Храмы бахаи

1919–2019

 

Али Нахджавани / Ali Nakhjavani Член Всемирного Дома Справедливости в отставке

Али Нахджавани родился в Баку в семье бахаи 19 сентября 1919 года. Его отец, Мирза Али-Акбар Нахджавани, сыгравший заметную роль в распространении Веры Бахаи в Баку, был переводчиком переписки между Абдул-Баха и Л. Н. Толстым. Перевел много текстов бахаи на русский язык. Сопровождал Абдул-Баха в поездках по Европе и Америке в 1910 и 1912 гг. Мать Али, Фатима Ханум, происходит из известной семьи бахаи. Её родители были ближайшими сподвижниками Бахауллы и последовали за ним в Акку, куда Он был сослан в пожизненную ссылку. Фатима Ханум и её сестра Зинат Ханум были смотрительницами дома, где прошли последние годы жизни Бахаулла.

Детство Али Нахджавани провел в Хайфе, затем учеба в Американском Университете в Бейруте, который он окончил с отличием в 1939 году, получив степень бакалавра искусств.

В начале 40-х переезжает в Иран. В 1950 году его избирают членом Национального Духовного Собрания бахаи Ирана. В 1951 году с семьей отправляется в Уганду распространять Веру Бахаи в этой стране. В первые годы пребывания А. Нахджавани в Уганде в Веру вступил Инок Олинга. В 1953 г. Нахджавани с женой, И. Олингой и еще двумя бахаи отправились в Камерун с целью распространять Учение там. В 1954 г. А. Нахджавани был назначен членом Вспомогательной Коллегии. А в 1956 году его избрали в состав Национального Духовного Собрания бахаи Центральной и Восточной Африки.

В 1961 году Али Нахджавани был избран в Международный Совет Бахаи — предшественник Всемирного Дома Справедливости — и был его президентом. В 1963 году на первом Всемирном конгрессе последователей Веры Бахаи Али Нахджавани избирают в первый состав Всемирного Дома Справедливости — верховного административного органа Веры Бахаи. Али Нахджавани непрерывно переизбирали на протяжении 40 лет на служение в этом административном институте. В 2003 г. в возрасте 83 лет Али Нахджавани объявил о своей отставке.

Али Нахджавани был женат на Виолетте Нахджавани (в девичестве Банани).

Али Нахджавани покинул этот мир 11 октября 2019 года во Франции. После него осталась дочь Бахийи и сын Мехран. Можно ознакомиться с посланием Всемирного Дома Справедливости всем Национальным Духовным Собраниям в связи с кончиной Али Нахджавани.

На протяжении всей своей поистине удивительной жизни, начавшейся в последние годы Героического Века и захватившей преддверие второго столетия Века Становления, он ярко сиял на небесах бескорыстной преданности Бахаулле и смог принять участие во многих эпохальных свершениях на поприще развития Административного Порядка.

 

Хасан М. Бальюзи

Hasan Balyuzi

Десница Дела Божьего, сокровище всего человечества

 

Ричард Фрэнсис

1998

 

Выдержки из рассказов о жизни ранних последователей Веры Бахаи: Хасан М. Бальюзи, Десница Дела Божьего, сокровище всего человечества.

© Copyright 1993, 1998, by N. Richard Francis

Хасан Бальюзи родился 7 сентября 1908 года в семье Мирзы Али Ака и Мунаввар Ханум в Ширазе, Иран. По линии отца он приходился родственником Хранителю Веры, а именно, происходил от того же прапрадедушки, Хаджи Мирзы Абдул-Казима, одного из двух братьев Хадидже Багум, жены Баба. Его дочь, Фатими Султан Багум была бабушкой Хасана Бальюзи по лини отца. Его мать тоже могла проследить свою родословную к обоим братьям жены Баба. Таким образом прочно, через обоих родителей, устанавливался род, о котором Бахаулла говорил как о семье Афнан.

Большую часть своего детства Хасан провел в Бушире, где его отец работал дипломатом, а позже управляющим портов и островов Персидского залива. Именно там в возрасте 4 лет Хасан начал изучать английский язык.

Во время Первой мировой войны Бушир был оккупирован британскими войсками, и его отец был отправлен в ссылку в Индию, где его семья прожила сначала 4 года в Бомбее, а потом еще 4 года в Пуне. Здесь два выдающихся ученых, друзья отца, которые также находились в ссылке, обучали Хасана фарси, арабскому и истории. В Пуне он поступил в Епископский колледж, английскую старшую школу, где он смог улучшить свой английский. Он также изучал урду.

После войны он смог вернуться в Тегеран, где его отец стал министром внутренних дел. Он посещал киприотскую школу, директором которой был профессор Садик-Алам, который позже стал персидским послом в Лондоне и министром образования. Его отец умер в мае 1921, после чего его мать вернулась обратно в Шираз. Из-за ограниченных возможностей для продолжения образования, его дядя договорился с профессором Э.Г. Брауном, что тот позаботится об его образовании в Англии. Однако здоровье старого профессора ухудшалось из-за перенесенного ранее инфаркта, и, к его большому сожалению, он не был в состоянии взять на себя эту ответственность. На следующий год, в 1926, профессор Браун скончался.

Хасан Бальюзи слишком молодой для того чтобы посещать занятия в университете в Англии, отправился в Бейрут, чтобы учиться на подготовительных курсах Американского университета. В 17 лет на пути в Бейрут ему был оказан незабываемый радушный прием в Хайфе у Шоги Эффенди, молодого Хранителя Веры. Ранее в библиотеке отца он нашел экземпляр книги «Ответы на некоторые вопросы» и прочитал ее с намерением написать опровержение. Он также получил манускрипт Тарик-и-Джадид, но остался скептичным, считая себя мусульманином. Именно из-за влияния Хранителя он поменял свои интересы и принял Веру Бахаи в возрасте 17 лет. Он описал это событие: «Мой путь в Бейрут лежал через Красное море, Порт-Саид и Хайфу. Это было в конце ноября 1925 года, и Джон Эбенезер Эсслемонт, обессмерченный автор Бахаулла и Новая Эра, лежал смертельно больной в старом доме паломников. Его болезнь очень беспокоила Хранителя Веры Бахаи. Во время моего пребывания на горе Кармель (в ночь с 21 на 22 ноября) два известных иранских врача бахаи, которые находились там, Юнис Хан Афрухтих и Арасту Хан Хаким, были рано утром призваны к лежащему больным Эсслемонту. Шоги Эффенди просидел с ним всю ночь. На следующий день я поехал в Бейрут в обществе доктора Афрухтиха и доктора Хакима. Именно та встреча с Шоги Эффенди, и все, что я увидел в нем, побудили меня принять Веру Бахауллы. Направление моей жизни изменилось».

Когда он приехал в Американский университет в Бейруте, в анкете на вопрос о религиозной принадлежности он ответил: «Бахаи».

Он провел 7 лет, обучаясь в Бейруте, с 1925 по 1932, сначала год на подготовительных курсах, потом — на бакалавра по химии, и наконец — на магистра искусств по истории дипломатии. Он активно участвовал в студенческой жизни: играл в футбол и теннис, а также занимался в драматическом кружке, в клубе дебатов и обществе бахаи. Это было счастливое время в его жизни. Большое количество студентов участвовало в деятельности Веры Бахаи, часто посещая Хранителя во время каникул.

Окончив обучение в Американском университете, он продолжил обучение в Лондонской школе экономики. Он изучал историю дипломатии с уклоном на отношение Европейских держав к странам Персидского залива. В 1935 году он получил магистерскую степень в области естественных наук. В докторантуре он изучал британское общественное мнение по вопросу франко-германских отношений после Первой мировой войны, но получение степени было отложено из-за сложностей с подбором научного руководителя и начала Второй мировой войны.

В то время (8 февраля 1934 года) Хранитель написал предупреждение относительно вмешательства в политику. Это был ответ на статью, которую Хасан опубликовал в персидской газете о современной политической ситуации в Европе. Это событие изменило направление его жизни.

В Ризван 1933 года Хасан был избран в Национальное Духовное Собрание бахаи Британских островов, а также в Духовное Собрание Лондона. Более 25 лет он отдавал себя развитию администрации Веры Бахаи на Британских островах; начиная с 1936 года, он тесно сотрудничал с английским бахаи, Дэвидом Хофманом, который вернулся из Америки в Лондон. Хасан получил разрешение от Шоги Эффенди работать администратором в офисах Лиги Наций в Женеве, и тот также ему посоветовал оставаться членом Национального Духовного Собрания и Собрания в Лондоне, утверждая, что его труд высоко ценится английскими друзьями. В том же году там отмечается значительный рост активности в деятельности бахаи. В Ризван 1940 Хасан становится заместителем председателя Национального Собрания. Работая в только что образованном отделении персидской службы Би-би-си, он на некоторое время переехал в Вустершир, где он женился на Мэри (Молли) Браун; и в августе 1942 он вернулся в Лондон сразу после рождения их первенца Хушанга.

Он продолжал работать в Би-би-си до 1958 года; он писал короткие рассказы, пьесы и выступления на актуальные темы, выпустив более 1000 радиопрограмм об Иране и персидской истории. У него родилось еще четыре сына: Роберт, Феликс, Ричард и Симеон. Он часто говорил по этому поводу, что «за 200 лет в их роду не появилась ни одной девочки».

По возвращении в Лондон, он стал председателем Национального Духовного Собрания, ездит и читает лекции по всей стране. Он принимал участие в таких комитетах бахаи, как Программа развития Собраний, Обзор литературы Нового мирового порядка, архивного и связей с общественностью. Он также оказал значительное влияние на работу Десятилетнего всемирного крестового похода, 1953-1963 гг.

В 1938 году Хасан Бальюзи публикует свою первую литературную работу о Вере Бахаи, сочинение о жизни Бахауллы. Вдохновленный Хранителем, позже он опубликовал сочинения о жизни Баба и Абдул-Баха. Однако наваливающиеся обязанности в общине бахаи мешали ему продолжать литературную работу в течение многих лет вплоть до 1958 года, когда по причине слабого здоровья он был вынужден отказаться от большинства своих административных постов и связанной с ними деятельности.

Хасан Бальюзи, представитель Афнан, был назначен Шоги Эффенди Десницей Дела Божьего 11 октября 1957 года. Это было одно из последних посланий Хранителя миру бахаи перед его внезапной кончиной 4 ноября 1957 года. Хасан и другие 25 Десниц Дела Божьего собрались на Святой земле. Он был одним из девяти избранных обследовать квартиру Хранителя на предмет наличия завещания. После «тщательных поисков» такового не было обнаружено. Хасан стал одним из «Верховных Распорядителей», направляющих Веру Бахаи в следующие 6 лет, ставших известными как период попечителей, до появления Всемирного Дома Справедливости в Ризван 1963 года.

Одолеваемый проблемами со здоровьем и финансовыми трудностями, которые постигли его после ухода из Би-би-си на пенсию, Хасан неохотно отошел от большинства своей административной деятельности в Вере Бахаи. Он продолжил свою литературную работу в 1963 году, завершив трилогию о центральных фигурах Веры Бахаи.

Первой книгой стала биография Абдул-Баха, начатая более двадцати лет ранее под вдохновением, полученным от Шоги Эффенди. Параллельно с этой работой, он нашел, что связь профессора Брауна с верой достойна отражения в монографии. В 1970 он опубликовал Edward Granville Browne and the Bahá'í Faith («Эдвард Гранвиль Браун и Вера Бахаи»), а на следующий год он опубликовал `Abdu'l-Bahá: The Center of the Covenant of Bahá'u'lláh («Абдул-Баха: Центр Завета Бахауллы»). Он закончил свою трилогию книгой The Báb: The Herald of the Day of Days («Баб: Предвестник дня обетованного»), опубликованной в 1973, и ставшей первой книгой о Вере Бахаи, в которой использовалось большое количество официальных документов из правительственных архивов.

Понимая, что его произведения незавершенные, он вскоре обнаружил, что еще не было исторически верного описания Ислама. В 1976 он опубликовал Mohammad and the Course of Islam («Мухаммад и развитие Ислама»).

Хасан Бальюзи приглашает референта, Мужана Момена, чтобы тот помог довести до конца его монументальную работу. В октябре 1979 года в самый разгар работы над Bahá'u'lláh: The King of Glory («Бахаулла: Царь Славы») у Бальюзи случился инфаркт.

После некоторого восстановления он завершил первый том и добился значительного прогресса над вторым, но смерть застала его во сне 12 февраля 1980 года. Его земные останки были погребены недалеко от могилы его возлюбленного Хранителя.

Он оставил распоряжения учредить Доверительный фонд библиотеки Афнан для исследований Веры Бахаи, которому передал все свои документы и книги. Он надеялся, что однажды она станет исследовательской библиотекой для всех ученых. Мужан Момен написал о работе доктора Бальюзи: «Характер и талант доктора Бальюзи… нужно предоставить будущим писателям оценить это по достоинству… Многие из его сочинений не соответствуют современным стилям научной литературы. Но его работа проникнута двумя качествами, благодаря которым ее будут помнить… Первое — его неутомимый поиск истины. Он не останавливался ни перед какими трудностями, чтобы выяснить даже самый малозначительный факт или дату. Второе — это его честность. В его сочинениях нет никаких скрытых мотивов… Он писал только то, что после надлежащего изучения находил верным. Его книги ясно дают понять, что он бахаи, но ничего не было утаено или искажено, чтобы защитить Веру Бахаи, кого-нибудь или что-нибудь. Он всегда придерживался того, что надо говорить всё «без прикрас».

 

Список публикаций доктора Хасана М. Бальюзи

Труды на английском:

"Bahá'u'lláh," London: Baha’i Publishing Trust, 1938.

"A Guide to the Administrative Order," London: Baha’i Publishing Trust, 1941.

"Bahá'u'lláh: A Brief Life," followed by an essay on the Manifestation of God entitled: "The Word made Flesh." London: George Ronald, 1963.

"Edward Granville Browne and the Baha’i Faith," London: George Ronald, 1970.

"Abdu’l-Baha: The Center of the Covenant of Baha’u’llah," London: George Ronald, 1971.

"The Báb: The Herald of the Day of Days," Oxford: George Ronald, 1973.

"Muhammad and the Course of Islam," Oxford: George Ronald, 1976.

"Bahá'u'lláh: The King of Glory," Oxford: George Ronald, 1980.

"Khadijih Bagum: The Wife of the Báb," Oxford: George Ronald, 1981.

"Eminent Bahá'ís in Iran During the Time of Bahá'u'lláh," Oxford: George Ronald, 1985.

 

Труды на фарси:

"Nabaradari." Tehran: Chapkhanih Taban, 1351.

"Tundbad Havadith," Tehran: Chapkhanih Farus, 1353.

"Vazhih-hay-i Farsi dar Zaban Ingilisi," Tehran: Chapkhanih Farus, 2535.

 


Библиотека Афнан открыта в 2015 году и находится в г.Сэнди, Великобритания. Веб-сайт библиотеки Афнан www.afnanlibrary.org

Статья СНМБ об открытии библиотеки «Превосходная коллекция литературы бахаи обретает дом»

 

 

 

Рухи Арбаб

Рухи Арбаб

1914 – 1975

Рухи Арбаб родился в довольно известной семье в Ашхабаде — городе, куда его предки эмигрировали из Ирана. Он был способным ребенком, обладающим отличной памятью. Он учился в начальной школе в Ашхабаде, потом продолжил обучение в государственной средней школе. Он получил глубокие знания о Вере от известных ученых бахаи, в том числе от Мухаммада-Али Кайени, Сейда Михди Гульпайгани и Али Акбара Фурутана. Ему нравилась литература и его побуждали писать статьи и истории о Вере.

Рухи был среди тех молодых людей, которых исключили из Ленинградского университета и выслали в Персию из-за их связи с Верой. Молодой человек сообщил подробности происшедшего с ними Шоги Эффенди, от которого им пришел исполненный любви ответ, увещевающий их не печалиться и не горевать из-за случившегося, и утверждающий, что если на то будет Божья воля, их изгнание может обернуться изобильными подтверждениями свыше.

Отец Рухи, Насрулла, ничем не мог помочь своему сыну, чтобы покрыть его расходы на дорогу. Единственное, что он передал ему — это сохранившиеся у него золотые часы. Их он подарил своему семнадцатилетнему сыну в качестве прощального подарка при отправлении в Персию. Мать смогла к этому только добавить шарф и поцелуи.

Некоторое время Рухи жил в Мешхеде. Затем, чтобы отправиться в Тегеран, он продал свои часы. Вскоре к разным трудностям добавилось и горе, принесенное известием об аресте отца в Ашхабаде, а потом и его смерти. Его брата отправляют в ссылку, где тот пропадает без вести. А его мать и семью его брата высылают в Иран. Когда о смерти его отца узнал Хранитель, который своей добротой поддерживал Рухи на протяжении этих тяжелых времен, в письме через секретаря написал ему, что чтобы не выпадало на долю верной семьи Арбаб, она оставалась на пути служения Возлюбленному.

Рухи получил работу в редакции газеты, а позднее работал в министерстве финансов. Свои молодые годы в Тегеране он посвятил служению Делу. В 1941 году он женился.

Прилагая много усилий для обучения своих детей, Рухи со своей женой Фурух решили, что она сократит свою деятельность в общине бахаи, а он, пропорционально, увеличит. Соответственно, он стал работать по профессии только половину дня, остальное время посвящая деятельности бахаи. Чтобы глубже изучить Веру, он три года занимался у таких выдающихся учителей как Фазеле Мазендерани и Джинаб-и-Сулеймани. Он также некоторое время изучал Ислам, так как считал, что это поможет ему лучше обучать Делу. Затем он расширил поле своего служения, занимаясь подготовкой учителей и проводя занятия по формированию характера для молодежи и детей бахаи. После неудавшейся попытки служить в качестве домашнего пионера в 1943 году Рухи возвращается в Тегеран и начинает существенно много делать для обучения молодежи бахаи и побуждении их на служение Вере.

В 1955 году его избирают в Местное Духовное Собрание, где он служит секретарем до начала беспорядков в том году, когда те привели к разрушению купола Национального Хазратуль-Кудс и введению ограничений на всю административную деятельность бахаи.

Во время смуты Рухи был подобен нерушимой скале, друзья обращались к нему домой за советом и помощью. Выполнение, возлагаемых на него во все возрастающем количестве обязанностей, и в таких условиях, подорвало его здоровье. После короткого пребывания в США, Рухи возвращается в Тегеран, и его опять избирают секретарем в Местное Духовное Собрание. Позже он служит членом Национального Духовного Собрания Ирана, а также в различных комитетах. В 1968 году его избирают секретарем Национального Собрания, и он на этом посту служит до самой своей смерти.

Когда он стал отцом двоих детей, он решил изучить юриспруденцию. В 1950 году он получил диплом юриста, а затем изучал русский язык в университете. Он работал в Министерстве сельского хозяйства и Ветеринарном колледже. Затем его перевели в секретариат университета, а оттуда — в Министерство водного хозяйства и энергетики. Его заслуги обращали на него внимание властей, главным образом благодаря его честности и прямоте, которые характеризовали всю его работу. Когда его уволили из одного национального колледжа Тегерана, потому что он был бахаи, он посвятил свое время переводу книг на персидский язык; здесь он добился такого же успеха, что и в сфере бахаи. Он также издал книгу для детей, содержащую истории из разных источников из разных стран, переведенных на персидский язык. Он перевел для молодежи биографии некоторых великих людей мира. Ряд его переводов был использован педагогами. Для общины бахаи Персии много значил его пятитомник для детей бахаи под названием «Истории о Вере».

