2003
Facebook
Курсы Рухи

3 января 2003 г. (СНМБ)

bwns 7603 0ПРОВИНЦИЯ ЧИРИКИ, Панама – В пять часов утра, когда на темном небе едва-едва появляется алая полоска зари, Викторино Родригес отправляется в путь. Каждый понедельник он проходит пешком три часа от своего дома в городе Солой до школы в крошечной деревне Кебрада Венадо, расположенной в живописных зеленых горах Западной Панамы.

 

Учитель спешит по узким тропкам, стараясь не опоздать к началу занятий в восемь часов утра. Выпив немного кофе вместо завтрака, он идет через рисовые поля и банановые рощи, обходя покрытые мхом скалы. Его изношенные ботинки постепенно покрываются слоем красной глины.

 

 

Десяток детей с нетерпением высматривает его уже за полчаса до занятий. Никого из взрослых нет – родители ушли на работу в поле еще на рассвете. Когда г-н Родригес огибает последний холм, ученики встречают его радостными криками и бросаются ему навстречу. Ласково приветствуя каждого, он по очереди обнимает их. Так, в обнимку, они проходят последний километр до школы.

Школа в Кебрада Венадо, в районе Нгабе-Багл, одна из десяти начальных школ, организованных панамской общиной бахаи, представляет собой простое блочное здание с пустыми проемами вместо окон и несколькими столами внутри. Другие школы бахаи устроены еще проще – вместо зданий только крыши из пальмовых листьев или гофрированного железа на деревянных столбах.

 

В общей сложности здесь учится более 300 школьников. Эти школы дают детям отдаленных районов практически единственный шанс получить академическое образование. Плотность населения в этом изолированном районе очень низкая, поэтому правительство не смогло организовать здесь школьную сеть – до деревень, где бахаи создали школы, можно добраться только пешком или на лошади.

 

«Дети, живущие в отдаленных местностях, откуда до ближайшего города нужно добираться порой шесть часов пешком, не смогли бы получить никакого образования, если бы не эти школы, – говорит Розмари Бейли, секретарь Фонда развития и культуры (FUNDESCU), неправительственной организации, основанной на принципах бахаи, которая обеспечивает работу школ. – Поэтому данный проект, несомненно, имеет очень большое значение для этих детей».

 

Большинство учителей, будучи коренными жителями, сами не имеют систематического образования. Они просто более образованны по сравнению с остальным населением Нгабе-Багл и потому чувство долга заставляет их передавать другим свои знания.

 

«История свидетельствует о том, что в прошлом коренные народности обладали огромными материальными, культурными и духовными богатствами, однако отсутствие образования не позволило им развиваться дальше, – говорит г-н Родригес, имеющий за плечами 10 классов. – Я избрал путь служения, чтобы помочь постепенному процессу развития общества, особенно детям, за которыми будущее района Нгабе-Багл».

 

Школы возникли почти 20 лет назад по инициативе местных бахаи, которые попытались дать жителям Нгабе-Багл, которых иногда называют «гуайями», базовое образование в объеме начальных классов (на испанском языке и местном наречии нгабере). Школы развивались постепенно, по мере увеличения возможностей общин.

 

В начале 90-х, после того, как некоторые учителя-добровольцы были вынуждены перейти на другую работу, группа молодых бахаи общины Нгабе-Багл взяла на себя обязательство стать учителями и оставаться на этом посту столько, сколько нужно, даже без зарплаты, невзирая ни на какие жертвы.

 

«Наши семьи бедны, но как мы можем оставить этих замечательных детей без образования?» – спрашивает г-н Родригес, который преподает в школе уже семь лет.

 

Группа, состоявшая из двенадцати человек, вначале работала на добровольной основе. Только недавно Фонд развития и культуры смог собрать достаточно денег, чтобы обеспечить учителей (сейчас их 13) ежемесячным пособием в размере около 50 долларов США. Средства для этого поступают как от бахаи, так и от частных фондов и спонсоров.

 

«Я начал свое служение добровольцем, – говорит Алексис Беджерано, учитель четвертого, пятого и шестого классов, которому еженедельно приходится добраться до школы бахаи в Сан Феликс Бокас дель Торо сначала три часа на автобусе, затем три часа на лодке и, наконец, три часа пешком. – Я служу своему народу, потому что люблю детей и не могу оставить их. Вера бахаи дала мне источник света – делиться с другими тем, что знаешь сам. Я очень доволен тем, что каждый день общаюсь с детьми. Я многое узнаю, просто делясь тем скромным знанием, которое я получил в свое время».

 

Проект заслужил признание правительства, которое считает его чрезвычайно важным. Министерство образования недавно выделило средства для зарплаты 14-му учителю.

 

Во время визита в район Нгабе-Багл в октябре 2002 г. профессор Агуедо Акоста, региональный директор отдела частного образования провинции Чирики при министерстве образования, сказал: «Сегодня я здесь, в Нгабе-Багл, уже второй раз. Я приехал, чтобы предложить школам бахаи любую моральную и юридическую поддержку».

 

 

Родители и местные старейшины не скрывают своей радости, говоря о возможностях, которые предоставляют школы.

 

«Я не умею ни читать, ни писать, но благодаря этим школам мои дети научатся читать и писать», – говорит Энрике Эспиноза, старейшина сельского совета Кебрада Молехон, где в школе бахаи с первого по шестой класс учится примерно 60 детей.

 

Хотя школы организованы бахаи, ни учителя, ни руководители не пытаются обращать учеников в свою веру. Деревенское население здесь представлено бахаи, католиками и евангелистами; есть и последователи традиционной религии Мама Тата. Примерно половину учащихся составляют бахаи.

 

Учебные программы всех школ делают акцент на нравственном воспитании детей. Помимо уроков чтения, письма и математики, раз в неделю ученики изучают добродетели и нравственные ценности.

 

«Больше, чем познания в естественных науках и математике, им нужно нравственное воспитание, – говорит Бенита Паласиос, воспитательница детского сада в деревне Бока де Ремедиос. – Когда я была школьницей, у нас, девочек, почти не было возможности учиться из-за широко распространенного мнения, что женщинам не следует отлучаться из дома».

 

Г-жа Паласиос, работающая воспитателем девять лет, говорит, что учение бахаи о равенстве женщин и мужчин вдохновило ее на преодоление этого ограничения: «Мое собственное образование закончилось девятым классом, и пришлось приложить массу усилий, чтобы пойти дальше».

 

Как и другие ее коллеги, г-жа Паласиос начинала работу добровольцем: «Будучи бахаи, я чувствовала ответственность за свою общину».

 

В течение нескольких лет учителя и воспитатели проходили обучение в нескольких организациях бахаи под общим руководством Фонда развития и культуры. Например, прошлым летом Фонд «Мона» – основанная на принципах бахаи организация в США по поддержке местных педагогических инициатив по всему миру – провел семинар по основам педагогической психологии и управления классом.

 

Ежемесячное пособие г-на Родригеса в 50 долларов едва покрывает стоимость риса, бобов и чечевицы, которыми он питается. Обычно он сам готовит себе еду на костре после окончания занятий. Кроме того, он должен заботиться о жене и троих маленьких детях, которых ему приходится оставлять на неделю, уходя в школу в горы.

Жители Кебрада Венадо очень благодарны учителю и выражают ему свое явное почтение. Крестьяне, они не имеют возможности предложить Викторино ни еды, ни денег, но по очереди приносят дрова для его костра. Совместными усилиями они построили ему небольшое пристанище – три гофрированные железные стены на деревянных столбах и узкие деревянные нары вместо кровати на глиняном полу.

 

«Вера бахаи стала светом для нашего народа, – сказал один из жителей деревни Кебрада Венадо. – Благодаря этой школе наши дети будут избавлены от мрака невежества. Эти дети – наше будущее».

 

Рэнди Готтлиб