Зикру 'ллах Хадем

1904-1986

Dhikrulláh Khádim \ Зикруллах Хадем, Десница Дела БожьегоЗикруллах Хадем родился в 1904 году в Тегеране, Персия. Он был вторым из шести детей любящих и трудолюбивых родителей, Мирзы Насрулла и Радийа Ханум. Его отец, Мирза Насрулла, провел два года на Святая земле, служа Учителю, Абдул-Баха. Однажды, к его ужасу, Абдул-Баха отправил его обратно в Тегеран, чтобы тот женился. Желающий провести всю свою жизнь на службе у Абдул-Баха, Насрулла не хотел уезжать, но послушно выполнил пожелание Учителя. В Тегеране он женился на Радийа Ханум и посвятил себя духовному вскармливанию и воспитанию своей семьи.

Когда Зикруллах был ребенком, его дом был благословлен наличием двух исключительно смелых и выдающихся бабушек. Одна из них, которую он называл Биби Джан, неоднократно сопровождала другую преданную и бесстрашную женщину, Абджи Сьюзен, когда они подвергали свои жизни опасности, чтобы забрать драгоценные тела мучеников для подобающего погребения. Закутавшись в чадры, они направлялись на место, где тела были брошены без всякого уважения. Голося — «Мой брат, мой брат», они вызволяли останки, омывали их с нежной заботой и хоронили с должным уважением и в соответствии с законом бахаи.

Дом Хадема был полностью посвящен Делу и открыт для всех. Он был расположен в том тегеранском районе, где преобладали небольшие дома, окруженные высокими стенами с примыкающими крышами. Постройки, соединенные между собой узкими переулками и переходами, образовывали анклавы, где семьи бахаи могли собираться, огражденные от фанатизма горожан.

Любовь и гостеприимство настолько пропитали атмосферу дома Хадема, что тот был хорошо известен среди бахаи и представлял собой рай для странствующих учителей. Великие ученые бахаи бывали здесь и оставляли после себя частички своего энтузиазма и преданности. Зикруллах рос в этом вдохновляющем окружении, и у него имелось много образцов для подражания. Опьянённые Богом герои и героини. Среди известных учителей того времени были два брата, поэты Найир и Сина, а также великий учитель и исламский ученый, Фазил Ширази.

Учителя-бахаи и паломники со Святой земли также проходили через эти анклавы, принося последние новости о победах Веры и сообщения и Скрижали от Абдул-Баха. Бахаи взволнованно собирались, чтобы внимательно изучить божественные Скрижали при свете нескольких свечей, или пребывали в восторге, когда становились свидетелями преобразования ищущей души после принятия доказательств пришествия Обетованного. Эта увлеченная группа влюбленных в Бахауллу могла позволить себе на краткий миг не обращать внимание на фанатизм и смятение мира за пределами их святилища. Скоро, однако, им нужно было возвращаться через лабиринты проходов в свои дома. По пути им приходилось уворачиваться от камней, бросаемых в них, и слышать ругательства и оскорбления, выкрикиваемые уличными оборванцами.

Такими были условия, которые сформировали характер Зикруллах Хадема. С одной стороны, он был окутан духовной атмосферой отличающейся мужеством, героизмом и полным посвящением Бахаулле. Он нашел прибежище в активной общине, первоисточником которой был Абдул-Баха, и цели которой состояли в построении нового мирового порядка, содействии всеобщему миру и установлении единства человечества. Эта яркая и полная энергией жемчужина общины была окружена морем фанатизма, нетерпимости и ограниченности в мышлении. Суровый контраст между двумя мирами формировал личность Зикруллах. Он собственными глазами мог наблюдать героизм и достойную подражания храбрость мучеников и учителей Веры перед лицом жестоких атак и вопиющей несправедливости. И сам стал известен своим героизмом и смелостью. Он был всем сердцем предан Богу и одновременно был пылким защитником Его Веры.

С раннего детства Зикруллах Хадем проявил большой духовный потенциал. Его отец оценил это и был уверен, что однажды его сын возьмет на себя значительные духовные обязанности, как то подразумевал Абдул-Баха в одной Скрижали.

Будучи еще маленьким мальчиком Зикруллах очень внимательно относился к нуждам Веры. Так, когда Центральное Духовное Собрание Персии посоветовало друзьям передать слова своей поддержки возлюбленному Хранителю Веры Бахаи, Шоги Эффенди, он от всей души последовал этой рекомендации. Со слезами на глазах он написал письмо, наполненное великой любовью и преданностью, уверяя в своей верности. С этого момента стремление оказаться в присутствии возлюбленного Хранителя стало его всепоглощающей страстью. Его желание исполнилось в мае 1925 года, и Хранитель попросил этого пылкого паломника, стремящегося оказать любую услугу, передать персидской молодежи бахаи его любовь и ободрение, попросить их углубиться в Деле и изучать английский язык, особенно английскую литературу. Эта просьба заставила Зикруллах активно заняться изучением английского языка. Изучать который он продолжал всю свою жизнь. Потом это начинание получило подкрепление при последующих посещениях и переписке, когда Хранитель попросил его перевести статьи бахаи с английского на персидский. Хранитель отправил ценные экземпляры «Пришествие божественной справедливости», «Настал день обетованный», и два тома «Мир Бахаи» с инструкциями для Зикруллах перевести некоторые части для распространения среди бахаи Персии.

В конце этого первого паломничества он получил подарок — фотографию Абдул-Баха, на которой тот запечатлен с розой в руке. Возлюбленный Хранитель сказал ему: «Я дарю тебе фотографию возлюбленного Учителя в качестве сувенира». Нельзя описать, как бережно он хранил все подарки Хранителя. Его благоговение перед этими предметами свидетельствовало о его любви и преданности.

После этого паломничества Зикруллах Хадем с энтузиазмом принялся за новую задачу, двигался в новом направлении, наполненный новой страстью. Его единственная мысль, его единственное желание были направлены на то, чтобы порадовать своего возлюбленного.

По окончании обучения доступного в Тегеране он непродолжительное время преподавал в школе Тарбият. Затем он отправился на юг Персии, чтобы работать переводчиком и преподавателем в крупной англо-персидской нефтяной компании. Он разработал методику ускоренного обучения персидскому англоязычного населения, и затем открыл языковую школу, где использовалась эта методика. Когда ему было чуть больше двадцати, он достиг поворотной точки: следует ли ему продолжать работать в нефтяной компании или, как он хотел, возвратиться в Тегеран и заниматься своим делом? Он нашел подтверждение в сновидении, в котором Абдул-Баха оказал ему поддержку. Не сомневаясь, он уволился и вернулся в Тегеран, где и нашел работу, помогая правительству Ирака открыть посольство в Персии.

Его владение классическим арабским и персидским (благодаря знаниям Писаний), дипломатический французский (который он изучал как второй язык во время обучения в Дар ул-Фунун [политехнический университет]), и английский (который он старательно изучал, повинуясь Хранителю) позволили ему быстро отличиться. Именно на этом ключевом посте в посольстве он смог выполнить для Веры много исторически важных поручений. Например, передать на Святую землю меч Муллы Хусейна и другие исторические ценности Веры.

Пока у него была работа в посольстве, Зикруллах Хадем женился на Джавиддахт Джавид, тоже из семьи бахаи. Госпожа Кит Рэнсом-Келер, который суждено было стать мучеником в Персии и посмертно назначенной Десницей Дела Божьего, одобрила их брак в трогательном послании Зикруллах, который служил ей преданным секретарем, был другом и компаньоном во время ее пребывания в Персии. Брак состоялся 3 октября 1933 года. У них родилось пять детей, все пятеро преданные служители Дела.

Зикруллах совершил поездки на Святую землю в 1939 и 1940 годах и получил еще задания от возлюбленного Хранителя. В частности, ему было поручено объехать от имени Хранителя всю Персию. Шоги Эффенди проявил большой интерес к отчетам о его поездках и неоднократно поощрял его в телеграммах и письмах. После того как Зикруллах проехал по стране, Хранитель попросил его повторить свое путешествие. Он поставил перед ним конкретные задачи, такие как фотографирование мест бахаи в Персии и могил мучеников в Нейризе. Выполнение последней задачи привело к его аресту и краткому заключение в этом фанатичном регионе.

В феврале 1940 года возлюбленный Хранитель возложил на Хадема великую миссию — получить для персидских бахаи прямое разрешение от правительства на совершение паломничества к святым местам бахаи. Поскольку Хранитель пообещал, что дверь паломничества скоро откроется, Хадем подготовил верующих к этому дару, а затем, как это и невероятно, смог оказать существенную помощь в содействии резкому изменению в правительственной политике, которая, фактически, открыла двери.

В том же году Шоги Эффенди попросил Зикруллах Хадема поощрять бахаи Персии отправляться пионерами в Аравию и острова Персидского залива. Хадем передал призыв Хранителя о пионерах с таким рвением и такой притягательной силой, что те, кто его слышал не могли не принять это близко к сердцу. Подобным образом любовь и пожелания Хранителя пропитали всю общину бахаи Персии.

Дух того периода в Персии был неописуем. С одной стороны, это был дух, который возвращающиеся паломники приносили с собой. С другой стороны, готовящиеся пионеры передавали дух своей любви и самопожертвования другим. Сильное желание обрадовать возлюбленного Хранителя привело к возникновению заразительной и неистовой пионерской лихорадки. Те, кто подпадали под ее влияние, передавали это другим, пока практически вся община не стала проявлять симптомы этой духовной эпидемии.

С 1940 по 1957 год на Хадема была возложена миссия по получению почты и телеграмм от Шоги Эффенди для институтов Веры и отдельных бахаи на Востоке. Эта бесценная щедрость была для него большой честью и благословила семью нетерпеливым ожиданием и эмоциональным возбуждением на 17 лет.

Один случай выделяется в особенности. Это событие произошло в 1944 году, в год столетия Провозглашения Баба. Хадем был удостоен чести передать послание возлюбленного Хранителя Национальному Съезду Персии. Из-за ограничений военного времени послание должно было быть отправлено через Национальное Духовное Собрание Ирака. Когда оно пришло в Багдад, Хадем приложил усилия к тому, чтобы его доставили самолетом в Тегеран. Отслеживание местонахождения этого документа вызвало у него такую ​​тревогу, что когда послание, наконец, было доставлено в Тегеран, он был преисполнен радостью и благодарностью. После многочисленных трудностей и целого ряда препятствий, он отвез послание в Шираз, прибыв как раз к празднику в два часа и одиннадцать минут после захода солнца. В течение многих лет он обращался к этому благословенному случаю и дорожил памятью об этом даре — стать участником и очевидцем этой вехи в истории Дела.

До 1952 года Хадем под руководством Хранителя служил Вере в восточной части мира, от Египта до Индии. Однако во время паломничества в 1939 году Шоги Эффенди сказал ему: «Я отправлю тебя на Запад, в Америку, чтобы ты своими собственными глазами увидел, секрет, тайну, свет Дела в тех краях». (По записи в дневнике Хадема).

28 февраля 1952 года он получил телеграмму от Хранителя:

РАД СООБЩИТЬ БЛАГУЮ ВЕСТЬ ВОЗВЕДЕНИИ ВАС РАНГ ДЕСНИЦЫ ДЕЛА ТЧК НАЗНАЧЕНИЕ ОФИЦИАЛЬНО ОБЪЯВЛЕНО ПУБЛИЧНОМ ПОСЛАНИИ АДРЕСОВАННОМ ВСЕМ НАЦИОНАЛЬНЫМ СОБРАНИЯМ ТЧК ПУСТЬ СВЯЩЕННАЯ ОБЯЗАННОСТЬ ОБОГАТИТ ВАШЕ РЕКОРДНОЕ СЛУЖЕНИЕ УЖЕ ВЫПОЛНЯЕМОЕ ВЕРЫ БАХАУЛЛЫ

С этой даты его служение распространилось и на западный мир.

1952 год стал благословенным для него. Он совершил паломничество на Святую землю, наслаждаясь обществом Хранителя, и получил свои задачи в качестве Десницы Дела. В течение пяти лет, до ноября 1957 года, он совершал поездки в головокружительном темпе, посещая центры бахаи по всей Европе, по всей Африке, островам Карибского моря, Дальневосточному региону, а также Южной, Центральной и Северной Америке. С того момента, как он начал осуществлять поездки по поручению Хранителя, он стал вести очень подробный дневник, в котором записывал время своего прибытия и отъезда, имена и адреса всех, с кем он встречался, отели, в которых он останавливался, самолеты, на которых он летал, и т.д. Он считал, что каждое действие под управлением Хранителя Дела Божьего имеет историческое значение.

Эйфория, которая пронизывает эти дневниковые записи за пять лет, особенно берет за душу, когда записи внезапно обрываются 4 ноября 1957 года, в день, когда его возлюбленный Хранитель оставил этот мир. После этого ничто не имело для него такого значения. Конечно, он продолжал служить с неизменной преданностью, но беззаботная радостная спонтанность исчезла навсегда.

Что поддерживало его после смерти Хранителя, так это его непоколебимая уверенность в поддержке Шоги Эффенди из запредельного царства. Он часто говорил, что, если он хотя бы на мгновение перестанет чувствовать близость Хранителя в своем сердце, он моментально погибнет. Именно это позволило ему продолжать свое служение на протяжении тех выматывающих лет в промежутке — 1957–1963, до избрания Всемирного Дома Справедливости. Когда каждая из Десниц взялась за определенную сферу деятельности. Он вызвался переехать в Соединенные Штаты и контролировать работу института Десниц в Америках, продолжая исполнять предсказание Хранителя, сделанное в 1939 году.

Он ликовал, когда в 1963 году бразды правления Делом Божьим благополучно перешли к Всемирному Дому Справедливости. Непогрешимое руководство снова было обеспечено. Он был особенно предан Всемирному Дому Справедливости и всегда был готов исполнить его пожелания. Он был представителем этого августейшего учреждения на многих конференциях и съездах. Под руководством Дома Справедливости он предпринял интенсивный пятилетний проект по изучению и документированию всех святых мест бахаи. В результате этого проекта был составлен 141 том под заглавием «Реестр святых мест бахаи». Он также написал много статей на английском и персидском языках. Его поездки и участие в школах бахаи и институтах продолжались до конца жизни.

В июле 1986 года Хадему был поставлен диагноз рак печени. После этого он был прикован к постели большую часть времени. Тем не менее, в течение большей части этого периода он оставался деятельным. Он поддерживал переписку и передавал, с большой нежностью, свою любовь и поддержку институтам Дела. К середине октября его силы постепенно стали угасать, и ранним утром 13 ноября 1986 он отправился в Царство Абха и в очередной раз оказался в присутствии своего возлюбленного Хранителя.

Джавиддахт Хадем

Сокращенный перевод из The Baha’i World, №20, стр. 784–788.

 

Зикруллах — означает «упоминание Господа».

 

Воспоминания Жена Ходадад, дочери Зикруллах Хадем (на английском)

На русском языке имеется перевод статьи Десницы Дела Божьего Зикруллаха Хадема «Кармель — гора Божия и Скрижаль горы Кармель».

В биографии упоминается о мучениках в Нейризе. Можно порекомендовать на эту тему книгу Ахдие Х., Чапман Х. ПРОБУЖДЕНИЕ: История Баби и Веры Бахаи в Нейризе. В архиве новостей бахаи вы можете ознакомиться со статьями, рассказывающими о современном положении общины бахаи в Иране.

Биографии знаменитых бахаи собраны в разделе жизнеописаний на сайте «Архивы — память общины». Присылайте имеющиеся у вас рассказы из жизни бахаи. Если вы хотите помочь с переводом биографий бахаи на русский язык, напишите нам, или сразу присылайте готовый перевод для размещения в этой коллекции. Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter