Home

Коллекции

База знаний

МСБ

СНМБ

BahaiArc

Вера Бахаи

Блог

Храмы бахаи

Гулам Реза (Амин-и Амин) Доверенный по ХукукуллаДжинаб-и Гулам Реза стал третьим Доверенным по Хукукулла. Его называли Амин-и Амин (Доверенный Доверенного). Человек выдающихся способностей, он родился в богатой купеческой семье в Тегеране и был воспитан в традициях своего класса. Жизнь сулила ему покой и комфорт. Однако еще в юношеском возрасте он увлекся духовными поисками, и это побудило его заняться изучением различных религий; не оставляя коммерции, он продолжал свои изыскания в этой области, стремясь общаться с последователями разных вероучений. Разочаровавшись в большинстве из них, он решил ближе познакомиться с Учением Бахаи, о котором узнал от своего секретаря. Его интерес вскоре перерос в серьезное увлечение; он взялся за изучение Священных Скрижалей и Писаний бахаи, и сердце его озарилось светом Веры. Приняв Дело Божье, Джинаб-и Хаджи Гулам Реза стал активно участвовать в деятельности бахаи, а в возрасте 32 лет оставил коммерцию, чтобы полностью посвятить себя служению Вере. Испытывая особую привязанность к Джинаб-и Амину, он стал его постоянным помощником. И вот настал день, когда он получил Послание от Абдул-Баха, в котором тот назначал его преемником Джинаб-и Амина на посту Доверенного по Хукукулла. Гулам Реза всегда безукоризненно выполнял возложенные на него обязанности и при этом заботливо опекал Джинаб-и Амина до самой его смерти.

Джинаб-и Гулам Реза был Доверенным по Хукукулла в течение одиннадцати лет. Его дом стал местом встреч друзей и центром управления делами Веры. Именно в годы его служения на посту Доверенного по Хукукулла были предприняты первые шаги по регистрации собственности и земельных владений бахаи в Иране, ради сохранения которых он трудился не жалея сил. В 1938 году Джинаб-и Гулам Реза скончался от болезни.

 

Доверенными по Хукукулла были:

Джинаб-и Шах Мохаммад из Маншада (Аминуль-Байан) (Доверенный Байана), Джинаб-и Хаджи Абуль-Хасан (Амин) (Доверенный), Джинаб-и Гулам Реза (Амин-и Амин) (Доверенный Доверенного), Джинаб-и Валиулла Варга, и Джинаб-и Али Мохаммад Варга.

Первый, кому выпала честь быть Доверенным Хукукулла, стал Джинаб-и Шах Мохаммад из Маншада, родом из провинции Йезд, который впоследствии получил от Благословенной Красоты титул Аминуль-Байан (Доверенный Байана). Хаджи-и Шах Мохаммад принял Веру в первые годы ее существования и удостоился чести предстать в присутствие Бахауллы во время Его пребывания в Багдаде. Огонь любви, вспыхнувший в сердце Аминуль-Байана, подвиг его на служение у Порога Возлюбленного; он оставался верен своему выбору до конца жизни и пожертвовал на пути служения всеми материальными благами. Постоянно подвергаясь опасности, перенося трудности и лишения, этот верный слуга Бахауллы всегда был в пути: он привозил к Священному Порогу взносы Хукукулла, передавал Ему просьбы друзей, а затем возвращался к ним с новостями и посланиями от Благословенного Совершенства.

Одной из самых значительных задач, возложенных на Аминуль-Байана, было получение останков Баба от их хранителя – преданного и мужественного Джинаб-и Хаджи Ахунда, Десницы Дела Божьего; подвергаясь бесконечным опасностям, он переправил их в надежный тайник в мечети Имамзаде Зайд в Тегеране, где они хранились до того дня, когда, по наказу Абдул-Баха, были перевезены в Святую Землю, чтобы обрести там свое последнее пристанище на склоне горы Кармель.

Внимание Джинаб-и Шах Мохаммада привлек один из верующих Йезда, Хаджи Абуль-Хасан Ардакани, человек, наделенный редкими достоинствами. Их связали прочные узы дружбы, и вскоре они стали самыми близкими товарищами. Джинаб-и Шах Мохаммад сделал Хаджи Абуль-Хасана своим помощником и поверенным в делах Хукукулла. Оба были в первой группе паломников, которые, наперекор многочисленным опасностям и трудностям, сумели добраться до места ссылки Бахауллы. Во время одного из своих путешествий в 1881 году, в разгар Курдского восстания, они подверглись нападению со стороны курдов и были взяты в плен, при этом Джинаб-и Шах Мохаммад получил тяжелое ранение. После кончины Джинаб-и Шах Мохаммада по указанию Бахауллы в должность Доверенного по Хукукулла вступил его верный помощник и товарищ – Джинаб-и Хаджи Абуль-Хасан, который впоследствии получил титул Амин (Доверенный) и стал называться Джинаб-и Хаджи Амин.

Доверенными по Хукукулла в разное время были: Джинаб-и Шах Мохаммад из Маншада (Аминуль-Байан) (Доверенный Байана), Джинаб-и Хаджи Абуль-Хасан (Амин) (Доверенный), Джинаб-и Гулам Реза (Амин-и Амин) (Доверенный Доверенного), Джинаб-и Валиулла Варга, и Джинаб-и Али Мохаммад Варга.

Хаджи сейид Али-Акбар-е-Дахаджи был воплощением верности и служения. Бахаулла сильно любил этого юношу. О нем хаджи Мухаммад Тахир Мальмири пишет в неопубликованной «Истории Веры в провинции Йезд»:

«Ныне покойный хаджи сейид Али-Акбар-е-Дахаджи был в числе первых верующих. Редко встретишь такую незаурядную и благочестивую душу … Юноша был очень красив и сладкоголос. Можно сказать, что когда бы он ни распевал Божии Слова, то даже Сонм Небесный и Обитатели Царства Абха воодушевлялись его пением… Я никогда не слышал более восхитительного певца, чем он. Несколько раз он встречался с Благословенной Красотой и стал носителем нескончаемых даров и милости Бахауллы. Его отношения с Ним были поистине отношениями любящего и Возлюбленного. Существует много Скрижалей, явленных в его честь. Примечательной стала Скрижаль Ихтирака (Огненная Скрижаль)… Хаджи сейид Али-Акбар скончался в Тегеране, возвратившись из Святой Земли, где он в последний раз встретился с Бахауллой. После его смерти Бахаулла заметил, что сильно привязался к Хаджи Сейид Али-Акбару, и пожелал, чтобы его имя упоминали в Его присутствии. Впоследствии он наказал, чтобы отныне и впредь его дядя, сейид Мехди, Измуллах, именовался сейидом Али-Акбаром».

 

Текст по Stories of Bahá’u’lláh and Some Notable Believers by Kiser Barnes, стр. 368-369.

Перевод Огненной Скрижали на русский язык смотрите в этом молитвеннике бахаи.

Хаджи Насир был известным купцом; соотечественники уважали его, пока не принял Веру Баби. С тех пор он страдал от преследований и жестоко притеснялся людьми. Признать божественное происхождение Послания Баба ему помог мулла Джалил-и Уруми, один из Букв Живого. Говорят, что когда Хаджи Насир уверовал в подлинность призывов Баба, Мулла Джалиль предупредил его, что обретение без труда ничего не значит, и он не может назвать себя бабидом, пока не почувствует в себе готовность отдать жизнь на Божьей стезе, если враги поднимутся против него. Он велел ему отправляться домой и прислушаться к своему сердцу, чтобы понять, достаточно ли в нем веры, чтобы остаться стойким перед пытками и лицом смерти. Если он почувствует это, то он бабид, в противном случае — нет. Хаджи Насир после слов Муллы Джалиля провел всю ночь в молитвах и размышлении. На рассвете он почувствовал в себе такую веру и отрешение до готовности принести себя в жертву на тропе Возлюбленного. После той ночи ему были дарованы рвение и пыл, которых он не знал раньше. Эти качества главенствовали в его душе всю его насыщенную событиями жизнь.

Вскоре начались гонения: первое нападение произошло, когда Хаджи Насир стал мишенью для кровожадной толпы в Казвине. Они разграбили его имущество и вынудили его временно покинуть родину. Когда волнения улеглись, он вернулся домой. Отсюда, повинуясь призыву Баба, он направился в Хорасан. Ему выпала честь посетить сбор в Бедеште, где, по сведениям историков, он был стражником у входа в сад, предназначенный для пребывания Бахауллы. Из Бедешта он проследовал в Мазендаран и был одним из защитников крепости шейха Табарси. Как свидетельствует история сотни его сотоварищей были зверски убиты во время того погрома, но рука божьей силы сохранила жизнь Хаджи Насиру и помогла ему дальше служить Делу.

Он вернулся в Казвин и сразу включился в свою работу, но вскоре верующие испытали на себе новый погром. Покушение на жизнь Насер ад-Дин Шаха в 1852 г. вызвало волну гонений против бабидов. Хаджи Насира арестовали в Казвине и заключили в тюрьму. Но спустя непродолжительное время он был освобожден. Следующему заточению он подвергся в Тегеране, где страдал под гнетом цепей и кандалов. Выйдя из тюрьмы, он обнаружил, что все его имущество пропало. С помощью и при содействии шейха Казим-е-Самандари (один из Апостолов Бахауллы), несмотря на большие неприятности, причиненные врагами, Хаджи Насир продолжил зарабатывать себе на жизнь, но ему пришлось перебраться в Рашт.

Венцом его жизни стало достижение присутствия Бахауллы в Акке. В паломничестве его сопровождал вышеупомянутый шейх Казим. Бахаулла излил на Хаджи Насира Свою щедрость и заверил в своем благорасположении. Остаток жизни он провел в Раште, денно и нощно обучая других Божьему Делу. Враги вновь заточили его в тюрьму. На этот раз из-за преклонного возраста он не смог вынести суровой тюремной жизни и его душа, после многолетних страданий и труда вознеслась к обители Возлюбленного. Он умер мучеником в тюрьме Рашта в 1300 г. Хиждры (1888 Р.Х.)

Когда враги Дела услыхали о смерти Хаджи Насира, многие из них, в том числе дети, кинулись к трупу и забросали камнями. Как только его останки перенесли домой, несколько негодяев ворвались внутрь и предприняли попытку расчленить мертвое тело. Нельзя описать, какой ужас обуял его семью и близких, беспомощно стоявших и глядевших на зверства, чинимые толпой бессердечных фанатиков. Злодеи отрезали ему нос и выдавили глаза, прежде чем их остановили соседи, которые смиренно опустили тело Хаджи Насира в бездействующую кирпичную печь, стоявшую в том селении, и заложили камнями.

Бахаулла воздал дань Хаджи Насиру за твердость в Деле Господа и явил Скрижаль на посещение.

 

Текст по Stories of Bahá’u’lláh and Some Notable Believers by Kiser Barnes, стр. 366-368.

Существует довольно объемная Скрижаль (Лоух-е-Насир), явленная Бахауллой в Адрианополе в ответ на просьбу Хаджи Насира разъяснить положение Мирзы Яхья. Часть ее была переведена Шоги Эффенди и помещена в сборник «Крупицы из Писаний» (см. LIII и LXXV).

Хатун-Джан была преданной верующей. Ее отец, Хаджи Асадуллах, был одним из последователей сейида Казима-и Рашти. В числе учеников сейида была также и Тахира, и поэтому между ней и дочерями Хаджи Асадуллаха завязалась крепкая дружба. Когда Баб раскрыл себя, Тахира, находившаяся в то время в Кербеле, приняла истину о Его Послании и была названа одной из Букв Живого. Вскоре после этого известие о декларации Баба достигли Казвина. Хаджи Асадуллах с семьей оказались среди первых приверженцев в городе. Когда Тахира вернулась в Казвин, узы любви и единения между ней и семьей Фахради еще больше окрепли. Самой рьяной поклонницей Тахиры стала Хатун-Джан. Она сиживала у ее ног, ее пленили преданность Тахиры и ее любовь к Бабу и Бахаулле.

Во время домашнего ареста Тахиры только единственной Хатун-Джан удавалось устроить так, чтобы видеться с ней. Она почти каждый вечер приходила в дом, иногда под видом побирушки, иногда как прачка, что стирает неподалеку в общественной прачечной. Ее регулярные встречи с Тахирой играли важную роль. Во время этих встреч она сообщала новости Тахире и передавала вести от нее друзьям. Ей также удавалось тайком приносить еду, когда враги пожелали во что бы то ни стало лишить Тахиру жизни, поскольку нельзя было исключить, что при любой возможности они попытаются ее отравить. И наконец она вместе со своим мужем Мухаммадом-Хади сыграла главную роль в спасении своей любимой подруги из заточения.

Хатун-Джан, совершившая такие отважные поступки при жизни Тахиры, после казни своей любимой героини была охвачена горем и ужасом. Спустя некоторое время она лишилась мужа, Мухаммада-Хади. Но тяготы не затушили огня веры, пылавшего в ее груди. Она продолжала с жаром и рвением служить Делу Господа. Семя любви к Бахаулле в сердце Хатун-Джан заронила рука Тахиры, которая с первых дней уверовала в Его положение. Поэтому Хатун-Джан всю свою жизнь обращалась к Бахаулле с нерушимой верой и преданностью. Ее сестры и кое-кто из членов семьи также твердо стояли за Его Дело. Со дней Багдадской высылки Хатун-Джан получала Скрижали от Бахауллы. Эти великие дары она не переставала получать, и во время величайшего кризиса, когда в Адрианополе Ему причинил зло неверный, Бахаулла явил в ее честь Лоух-е-Баха (Скрижаль Баха) и излил ей Свою душу.

 

Текст по Stories of Bahá’u’lláh and Some Notable Believers by Kiser Barnes, стр. 305-306

Также смотрите описание спасения Тахиры в А’зам Набиль-и Вестники Рассвета. Повествование о ранних днях Откровения Бахаи: в 2т. Пер. с англ. – М.: Единение, 2005. – Т. I.