2007
Facebook

20 марта 2007 года. АЛЕМ, Нидерланды – Община бахаи Нидерландов сделала подарок музею кровельной плитки, а именно золотую плитку с одной из священных усыпальниц.bwns 7957 0 resize

Во время специальной церемонии в прошлом месяце Национальное Духовное Собрание бахаи Нидерландов подарило плитку на постоянное хранение Голландскому музею кровельной плитки в Алеме, небольшой деревне в центре Голландии.

Владелец музея господин Хууб Момберс отметил, что плитка из Усыпальницы Баба в Хайфе (Израиль) является единственной из его трёхтысячной коллекции плиток, которая позолочена, то есть глазурована настоящим золотом.

«Я никогда не видел такую плитку до этого», - сказал господин Момберс, отмечая, что большинство «золотых» плиток просто покрашены золотистой краской.

Плитка, подаренная музею, была создана более 50 лет назад и является одной из 12000 золотых плиток, сделанных на заказ для покрытия купола Святилища бахаи на горе Кармель, возвышающегося над Средиземным морем. Господин Момберс открыл музей два года назад, чтобы показывать свою коллекцию плиток со всего мира, которую он собирал более 20 лет. «Нам всем знакомы золотые кровельные плитки, - сказал он, - но они все крашенные. В случае с этой плиткой, мы имеем дело с чистым золотом... Я был на фабрике в Германии, выпускающей золотые кровельные плитки для богатых людей в Саудовской Аравии, но они все крашеные».Хууб Момберс принимает позолоченную плитку со Святилища Баба для своего музея в Алеме, Голландия. От имени бахаи Нидерландов плитку передают Илайя Вери-Шаголи и Йелле де Врис.

По-настоящему позолоченные плитки были так необычны, что бахаи столкнулись с проблемой поиска фабрики, которая могла бы выполнить их заказ, пишет Уго Гиачери, выдающийся бахаи из Рима, получивший в 1948 году задание найти такую компанию. После того как господин Гиачери получил отказы от фабрик нескольких европейских стран, он решил попытать счастья в Нидерландах, стране, известной во всём мире своей керамикой. «Наши запросы либо воспринимались с недоверием, либо отклонялись по техническим причинам», - писал доктор Гиачери в своей книге «Шоги Эффенди: Воспоминания» (Ugo Giachery, Shoghi Effendi – Recollections). Но когда он достиг последней голландской компании в своём списке, он открыл золотую жилу.

Это была небольшая фабрика под названием «Вестравен» недалеко от Утрехта. Плиточный бизнес был основан здесь двумя братьями по фамилии Равестейн в 1844 году (хотя прародитель фирмы начинал изготавливать плитку ещё в 1661 году). «В то время «Вестравен» был в уникальном положении, - рассказывал господин Херменс, историк компании. - На фабрике был работник, который экспериментировал с глазурью, особенно с золотой глазурью. У них также был управляющий, который постоянно искал новые рынки сбыта и изучал спрос».

Управляющий Роберт де Браув был по профессии инженером-химиком и делал всё, чтобы фабрика добивалась успеха. Господин де Браув объяснил доктору Гиачери, что фабрика выпускала только плоские позолоченные плитки для вертикальных плоскостей, но никогда не делала изогнутые для куполов. «Но мы намерены попробовать», - сказал он.

 

Месяцы экспериментов

Так начались месяцы исследований по точному определению материалов для плиток и позолоты, а также оптимальной технологии для обжига в печи. «Имела значение не только сопротивляемость плитки и позолоты атмосферному воздействию, но проблему представляли также контур и размер плиток, - сказал Йелле де Врис, который исследовал историю Веры Бахаи в Нидерландах для своей докторской диссертации. - Так как невозможно распиливать позолоченные плитки сразу после их выхода из печи, нужно было предварительно рассчитать изменения, которые произойдут во время процесса обжига. И это нужно было сделать не один раз, а пятьдесят, поскольку для поверхности купола требовалось так много разных контуров и размеров».

Именно доктор Врис обнаружил совпадение, что Голландия оказалась и родиной фабрики, выполнившей заказ бахаи и музея кровельной плитки.

Вот так и было решено передать одну запасную плитку из хранилища в Хайфе в музей, расположенный в старой церкви в Алеме. Господин Момберс сказал, что его новый экспонат, которому сопутствует также фотография Усыпальницы Баба, выставлен непосредственно в центре музея. «Эта плитка весьма специфична, - сказал он. - Я видел золото на керамике, но никогда на плитках. В керамике, вам приходится иметь дело с парой предметов. С этой же плиткой – с 13000». Господин Момберс также отметил уникальность фабрики «Вестравен»: «Даже компании, вероятно владевшие технологией производства таких плиток, отказывались от этой работы, так как она была очень рискованна в финансовом смысле». «Все боялись взяться за это, потому что это было золото,- сказал он. - Никто не хотел давать гарантий. Вы можете себе представить, что если вы не рассчитаете процесс правильно, работая с золотом, то вы можете полностью финансово разориться».

На этом фото владелец музея кровельной плитки Хууб Момберс держит позолоченную плитку в руках.

Коллекцию плиток господина Момберса составляют образцы из многих стран и территорий: Европы, Китая, Непала, Африки и так далее. Но ни одна из его других плиток не позолочена. «Я знаю об одном здании в Афинах с медной кровлей, но никогда не видел с золотыми плитками», - сказал он.

 

Фабрика «Вестравен»

Неожиданная встреча с Робертом де Браувом, членом правления компании «Вестравен фаянс» была как «луч света во мрачном море неопределённости», - писал доктор Гиачери, представитель Веры Бахаи, который разыскивал производителя плиток. «С самого начала нашего разговора он завоевал моё доверие и избавил от всех волнений», - писал он далее. «По профессии он был инженером-химиком. Аристократ, он занимался управлением скромной фабрикой в конце войны, борясь за её процветание, - продолжал доктор Гиачери.- Тот факт, что господин де Браув был профессиональным химиком, оказалось большим благом для нашего проекта, так как три из четырёх проблем при производстве плиток для Усыпальницы имели химическую подоплеку, а именно: состав сплава плитки, позолоченная оболочка и глазурование. Четвёртый вопрос состоял в нескольких материальных аспектах, касающихся физики и инженерных решений, в которых господин де Браув также был весьма компетентен»,- писал доктор Гиачери.

Вычисление размеров и контуров каждой плитки представляло собой колоссальную задачу. Купол Усыпальницы – частично сферический, и с горизонтальным и с вертикальным изгибом, но он выпрямляется в нижней части, у барабана. Таким образом, размер и контур каждой плитки зависел от её местоположения на куполе. «Вестравену» пришлось иметь дело с примерно 200 различными размерами и контурами, чтобы тщательно и точно закрыть купол. При вычислениях принималось в расчёт то, что при обжиге изделие слегка деформировалось, и плитки из бежевой глины обжигались три раза, первый раз – с чистой глазурью, затем – с превосходной по качеству оранжевой глазурью и, наконец, с 15-процентным раствором золота.

«Эксперименты и испытания заняли месяцы», - рассказывал господин Херменс, историк компании «Вестравен». Контракт на выполнение заказа был подписан в Утрехте, в сентябре 1952 года. «Господин де Браув намеревался принять ограниченное участие в проекте, так как на фабрике был менеджер по технологии по имени Карел Базуине, который как раз и экспериментировал с золочением плиток для поверхностей на открытом воздухе», - рассказывал далее историк. «После того как приготовления были завершены, плитки были изготовлены из глины вручную, вероятно, с помощью гипсовых слепков, соответственно разных размеров, - продолжал господин Херменс. - Они были «запечены, как галеты» в большой каменной торфяной печи и глазурованы в печи, специально предназначенной для этой операции». Готовые изделия были отправлены в Хайфу в начале 1953, и первые церемониальные плитки были уложены на купол в апреле того же года. К августу Усыпальница была готова, увенчанная золотым куполом.

 

Дополнительная информация:

  • Плитки были изготовлены не для перекрытия внахлёст.
  • Каждая плитка сужалась от толщины в 20 миллиметров на одном конце до 6 миллиметров на другом.Документы зафиксировали, что «Вестравен» изготовил более 12000 плиток для Усыпальницы Баба. Фактически на купол было уложено около 10500 цельных с добавлением дополняющих плиток. Оставшиеся по сей день находятся в хранилище.
  • На каждом из 18 сегментов купола приблизительно 600 плиток в 70 рядов.
  • Плитки в нижней части купола имеют размеры 188 на 176 мм, а в верхней – 188 на 70 мм.

 

Факты о самой Усыпальнице:

Усыпальница является местом упокоения Баба, почитающегося верующими бахаи как Посланником Бога и предвестником Бахауллы. Это Святилище, а также Усыпальница Бахауллы недалеко от Акки (к северу от Хайфы) считается у бахаи самыми святыми местами на земле.

Баб был казнён властями в Персии, теперь Иран, в июле 1850 года, и Его останки оставались спрятанными в стране до 1899 г, когда их перевезли в Акку. В марте 1909 г, их перезахоронили на месте теперешней Усыпальницы.

В течение многих лет Усыпальница представляла собой простое четырёхстороннее здание с девятью помещениями. В начале 1940-х, Шоги Эффенди, глава Веры Бахаи, дал указание о проектировании аркады вокруг Усыпальницы, и надстройки над ней для последующего возведения золотого купола. Архитектором был Уильям Сазерленд Максвелл. Строительство началось в конце 1940-х годов.

Управляющим по строительству в Хайфе Шоги Эффенди назначил Лероя Йоаса, который в свою очередь работал с местным каменщиком Ибрахамом Лахимом, известным как Абу Халил. Абу Халилу была доверена непростая работа по быстрой и правильной укладке позолоченной плитки на купол.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Новости бахаи (СНМБ)  2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 >