Храмы бахаи

Таразулла Самандари

1874–1968

Таразулла Самандари, Десница Дела БожьегоТаразулла (Орнамент Божий) — это имя, данное Бахауллой сыну Самандара (Шейх Казим), одному из девятнадцати Апостолов Бахауллы, и Масума Ханум Фархади — оба из семей ранних бахаи. Абдул-Баха называл его Мирза Тараз и награждал его почтительными эпититами, в том числе Тараз-и-Илахи (Божественное Украшение). Возлюбленный Хранитель обращался к нему Джинаб-и-Самандари* (Джинаб = Ваше Святейшество) и назначил его Десницей Дела, одним из двенадцати в первом контингенте, 24 декабря 1951 года.

Таразулла Самандари родился в 1874 году в Казвине, Персия, и был воспитан родителями и бабушкой, которая была одной из спутниц бессмертной героини ранней истории Веры — Тахиры.

Многолетнее служение Таразуллы Самандари началось в ранней юности и завершилось только после его ухода на девяносто четвертом году жизни. Период его служения охватывает последние годы пастырства Бахауллы, целиком пастырства Абдул-Баха и Шоги Эффенди, и попечительство Десниц Дела. Он в своей жизни стал и свидетелем выборов Всемирного Дома Справедливости в 1963 и 1968 годах.

Поскольку количество учебных заведений в Персии его детства было небольшим, и они часто не принимали детей бахаи, Таразулла обучался дома, а учителем был Мулла Али, которого Бахаулла восхвалял как первого учителя, который начал практиковать принципы образования бахаи. Ребенок выучил персидскую и арабскую грамматику, простое счетоводство того периода, а также каллиграфию. В возрасте тринадцати лет он стал работать в конторе своего отца, который занимался торговлей.

Таразулла стал одним из самых выдающихся каллиграфов Персии. Как только он научился хорошо писать, он стал переписывать Скрижали и молитвы, и потом занимался этим всю свою жизнь. Многие тома Писаний были переписаны его прекрасным почерком. Благодаря этому он стал хорошо разбираться в Писаниях бахаи и мог ссылаться на соответствующие тексты по любому обсуждаемому вопросу или проблеме. Божественное Учение наполнило его существо и поддерживало его; он не чувствовал необходимости ссылаться на другие тексты. На протяжении всей его долгой жизни и многочисленных путешествий его всегда воспринимали как высокообразованного человека. И даже люди с образованием не догадывались, что он никогда не посещал образовательные учреждения.

В юности сердечным желанием Таразуллы было оказаться в присутствии Бахауллы, который был тогда изгнанником в турецкой исправительной колонии Акка. Паломничество брата и двоюродного брата усилило его стремление встретиться со своим Возлюбленным. Он получил этот щедрый дар в 1891 году, когда предпринял трудное путешествие в течение нескольких недель из Персии на Святую землю в сопровождении своей сестры и своей тети по материнской линии Хаджар Ханум. В течение шести месяцев он находился в окружении Бахауллы в Акке и оставлся в этом городе еще примерно на четыре недели после смерти Благословенной Красоты в 1892 году. Бахаулла принял его в доме Аббуда через три дня после его прибытия. А потом он видел Бахауллу в Бахджи, саду Ризван и в других местах.

Однажды Таразулла сопровождал возлюбленного Учителя, Абдул-Баха, в Бахджи и стал свидетелем Его глубокого почтения при воздаянии дани уважения Его возвышенному Отцу. Как только стали видны окна особняка, Он простерся, склонив лоб к земле, хотя шел дождь. Тараз Эффенди последовал Его примеру.

После вознесения Бахауллы, Таразулла с большим количеством других паломников и постоянно проживающих здесь верующих присутствовал, когда была прочитана Книга Завета.

Таразулла и Али Акбар Рафсанджани пять лет путешествовали по Туркестану и Персии, обучая Вере и углубляя верующих. Они передвигались на муле, осле, конной повозке, а часто и пешком, постоянно рискуя подвергнуться нападению со стороны разбойников. Они выполняли указание Абдул-Баха. Абдул-Баха во многих Своих Скрижалях выражал свое удовлетворение этими путешествиями и призывал других друзей следовать по их стопам в распространении Учения.

В конце 1909 и начале 1910 года после пяти лет поездок по обучению Али Акбар Рафсанджани и Тараз Эффенди через Бомбей отправились на Святую землю и провели два месяца с Абдул-Баха. Он их с любовью принял и выражал глубокую признательность за их преданное служение, которое, по Его словам, никогда не будет стерто из сердец и памяти друзей, с которыми они повстречались. Из-за слабого здоровья Таразулле Самандари было рекомендовано вернуться в Казвин, где он и оставался около семнадцати лет, в течение которых он активно обучал, вел обширную переписку со многими центрами бахаи, служил секретарем Духовного Собрания, выпускал информационный бюллетень бахаи, который распространялся везде, где читали по-персидски. По указанию Хранителя он занимался копированием и установлением подлинности бесчисленных Скрижалей, явленных друзьям в Персии во время Героического Века Веры, — задача, потребовавшая его деятельного участия в течение двух лет и приведшая к составлению восемнадцати томов этих бесценных документов. Один экземпляр был отправлен на Святую землю, а другой — в Духовное Собрание Тегерана.

Десница Дела Божьего, Таразулла Самандари, создает каллиграфию, 1966 г.

Примерно через шесть лет после кончины Абдул-Баха Таразулла Самандари по предложению Духовного Собрания Тегерана и с полного одобрения Шоги Эффенди, который в письме, написанном в ноябре 1927 года, назвал его «крепкой опорой» и выдающимся примером «послушания и преданности», возобновил поездки по обучению. И оставшийся сорок один год своей жизни он провел в поездках и обучая.

Сущность и ценность его вклада за этот период лучше всего иллюстрируются несколькими краткими выдержками из многих писем, которые он получил от возлюбленного Хранителя:

24 апреля 1928 года

Воистину, Вы верный страж надежно защищенной цитадели и преданный слуга и поборник религии Господа. Вы из учителей самого высокого ранга ...

1 ноября 1928 года

... Блистательное, непрерывное и искреннее служение этого избранного Господом среди всех существ запечатлено в моем сердце и вписано вечными символами в записи Царства Абха; смена эпох и столетий не в состоянии стереть их ...

В последующих сообщениях Шоги Эффенди обращался к нему такими словами: «Апостол Багряного Ковчега», «прочный столп светоносной Веры Бога» и «Рыцарь на поприще отрешенности» (19 июня 1933), «самый выдающийся из друзей» (22 декабря 1939 г.), и «сияющий светильник среди учителей бахаи» (25 декабря 1940 года).

В 1944 году его попросили поехать в Шираз, чтобы защитить Веру от интриг, и он оставался там несколько лет. Выдающееся служение, которое он оказал в этот период, состояло в переправлении на Святую землю подлинника рукописи Китаб-и-Иган. Его поездки на другие континенты начались вскоре после его назначения Десницей Дела в 1951 году. Он принял участие во всех четырех межконтинентальных конференциях при начале десятилетнего крестового похода, объявленного Хранителем в 1953 году, и посетил ряд центров в Соединенных Штатах и Европе.

В конце августа 1968 года, несмотря на то, что Самандари едва оправился от тяжелой болезни, он приехал на Святую землю, чтобы присутствовать на церемониях, посвященных столетию прибытия Бахауллы на это побережье. Здесь здоровье Тараза Эфенди ухудшилось, и он был доставлен в больницу. Он прожил до того времени, чтобы дождаться даты столетия прибытия Бахауллы, и мирно скончался 2 сентября 1968 года.

Он, во исполнении желания, которое неоднократно высказывал, похоронен рядом с незабываемым героем Хаджи Мирзой Хайдаром Али.

 

Михди Самандари

Сокращенный перевод из The Baha’i World №15, стр. 410–416. Фотографии © Bahá’í International Community

О другом каллиграфе бахаи, Мишкин-Каламе, авторе известного начертания Величайшего Имени, вы можете прочитать на отдельной странице...

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Рекомендуем о Вере Бахаи

Всеобъемлюще:

 

Если вы мистик:

 

Если вы теолог:

 

Если вы практик: