Исследования
Facebook

Иванов М.С. Очерк истории Ирана [Текст] / Акад. наук СССР. Ин-т востоковедения. — Москва: Госполитиздат, 1952. — 468 с.; 1 л. карт. : карт.; 20 см.

Иванов М.С. 

Бабидские восстания были демократическими, антифеодальными восстаниями, объективно направленными также и против закабаления Ирана иностранным капиталом. Эти восстания стали возможными на почве обострения противоречий между крестьянами и феодалами; крестьяне составляли большинство их участников.

(М.С. Иванов, стр. 169)

Глава одиннадцатая, стр. 158-180

Бабидские восстания и реформы Амир Низама

Протест и возмущение народа прорывались в стихийных выступлениях против власти шаха и ханов. К концу 40-х годов XIX века такие выступления стали всё чаще и чаще вспыхивать в разных городах и областях Ирана. Так, в 1847 г. в Зенджане против губернатора восстали ремесленники, мелкие торговцы и городская беднота. Губернатор был изгнан из города. В том же году в Исфагане происходили волнения городской бедноты. В 1848 г. волнения и восстания городской бедноты и ремесленников имели место в Тавризе, Иезде и других городах.

Роль руководителей этих выступлений и восстаний выпала на долю секты бабидов, последователей основателя этой секты — Баба. Религиозные секты в Иране и раньше часто являлись идеологическим отражением недовольства народных масс (например, маздакиты, хуррамиты и др.).

Настоящее имя Баба было Али-Мохаммед. Он родился в 1820 г. в Ширазе в семье сеида, торговца бумажными тканями. По достижении совершеннолетия он и сам в течение пяти лет занимался торговлей в Бендер-Бушире. Затем он совершил паломничество в Кербелу и Неджеф, где стал последователем главы секты шейхитов — сеида Казема Рештского. Основной идеей, которую проповедо-

Стр. 159

вала секта шейхитов, была идея о скором пришествии мусульманского мессии — 12-го имама Махди, который исчез, по преданию, около тысячи лет назад и должен появиться, чтобы уничтожить несправедливость на земле и установить новые, справедливые порядки.

В 1843 г. умер руководитель шейхитов сеид Казем, не оставив после себя преемника. В 1844 г. сеид Али-Мохаммед объявил себя Бабом — дверью, вратами, через которые ожидаемый Махди передаст свою волю народу. В 1847 г. он объявил себя уже самим пророком Махди и написал книгу «Беян» («Откровение»), в которой были изложены основные положения его учения. «Беян» был написан Бабом в подражание Корану и считался бабидами священной книгой. Баб считал, что человеческое общество развивается последовательно сменяющими друг друга эпохами. Каждая последующая эпоха превосходит предыдущую и отличается от неё. Каждая эпоха имеет свои особые порядки и законы. Старые порядки и законы уничтожаются с концом старой и наступлением новой эпохи и заменяются новыми порядками. Сами люди самостоятельно не могут установить новые порядки и законы. Бог делает это через пророка, которого он посылает людям в каждую эпоху. Предписания пророка даются людям в виде новой священной книги, которая заменяет собой старую. Такими последовательно сменившими друг друга пророками и их священными книгами, по мнению Баба, были Моисей и его Пятикнижие, Иисус и его Евангелие, Мохаммед и его Коран.

Баб учил, что эпоха Мохаммеда уже миновала и что Коран и шариат устарели и должны быть заменены новыми законами, которые должен дать людям новый пророк в своей священной книге. Он проповедовал, что уже настало время появления нового пророка — Махди, который установит на земле новые порядки, справедливость и счастье. Но хакимы и улемы (т. е. светские правители и высшее духовенство), захватившие власть, опираясь на Коран и шариат, не хотят расстаться со старыми порядками. Это-то и является, по учению Баба, причиной того, что земля переполнена несправедливостями и притеснениями.

Стр. 160

Объявив себя новым пророком, а свой «Беян» новой священной книгой, Баб провозглашал равенство всех людей, в том числе и женщин. Он утверждал, что со временем его учение распространится по всему миру, но в ближайшее время священное царство бабидов будет установлено только в пяти главных провинциях Ирана — Азербайджане, Мазандеране, Персидском Ираке (Центральный Иран), Фарсе и Хорасане. В этом царстве будут жить только люди, принявшие бабизм. Все отказавшиеся принять «Беян», в том числе и иностранцы, будут изгнаны из священной страны бабидов, а имущество их будет конфисковано и разделено между бабидами. Далее следовал ряд предписаний о защите прав личности, собственности, о порядке наследования и др.

Наряду с этими общими положениями, в которых в туманной форме выражались мечты широких народных масс о таком строе, при котором не будет феодального гнёта и все люди будут равны и счастливы, Баб выдвигал ряд весьма конкретных требований, соответствовавших интересам торговцев (обязательная уплата долгов, тайна торговой переписки, узаконение ростовщического процента, организация хорошей почты, единая денежная система, право выезда из священной страны для торговли и др.).

Учение Баба не выражало последовательно интересов трудящихся масс крестьян и ремесленников.

В первый период пропаганды бабидов — до середины 1848 г. — Баб и его ученики не обращались со своей проповедью непосредственно к народным массам. Они пытались привлечь на свою сторону шаха, придворных, некоторых губернаторов и улемов. Но правящие круги ответили на проповеди бабидов преследованиями. Сам Баб в 1847 г. был арестован и заключён сначала в крепость Маку, а затем в крепость Чехрик (к западу от озера Урмии, недалеко от турецко-иранской границы). Преследовались также и ученики Баба.

Бабиды обратились к широким народным массам только после того, как убедились в неудаче своей пропаганды среди правящих кругов и увидели, что народные массы, недовольные существующим строем, стихийно объединяются вокруг них. Вместе с этим из учеников Баба выделились

Стр. 161

лица, которые были ближе связаны с народом. Наиболее видным из них был происходивший из крестьянской семьи молла Мохаммед-Али барфурушский. Они пошли дальше своего учителя, развив демократические элементы его учения.

Этот поворот в пропаганде бабидов проявился в их проповедях в селении Бедашт, расположенном к востоку от города Шахруд. Здесь в середине 1848 г. собрались молла Мохаммед-Али барфурушский, знаменитая бабидская проповедница Коррат-эль-Айн и многие другие бабиды. На бедаштских собраниях бабидов, которые длились несколько дней, молла Мохаммед-Али барфурушский провозгласил, что, поскольку уже наступило время пришествия нового пророка, старые законы и порядки, Коран и шариат потеряли свою силу, и поэтому люди теперь свободны от выполнения своих старых обязанностей, налогов и повинностей, которые они были обязаны до этого выполнять в пользу своих господ. Больше того, он заявил, что в будущем священном царстве все «высокие», т. е. феодалы, будут лишены своих привилегий и прав и низведены до самого незначительного положения. Дальше он провозгласил, что частная собственность является конфискацией прав других людей на обладание той или иной вещью и потому должна быть отменена. Всё имущество должно быть общим достоянием, и каждый человек должен получить в нём долю. Кроме того, в проповедях на собраниях в Бедаште в более категорической форме, чем у Баба, были провозглашены равенство женщин и мужчин и другие демократические требования.

Пропаганда бабидов в Бедаште подняла крестьян окрестных деревень, которые стали собираться в Бедашт к проповедникам, обещающим конец царству гнёта и притеснений и наступление священного царства, где все будут равны и счастливы. Тогда встревоженные власти прислали из Шахруда вооружённый отряд, который разогнал бабидов. Из Бедашта бабиды разошлись по разным областям, проповедуя свои идеи.

Молла Мохаммед-Али барфурушский в сопровождении своих учеников направился в Мазандеран, где в городе Барфуруше (ныне Баболь) возобновил свою пропаганду.

Стр. 162

В сентябре 1848 г. умер Мохаммед шах. В Тегеране и провинциях после смерти Мохаммед шаха и до воцарения в октябре нового шаха Насер-эд-Дина среди властей возникло замешательство. В Хорасане, Исфагане, Кермане, Ширазе и Иезде происходили восстания против губернаторов. Губернатор Мазандерана и его приближённые выехали в Тегеран, чтобы определить своё положение при новом шахе. В области остались только местные правители городов и уездов, которые тоже чувствовали себя не очень прочно.

Бабиды решили воспользоваться замешательством властей и сделать попытку осуществить свои идеи. В октябре они имели уже в Барфуруше около 700 сторонников и открыто вооружались. После стычек с отрядами местных ханов они оставили Барфуруш и расположились в лесу у гробницы Шейх-Табарси, примерно в 20 км к юго-востоку от Барфуруша (на западном берегу реки Талар).

Решив обосноваться здесь на длительное время, бабиды выстроили у гробницы крепость из необожжённого кирпича и развернули свою пропаганду среди крестьян. Вскоре из окрестных деревень и даже из других областей Ирана к бабидам собралось около 2 тыс. человек. В большинстве это были крестьяне и ремесленники. Крестьяне доставляли скот, продовольствие и другие запасы, ремесленники изготовляли оружие. Внутри большой восьмиугольной крепости были выстроены деревянные, крытые тростником дома.

Руководители бабидов — молла Мохаммед-Али барфурушский и молла Хосейн Бошруйе — пытались осуществить здесь отмену частной собственности, общность имущества и равенство людей. Всё имущество было объявлено общим достоянием. Распределением его ведали специально выделенные для этого бабиды. Питались бабиды из общего котла.

Когда в Тегеране стало известно о восстании бабидов в Мазандеране, Амир Низам мирза Таги хан, премьер нового шаха Насер-эд-Дина, приказал мазандеранским ханам своими силами подавить восстание. Но бабиды, которым помогали окрестные крестьяне, совершили ночную вылазку и, разбив отряды ханов, обратили их в бегство.

Стр. 163

Напуганные успехами бабидов, многие мазандеранские ханы и духовенство бежали из городов и своих поместий в горы. Они распространяли клеветнические слухи о том, что бабиды грабят население, вводят общность жён и т. п.

В конце 1848 г. против бабидов были двинуты из Тегерана шахские войска (около 2 тыс. человек) во главе с дядей шаха Махди-Кули мирзой. Но бабиды, совершив снова ночную вылазку, разбили и обратили их в бегство.

Пропаганда бабидов и число их последователей росли всё больше и больше. В феврале 1849 г. мирза Таги хан говорил русскому посланнику в Тегеране князю Долгорукому, что, по его мнению, число бабидов по всему Ирану достигло к тому времени уже 100 тыс. человек [1]. В Зенджане они открыто готовились к восстанию.

Шахский двор был встревожен. К Шейх-Табарси были посланы новые войска, всего около 7 тыс. человек. Началась осада бабидской крепости и обстрел её из пушек. Духовенство объявило против бабидов «джихад» — священную войну. Но в течение долгого времени войска терпели неудачи. В конце концов связь бабидов с окрестными деревнями была прервана. Запасы продовольствия истощились, и в крепости наступил голод. В результате голода начались перебежки из крепости в лагерь шахских войск.

Несмотря на это, до мая 1849 г. бабиды с успехом продолжали отбивать атаки шахских войск, численность которых увеличилась до 10 тыс. человек. Число же бабидов в крепости сократилось к этому времени до 250 человек. В начале мая бабиды прекратили сопротивление, после того как Махди-Кули мирза, поклявшись на Коране, обещал им сохранить жизнь и свободу. Но когда бабиды, поверив этим обещаниям, сложили оружие, шахские войска предательски их истребили. Крепость бабидов была разрушена для того, чтобы даже своим видом она не напоминала о восстании бабидов.

После подавления восстания в Мазандеране деятельность бабидов в других городах и провинциях Ирана не только не прекратилась, но стала развёртываться

Стр. 164

в ещё больших размерах. В крепость Чехрик, где находился в заключении Баб, приходили паломники не только из разных провинций Ирана, но даже из Турции и Индии. В Тегеране число бабидов также быстро увеличивалось.

Русский посланник в Тегеране Долгорукий доносил 12 февраля 1850 г. по этому поводу Нессельроде: «Тегеран переполняется этими опасными сектантами, которые не признают гражданских установлений и проповедуют раздел имущества тех, которые не присоединяются к их учению»[2]. В феврале 1850 г. власти раскрыли в Тегеране тайную организацию бабидов, которая в отместку за расправу над бабидами в Мазандеране ставила своей целью убийство шаха, Амир Низама и высших духовных лиц и захват власти в свои руки. Шахские власти арестовали около 40 членов этой тайной организации бабидов. Семеро из них, отказавшиеся выполнить требование Амир Низама — проклясть публично Баба и отказаться от его учения, — были казнены на городской площади.

В мае 1850 г. началось восстание бабидов в Зенджане. Организатором и руководителем его был молла Мохаммед-Али зенджанский. Один из участников бабидских восстаний, мирза Джани, в своей книге о бабидских восстаниях «Нуктат-эль-Каф» писал, что ещё в 1847 г. несколько тысяч крестьян в районе Зенджана были уже последователями моллы Мохаммеда-Али[3]. К весне 1850 г. он имел в Зенджане и прилегающих к нему районах уже около 15 тыс. последователей. Молла Мохаммед-Али пользовался огромным влиянием в городе. Его указания выполнялись и многими жителями Зенджана, не являвшимися последователями бабидов. Бабиды открыто готовились к борьбе: запасали порох, свинец и другие военные припасы.

В мае 1850 г. по приказу губернатора был арестован один из бабидов. Это послужило поводом для начала восстания. Бабиды разгромили городскую тюрьму и освободили всех заключённых. Затем они захватили городскую крепость. Город разделялся на две части. Бо́льшую, восточную,

Стр. 165

часть заняли бабиды; западная часть осталась в руках их противников. Ханы и богачи бежали из занятой бабидами восточной части города. С обеих сторон на улицах были выстроены баррикады и укрепления.

Основную массу восставших составляли ремесленники и крестьяне. Кроме того, в восстании принимали активное участие многие мелкие торговцы и низшее духовенство. Руководящую роль играли представители низшего духовенства, ремесленники и торговцы. Ближайшими помощниками моллы Мохаммеда-Али были купец хаджи Абдолла, кузнец Казем и хлебопёк хаджи Абдолла. Ремесленники изготовляли для восставших оружие. Активное участие в восстании принимали и женщины, которые сражались на баррикадах наравне с мужчинами. Женщина командовала отрядом бабидов, защищавшим одно из укреплений восставших.

Бабидские вожди объявили, что они основали новое, счастливое царство со справедливыми порядками, которое будет существовать вечно. Они объявили также, что все бабиды являются равноправными членами одной общины. Так же как и в восстании при Шейх-Табарси, всё имущество было объявлено общим достоянием.

С конца мая в Зенджан стали прибывать войска, посланные из Тегерана для подавления восстания. Но атаки их были отбиты бабидами с большими потерями для шахских войск.

Зенджан не был в 1850 г. единственным местом, где бабиды восстали против властей. В начале того же года вспыхнуло восстание в Иезде под руководством бабида сеида Яхьи Дараби. Оно было быстро подавлено. Но в июне 1850 г. началось бабидское восстание в Нейризе (Фарс). Пытаясь предотвратить дальнейший рост бабидского движения, премьер мирза Таги хан настоял перед шахом на казни Баба. В своём докладе шаху по этому вопросу он писал, что, пока Баб жив, восстания его последователей не прекратятся и могут превратиться во всеобщую революцию, которая приведёт к свержению династии Каджаров.

В начале июля 1850 г. по приказу шаха Баб был расстрелян в Тавризе, куда его привезли из крепости Чехрик.

Стр. 166

Казнь Баба не приостановила движения бабидов. Зенджанские бабиды продолжали упорно сопротивляться. Против них были двинуты крупные воинские силы (около 30 тыс. солдат) с артиллерией, которая бомбардировала занятую бабидами часть города. Но, несмотря на бомбардировку, большие потери, а затем и голод, бабиды продолжали отбиваться в течение многих месяцев, и лишь в конце декабря 1850 г. шахские войска подавили восстание зенджанских бабидов. Шахские военачальники обещали бабидам жизнь и свободу, а затем приказали солдатам перебить прекративших борьбу и сложивших оружие бабидов.

В начале 1851 г. бабиды возобновили свою деятельность в Зенджане и готовили новое восстание против правительства. Но силы их были подорваны поражением первого восстания. Поэтому власти сумели быстро подавить начинавшееся было снова движение бабидов в Зенджане.

В июне 1850 г. вспыхнуло третье большое бабидское восстание в Нейризе. Среди населения Нейриза и прилегающей к нему области к тому времени царило сильное возмущение злоупотреблениями, жестокими притеснениями и самоуправством губернатора Нейриза. В июне 1850 г. в Нейриз прибыл в сопровождении нескольких сот своих последователей ученик Баба сеид Яхья Дараби, под руководством которого в начале того же года происходило восстание бабидов в Иезде. Сеид Яхья и его последователи начали проповедовать в мечети бабидские идеи. В течение нескольких дней к ним присоединилось большое количество жителей города и окрестных селений. Вокруг сеида Яхьи собралось несколько тысяч человек. Губернатор и другие местные власти после первых же стычек с бабидами бежали из города. Бабиды заняли старую крепость рядом с городом.

Вскоре в Нейриз прибыли из Шираза посланные против бабидов войска. Они осадили крепость и стали обстреливать её из пушек. Предпринятые бабидами вылазки были отбиты войсками с большим для бабидов уроном. Первые же неудачи внесли в ряды бабидов, состоявших в большинстве из безоружных крестьян, колебания, и они начали разбегаться. Ремесленников, которые в бабидских

Стр. 167

восстаниях представляли собой наиболее стойкую силу, в Нейризе среди бабидов было мало. Командование шахских войск и в Нейризе прибегло к испытанному в Мазандеране и Зенджане методу в борьбе против бабидов — к обману. Обещая сеиду Яхья сохранить его жизнь и безопасность, они предложили ему покинуть крепость. Когда сеид Яхья сделал это, войска напали на оставшихся в крепости бабидов и перебили их. Убит был и сеид Яхья. Губернатор и ханы начали свирепую расправу над жителями окрестных селений, которые сочувствовали и помогали бабидам.

В ответ на эти расправы через некоторое время крестьяне подняли второе восстание в районе Нейриза. Целыми семьями они бросали свои деревни и уходили в горы близ Нейриза. Против восставших были двинуты многочисленные войска с артиллерией и вооружённые отряды местных ханов. Но бабиды — и мужчины и женщины — защищались с отчаянной храбростью. Спускаясь с гор, они совершали внезапные ночные вылазки и выводили из строя бомбардировавшие их орудия. Иногда им даже удавалось захватить орудия в исправном виде. Они доставляли их в горы и обстреливали из них войска. Во время одной из таких ночных вылазок бабиды проникли в Нейриз и убили нейризского губернатора.

В течение долгого времени восставшие стойко держались в своих горных укреплениях. Солдаты, среди которых многие сочувствовали бабидам, отказались наступать на них. Против бабидов были направлены воинственные горные племена Дараба, Сабуната и других районов. Общее число войск и отрядов, действовавших против бабидов, превышало 10 тыс. человек. Наконец, восставшие были изолированы, и связь их с близлежащими деревнями была прервана. У них кончились запасы пороха и пуль. Несмотря на это, не надеясь на пощаду, они отчаянно защищались. Многие из них погибли в рукопашных схватках, остальные были захвачены в плен.

Началась ещё более жестокая расправа, чем при подавлении первого нейризского восстания. Бабидов сжигали живыми, расстреливали из пушек, привязывая их к жерлам, Группа бабидов, в том числе много женщин и

Стр. 168

детей, была сожжена живьём в одной из горных пещер. Многие женщины и дети были проданы в рабство. Часть пленных была отправлена в Шираз, где они были казнены после мучительных истязаний.

Второе нейризское восстание было последним массовым выступлением крестьян и ремесленников под руководством бабидов. После этого бабидское движение стало терять массовый характер. Крестьяне и ремесленники постепенно отошли от бабидов. Попытки выступлений бабидов весной 1852 г. в Барфуруше, Зенджане и Азербайджане не были поддержаны широкими народными массами и были быстро подавлены властями.

Лишившись поддержки крестьян и ремесленников, бабидские проповедники, состоявшие главным образом из представителей низшего духовенства и торговцев, перешли к террору. В августе 1852 г. они совершили неудачное покушение на жизнь Насер-эд-Дин шаха, в результате которого шах был только легко ранен выстрелом из пистолета. Покушавшиеся были схвачены на месте. Затем в Тегеране было арестовано несколько десятков человек, известных своим сочувствием бабидам. Почти все они были приговорены к смертной казни.

Шах, боявшийся мести бабидов и стремившийся переложить ответственность за расправу над ними на всю правящую верхушку, приказал распределить приговорённых к смерти бабидов между придворными, министрами, улемами и другими влиятельными лицами. Все они должны были лично расправиться с бабидами. Перед умерщвлением бабидов всячески истязали и пытали. Одним прибивали гвоздями к ступням ног подковы, другим наносили ножевые ранения и затем втыкали в раны зажжённые свечи и т. п. После истязаний их расстреливали, забивали камнями, зарубали саблями. Вслед за расправой над бабидами в Тегеране гонения на них и казни начались по всему Ирану.

Бабидские восстания были демократическими, антифеодальными восстаниями, объективно направленными также и против закабаления Ирана иностранным капиталом. Эти восстания стали возможными на почве обострения противоречий между крестьянами и феодалами;

Стр. 169

крестьяне составляли большинство их участников. Восстания имели черты, характерные для крестьянских движений, не руководимых ещё рабочим классом (локальность, слабая организованность, религиозная идеология и др.). Всё это даёт право считать бабидские восстания в основном крестьянскими восстаниями, хотя в них наряду с крестьянами участвовали и другие слои населения.

Так как крестьяне ввиду своего крайне низкого общественно-политического развития не могли выделить из своей среды руководителей движения, то восстание возглавили представители низшего духовенства и торговцев.

В бабидском движении уже имелись зародыши двух течений: 1) демократического, народного течения, представленного крестьянами, городской беднотой и ремесленниками и стремившегося к ликвидации феодального строя и эксплуатации вообще, и 2) течения, выражающего интересы торговцев, к которым примыкали и отдельные представители помещиков; это течение было направлено только к реформе существующего строя. Впоследствии, когда социально-экономическое развитие Ирана и дифференциация классов достигли более высокого уровня, оформились уже самостоятельные, отличные друг от друга течения: демократическое и либеральное (революция 1905—1911 гг.).

Требование отмены частной собственности и установления общности имущества в исторических условиях Ирана середины XIX века было утопическим требованием. Но за ним скрывалось революционно-демократическое стремление — уничтожить право собственности феодалов на землю и другие средства производства и провести уравнительный передел этих средств производства между крестьянами. Прогрессивное значение бабидских восстаний заключалось в том, что они подрывали основы феодального строя и тем самым расчищали путь для развития буржуазных отношений.

Вследствие общественно-политической отсталости Ирана и наличия сильных средневековых пережитков бабидские восстания имели много черт, характерных для средневековых народных движений, — религиозную форму,

Стр. 170

лозунг общности имущества, мечты о счастливом вечном царстве. Официальная мусульманская церковь освящала феодальный строй. На Коран и шариат ссылались при разрешении всех общественно-политических вопросов. Для придавленных феодальным гнётом широких народных масс религия была наиболее понятной и приемлемой формой идеологии. В этих условиях, чтобы выступать против существующих общественных порядков, «с них нужно было, — как говорит Энгельс, — совлечь покров святости»[4]. (Эти слова Энгельса, относящиеся к крестьянской войне в Германии, вполне применимы и к бабидским восстаниям.) Поэтому и бабидские восстания против феодального строя приняли религиозную форму. Не случайно Маркс писал, что на Востоке все революционные движения принимали религиозную форму[5]

Бабидские восстания в Иране были составной частью революционной волны, прокатившейся в середине XIX века по странам Востока (Сипайское восстание в Индии, восстания тайпинов в Китае), которая в свою очередь была частью революционного кризиса, охватившего в середине XIX века и Запад и Восток. На Востоке революционные движения были следствием обострения противоречий феодального строя, которое усилилось в результате проникновения иностранного капитала в страны Востока.

Основными причинами поражения бабидских восстаний были их стихийность и слабая организованность, их местный характер, отсутствие связи между восстаниями в разных провинциях, а главное — отсутствие руководящего ядра, которое ясно понимало бы цели и задачи движения и смогло бы дать правильное направление борьбе. Судьба бабидских восстаний является одним из многих исторических примеров, подтверждающих слова товарища Сталина о том, что «крестьянские восстания могут приводить к успеху только в том случае, если они сочетаются с рабочими восстаниями, и если рабочие руководят крестьянскими восстаниями»[6]

Стр. 171

Во второй половине XIX века проникновение иностранного капитала в Иран и его влияние на общественно-экономическую жизнь страны усилились ещё больше. Значительная часть иранских торговцев стала выполнять роль агентов, посредников иностранного капитала, т. е. превратилась в компрадоров. Независимость страны, борьба с влиянием иностранных держав и радикальное изменение существующих порядков были чужды компрадорам. Идеологом этой части торговцев выступил один из учеников Баба — Беха-Улла. Все революционно-демократические элементы учения бабизма Беха-Улла отбросил. Он решительно выступил против революции и революционных методов борьбы. В своих посланиях к шаху он всячески доказывал, что и он и его последователи — бехаиты — являются покорными подданными шаха и осуждают всякие выступления против власти, что его учение не имеет никакого отношения к политике и ставит своей целью только «очищение и просветление людских душ и сердец» и т. д. Он заявил, что оружием бехаизма является только мирная пропаганда, а не насильственные действия. Бехаизм решительно защищал частную собственность и социальное неравенство людей. Отражая интересы компрадоров, Беха-Улла выступал против национальной независимости Ивана. Он заявлял, что ни один человек не должен гордиться тем, что он любит свою родину, что нужно любить не свою родину, а весь мир. В соответствии с этим бехаиты провозглашали необходимость ликвидации национальных границ, введения всеобщего мирового языка организации единого мирового правительства. Они проповедовали необходимость соединения религии с наукой и другие реакционные идеи.

Бехаизм стал идеологией компрадоров, которые поставили себя на службу интересам иностранного капитала, изменили делу борьбы за национальную независимость и за ликвидацию феодального строя. Бехаизм с его космополитическими идеями был и до сих пор остаётся орудием империалистической политики в Иране.

Бабидские восстания были свидетельством очень сильного обострения социальных противоречий в Иране.

Стр. 172

Наиболее дальновидная часть господствующего класса понимала необходимость изменения существующего положения. Она видела, что иначе остаётся реальная опасность новых выступлений крестьян и городского населения, а Иран будет всё больше и больше превращаться в зависимую от европейских держав страну. Поэтому в господствующем классе выделилась небольшая группа, считавшая необходимым проведение реформ в стране. Особенно в этих реформах были заинтересованы молькадары — помещики, связанные с рынком и торговым земледелием и не принадлежащие к числу феодальной знати.

Выразителем интересов этой части господствующего класса явился первый садр-азам Насер-эд-Дин шаха мирза Таги хан. По своему происхождению он не принадлежал к феодальной аристократии. Отец его сначала был поваром, а затем управляющим в доме первого министра Мохаммед шаха.

Мирза Таги в качестве секретаря ездил после убийства А. С. Грибоедова в составе миссии Хосров мирзы в Петербург. Только в 1843 г. ему было пожаловано шахом звание хана. Затем мирза Таги хан как иранский делегат участвовал в работах Эрзерумской конференции по разрешению спорных ирано-турецких пограничных вопросов. Во время пребывания в Турции он познакомился с танзиматом — реформами, проводимыми в то время турецким правительством, и пришёл к выводу, что, для того чтобы укрепить Иран, также необходимо провести реформы. После возвращения из Турции он был назначен везиром в Азербайджан, правителем которого числился молодой Насер-эд-Дин, тогда ещё наследник престола. После смерти Мохаммед шаха мирза Таги хан вместе с Насер-эд-Дин шахом прибыл из Тавриза в Тегеран и был назначен первым везиром и командующим армией, в связи с чем ему был пожалован титул Амир Низам[7].

За время пребывания на посту первого везира мирза Таги хан пытался провести реформы с целью укрепления

Стр. 173

власти центрального правительства и ограничения влияния иностранных держав, главным образом Англии. Амир Низам в первую очередь занялся реорганизацией армии. Он повёл борьбу с недисциплинированностью и расхлябанностью воинских частей и их командиров, с кражей казённых денег, предназначенных для уплаты жалованья солдатам, и пр.

Вместе с тем, стремясь несколько разрядить возбуждение и недовольство крестьян, он сделал попытку ограничить и ввести в какие-то определённые рамки эксплуатацию крестьян ханами. Им был разработан проект, устанавливающий размеры повинностей, которые крестьяне должны были нести в пользу ханов. Он хотел устранить те чрезмерные притеснения крестьян, которые вызывали их восстания, грозившие существованию феодального строя в целом. Эта мера, так же как и другие проекты реформ мирзы Таги хана, имела целью укрепить власть центрального правительства, что было необходимо для подавления народных восстаний, мятежей непокорных ханов, а также для отпора всё усиливавшемуся давлению на Иран со стороны иностранных держав.

Среди всех других государственных деятелей Ирана мирза Таги хан был наиболее решительным противником усиления английского влияния в Иране. Он пытался не допустить закабаления Ирана иностранными державами, и прежде всего Англией, и стремился вернуть ему фактическую самостоятельность во внешних и внутренних делах. Русский посланник Долгорукий 10 октября 1849 г. сообщал Нессельроде о боязни Таги хана в связи с восстанием крупного феодала Салара в Хорасане открытого английского вмешательства во внутренние иранские дела. Англичане систематически вели политику ослабления Ирана, используя сепаратистски настроенных реакционных ханов. В 1846 г. по подстрекательству и при поддержке англичан в Хорасане поднял мятеж Салар хан; мятеж был подавлен только в 1850 г. По словам Долгорукого, Амир Низам говорил: «Мы не хотим ни того, чтобы Хорасан стал вторым Египтом, ни того, чтобы им (т. е. англичанам) дана была возможность

Стр. 174

вмешиваться в какой-либо мере во внутренние дела Персии»[8]

Мирза Таги хан смещал с постов губернаторов провинций и с других важных государственных постов тех лиц, которые послушно выполняли указания английских представителей, и заменял их менее податливыми к требованиям иностранцев людьми. Вместе с тем мирза Таги хан был известен как сторонник сближения с Россией, которое он считал отвечающим интересам Ирана.

Стремясь улучшить финансовое положение страны, мирза Таги хан повёл решительную борьбу с широко распространённым казнокрадством, продажей государственных постов, взяточничеством и другими злоупотреблениями. Было произведено сокращение значительного числа чиновников, которые при Мохаммед шахе получали большое жалованье, не выполняя по существу никакой работы. Жалованье оставленным на службе чиновникам было уменьшено наполовину. Большинство принцев из рода Фатх-Али шаха было лишено доходов, получаемых ими непосредственно с провинций и областей, взамен чего им были обещаны пенсии из казны шаха.

В результате проведённых мирзой Таги ханом мероприятий в течение трёх лет его пребывания на посту премьера финансовое положение Ирана значительно улучшилось. Был ликвидирован бюджетный дефицит.

Мирза Таги хан обращал большое внимание на установление внутреннего порядка в стране. Он вёл борьбу с злоупотреблениями губернаторов и грабежами на торговых дорогах, поощрял развитие внутренней промышленности, в частности организовал в Иране производство ружей и другого оружия.

Принимались также меры к развитию внешней и внутренней торговли. Губернаторы и чиновники, чинившие препятствия купцам в торговле, подвергались наказанию. По его приказу в столице было выстроено помещение для базара и несколько удобных караван-сараев. Он плани-

Стр. 175

ровал отвод в Тегеран вод реки Кередж, а также другие мероприятия по благоустройству Тегерана.

Мирза Таги хан стремился также распространить просвещение в Иране. По его указанию за границу и в частности в Россию посылались для обучения молодые иранцы, в Иран приглашались иностранные профессора и преподаватели. По его инициативе в Тегеране была основана высшая школа — Дар-эль-фунун (Дом наук), официальное открытие которой состоялось уже через три месяца после его смещения. Он предпринял также издание первой газеты в Тегеране.

Вместе с тем Амир Низам пытался ограничить влияние высшего духовенства на государственные дела Ирана. Когда глава тавризского духовенства — тавризский шейх-эль-ислам — стал вести среди горожан агитацию против Амир Низама и его реформ, то последний приказал выслать его из Тавриза. Амир Низам также лишил тегеранского имама джума (одного из высших духовных лиц в городе) привилегии предоставлять право беста[9] в своей мечети всем тем, кто пытался избежать возмездия со стороны правительства.

Такая политика восстановила против мирзы Таги хана высшее духовенство и те группы феодальной аристократии, в руках которых находилась власть при Мохаммед шахе и которые не хотели расстаться со своими привилегиями и со старыми методами управления и эксплуатации народа. Эта группа недовольных возглавлялась матерью Насер-эд-Дин шаха и главой тегеранского духовенства. Их поддерживали и подстрекали англичане, которые старались сорвать реформы Амир Низама, ибо эти реформы могли помешать закабалению Ирана Англией. Поэтому англичане стремились заменить его на посту премьера своим ставленником — военным министром мирзой Ага ханом Нури.

Стр. 176

Используя недовольство народа существующим положением, духовенство развернуло открытую агитацию против Амир Низама и его реформ. В марте 1849 г. его противники организовали выступление нескольких полков тегеранского гарнизона.

Восставшие солдаты, которым не было выплачено жалованье, окружили дом мирзы Таги хана и потребовали, чтобы шах сместил премьера. Шах намеревался уже выполнить это требование, но солдат удалось уговорить разойтись, и мирза Таги хан на этот раз ещё остался на посту премьера.

Молодой Насер-эд-Дин шах сначала всецело поддерживал мирзу Таги хана в борьбе за проведение реформ. В знак своего полного доверия к нему, несмотря на его плебейское происхождение, он даже выдал за мирзу Таги хана замуж свою родную сестру. Но в конце концов врагам Амир Низама удалось внушить шаху подозрение, что Амир Низам хочет свергнуть шаха и захватить шахский престол и что он проводит реформы только для того, чтобы завоевать популярность среди населения и особенно среди армии. В результате мирза Таги хан впал в немилость. В ноябре 1851 г. он был смещён с поста премьера и командующего армией, а затем сослан в Кашан, где в январе 1852 г. по приказу шаха его умертвили.

Новый премьер — англофил мирза Ага хан Нури — отменил или приостановил большинство реформаторских начинаний мирзы Таги хана.

 Реформы Амир Низама были попыткой части господствующего класса укрепить власть центрального правительства, которая в то время нужна была в первую очередь для подавления народных восстаний. До тех пор, пока Амир Низам был занят подавлением бабидских восстаний, феодальная аристократия и высшее духовенство терпели Амир Низама и его реформы. Но как только эти восстания были подавлены, Амир Низам стал им не нужен. Те общественные слои, интересы которых отражали его реформы, были ещё слишком слабы, чтобы оказать ему достаточно сильную поддержку против происков внутренних врагов и англичан. Поэтому Амир Низам и его прогрессивные реформы потерпели неудачу.

Стр. 177

Разгром бабидских восстаний и неудача реформ Амир Низама ослабили Иран и создали благоприятные условия для дальнейшего проникновения иностранного капитала в Иран и превращения его в полуколонию.

Феодальная аристократия, целиком сохранившая власть в своих руках, вела борьбу не только с народными массами, но даже и с теми слоями господствующего класса, которые выступали за проведение реформ и за ограничение иностранного влияния в стране. Имея перед собой требования иностранных держав, с одной стороны, и требования народа и прогрессивных элементов господствующего класса — с другой, шах и феодальная аристократия скорее соглашались удовлетворить требования иностранных держав, чем требования народа. Так уже в начале второй половины XIX века наметился направленный против народных масс союз верхушки феодалов с иностранными государствами, окончательно оформившийся к началу ХХ века.

Из иностранных держав в Иране особенно усиливали своё влияние Англия и царская Россия. При этом англо-русское соперничество обострялось чем дальше, тем больше. Оно охватывало не только Иран, но и другие страны Ближнего и Среднего Востока (Турция, Афганистан), свидетельством чему была Крымская война 1853 — 1856 гг.

В условиях всё более обострявшегося англо-русского соперничества в Азии вопрос о Герате, который рассматривался англичанами как ключ к Афганистану и северо-западным проходам в Индию, продолжал весьма занимать Англию.

Англия, вступая в эту войну, стремилась подчинить Турцию, установить свой контроль над Черноморским бассейном, а также вытеснить Россию с Кавказа, Закавказья и из Закаспийской области. Прикрываясь разговорами о необходимости обороны Индии, которой на деле никто не угрожал, англичане пытались также подчинить Иран, Хиву и Бухару. В этих агрессивных планах англичане стремились использовать Герат как плацдарм для наступления на Иран и Среднюю Азию.

В январе 1853 г. английский посланник в Иране Шейл, применив грубое насилие и угрозы, вынудил шахское пра-

Стр. 177

вительство дать обязательство об отказе от попыток подчинения Герата. Таким путём англичане пытались закрепить своё монопольное господство в Герате и во всём Афганистане.

Накануне и во время Крымской войны иранское правительство пыталось использовать борьбу между Англией и Россией, чтобы укрепить свои позиции против растущей экспансии Англии. С этой целью ещё до начала войны, в июле 1853 г., Иран начал переговоры с Россией о заключении с ней военного союза. Однако в результате давления со стороны Англии и Франции, а также нежелания России вступать в военный союз с Ираном переговоры не привели к заключению союза. В 1854 г. Иран официально объявил о своём нейтралитете в Крымской войне.

Но во время войны шах решил воспользоваться тем, что Англия была занята борьбой против России, и выступить снова на Герат, чтобы не допустить захвата его эмиром Дост-Мохаммедом и англичанами. Англичане всячески стремились сорвать поход шаха на Герат, но на этот раз безуспешно. Англо-иранские отношения резко ухудшились.

В конце 1855 г., убедившись, что англичанам не удастся предотвратить поход иранских войск на Герат, английский посланник в Тегеране Мэррей объявил о разрыве дипломатических отношений между Англией и Ираном. Внешним поводом для разрыва отношений послужил конфликт между английским посланником и садразамом из-за секретаря английской миссии иранского подданного мирзы Хашима. В начале 1856 г. иранские войска выступили из Мешхеда на Герат, который был осаждён в мае этого же года. В октябре 1856 г. иранские войска взяли Герат.

Почти одновременно англичане начали агрессивную войну против Ирана, которая была объявлена 1 ноября l856 г. английскими властями в Индии. Английская эскадра появилась в Персидском заливе. 4 декабря англичане оккупировали остров Харг, а 10 декабря захватили порт Бушир. В феврале 1857 г. английские войска выступили из Бушира на Боразджан. Но после боя под Хуша-

Стр. 179

бом они вернулись обратно, так как было решено начать наступление в долине реки Карун. В конце марта 1857 г. после бомбардировки англичане захватили порт Мохаммеру (ныне Хорремшахр) и двинулись на судах вверх по реке Карун. 1 апреля они взяли город Ахваз. Но в начале апреля было получено известие, что ещё 4 марта 1857 г. в Париже был подписан англо-иранский мирный договор. Со стороны Ирана договор подписал Фаррох хан, который был послан шахом в Европу ещё в 1856 г. после захвата англичанами Бушира с поручением попытаться заключить соглашение с Англией.

Англичане были вынуждены так поспешно заключить договор с Ираном как по внутриполитическим причинам, так и потому, что уже в январе — феврале 1857 г. в Индии начались волнения — первые предвестники Сипайского восстания. Английские власти в Индии оказались в очень затруднительном положении, так как многие европейские воинские части, на которые англичане могли положиться, были посланы в Иран. Маркс писал в 1857 г. в «Нью-Йорк Дейли Трибюн», что Сипайское восстание вспыхнуло «тотчас же после того, как война с Персией почти оголила от европейских солдат Бенгальское президентство»[10]. Англичанам нужно было немедленно вернуть свои войска из Ирана в Индию. Несмотря на успехи англичан в войне, мирный договор был заключён на условиях, которые не давали англичанам больших выгод по сравнению с иранским обязательством 1853 г. о Герате. Во время переговоров в Париже англичане вынуждены были отказаться от некоторых своих требований, например от требования признать «их особые интересы» на побережье Персидского залива и др.

Парижским мирным договором англичане обязали шаха: 1) вывести свои войска из Герата и других пунктов Афганистана и впредь не предъявлять никаких претензий на эти территории, 2) признать независимость Герата и Афганистана, З) обращаться к посредничеству Англии в случае возникновения разногласий между Ираном, с одной стороны, Гератом и Афганистаном — с дру-

Стр. 180

гой. Англия обещала прекратить военные действия и отозвать свои войска из Ирана. Дипломатические отношения между Англией и Ираном были восстановлены в 1857 г. Англо-иранская война 1856—1857 гг. была составной частью той агрессивной колониальной политики, которую проводила в середине XIX века Англия в Азии с целью подчинить Малую Азию, Кавказ, Иран, Афганистан, Среднеазиатские ханства, а также поставить в зависимое положение Китай («опиумные войны»). Поражение Ирана в войне с англичанами было результатом экономической, политической и военной отсталости этой феодальной страны. Оно способствовало созданию условий для превращения Ирана в полуколонию.

 


[1] Архив внешней политики, фонд Министерства иностранных дел.

Канцелярия. Переписка с Тегераном, 1849 г., д. 177, л. 32—33.

[2] Архив внешней политики, фонд Министерства иностранных дел. Канцелярия. Переписка с Тегераном, 1850 г., д. 133, л. 103—105.

[3] Kitab-i-Nuqtatu'l-Kaf, edited by Е. G. Browne, Leyden — London 1910, р. 126.

[4] К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. VIII, стр. 128.

[5] См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. ХII ч. 2, стр. 360.

[6] И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 112—113.

[7] Буквальный перевод титула Амир Низам — «князь порядка» или «князь армии».

[8] Архив внешней политики, фонд Министерства иностранных дел. Канцелярия. Переписка с Тегераном, 1849 г., д. 178, л. 435—438.

[9] Бест — право убежища в неприкосновенном для властей месте, куда укрывались преследуемые. Местом беста издавна были мечети, имам заде— гробница какого-нибудь святого и т. д. После установления режима капитуляции право убежища. распространилось и на иностранные посольства и консульства. В бест садились также в знак протеста против насилий и притеснений со стороны властей.

[10] К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XI, ч. l, стр. 213—214.

 

Скачать файл MS Word Иванов М.С. Очерк истории Ирана [Бабидские восстания и реформы Амир Низама]

Текст 11 главы с минимальными изменениями вошел в учебник История Ирана [Текст] / [Канд. ист. наук Э.А. Грантовский, д-р ист. наук М.А. Дандамаев, канд. ист. наук Г.А. Кошеленко и др.; Отв. ред. проф. М.С. Иванов]. — Москва: Изд-во Моск. ун-та, 1977. — 488 с., 1 л. карт.: ил.; 25 см. (Глава 17 «Бабидские восстания. Реформы Амире Кебира»)

 

Также на тему восстания бабидов в Иране смотрите: 

  • Иванов М.С. Бабидские восстания в Иране [Текст] : (1848-1852). — Москва; Ленинград: Изд-во Акад. наук СССР, 1939 (Ленинград). — 176 с.; 23 см. — (Труды Института востоковедения / Акад. наук СССР, Ин-т востоковедения; XXX).
  • Иванов М.С. Антифеодальные восстания в Иране в середине XIX в. / М. С. Иванов. — М.: Наука, 1982. — 247 с. : ил.; 20 см.
    В прил.: Донесения о бабидском движении русского посланника в Тегеране Долгорукого в Министерство иностранных дел
    Бабидские восстания [ист.]
  • Иоаннесян Ю.А. Вера Бахаи. – Азбука, 2009. – 288 с.

Взгляд самих бабидов на происходившие события можно узнать из книги А’зам Набиль-и Вестники Рассвета. Повествование о ранних днях Откровения Бахаи: в 2т. Пер. с англ. – М.: Единение, 2005. – Т. I. – 284 с. Кратко о современном понимании роли Баба (лидере бабидов) смотрите на отдельной странице.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Основные каталоги книг на сайте «Архивы — память общины»