенной встречи или любой другой встречи бахаи, где подобный рассказ подойдет по формату. Также имеется более краткое изложении истории о жизни Ахмада, которое подготовил Ричард Франсис.

Если для молитвенной встречи вам понадобятся распечатки Послания к Ахмаду, то вы можете воспользоваться готовым файлом на нашем сайте. Здесь весь текст молитвы умещен на одну страницу.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Напишите нам!

images/temp/slider/FB_booklets1.jpg

Из словаря бахаи

Антихрист Откровения бахаи (баби) — Сейид Мухаммад-и Исфахани, человек, подстрекавший Мирзу Яхью, сводного брата Бахауллы, к борьбе за главенство в общине баби и несущий главную ответственность за самую серьёзную попытку раскола в истории Веры Баби и Бахаи.

Баб — Буквально Врата — имя, принятое Мирзой Али-Мухаммадом (1819–1850) после провозглашения Им Своей Миссии в мае 1844 г. в Ширазе. Он является Основателем Веры Баби и Провозвестником Бахауллы.

Нажимайте, чтобы прочитать другие словарные статьи...

Рекомендуйте друзьям

Дома Поклонения Бахаи

Стать бахаи

Передать в архив

Отправить материалы в "Архивы — память общины" легко. Нажмите на картинку и загрузите файлы.

загрузить файл в архив

BahaiArc — хорошая площадка, чтобы поделиться вашими переводами текстов бахаи. Присылайте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.