К завершению Национального Съезда в Ризван 1975 года было похоже, что работа Рухи Арбаба на земле подходит к концу. Его тело больше не могло переносить напряжение, которое он испытывал на протяжении многих лет. Его доставили в больницу, где он скончался 5 мая. Хотя его уход было трагичным, это выглядело подобающей кульминацией для жизни, посвященной служению Делу Бога, без мысли о себе, отдыхе или комфорте.

 

Переведено с небольшими сокращениями из The Baha’i World, № 16 (1973-1976) — 1978 — С. 547-549

В Колумбии существуют школа и колледж, названные в честь Рухи Арбаба.

Также можете прочитать биографию Фарзама Арбаба. Об Институте Рухи смотрите на отдельной странице нашего сайта.

Бригитте Лундбладе

21 января 1923 - 17 мая 2008 г.г.

Brigitte Lundblade

Бригитте Лундбладе (в девичестве Хасселблат) была Рыцарем Бахауллы для Шетландских островов и пионером в нескольких странах, включая Эстонию.

Бригитте Хасселблат родилась в Таллинне, Эстония, в семье этнических немцев. В течение многих поколений мужчины из этой семьи становились священниками лютеранской церкви. Все из ее четырех братьев стали пасторами. Вместе со своей семьей Бригитте была эвакуирована из Эстонии во время Второй мировой войны, и после короткого периода в Германии она оказалась в Англии, где стала бахаи на летней школе в 1950 году. По словам Бригитте: «Во время их беседы, мне казалось, что луч света поразил мое сердце и сорвал завесу. Мне только хотелось, чтобы они дали мне слово прямо сейчас. Я подумала: “Я должна стать бахаи! Я должна стать бахаи! Я искала это всю свою жизнь, и я хочу рассказать об этом всем!”»

В 1953 году Бригитте поселилась на Шетландских островах, территории, назначенной Шоги Эффенди в качестве одной из целей Десятилетнего крестового похода, и стала Рыцарем Бахауллы. В течение следующих нескольких лет в Леруике, столице, образовалась небольшая община бахаи. В то время Бригитте работала акушеркой, и некоторые из детей, которых она принимала, позже приняли Веру.

В 1956 году Бригитте отправилась в паломничество и познакомилась с Шоги Эффенди, который побудил ее привести Веру в свою родную Эстонию. Поскольку в то время невозможно было приехать в Советский Союз, Бригит выбрала пост пионера в Финляндии, чтобы быть как можно ближе к Эстонии.

В Финляндии Бригитте вышла замуж за Милтона Лундбладе, американского бахаи шведского происхождения. В 1961 году они снова стали пионерами, на этот раз в Дании, но поскольку Мильтон не смог там найти работу, им вскоре пришлось переехать в Соединенные Штаты. В течение следующих нескольких лет Бригитте работала школьной медсестрой в Калифорнии. У Бригитте и Милтона было двое детей.

После того, как ее дети выросли, а муж умер, Бригитте вернулась в Финляндию в 1984 году в качестве пионера, все еще ожидая возможности вернуться в Эстонию в соответствии с пожеланиями Хранителя. Ее шанс, наконец, пришел в 1988 году.

Хотя горстка людей в Эстонии, в основном эсперантистов, стала бахаи еще до приезда Бригитте, ее квартира в Таллинне быстро стала центром деятельности бахаи в стране. В течение многих лет она организовывала еженедельные встречи для друзей, а затем детские классы и учебные кружки. Благодаря беглости ее эстонского языка, Бригитте смогла свободно общаться с местными жителями и сыграла важную роль в публикации литературы бахаи на этом языке. Часто называемая «Матерью эстонской общины бахаи», Бригитте также широко пользовалась уважением в межрелигиозных и правительственных кругах. Ее личные качества помогли завоевать официальное признание для национальной общины.

Бригитте была избрана в Национальное Духовное Собрание Прибалтийских государств в 1993 году и оставалась членом Национального Духовного Собрания Эстонии после того, как оно было сформировано как отдельный орган в 1999 году. По совету Всемирного Дома Справедливости она ушла в отставку в 2006 году после многих лет служения.

Бригитте посвятила свои последние годы написанию мемуаров с помощью подруги Сюзанны Пфафф-Гроссман. The Life of a Pioneer («Жизнь пионера») была первоначально опубликована на немецком языке и затем переведена на английский язык самой Бригитте.

Бригитте скончалась в мае 2008 года и похоронена в родном Таллине.

Сайт, посвященный памяти Бригитте Лундбладе: http://www.brigittelundblade.com (на английском языке)

Бади ХорасаниБади Хорасани Ага Бузург (около 1852 – 1869), получивший от Бахауллы титул Бади (чудный, новый), доставил послание Бахауллы Насир ад-Дин шаху и был убит по приказу шаха в 1869 году.

Ага Бузург был сыном Хаджи Абдул-Маджид Нишапури, баби, который пережил осаду форта Шейха Табаси. С раннего возраста Бади не выказывал какого-либо интереса к религии своего отца и даже проявлял некоторый антагонизм, так, что другие баби Нишапура были обеспокоены тем, что Ага Бузург может донести на их.

Набиль-Азам во время посещения Нишапура смог однажды завязать с Бади разговор и увлечь его в новую религию. Бади стал таким горячим последователем, что убедил отца разрешить ему присоединиться к Шейху Ахмаду Фани, собиравшемуся посетить Бахауллу в Эдирне.

Шейх Ахмад остановился на некоторое время в Йезде, и Бади, желая поскорее продолжать путь, пешком отправился в Багдад. Вскоре после того, как Бади достиг Багдада, там примерно в апреле-мае 1868 года мученически погибает Ага Абдур-Расул Куми, который был водоносом для дома Бахауллы в Багдаде. Поскольку не было никого, кто бы смог выполнять эту задачу, Бади остался там на какое-то время и носил воду из реки Тигр в дом Бахауллы и бахаи Багдада. Это было опасным занятием, так как неприятели бахаи постоянно насмехались над ним, несколько раз на него нападали, и он был ранен. Когда община бахаи Багдада была сослана в Мосул в августе 1868 года, Бади также отправился туда и продолжал работать водоносом.

Услышав о том, что Бахауллу переводят в Акку, в конце концов, Бади отправился туда. В 1869 году он добрался до стен Акки. Поскольку он носил скромную одежду, подобающую водоносу, он смог проскользнуть мимо городской охраны, которая рьяно отсеивала паломников бахаи.

Бади бродил по Акке пока, наконец, не встретил заключенных бахаи, когда те пришли в мечеть для молитв. Он смог проникнуть внутрь цитадели и дважды беседовал с Бахауллой.

Послание Насир ад-Дин шаху было написано несколькими годами ранее в Эдирне, и теперь Бахаулла поручил Бади лично передать его шаху. Бахаулла позаботился о том, чтобы послание было передано Бади в Хайфе, и тот немедленно отправился в Иран.

По прибытии в Тегеран Бади разыскал летний лагерь шаха и доставил ему послание Бахауллы. Бади был арестован и подвергнут пыткам, с тем, чтобы раскрыть имена его спутников, но он утверждал, и это было правдой, что у него не было товарищей, и он просто следовал указаниям Бахауллы. В конце концов, он был убит в июле 1869 года. Его героизм перед лицом пыток был описан Махаммадом-Вали Сипахдар-и-Азамом, который слышал это от Kaзим Хана, палача.

 

Mуджан Moмeн

Рекомендуем о Вере Бахаи

Всеобъемлюще:

 

Если вы мистик:

 

Если вы теолог:

 

Если вы практик: