Home
Facebook
Курсы Рухи

Приглашаем!

Электронные книги бахаи

Цитата

Когда человек ясно различает элементы, характеризующие прошлое, это позволяет ему еще более эффективно вносить вклад в формирование будущего.

Институт Рухи

Участвуйте!

Присылайте свои материалы для размещения на сайте "Архивы — память общины"! Мы всегда рады сотрудничеству!

Д-р Фарзам Арбаб

      Всякая теория социальных преобразований имеет в своей основе систему глубоких и зачастую явно не сформулированных убеждений, которые должны быть раскрыты, если целью соответствующего анализа социальной действительности является достижение приемлемой степени ясности. Примерами таких убеждений являются высказанные предыдущими ораторами взгляды на природу человека; другой комплекс столь же важных идей связан с ролью личности и общественных структур в процессе социального преобразования. В этой связи нетрудно выделить две противоположные точки зрения. Одной крайности придерживаются те идеологи, которые склонны видеть в социальном изменении лишь результат перехода личности на более высокую ступень развития, будь то посредством светского образования и обучения или посредством религиозного обращения. Подобную точку зрения разделяют многочисленные религиозные движения, которые ищут решения всех человеческих проблем в спасении душ, возможном либо лишь для определенного числа избранных, либо, в конечном итоге, для каждого человека на планете. Во взглядах этих групп прослеживается мысль о том, что преобразование в социальной структуре произойдет автоматически как следствие спасения достаточно большого количества людей и победы праведников. Конечно, на самом же деле, можно легко встретить праведников, принимающих участие в деспотических социальных структурах и не замечающих при этом ни малейшего противоречия. Интересно заметить, что подобная идеологическая позиция преобладает в широко поддерживаемых международной общественностью правительственных планах развития многих стран, в планах, которые нацелены на преодоление бедности при минимальном изменении структуры путем повышения квалификации отдельных людей с помощью тщательно разработанных программ обучения и предоставления некоторых средств для улучшения условий жизни — обычно рабочих мест и кредитов.

      Сторонники взглядов, противоположных этому индивидуалистическому подходу к социальным преобразованиям, могут возразить, что человек является исключительно продуктом общества. Тогда никакие преобразования не возможны до тех пор, пока, в первую очередь, не изменятся социальные структуры, в особенности те, которые имеют отношение к политической власти. Более высокое социальное сознание последователей подобных взглядов, тем не менее, тоже не гарантирует свободу от угнетения. Некоторые экстремистские теории с легкостью допускают, что цель полностью оправдывает средства, и определяют моральные законы исключительно в рамках стремлений к разрушению старых структур, по крайней мере в период революционных преобразований. Эта позиция может быть в дальнейшем поддержана принятием крайних взглядов социального детерминизма и законов преобразования, присущих логике истории, которые формируют личную и коллективную волю и которые при необходимости оправдывают почти любой акт насилия и угнетения.

      Концепция бахаи социального преобразования не сводится ни к одной из этих двух категорий. Мы склонны рассматривать преобразование человеческого общества как результат очень сложного комплекса взаимодействий между глубокими преобразованиями, которые должны произойти в самой личности и сознательными попытками, направленными на изменение структуры общества. Более того, изменение социальной структуры понимается не как чисто политическое преобразование. Оно предполагает глубокое изменение во всех структурах — ментальной, культурной, экономической, социальной, включая полное изменение самой концепции политического руководства и власти.

      Отдельные люди, чье поведение в высшей степени подвержено влиянию общества, обладают, однако, неким духовным измерением, которое может быть озарено светом Божественных учений и освобождает их от оков угнетающих социальных сил. Эти личности, не являясь ни совершенными, ни спасенными, пытаются идти по пути духовного преобразования, определенному основоположниками Веры Бахаи. Этот путь духовного роста, тем не менее, не является путем индивидуального спасения. Он как раз подразумевает постоянные усилия по созданию и укреплению новых социальных институтов. Новые структуры, созданные даже наилучшим образом, могут вначале работать не вполне слаженно, но они дают возможность постоянно растущему числу людей идти дальше по пути духовного преобразования. Видение, таким образом, - это повторяющийся процесс, который разворачивается в нескольких поколениях. Оно приводится в движение силами, заложенными изначально промыслом мироздания, и, в свою очередь, генерирует силы, которые постоянно ускоряют этот процесс изменения, подводя в итоге к тому, что Шоги Эффенди назвал "коренное изменение структуры современного общества, изменение, какого мир еще не претерпевал".1

      Духовное совершенствование отдельной личности, составляющее лишь часть процесса социального преобразования, - слишком обширная тема, чтобы рассматривать ее в данной работе. Я хотел бы лишь вкратце обсудить его важность в социальном плане. Часто говорят, что приобретение духовных качеств и навыков нравственного поведения - это то, что роднит Веру Бахаи со всеми другими религиями. Хотя это и верно, следует отметить несколько важных различий. Тот факт, что цель религиозной практики переносится с индивидуального спасения на общественный прогресс всего человечества, отражается в учении бахаи в перестановке акцентов на те качества, которые должны быть приобретены каждым верующим. Например, хотя милосердие, столь существенное в христианской теологии, также имеет большую ценность, гораздо большее значение придается справедливости. Бахаулла говорит нам:

Любимейшая из вещей в Моих глазах — справедливость; не отвращайся от нее, если стремишься ко Мне, и не пренебрегай ею, дабы Я мог доверять тебе. С помощью нее узришь своими очами, а не очами других, познаешь своим разумением, а не разумением ближнего. Рассуди о сем в сердце твоем — что подобает тебе. Воистину, справедливость — Мой дар тебе и знак нежной заботы Моей. Помести же ее пред своими очами.2

     Аналогично, в то время как терпимость является желательной, те отношения, которые ведут к единству и человеческой солидарности считаются более значимыми. В целом, нравственное поведение рассматривается с точки зрения достижения человеческого потенциала, и на личном плане и на коллективном уровне, таким образом освобождая верующих от чувства вины, столь частого во многих религиях.

В дополнение к смене акцента на определенные качества, социальное измерение также совершенствуется благодаря расширению понимания большинства качеств таким образом, что в них включается социальное видение. Любовь включает в себя ликвидацию социальных предрассудков и осознание красоты в разнообразии человеческих рас. Отрешенность от всего мирского не предполагает пассивности, примирения с угнетением; она приобретается для того, чтобы освободить нас от материальных интересов во имя служения благоденствию других. К подобному расширению понимания почти всех качеств добавляется и постоянное стремление приобретать навыки общественного поведения, участвовать в консультациях, работать в группах, четко и ясно выражать свои взгляды, понимать точку зрения других, принимать и проводить в жизнь коллективные решения. Поэтому, упоминаемый здесь путь духовного совершенствования не следует путать с таким, где понятию доброты придается пассивное содержание, и который создает человека, величайшей добродетелью которого является желание не причинять вреда другим. Это путь создания социально активных сторонников преобразований.

      Этот путь духовного совершенствования личности - мистико-практический путь социальной активности и внутреннего преобразования - подробно описан в учении бахаи. Тем не менее, с другим аспектом общественного преобразования, а именно - органичными изменениями в структуре человеческого общества - дело обстоит по-другому. В произведениях основоположников Веры содержится множество формулировок и объяснений социальных принципов, законов и порядков, а также институтов и процессов преобразования. Но решение многих теоретических и практических задач предоставлено растущей общине бахаи через всеобъемлющий и постоянный процесс консультаций и посредством научных исследований социальной действительности. Конечная цель преобразования воплощена также в форме представлений о новом Мировом Порядке, культурные, социальные, политические, экономические и религиозные структуры которого должны радикально отличаться от структур современного порядка, который Бахаулла назвал прискорбно несовершенным.

      Комплексное и сложное становление этого нового Мирового Порядка будет непосредственно основываться на учении Основателя Веры Бахаи, но в то же время многое в нем будет результатом процесса интеграции отчужденных в настоящее время и даже враждующих рас, групп и наций, которые по мере их сближения и объединения для общего дела, преобразуются сами и помогут преобразовать друг друга и внесут в зарождающиеся институты нового Мирового Порядка богатство различных культур, различных общественных идей и опыта. Такой представляется Вере Бахаи основная сторона процесса социального преобразования. Ее универсальность имеет два характерных измерения: одно включает оригинальное учение Бахауллы, в лице которого видят всеобъемлющее богоявление, раскрывающее глубинные принципы и законы человеческого существования, другое проистекает из того, что общественные понятия, институты и общественная практика органично рождаются из объединенных усилий различных народов - европейцев, северо- и латиноамериканцев, коренного населения обеих Америк, африканских племен, народов Индии и Китая, а не имеют в основании исторические условия одного народа в некий данный исторический момент. В последующих замечаниях каждую формулировку нужно рассматривать в контексте многочисленных вопросов, которые необходимо решать индивидуальными и коллективными усилиями, и трудностей, которые необходимо преодолевать по мере того, как бахаи принимают активное участие в общественной жизни и вносят все возрастающий вклад в процесс преобразования.

 

РОДСТВЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

      На начальном уровне обобщенности бахаи рассматривают органичные преобразования в структуре человеческого общества как результат действия двух параллельных процессов, которые Шоги Эффенди описал так:

Наблюдая мир вокруг нас, мы не можем не замечать многообразные свидетельства того всеобщего брожения, которое происходит на всех континентах и во всех сферах жизни людей, будь то религиозная, социальная, экономическая или политическая. Оно очищает и преобразовывает человечество в преддверии Дня, когда будет признана цельность человеческой расы и утверждено ее единство. Можно выделить, однако, два процесса, каждый из которых по-своему и с ускорением стремится довести до высшей степени силы, преобразующие лицо нашей планеты. Первый процесс - по сути своей интегрирующий, в то время как второй является в основе разрушающим. Первый по мере своего неуклонного развития открывает Систему, которая может успешно служить моделью государственного устройства, к которому шаг за шагом движется наш неустроенный мир; в то же время второй процесс по мере своего все более усиливающегося разрушительного воздействия, имеет тенденцию с возрастающей яростью ломать устаревшие барьеры, которые преграждают человечеству путь к прогрессу и достижению предначертанной провидением цели".3

      Следующий отрывок из книги "Настал день обетованный" дает представление об интенсивности и размерах разрушительного процесса:

Буря - небывалая по силе своей, неисповедимая в путях своих, грозящая катастрофой ныне живущим, но предвещающая славу невиданную в грядущем, - проносится сейчас над землей, сметая все на своем пути. Ее всеохватывающие вихри все мощнее с каждым днем. Ее очистительная сила - пока еще неосознанная человеком, - нарастает с каждым мгновением. Человечество, оказавшись в плену этой разрушительной стихии, застыло в оцепенении, потрясенное проявлениями ее неистовой ярости. Оно не способно ни постичь ее причины, ни оценить значения, ни разглядеть того, что за нею скрыто. Растерянное, страдающее, беспомощное, взирает оно, как врывается великий, могучий ветер Господень в самые тихие и светлые уголки земли, ниспровергая основы, нарушая равновесие, разъединяя нации, уничтожая домашние очаги, сметая города, изгоняя царей из их царств, лишая народы оплота, затмевая свет и опустошая души людские.4

      Важно отметить, что бахаи не видят необходимости принимать участие в этом разрушительном процессе; разрушение структур старого мира происходит под воздействием сил, которые уже функционируют внутри него и по сути дела не нуждаются в дополнительной помощи. Каким бы болезненным не было для каждого живущего в этот переходный период разрушение мира, его необходимость должна быть признана, так как старые структуры, которые препятствуют установлению нового мирового порядка, должны быть так или иначе сметены с лица земли. Так, например, в эпоху, когда расизм должен быть по возможности уничтожен навсегда, его сопротивление порождает силы, которые ведут к тяжкой борьбе и большим человеческим жертвам. В то же время эти силы постепенно подтачивают расизм повсюду, процесс, начавшийся более ста лет назад, многого достиг и непосредственно, и в смысле своего влияния на убеждения миллионов людей, он будет неизбежно продолжаться дальше, разрушая преграды, оставшиеся на его пути.

      Силы, освободившиеся в результате схватки и борьбы классов, групп и наций в прошлом столетии, действительно потрясли экономические и политические структуры человеческого общества. Исчезли короли и властелины 19-го века. Уже одержана победа над многими оплотами колониализма. Однако новые, но несовершенные структуры, возникающие на Западе или на Востоке и занявшие место старых, находятся в постоянном кризисе. Непрерывно разваливаются экономические и политические отношения между нациями и внутри стран, в то время как мировые арсеналы наполняются оружием все более разрушительной силы. Не только правительства тратят миллионы на вооружение; большое количество людей во многих странах имеют оружие, включая подростков 13-14 лет. Конечно, процесс уничтожения этих структур не из легких. Строились и строятся новые политические и экономические империи. Постоянно разрабатываются новые формулы, и энергия целых поколений во всех странах тратится на проверку их правильности. Все же нет сомнения в том, что современные политические и экономические институты живут от кризиса к кризису. Уже идет процесс освобождения человечества от несовершенного мирового порядка, и каждая победа или поражение воюющих сторон ясно показывает полную несостоятельность любой общественной организации, основанной на приоритете низменной природы человека и его ненасытном стремлении к материальным богатствам, политической и экономической власти. Точно также рушатся устоявшиеся веками структуры, закреплявшие неравенство мужчин и женщин, готовя тем самым дорогу для совершенно иной организации человеческого общества. Наряду с этим подвергалась коренному изменению и структура семьи. Хотя порой рушатся ценные узы и необходимые для роста условия, в то же время прокладывается путь для утверждения нового типа семьи, где оба пола сотрудничают и способствуют развитию друг друга, и где дети приобретают навыки быть гражданами мира, а не рабами слепой покорности узкому кругу родственников.

      Можно продолжить перечисление следствий процесса дезинтеграции, который включает структуры религии, образования и культуры и даже затрагивает некоторые базовые структуры научной мысли, которые в последние 2-3 столетия ценились как основа прогресса и современной цивилизации. Важно отметить здесь, что согласно интерпретации бахаи новой истории, все эти разрушительные процессы лишь прокладывают дорогу для первых шагов нового мирового порядка, который Шоги Эффенди описал так:

Единство рода человеческого, как намечено Бахауллой, предполагает установление всемирного содружества, в котором все народы, расы, веро­учения и сословия будут тесно и навечно объединены и в котором будут определенно и полностью обеспечены авто­номия его стран-участ­ниц, а также личная свобода и инициатива проживающих в них индивидуумов. Это содружество, каким мы можем его представить себе, долж­но состоять из всемирного законодательного собрания, члены которого как доверенные всего человечества будут в конечном счете управлять ресурсами каждой входящей в него нации и вводить такие законы, которые необходимы для того, чтобы упорядочивать жизнь, удовлетворять потребности и укреплять взаимоотношения всех рас и народов. Всемирный орган исполнительной власти, поддерживаемый международными вооруженными силами, будет выполнять принятые всемирным законодательным собранием решения и применять введенные им законы, а также сохранять монолитное единство всего содружества. Всемирный суд будет выносить решения и оглашать свои обязательные и окончательные вердикты по всем вопросам и любым разногласиям, которые могут возникать между различными элементами, составляющими эту всемирную систему. Будет разработан механизм связи, охватывающий всю планету, свободный от национальных барьеров и ограничений и действующий с поразительной скоростью и удивительной бесперебойностью. Мировая столица станет нервным центром всемирной цивилизации — средоточием, к которому устремятся объединительные силы общества и откуда будет исходить воодушевляющее влияние. Международный язык должен быть либо разработан, либо выбран из существующих языков и будет преподаваться в школах всех федеративных наций в качестве вспомогательного к их родному языку. Мировая письменность, мировая литература, единая и всемирная система валюты, мер веса и измерений упростят и облегчат общение и взаимопонимание между народами и расами рода людского. В таком мировом сообществе наука и религия — эти две могучие силы человеческой жизни — придут к примирению и, взаимодействуя, будут гармонично развиваться. Пресса при такой системе, когда предоставляется полная свобода выражения различных мнений и воззрений человечества, перестанет злонамеренно использоваться заинтересованными кругами, будь то частным образом или публично, и освободится от влияния сопернича­ющих правительств и народов. Экономические ресурсы мира будут систе­матизироваться, источ­ники сырья будут разрабатываться и пол­ностью использоваться, его рынки сбыта будут координироваться и развиваться, и распределение его продукции будет справедливо регулироваться.5

      Другой процесс, упоминаемый Шоги Эффенди, — это процесс объединения и созидания. Он, несомненно, имеет отношение ко множеству усилий, прилагаемых различными группами и отдельными людьми в поисках новых решений проблемы человеческого существования на планете в экономической, политической, образовательной, культурной и организаторской сферах. Что касается общины бахаи, то она как раз и занимается построением весьма большой и прочной мировой общины бахаи со своими местными, национальными и интернациональными структурами - общины, которая в дополнение к своей прямой роли сможет также предложить человечеству действующую модель и помочь ему понять сам процесс создания нового мирового порядка.

      Чтобы отдать должное этой последней теме, следует внимательно рассмотреть большое количество программ, которыми постоянно занимаются бахаи под руководством более чем 140 Национальных Духовных Собраний во многих городах и деревнях. Необходимо также рассмотреть систематические меры, принятые Всемирным Центром бахаи с целью консолидации хорошо организованного мирового сообщества бахаи, в то же время с целью ознакомления человечества со средствами, которые Откровение Бахауллы предлагает страждущему обществу. Такое рассмотрение выходит за рамки настоящей статьи. Вместо этого я просто бы хотел рассмотреть некоторые из процессов преобразования, которые происходят во многих селениях мира по мере того, как влияние учения бахаи постоянно расширяется и доходит даже до самых отдаленных уголков планеты.

 

ПРОЦЕССЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ

      Существует много способов проанализировать ситуацию в деревне. Удобным для целей настоящей статьи может быть способ рассмотрения большого количества взаимодействующих процессов, в рамках которых жители деревни занимаются своей обыденной деятельностью, и исследования изменений, которые возникают в соответствующих структурах. В зависимости от характера деревни виды деятельности можно разбить по категориям. В основу таких критериев будут положены различные виды производственных процессов, товарообмен и сбыт, различные процессы обучения, технической адаптации и даже инновации, социализация, духовные и религиозные процессы, культурное обогащение, поток информации и принятие решений. Существуют важные структуры, которые соответствуют каждому из этих процессов: семья, школа, совет деревни, рынок, склады, религиозные организации и многие другие формальные и неформальные организационные модели. Исследуя практически любую сельскую местность в мире, можно легко заметить, что под влиянием разнообразных сил (в особенности тех, которые являются внешними по отношению к деревне), эти процессы становятся неэффективными, распадается деревенская экономика и культура; соответствующие структуры оказываются неадекватными требованиям даже сегодняшней жизни, не говоря уже о процветающем и более развитом будущем. Может оказаться полезным взглянуть на работу бахаи в плане переориентации и иногда переосмысления все большего числа этих общинных процессов, а также создания в деревне жизнеспособных структур, дополняющих национальные и международные институты нового мирового порядка.

      Деятельность часто начинается тогда, когда некоторое количество жителей деревни соглашается идти путем духовного совершенствования, предложенным учением Бахауллы и с помощью бахаи из соседних городов и деревень создают общину бахаи. Первые шаги на пути создания такой общины, подсказанные более опытными друзьями, включают организацию процесса принятия решений. Как предвидит учение бахаи, в будущем деревни получат большую степень независимости в осуществлении своей социальной, экономической и религиозной деятельности. Упор на процесс принятия решений делается из-за желания как можно раньше дать возможность людям, которыми во всех сферах жизни обычно руководили другие, пройти по трудному пути самостоятельности, чтобы стать полноправными членами мировой цивилизации. Три общественных института создаются для того, чтобы сделать возможным осмысленное участие людей в своих собственных делах. Первым являются регулярные праздничные встречи, проводимые через каждые 19 дней во всем мире бахаи, в течение которых бахаи, получая радость от духовного общения и обогащения, обсуждают также и дела общины. Вторым институтом является Местное Духовное Собрание, состоящее из 9 человек, избираемых сроком на один год, служащих общине и руководящих ею. И третье - местный фонд, состоящий из добровольных и личных вкладов бахаи, которым распоряжается Местное Духовное Собрание.

      Эффективное участие в этих общественных институтах с самого начала подразумевает глубокие изменения во взглядах бахаи и постепенное развитие многих навыков и способностей. Выборы в Местное Собрание сами по себе являются делом, отмеченным высоким уровнем духовности; бахаи учатся избегать обычных политических ходов типа предвыборной кампании и пропаганды, использования давления для оказания влияния на мнения избирателей. Сельские жители должны научиться избирать тех, кто будет руководить ими и служить им, со спокойной рассудительностью и с молитвой, на основании личной беспристрастной оценки качеств членов общины каждым отдельным избирателем без вмешательства других. Община должна знать, что избранные члены Собрания не имеют особого личного положения и что традиционные концепции руководства должны быть полностью исключены. Решение Собрания является обязательным, и его члены должны понимать, что избрание их на этот пост на период до одного года - это не занятие выгодного положения в обществе, а посвящение себя служению людям; это религиозный долг в самом высоком смысле этого слова. Руководство общинным фондом, который используется для достижения прогресса в деревне, - тоже задача не из легких; для того, чтобы развить необходимые навыки и умения и создать атмосферу доверия среди членов общины, необходим длительный и упорный процесс обучения. Уничтожение предрассудков внутри существующих - иногда очень тонких - социальных границ, а также постоянные усилия по созданию равноправных отношений между мужчинами и женщинами на уровне принятия решений - это еще одна трудность, с которой предстоит столкнуться во многих селениях. Тем не менее наибольшая трудность связана с самим процессом принятия решений, который осуществляется путем так называемого искусства совещания. На первый взгляд, консультация имеет дело с набором духовных качеств, взглядов, способностей и навыков, а также с правилами и процедурами, которые дают возможность честно и искренне выражать любое мнение и совместно изыскивать возможности для достижения консенсуса и принятия общего решения. Бахаи не разделяются на группы, соперничающие друг с другом во взглядах на вопросы и проблемы, которые встают перед ними. Вся трудность состоит в том, чтобы увидеть мнение любого как вклад в групповой поиск решения проблем и сделать все возможное, чтобы совместные усилия увенчались успехом. Все же, на более глубоком уровне, консультация - это нечто гораздо большее, чем простое искусство групповой дискуссии и самовыражения. Это стержень любой методологии бахаи в общинной деятельности. Это активное групповое размышление, это исследование реальности, эксперимент, обдумывание конкретных направлений деятельности, а также принципов и концепций, которыми следует руководствоваться; это возрастающий уровень осознания, самодиагностика и самообразование в общине.

      Создание и поддержание в общине единства - первая важная задача, которая с самого начала ставится перед местными структурами, на которые возложено принятие решений. Это, однако, не детская романтическая идея братства, это единство, которое понимает индивидуальные интересы и конфликты, но стремится преодолеть их, это единство, которое постоянно должно быть под защитой, особенно в тот период человеческой истории, когда самыми заметными последствиями агрессивного влияния дезинтеграционных сил на деревню стали разобщенность и разделение на секты, политические фракции, разного рода противоборствующие группировки - разделение, которое ослабляет общину и открывает двери эксплуатации и угнетению. Более того, очень хорошо видно, что сохранение единства, даже в самой простой его форме, когда требуется урегулировать небольшие разногласия между жителями, указывает на тот принцип, что основу желаемого единства составляет справедливость. Таким образом, Местные Духовные Собрания, будучи не только базовыми структурами единства, являются также зарождающимися структурами справедливости, если угодно, местными судами, поистине "Местными Домами Справедливости" - вот имя, под которым они войдут в историю.

      Как только устанавливаются все вышеупомянутые основные организационные элементы, и не предполагая очень высокую степень их зрелости и эффективного функционирования, новая община и те, кто помогает ей, обычно направляют свои мысли в сторону образовательного процесса. Образование часто начинается с простых уроков по развитию духовных качеств и нравственных ценностей в детях и постепенно перерастает в школы различных уровней, а также в неформальные обучающие центры. Тем не менее важно не принимать эти виды деятельности за простое распространение современной системы образования так называемого развитого мира на развивающуюся сельскую местность. Неуправляемый процесс распространения техники и образования, который в последние десятилетия усиленно поощряется правительствами и церквями, уже показал свои разрушительные результаты, создав пугающую атмосферу безнадежности, отчуждения и смятения среди многочисленной сельской молодежи, которая не видит для себя никакой перспективы ни в деревнях, ни на городских окраинах, куда она вынуждена эмигрировать. Не будет преувеличением сказать, что многие бахаи всего мира, осознавая высокую ценность образования, выражают глубокое несогласие с современной практикой в этой области. В то же время все понимают, что система образования бахаи еще не создана, и на ее развитие должны быть затрачены огромные усилия не одного поколения. Тем не менее, можно выделить некоторые черты будущей системы.

      Цели, которые ставятся бахаи перед образованием - это интеграция духовного и материального, теоретического и практического, технического и социального, индивидуального прогресса личности и служения на благо своей общины. Это все противопоставляется современному образовательному процессу, содержание которого становится все более фрагментарным. Глубоким изменениям должна подвергнуться и форма обучения.

      Она должна включать все больше элементов сотрудничества, взаимодействия и консультаций, быть менее авторитарной и основываться на совместном исследовании природы и социальной действительности. Более того, исключительно сильный акцент будет сделан на достижение совершенства, причем не только детьми, родители которых принадлежат определенным социальным классам. Новая система обучения будет способствовать развитию социальной справедливости и будет соответствовать всем требованиям всеобщего образования.

      Важной характеристикой процесса этого нового и всеобщего образования является то, что представители различных наций и культур прилагают соответствующие усилия для его достижения. Поэтому эта будущая система образования не будет, по-видимому, плодом усилий нескольких групп специалистов в области образования, исследующих эту проблему в изолированных центрах и университетах. Хотя для таких исследований существует немало возможностей, поиски новых принципов обучения все более приобретают форму народного движения, уходящего корнями в разнообразие жизненных стилей. Оно состоит из растущего числа формальных и неформальных обучающих программ, в которых благодаря усилиям практиков, высоко образованных или едва грамотных, достигается все возрастающий прогресс и вводятся незначительные, подчас незаметные, инновации. Сеть местных и национальных общин, организованная таким образом, что становится единой, собирает всю сумму накопленного человечеством знания, анализирует и проверяет его, выстраивает концепции и постепенно проникает в суть совершенно нового образовательного процесса.

      По мере того, как развивается, пусть даже в самых элементарных формах, образовательная деятельность, размах деятельности в сельской местности возрастает и захватывает другие структуры, такие как здравоохранение, производство, жилищная сфера и инфраструктура. Детальное рассмотрение принципов, управляющих этими видами деятельности, выходит за рамки настоящей публикации, однако я хотел бы в большей степени затронуть проблему производства, в основном потому, что она проливает свет на некоторые серьезные трудности процесса социальной трансформации, которые должны быть решены бахаи и в деревнях, и в городах. Для этого я хотел бы вначале коротко остановиться на некоторых характерных чертах того, что обычно называют крестьянской моделью производства.

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СИСТЕМА ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ

      Первые серьезные попытки понять крестьянское хозяйство, следовали модели идеальной крестьянской семьи, которая производит продукцию исключительно для своего собственного потребления и для воспроизведения своих собственных условий производства.

      Более поздние исследования показали, что такая модель слишком примитивна и сегодня уже неприменима даже к самым отдаленным уголкам сельской местности. Те, кто изучает условия жизни в деревне, имеют тенденцию считать крестьянское население в высшей степени разнородным обществом, состоящим из разнообразных групп людей, начиная с фермеров, занятых в своем хозяйстве полный рабочий день, и кончая работниками, не имеющими своего участка земли. Все группы входят в сложную систему взаимоотношений с государством, частным сектором и рынком. Несмотря на эту разнородность, некоторые важные черты их сельскохозяйственного способа производства, кажется, продолжают существовать и в наше время все ускоряющихся изменений.

      В крестьянских хозяйствах существует явная тенденция к самообеспеченности, к возможности производить товар как для потребления, так и для рынка, причем явный упор делается на воспроизводстве и улучшении условий производства, а не на накоплении как конечной цели хозяйствования. В полной мере осознается степень риска и поддерживается традиция оптимального использования местных ресурсов, а также конкретная деятельность, направленная на сохранение ресурсов. Все крестьянские производственные системы отдают преимущество разнообразию продукции и предусматривают сложное управление деятельностью во времени и пространстве в отличие от большинства монокультурных систем коммерческого сельского хозяйства. Использование семейного труда на собственной ферме или в хозяйствах других фермеров подчинено более сложной логике, чем обычное зарабатывание денег; труд - это социальный процесс, которому свойственны взаимоотношения с другими семьями, понятие взаимодействия и социальной ответственности и обычно глубокая преданность сообществу. Исследования в этой сфере показывают, что логика этого вида производства в немалой степени отличается от логики коммерческого сельского хозяйства, основанного на уровне прибыли от вложения, или от логики сельскохозяйственных операций, запланированных государством и нацеленных на производство большого количества дешевых продовольственных товаров для города и промышленных рабочих.

      Моей целью здесь вовсе не является защита крестьянского хозяйства, которое в лучшем случае предлагает людям скудное пропитание, но я бы хотел сделать два замечания по поводу возможности его развития. Во-первых, вполне возможны хозяйства с различной "логикой", и выбор приемлемых для человечества вариантов не сводится только к капиталистическим или социалистическим типам производства, которые оба являются продуктами двухсот- или трехсотлетней истории европейцев. Нет сомнения, что крестьянские хозяйства несовершенны, и не имеет смысла романтизировать прошлые и теперешние крестьянские общества. Но почему зрелое человечество не в состоянии выработать экономическую систему с совершенно новой логикой, которая основана не на стяжательстве и ложных представлениях об абсолютном равенстве, которая, допуская разумную свободу, открывает дорогу справедливости и защищает ее? Более того, почему крестьяне-бахаи в своей попытке движения вперед должны руководствоваться ложными представлениями о модернизации и становиться приверженцами одной из двух доминирующих мировых идеологий?

      Это второе, что я хотел бы подчеркнуть. Самый лучший выход для сельского населения состоит в том, чтобы действительно понять сильные и слабые стороны своей собственной прошлой и настоящей экономической системы и затем идти дальше, опираясь на сильные стороны. Поступая так, они включили бы в свои планы создание определенных структур, таких как деревенский магазин, имеющих уникальную способность ликвидировать крайние степени богатства и нищеты, подобно тому, как это описано в учении Веры Бахаи. Другие элементы могут быть заимствованы из капитализма или социализма. Тем не менее, большинство структур должно быть найдено в результате долгого процесса экспериментирования и в связи с изменениями в других важных процессах жизни общины, помимо производства, которые эти структуры постепенно принесут с собой.

      Следует помнить, что поиски элементов новой сельской экономики только тогда имеют смысл, когда они рассматриваются как вклад в более глобальные усилия, направленные на поиск мировой экономики, коренным образом отличающейся от современной не только в своем действии, но и по самой своей логике и по основным целям, которые за ней стоят.

 

ЗНАНИЕ И СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

      По мере того, как консолидируется деревенская община, ее общественные институты становятся способными все больше заниматься процессами общинной жизни и создавать и укреплять соответствующие структуры. Тем не менее, важно не путать весь этот процесс преобразований с тем, что обычно известно как подход общины к проблемам сельского развития. Мы не пытаемся организовать бедноту для того, чтобы сделать их интеграцию в современную мировую систему более легкой. Повторяя вышесказанное, попытки бахаи состоят в том, чтобы привести в движение процесс глубоких преобразований как в индивидуальных, так и в социальных структурах. Это подразумевает совершенно иное отношение к современному порядку, чем то, которое обычно предлагают нам в программах по развитию общества, и предполагает решение совсем иных проблем. Я хотел бы в заключение обсудить одну из этих трудностей, которая имеет отношение к процессу выработки, накопления и применения знаний.

      Любая теория преобразований, если она претендует на то, чтобы существенно отличаться от современных теорий, должна иметь свою собственную теорию познания. Труды бахаи изобилуют детальными обсуждениями вопроса о знании, его истоках, его природе, пределах человеческого знания и некоторых механизмах и условиях для его подтверждения и накопления. Обсуждение теории знания, основанной на учении бахаи, превышает мои возможности и выходит за рамки этой конференции. Все же важно помнить, что бахаи целенаправленно работают над важными преобразованиями в процессе и в структурах приобретения знания, причем работа эта ведется во всех упомянутых здесь видах деятельности. Взять хотя бы пример технических знаний, где поток информации сегодня исходит из центров, находящихся на Севере, и идет к жителям Юга. В программах бахаи существует явная тенденция уважать техническую логику и понятийную базу всех людей. Жителей деревни, ставших бахаи, учат с большей уверенностью относиться к своему прошлому. Это становится отправной точкой в создании и воссоздании структур культурного выражения любого народа.

      Самым известным примером подобных усилий за последние годы является создание ряда радиостанций в сельских районах Южной Америки. Эти радиостанции никоим образом не являются инструментом для утверждения доминирующих культур (как обычные радиостанции). Эти зачаточные структуры служат укреплению, систематизации и последующему повышению уровня всей базы знаний и культуры жителей региона. Здесь представлена совершенно иная модель формирования знаний, отличающаяся от той, которая имеется в некоторых более развитых странах и полностью зависит от элитарной группы избранных. Она представляет собой тонкий механизм распространения влияния и образования для передачи их плодов остальной части человечества.

      Бахаи имеют тенденцию подробно говорить о принципе всеобщего участия. Важно понять, что этот принцип имеет огромный смысл для процесса формирования и социализации знаний, а также для многих других процессов, которые составляют различные аспекты как духовной трансформации личности, так и органичного изменения в современных социальных структурах. Но эта обширная тема, которая заслуживает отдельного внимательного исследования.

 

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. Shoghi Effendi. The World Order of Baha'u'llah. 2d ed. Wilmette: Baha'i Publishing Trust, 1974, 43.

2. Baha'u'llah. The Hidden Words. Tr. Shoghi Effendi. London: Baha'i Publishing Trust, 1932, 5-6. [Бахаулла. Сокровенные Слова.– СПб.: Единение, Пер. с англ. 2003. – 78 c. Стр.6]

3. Shoghi Effendi. World Order of Baha'u'llah, 170.

4. Shoghi Effendi. The Promised Day is Come. 2d ed. Wilmette: Baha'i Publishing Trust, 1961, 1. [Шоги Эффенди. Настал день обетованный. Пер. с англ. – СПб.: Единение, 1997. Стр.3]

5. Shoghi Effendi. Guidance for Today and Tomorrow. London: Baha'i Publishing Trust, 1953, 167-168.

 

Английский текст: The Process of Social Transformation by Farzam Arbab (published in The Baha'i Faith and Marxism, pages 9-20 Ottawa: Bahá'í Studies Publications, 1987)

Напишите нам!

Курсы Института Рухи

Приглашаем принять участие!

bahai administrationГотовим к изданию на русском языке книгу Шоги Эффенди «Администрация бахаи».

Читайте подробности. Участвуйте!

Рекомендуйте друзьям

Дома Поклонения Бахаи

Стать бахаи

facebook page

BahaiArc — хорошая площадка, чтобы поделиться вашими переводами текстов бахаи. Присылайте: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.