Home
Facebook
Курсы Рухи

Приглашаем!

Электронные книги бахаи

Цитата

Когда человек ясно различает элементы, характеризующие прошлое, это позволяет ему еще более эффективно вносить вклад в формирование будущего.

Институт Рухи

Участвуйте!

Присылайте свои материалы для размещения на сайте "Архивы — память общины"! Мы всегда рады сотрудничеству!

Последователям Бахауллы в Колыбели Веры

День Завета

26 ноября 2003 г.

Этот документ в формате MS Word 

Горячо возлюбленные друзья!

Прошло немногим более 125 лет с тех пор, как Абдул-Баха обратился с открытым письмом к народу вашей страны. Из-за важной роли, которую Он играл в религиозной общине, ставшей жертвой непримиримых предрассудков, Автору пришлось воздержаться от того, чтобы ставить под этим документом Свое имя. Его послание, однако, было весьма недвусмысленным. Побуждаемый глубокой любовью к родной земле, которую Он не видел в течение многих лет, с самого детства находясь в ссылке, Учитель пламенно призывал соотечественников вспомнить те дни, когда Иран был «подобен сердцу мира», был «источником и центром наук и искусств, неистощимой сокровищницей великих изобретений и открытий, богатой залежью человеческих добродетелей и совершенств». Настало время, утверждал Он, когда наследники столь великой цивилизации могут — более того, должны — подняться и вернуть утраченное ими наследие.

Главной идеей, пророчески возвещенной в письме, была мысль о том вызове, что бросает нам современность. Сегодня этот вызов стал главным предметом размышлений для людей всей планеты, а не только народов исламского мира. Смысл происходящих в современном мире событий и отдельные черты поднимавшейся в то время волны культурной революции были ясно указаны в послании Учителя: конституционное и демократическое правительство, власть закона, всеобщее образование, защита прав человека, экономическое развитие, религиозная терпимость, развитие полезных наук и технологий, а также программы социальной защиты населения. Восславив успехи в тех направлениях, которые Он определил как «светские и материальные аспекты цивилизации», Учитель четко дал понять, что Он не предлагает только лишь доверчиво следовать примеру Запада. Совсем наоборот. Выражаясь весьма недвусмысленно, Он изобразил европейское общество как погружающееся в «море страсти и желания», пребывающее в ловушке материалистического восприятия действительности, каковое восприятие не может принести ничего, кроме разочарования:

Будьте справедливы: может ли эта так называемая цивилизация, не подкрепленная подлинной цивилизованностью личности, принести мир и благосостояние людям или завоевать благорасположение Бога? Не означает ли она, скорее, уничтожение достояния человека и разрушение основ счастья и мира?

Он призывал читателей более пристально взглянуть на происходящее. Поскольку подробное рассмотрение исторических процессов осложнило бы восприятие произведения, которое было задумано как призыв к размышлению и действиям, Абдул-Баха ограничился лишь несколькими характерными примерами, подтверждающими Его выводы. Все они были так или иначе посвящены той преобразующей силе, благодаря которой шло развитие человечества на протяжении веков, что и заслужило впоследствии печатному варианту этого письма знакомое название «Секрет Божественной Цивилизации». Обозревая события персидской истории и цитируя выдержки из Святого Корана, письмо призывало читателей глубоко поразмыслить над уникальным даром, который способствует любому человеческому развитию:

Вдумайтесь: все сии многообразные явления, сии теории, знания, достижения техники и философские системы, сии науки, искусства, производства и изобретения — все они порождены человеческим умом. Всякий народ, глубже других погружавшийся в сие безбрежное море, в итоге превосходил прочих. Счастье и гордость нации состоят в том, чтобы воссияла она, подобно солнцу, в небесных высотах знаний.

Секрет Божественной Цивилизации — гимн творческой роли, которую играет мыслительная способность, этот величайший дар Бога человечеству, в развитии цивилизации. Среди плодов умственной деятельности, которым Он придавал особое значение, Учитель выделил научные и технологические достижения. Он призвал читателей поразмыслить над тем, какую пользу сможет извлечь персидское общество, должным образом воспользовавшись тем, что было достигнуто в этом отношении народами других стран, как на Западе, так и в других частях света. Именно свободные силы человеческого интеллекта, утверждал Он, открыли и освоили все те блага, которыми пользуются сейчас люди, и невозможно найти уважительной причины для того, чтобы воздвигать культурные или национальные барьеры на пути этого вселенского процесса. Достижения интеллекта являются общим достоянием всего человеческого рода, и если какая-то конкретная нация начинает использовать их, это не принижает ее и не отражается на ее врожденных способностях.

На гораздо более глубоком уровне, Учитель обратил внимание читателей на духовные силы, упорядочивающие и стимулирующие работу ума. В одном из самых ярких мест Своего письма Он бросает вызов тем глубоко укоренившимся заблуждениям касательно природы человека и общества, что уже привели к печальным последствиям в других странах, и которые могли бы, если их не исправить, лишить иранцев возможности объективно оценивать текущую ситуацию и использовать предоставляющиеся им возможности. «Некоторые полагают,— замечает Абдул-Баха,— что врожденное чувство достоинства удержит человека от дурных поступков и станет залогом его духовного и физического совершенства». Он указывает, что верно как раз обратное: легко видеть, что развитие человека зиждется на воспитании. Затем Он делает из этого закона выводы о том, как должно развиваться общество. Все факты неопровержимо свидетельствуют о том, что постепенное повышение культурного уровня человечества отнюдь не является естественным природным процессом, но обязано воздействию на разумную душу наставлений сменяющих друг друга Посланников Божиих. Именно благодаря Их вмешательству, и ничему иному, народы мира, независимо от своей национальной или религиозной принадлежности, усваивали ценности и идеалы, позволявшие им использовать материальные ресурсы и технологические средства в деле улучшения человеческого характера. Именно Они в каждой эпохе определяли, в чем состоят смысл и требования современности. Именно Они суть истинные Воспитатели человечества:

Божественные вероучения — источник всеобщего благоденствия, ибо они ведут своих истинных последователей к чистоте помыслов, высоким устремлениям, святости и безупречной честности, к непревзойденной доброте и состраданию, они дают силы оставаться верным своим обязательствам, призывают к заботе о правах ближних, к широте взглядов и справедливости во всех аспектах жизни, к гуманности и благотворительности, к доблести и неослабным усилиям на поприще служения человечеству. Таким образом, именно религия воспитывает в людях все добродетели, и именно эти добродетели суть ярчайшие светильники цивилизации.

Мы кратко остановились на аргументах этого выдающегося обращения Абдул-Баха по той причине, что нынешние события убедительно подтверждают и Его диагноз, и предписанное Им лечение. Содержащиеся в нем идеи бросают свет как на ситуацию, в которой ныне оказался иранский народ, так и на вытекающие из нее следствия для вас, последователей Бахауллы в этой стране. Послание было призывом, обращенным и к лидерам страны, и к ее населению, освободиться от слепого подчинения догмам и признать необходимость коренного изменения своих поступков и мировоззрения, в особенности же — быть готовыми отказаться от личных и клановых интересов в пользу насущных нужд общества в целом.

Как вам хорошо известно, призыв Учителя был проигнорирован. Бьющаяся в тисках изжившей себя деспотии Каджаров, которую сдерживала только ее собственная некомпетентность, Персия все больше впадала в застой. Продажные политики соревновались друг с другом, чтобы урвать как можно большую долю от тающего богатства страны, сползающей в пропасть банкротства. И что еще хуже, народ, давший когда-то миру ряд величайших мыслителей в истории цивилизации — Кира, Дария, Руми, Хафиза, Авиценну, ар-Рази и многих других — стал жертвой касты духовенства, настолько же невежественной, насколько коррумпированной, которая могла сохранить свои жалкие привилегии, только возбуждая в беспомощных массах иррациональную боязнь всего прогрессивного.

Не приходится удивляться тому, что, воспользовавшись хаосом, последовавшим за Первой мировой войной, одному амбициозному армейскому офицеру удалось захватить власть и стать единоличным диктатором. По его мнению, как и по мнению его сына, сменившего его на этом посту, секрет избавления Персии от всех ее недугов заключался в систематическом копировании Запада. Нуждам нового национального правительства служили школы, общественные учреждения, отлаженная бюрократическая машина и хорошо оснащенная армия. Поощрялись иностранные инвестиции как средство эксплуатации огромных природных ресурсов страны. Женщины были освобождены от наихудших ограничений, препятствовавших их развитию, обретя возможность получать образование и нужные обществу профессии. Хотя меджлис во многом оставался косметической структурой, появилась надежда, что со временем он сможет превратиться в подлинно демократический институт управления.

Однако имели место и другие тенденции. Целенаправленная эксплуатация иранских нефтяных ресурсов позволила накопить почти сказочные богатства. В отсутствие даже подобия системы социальной справедливости основным результатом этого стало непомерное обогащение привилегированного, озабоченного только своими интересами меньшинства, тогда как основная масса населения осталась почти такой же нищей, как и ранее. Дорогие народу культурные символы и воспоминания о героическом прошлом воскрешались только для того, чтобы прикрыть вопиющее бескультурье общества, нравственность которого строилась на зыбучем песке амбиций и страстей. Протесты, даже самые разумные, душились тайной полицией, за которой не существовало никакого конституционного надзора.

В 1979 году иранский народ сбросил эту диктатуру и отправил все эти фальшивые претензии на современность на свалку истории. Революция была осуществлена объединенными силами множества разных групп, но ее главной воодушевляющей силой служили идеи Ислама. Взамен распутного потакания своим желаниям людям обещали достойную и благочестивую жизнь. На смену вопиющему классовому и экономическому неравенству должен был прийти дух братства, заповеданный Богом. Природные ресурсы, которыми Провидение так щедро наделило эту землю, были объявлены собственностью всего иранского народа, и благодаря им можно было бы обеспечить полную занятость и всеобщее образование. Новая «Исламская Конституция», на первый взгляд, торжественно гарантировала всем гражданам республики равенство перед законом. Правительство должно было добросовестно стремиться сочетать духовные ценности с принципами демократического выбора.

Но как эти обещания соотносятся с мнением подавляющего большинства иранцев 25 лет спустя? Отовсюду сегодня слышны голоса протеста по поводу внутренней коррупции, политического манипулирования, угнетения женщин, беззастенчивого нарушения прав человека и подавления свободы мышления. К чему приводят, следует также спросить, ссылки на авторитет Святого Корана, которыми пытаются оправдать подобную ситуацию?

Кризис цивилизации в Иране будет разрешен не путем слепого копирования явно ущербной западной культуры и не бегством к средневековому невежеству. Ответ на эту дилемму был дан еще на пороге этого кризиса, изложенный в кристально ясных и исключительно убедительных терминах выдающимся Сыном Ирана, Которого сегодня чествуют на каждом континенте мира, за исключением, к несчастью, Его родной страны. Поэтический гений Персии подметил иронию этой ситуации: «Я обошел весь мир в поисках моего Возлюбленного, а Возлюбленный мой ждал меня в моем собственном доме.» Высокая оценка Бахауллы со стороны всего мира, вероятно, наиболее отчетливо проявилась 29 мая 1992 года, в столетие Его смерти, когда бразильская Палата депутатов собралась на торжественное заседание, чтобы отдать дань уважения Ему, Его учению и заслугам основанной Им общины перед человечеством. На этом событии спикер Палаты и представители каждой из партий по очереди выходили на трибуну, чтобы выразить глубокое восхищение Тем, Кого они называли в своих речах Автором «самого колоссального религиозного труда, вышедшего из-под пера одного человека», послания, которое «отвечает интересам всего человечества, отвергая не столь существенные различия в отношении расы, национальности, границ или верований».

Какова же была реакция родной страны на появление Личности, влияние Которой так возвеличило имя Ирана? С середины XIX века, когда Бахаулла поднялся во имя продвижения Дела Божиего, Он стал жертвой ожесточенной кампании преследований — и это невзирая на ту высокую репутацию, которую заслужили Ему Его благотворительные деяния и интеллектуальные способности. Признав Его миссию и разделив Его страдания, ваши отцы удостоились бессмертной славы. На протяжении последующих десятилетий вы, каждая иранская семья бахаи — те, что остались верны Его Делу, те, что приносили во имя него жертвы и несли его благородное послание в самые отдаленные регионы планеты,— стали жертвами оскорблений, лишений и унижения.

Одним из самых ужасных бедствий, с точки зрения его трагических последствий, была клевета на Дело Бахауллы, изрекаемая той самой привилегированной кастой, к которой персидский народ привык обращаться за духовным руководством. На протяжении более чем 150 лет все средства массовой информации — кафедры мечетей, пресса, радио, телевидение и даже научные публикации — лгали людям, пытаясь создать глубоко искаженный образ общины бахаи, и всё это с единственной целью — возбудить презрение и враждебность со стороны народных масс. Не было такой клеветы, на которую бы они не отважились; не было такой лжи, которая бы смутила их. Ни разу за все эти годы вам, жертвам этих поношений, не было предоставлено ни малейшей возможности защитить себя или привести факты, разоблачающие эту продуманную кампанию по отравлению общественного сознания.

Достаточно упомянуть один-единственный пример. Среди бесчисленных достижений Дела особенно ярким было успешное воспитание в верующих, поколение за поколением, высочайших стандартов личной нравственности. Аргументы в защиту этого утверждения будут здесь излишними. Репутация общины бахаи по всему миру — как среди простых людей, так и правительств и международных организаций,— говорит сама за себя. Тысячи ваших соотечественников имели также хорошую возможность оценить ее характер на собственном опыте. И все же, побуждаемые неукротимой злобой, ваши самозваные враги в Иране без промедления обвиняли вас во всех формах человеческой извращенности, когда же эти обвинения пересказывались в свободных обществах, где Вера хорошо известна, они лишь свидетельствовали о низости тех умов, что оказались способны измыслить их.

Параллельно этой кампании морального унижения воплощалась в жизнь стратегия запугивания всех тех, кто, зная суть дела, пытался прийти к вам на помощь. Связав вас в общественном сознании с образом мысли и поведением, которые опасны для общества, ваши гонители затем стали обвинять всякого, кто заступался за вас, в том, что он также является бахаи, и поэтому ему нельзя верить. О глубине этого систематического искажения общественного сознания можно судить по той готовности, с которой люди, стоящие за всем этим, выставляли даже старинных оппонентов Дела как его тайных сторонников. Разве не дошли они до того, что стали утверждать, будто дискредитированный премьер-министр, отец которого был изгнан из общины бахаи именно за партийную политическую деятельность, и который до последнего момента своей жизни настаивал на своем исламском самосознании и создавал для общины бахаи значительные трудности,— в действительности был тайным приверженцем Веры?

Впрочем, ваши гонители не довольствовались одной лишь клеветой. На протяжении полутора веков вы постоянно терпели насилие. В последние десятилетия, после революции 1979 года, вы стали свидетелями того, как самые благородные мужчины и женщины, взращенные Бахауллой, бросались в тюрьмы по обвинениям настолько нелепым, что их даже не стоит комментировать, подвергались чудовищным пыткам и убивались после бутафорских судилищ, а имущество их расхищалось их обвинителями вместе с хулиганствующими служителями и защитниками последних. Избранные вами Духовные Собрания, на протяжении долгого времени служившие самыми яркими примерами демократических управляющих органов в стране, были распущены по произволу властей, а их члены похищались или убивались. Сколь многие дети остались сиротами! Как много было молодых людей, чьи образовательные планы и надежды на достойный заработок были жестоко разрушены! Как много стариков остались без крова, тогда как их пенсии, ради которых они работали всю жизнь, были конфискованы по указу людей, недостойных никакого уважения! Сколь многие родители вынуждены были хоронить изувеченные тела своих сыновей и дочерей на заброшенных пустырях, выделенных им для этой цели! Вспомним утопавшие в цветах кладбища бахаи, украшавшиеся на протяжении многих лет, а затем жестоко разрытые бульдозерами, причем драгоценный прах множества возлюбленных смешивался с грязью и сгребался в кучи!

Те, кто совершал эти зверства, всегда готовы бурно возмущаться — на что они, конечно же, имеют полное право — если в другой стране какое-то место, связанное со священным именем Ислама, подвергается даже малейшему оскорблению. Но как насчет Святынь бахаи в Иране? Как насчет Дома Благословенного Баба в Ширазе, объекта паломничества для всего мира бахаи, разрушенного муниципальной бригадой по сносу домов, работу которой направляли муллы? Это священное место затем, в качестве окончательного осквернения, было заасфальтировано. Говоря о людях извращенных настолько, что они могут совершать такие злодейские поступки, Бахаулла провозгласил: «Бог полностью отвергает их, и Мы поступаем так же».

Никто не собирается заявлять, что вы одиноки в своих страданиях. Жертвы несправедливости сегодня исчисляются многими и многими миллионами. Каждый год повестки дня правозащитных организаций переполнены заявлениями от представителей угнетенных меньшинств всякого рода — религиозных, этнических, социальных и национальных. Как сказал Бахаулла: «Справедливость в сей день оплакивает свою участь, и Равенство стонет под игом угнетения». Однако тех восприимчивых людей, что наблюдали такие ситуации, обеспокоили даже не столько физическая боль и материальные потери жертв, как нанесенный им духовный ущерб. Целенаправленное угнетение ставит перед собой задачу лишить человеческого облика тех, на кого оно направлено, представить этих людей как таких членов общества, которые не имеют права на уважение. Там, где подобные условия сохраняются на протяжении достаточно длительного времени, многие из пострадавших теряют уверенность в самих себе. Они неумолимо утрачивают тот дух инициативы, который является неотъемлемой частью человеческой природы, и низводятся до уровня бессловесных тварей, с которыми правители могут поступать так, как им заблагорассудится. Более того, некоторые из людей, непрестанно подвергающихся угнетению, настолько привыкают к этим зверствам, что готовы сами совершать насилие над окружающими, как только предоставляется такая возможность.

Так что же, начинают спрашивают люди во всем мире, сохраняет вас от этой духовной порчи? Где черпаете вы силы, чтобы не допускать в свои сердца чувство обиды и великодушно прощать тех, кто приложил руку к вашим бедствиям? Каким образом после более чем столетия упорных преследований и расчетливого геноцида последних 25 лет вы по-прежнему не утратили ни своей нравственной цели, ни любви к той стране, где вы так много страдали? Ответ на это дают несравненные слова Бахауллы:

Видно, что любой огонь можно потушить, кроме огня Любви к Богу, ярко пылающего в сердцах. Любое могучее дерево будет вырвано мощными ветрами, кроме деревьев Священного сада, и любой светильник будет задут, кроме светильника Дела Божиего, сияющего в сердце мира. Ветра сделают ярче его свет, и никогда не погаснет он.

Таков ответ, что даст история тем, кто пытается постичь эту тайну. Ваши жизни стали плодом этого Божественного сада, творением Созидательного Слова, которому вы отдали свои сердца. «О возлюбленные! Скиния единства воздвигнута; не считайте друг друга чужими. Вы — плоды одного дерева и листья одной ветви.» «…Любовь есть свет, в какой бы обители она ни пребывала, а ненависть есть тьма, где бы ни свила она свое гнездо.» «Когда бы человек постиг величие своего положения и свое высокое предназначение, он являл бы лишь добрый нрав, чистые деяния и достойное и похвальное поведение.» «В сей день все должны держаться того, что улучшает мир и несет знание его народам.» «…Уста предназначены для поминания того, что есть благо, не оскверняйте же их недостойными речами.» «Женщины и мужчины были и всегда будут равны в глазах Бога.» «Одна пылинка целомудрия величественнее, чем тысячи лет поклонения и море знания.» «Мы предписали всем заниматься ремеслами и производством, и считаем сие служением Богу.» «Надежность — величайшая из дверей, ведущих к покою и безопасности людей мира.» «Знание возвышает и развивает. Оно позволяет человеку перейти из мира праха в горние царства и ведет его от тьмы к свету. Оно спасает жизнь и дарует ее. Оно изливает живые воды бессмертия и ниспосылает небесную пищу.»

Всем вам с детства знакомо увещевание Абдул-Баха, в котором замечательно суммируются эти идеалы: «Быть бахаи значит быть подлинным воплощением всех человеческих совершенств.»

Дух находчивости и практичности, проявляемый вами, также становится большим утешением для измученных сердец ваших собратьев-верующих в других странах. Когда ваши дети изгонялись из школ по причине своей Веры, вы начали проводить занятия у себя дома. Выпускники учебного заведения, основанного вами с целью удовлетворить нужды студентов, которым также отказано в получении образования, сегодня блистают в престижных университетах других стран, где их дипломы с радостью признаются. Может статься, недалек уже тот день, когда возможности для саморазвития откроются и для тысяч других юных бахаи, которым сейчас в этом грубо отказано. Жертвенное объединение скромных доходов оказывается не только достаточным для того, чтобы члены общины избегли нужды, но и позволяет собрать достаточно средств на деятельность общего характера. В таких тяжелейших условиях продолжается энергичная общинная жизнь, причем уровень активности настолько высок, что его нельзя объяснить одними только испытаниями.

На протяжении более чем столетия этот дух приносил свои плоды как в Иране, так и по всему миру. Сегодня на планете не осталось ни одного региона, где способности иранских бахаи не придавали бы могучий импульс расширению работы по обучению, установлению и укреплению институтов Веры. Однако это воздействие не ограничивается лишь духовной жизнью Веры. Трудно найти хотя бы одну профессию, область науки или искусства, где иранские бахаи, особенно молодежь, не проявляли бы во всем великолепии те идеалы совершенства, о которых так часто говорил Абдул-Баха. Такие качества не появляются у человека мгновенно, нельзя их выработать и простым усилием воли. В жизни и трудах персидских пионеров по всему миру сегодня можно наблюдать плоды той культуры просвещения и самодисциплины, которой были заботливо окружены в своей родной стране они сами и их родители.

Для всякого непредвзятого наблюдателя вы являетесь живыми доказательствами того, что вера в Бога и уверенность в прогрессе общества великолепно гармонируют друг с другом, того, что наука и религия суть две неразделимые, взаимодополняющие системы знания, благодаря которым развивается цивилизация. Уже сейчас вы начинаете замечать первые признаки осознания этого в глазах множества ваших знакомых-мусульман. Эти друзья и соседи, которые поистине могут называться «народом, призывающим к праведности», с гневом наблюдали, как те, кого они знали как людей, не повинных ни в одном преступлении, были оклеветаны и подверглись нападкам, причем им не дали права на юридическую защиту. Может быть, они даже лучше вас самих чувствуют дух мужества и достоинства, проявленный вами в этих испытаниях. Они также начинают понимать подлинный характер тех, чьи оскорбления в ваш адрес бесчестят Ислам, именем которого они прикрывают совершаемые против вас преступления. Хотя вы до сих пор не свободны физически, вы, наконец, начинаете завоевывать признание как уважаемые и ценные представители иранского народа. Наступит день, когда ваши сограждане признают и оценят вклад, который вам суждено сделать в процесс выхода Ирана на его законное место среди народов мира.

Самой жестокой ошибкой со стороны правящей элиты было бы думать, что обретенная ими власть обеспечит им надежную защиту от безжалостного потока исторических перемен. Сегодня в Иране, как и по всему миру, этот поток становится все более упорным и бурным. Он уже не только подступает к дверям дома, но и затопляет его этажи. Направить его в другое русло невозможно. Не заметить его нельзя.

Именно поэтому Бахаулле так ожесточенно противостояло духовенство и правители,— верно, хотя и смутно различившие в Нем Глашатая грядущего общества справедливости и просвещения, где им самим не будет места. Не следует вам сомневаться и в том, что именно этот страх ответственен за нескончаемые волны преследований, которые вы терпите в течение столь долгого времени. Те, кто искренне исследует Дело Бахауллы, с готовностью признают, что община бахаи — это творческое меньшинство, воплощающее представление ее Основателя о грядущем мире и Его непреклонную волю в достижении этого будущего. Своей любовью, жертвами, служением и самой своей жизнью вы доказали, что являетесь истинными радетелями за прогресс дорогой вашему сердцу страны, о которой Абдул-Баха написал:

Небосклон Персии озарен сиянием небесного Светила. Вскоре уже Дневная Звезда вышнего царствия возгорится так ярко, что возвысит сию страну до поистине райских высот и заставит ее озарить всю землю. Вновь явится нетленная слава былых поколений, так что все очи будут ослеплены и исполнятся изумления….

Иран станет средоточием божественного великолепия. Его темная почва просветлится, и станет он блистательной страной. Хотя сейчас нет у него ни имени, ни славы, он прославится на весь мир; хотя сейчас бедствует он, но потом исполнятся его величайшие надежды и чаяния; хотя сейчас он нищ и жалок, он удостоится изобильных щедрот, достигнет отличия и обретет вечную славу.

Всякий раз, когда мы посещаем Святые Гробницы, вы занимаете главное место в наших сердцах и молитвах. Ваша долгая ночь закончится, и вы с радостью, собственными глазами узрите то могучее строение, что было воздвигнуто благодаря вашим жертвам.

 

Всемирный Дом Справедливости

Этот документ в формате MS Word (зеркальные поля, чтобы распечатывать с двух сторон листа)

Оригинал письма Всемирного Дома Справедливости на английском смотрите в библиотеке бахаи Bahá'í Reference Library

  

Также смотрите: Абдул-Баха. Секрет Божественной цивилизации. Пер. с англ. – СПб.: Единение, 2002. – 120 с.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Напишите нам!

Курсы Института Рухи

1 книга Института Рухи3 книга Института Рухи3 книга Института Рухи4 книга Института Рухи5 книга Института Рухи6 книга Института Рухи7 книга Института Рухи8 книга Института Рухи9 книга Института Рухи10 книга Института Рухи

Приглашаем принять участие!

bahai administrationГотовим к изданию на русском языке книгу Шоги Эффенди «Администрация бахаи».

Читайте подробности. Участвуйте!

Рекомендуйте друзьям

Дома Поклонения Бахаи

Стать бахаи

facebook page

BahaiArc — хорошая площадка, чтобы поделиться вашими переводами текстов бахаи. Присылайте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.