молодые бахаи Ирана6 сентября 2012, Нью-Йорк – Практически в любой другой стране мира чемпион по шахматам среди подростков, национальный выдающийся дзюдоист и талантливый пианист могли бы считаться теми, кто вносит вклад в развитие общества.

Однако, в случае трех молодых иранцев, быть бахаи по вероисповеданию – означает получить запрет на участие в соревнованиях и выступлениях.

Дзюдоист Кашаяр Зареи, шахматист Педрам Атуфи и пианистка Пега Яздани стали жертвами систематической политики Ирана, четко сформулированной в правительственном меморандуме 1991 года – «препятствовать прогрессу и развитию бахаи», а также «отказывать им в получении какой бы то ни было сфере влияния».

 

История Кашаяра

Когда иранские спортсмены привезли домой рекордное количество медалей с Олимпийских игр в Лондоне в 2012 году, 19-летний Кашаяр Зареи мог только мечтать о том, как могло бы всё быть.

В своей возрастной и весовой категории Кашаяр один из лучших дзюдоистов страны. Но ему запретили участвовать в соревновании, потому что он бахаи.

«Несмотря на то, что я три раза становился победителем в своей весовой категории на национальном уровне, из-за моего вероисповедания – Веры Бахаи я был отстранен от участия в Азиатском чемпионате мира по дзюдо» рассказывает Кашаяр в письме, опубликованном Агентством новостей активистов по правам человека.

Вдобавок к этому разочарованию Кашаяра добавилось еще и то, что недавно его отстранили от обучения по специальности архитектурой в университете Шираза из-за его религиозных убеждений. Администрация сообщила ему, что ими в конфиденциальном письме Министерства науки, исследований и технологий получены указания по его отчислению. И это также является частью официальной правительственной политики: как только становится известным, что студент — бахаи, он должен быть отчислен.

Кашаяр не единственный среди иранской молодежи, чьи надежды были разрушены.

Анкеты для обучения по специальным программам для одаренных студентов требуют от заявителя указать свою религию, что позволяет администрации дисквалифицировать кандидатов бахаи, этот пункт является обязательным для заполнения. Одна бахаи – отличница, учащаяся старших классов школы города Сари была недавно отчислена из школы для одаренных детей. Двум другим ученикам было отказано участвовать в олимпиаде по естественным наукам и математике для одаренных детей. В Тегеране талантливую учащуюся бахаи, которая достигла высоких результатов в технологической инициативе Robocup, отказались принять в школу для подготовки к соревнованиям национального и международного уровня. В 2008 Международному Сообществу Бахаи стало известно, что родителям одного ученика симпатизирующий им школьный администратор рассказал о том, что все директора школ в Марвдеште получили устные инструкции ставить ученикам „бахайской секты“ и другим меньшинствам только оценку „удовлетворительно“ на экзаменах вне зависимости от реального уровня знаний, чтобы воспрепятствовать их поступлению в университеты.

 

Чемпион по шахматам

Этот тип исключения не новый. После победы в национальном шахматном турнире в 1991 в возрасте 16 лет, Педраму Атуфи сказали, что он не сможет представлять Иран на Азиатском чемпионате по шахматам, потому что он бахаи.

После Исламской революции 1979 года шахматы были запрещены в Иране на целое десятилетие. Поэтому, когда в возрасте 12 лет Педрам выиграл первый национальный турнир для молодежи, он понимал, что ему выпадает шанс представлять свою страну на международных соревнованиях.

Но когда он пошел получать свой паспорт, ему выдали бланк и попросили отметить в графе свою религию.

«Я написал бахаи», – рассказывает он. «Человек, который обрабатывал мою анкету сказал: "Если ты поставишь отметку о бахаи, то будет непросто получить паспорт”».

Педраму сказали, что единственная возможность – это сходить к президенту Иранской федерации по шахматам, он сможет отправить его по групповой визе. Президент, однако, пришел в ярость, когда услышал, что Педрам – бахаи и направил письма членам федерации каждой провинции, сообщая, что Педраму запрещено участвовать в официальных шахматных турнирах. В тот год никто не поехал выступать за Иран на Азиатский чемпионат по шахматам.

Запрет на участие Педрама был постепенно ослаблен за 4 года, ограничение сохранилось лишь для участия в международных соревнованиях. Когда его команда выиграла национальный турнир в 1997, его заменили, а его товарищи по команде представляли Иран на международном уровне.

Сейчас Педрам живет в Скоттсдейле, штат Аризона, где он ведет клуб, цель которого формировать чувство единства через шахматы. Он не может вернуться на свою родину; его хороший друг, который ездил с ним на шахматные турниры для молодежи, был лишь недавно выпущен из тюрьмы.

 

Пианистка в ссылке

Запрет на высшее образование для бахаи распространяется также и на другие виды профессионального образования и образования в области искусства.

После запрета на развитие своей музыкальной карьеры в Иране, Пега Яздани поехала в 1998 учиться по классу фортепиано в Москву. Она проплакала всю дорогу в самолете.

«Эмоционально, это было очень тяжело. Я была вынуждена оставить всех», – рассказывает она. «И в то же время я была взволнована тем, что еду осуществлять свою мечту».

Закончив пятилетний курс, она получила документ об образовании и вернулась в Иран к своей семье, надеясь выступать с концертами и открыть фортепианную школу.

Ей предложили работу на неполный рабочий день в консерватории Тегерана. Но после того, когда всех работающих там попросили заполнить форму и указать религиозную принадлежность, Пега была уволена, ей было запрещено давать уроки музыки и сольные концерты.

«Если только они увидят отметку о том, что ты бахаи, они даже не станут смотреть на тебя, а просто не примут эту форму», – рассказывает она.

«Я знала. что не смогу ничем заниматься в Иране. Я не смогу там учиться и не смогу работать. Я не смогу нормально жить».

После того, как Пега была принята в 2007 году в Лондонский колледж музыки и медиа, она получила степень магистра по фортепиано и теперь живет в Канаде, где она полноценно вовлечена в музыкальную жизнь: выступает с концертами, преподает игру на фортепиано, а также работает концертмейстером в балете.

Несмотря на тяжелые испытания, Пега – ей теперь 36 – говорит, что она всё еще очень любит свою страну и хотела бы вернуться. Она надеется, что остающимся в Иране бахаи будет позволено в полную силу участвовать в развитии общества.

Бани Дугал, главный представитель Международного Сообщества Бахаи при ООН, считает, что государственная стратегия правительства Ирана по отношению к бахаи лишает страну выгоды, когда не используются множество талантов и способностей.

«Степень, с которой Иран, препятствует молодым бахаи в получении высшего образования все более возрастает в изощренности и жёсткости», – уверяет она. «Эти истории – печальные примеры организованной самим государством деятельности, которая в итоге приведет к тому, что Иран лишится ценного и восхитительного вклада в развитие, который могли бы внести лучшие и самые яркие молодые представители этой страны.»

 



Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter