Жизнеописания
Facebook
Курсы Рухи

Первый англичанин, провозгласивший свою веру в Бахауллу

Томас БрейквеллВ публикации использованы материалы из книги Райванти Лакшиман-Ленайн. Жизнь Томаса Брейквелла.

 

Конец 19-го века. Молодая красивая американка Мэй Болле, впоследствии ставшая бессмертной Мэй Максвелл, матерью Аматуль-Баха Рухийе Ханум, уже несколько лет живет со своей матерью и братом в одном из районов Парижа. Во время посещения Акки в 1898 году в составе первой группы западных паломников, Абдул-Баха поручает Мэй Болле особую ответственность — учреждение первого центра бахаи в Европе.

Лето 1901 года. На пароме, пересекающем Ла-Манш, находится подруга Мэй миссис Милнер. Ее внимание привлекает молодой человек среднего роста, стройный, с живыми глазами и каким-то непередаваемым очарованием. Миссис Милнер знакомится с ним и в процессе беседы рассказывает о своей подруге Мэй и ее друзьях в Париже, хотя веру она при этом не упоминает. В разговоре с юношей она открывает для себя редкого человека, высокопоставленного и культурного, и приглашает его к Мэй Болле.

Звали молодого человека Томас Брейквелл. Будучи англичанином, он жил в южных штатах Америки, занимая ответственную должность на хлопкопрядильной фабрике. В то время ему было 29 лет. Финансовое положение позволяло ему регулярно проводить летний отпуск в Европе. Отец Томаса состоял в христианской секте. Сам Томас очень интересовался религиозными доктринами и философией алхимиков. Это движение, основанное в 1875 году в Соединенных Штатах мадам Блаватской и полковником Олкоттом, было весьма популярно среди британских исследователей.

Во время первой встречи Томаса с Мэй Болле не было ни одного упоминания об Откровении Бахауллы, но Брейквелл весьма внимательно изучал Мэй и, уходя, спросил, может ли он зайти к ней на следующий день.

Он появился на следующее утро в восторженном настроении. Мэй писала: «Никакая материальная завеса не закрывала эту лучезарную душу — его глаза горели скрытым огнем». Не в силах сдерживаться, Томас рассказал, что послужило причиной такого состояния: «Когда я был здесь вчера, то почувствовал силу, влияние, которые я ощутил лишь однажды в жизни, когда на протяжении 3-х месяцев постоянно находился в общении с Богом. Мое сердце пылало любовью к возвышенному Возлюбленному. Я чувствовал умиротворение, единение со всеми людьми. Уйдя от вас, я пошел к Елисейским полям. Воздух был теплым и тяжелым, ни один листок не шевелился. Внезапно меня ударил порыв ветра, закружился вокруг меня и посреди этого ветра прозвучал голос, невыразимо сладкий и проникновенный: “Христос снова пришел! Христос снова пришел!”»

Широко открытыми глазами Томас взглянул на Мэй и спросил, не считает ли она его сумасшедшим. «Нет, — ответила она, улыбаясь, — Вы просто становитесь нормальным».

Мэй заговорила о Бабе, Его возвышенной Миссии, Его мученичестве, о тысячах Его последователей, которые пожертвовали своими жизнями ради установления Веры. Она рассказывала ему о пришествии Бахауллы, который дал человечеству законы Божьи на эту эпоху, и об Абдул-Баха, который в то время все еще был пленником Акки.

Брейквелл просто опьянел от любви к Вере Бахауллы. Он принял Послание без каких-либо оговорок. Затем, вдохновленный рассказом Мэй о ее паломничестве в Акку и встречах с Абдул-Баха, переполненный огромной духовной жаждой, он отменил все свои планы на путешествие,чтоб непременно поехать в Акку и быть принятым Абдул-Баха.

Он написал Абдул-Баха короткое и трогательное послание: «Мой Господин, я верю, прости меня. Твой слуга Томас Брейквелл».

В тот же день Мэй обнаружила в своем почтовом ящике каблограмму от Абдул-Баха, в которой говорилось: «Ты можешь покинуть Париж в любое время». Ее миссия, о которой она даже не догадывалась — введение редкой души Томаса Брейквелла в веру Бахауллы — была завершена. Мэй была звеном в цепи Его великих целей.

Томас Брейквелл был первым англичанином, который совершил путешествие в Святую Землю в качестве паломника Бахаи. Когда он и его попутчик появились в доме Абдула Паши, их проводили в просторную комнату, в одном конце которой стояла группа людей в восточных одеждах. Внезапно открылась дверь, и Томас увидел восходящее солнце.

Он вскочил на ноги и понял, что в комнату вошел Абдул-Баха...

В дни, проведенные в Акке, Томас был окружен нежной заботой и вниманием Учителя. Томас рассказал Абдул-Баха, где работает и какое хорошее получает вознаграждение за свой труд. Но также он сообщил, что на этой фабрике используется детский труд. Абдул-Баха печально взглянул на него и сказал: «Телеграфируй о своей отставке».

Томас сразу же принял Абдул-Баха. В одно мгновение он освободился от своей прежней жизни: теперь у него было лишь одно желание — доставить радость Учителю. Хотя визит Томаса Брейквелла в Акку был очень коротким (власти ограничили его двумя днями), Томас произвел на всех неизгладимое впечатление. Секретарь Абдул-Баха, доктор Юнис Хан Афрухти отмечал: «Страсть и вера этого молодого человека были так возвышенны, что благословенное имя Брейквелла будет звучать в веках, оно с большой любовью будет сохранено в хрониках. Стихи из Евангелия о славе Царствия всегда были на его устах. Его пребывание в Акке было очень коротким, но настолько пылкой была его любовь и столь огромным рвение, что он затронул глубины сердец всех, кто его слышал».

Абдул-Баха попросил Томаса поселиться в Париже. Перед отъездом Томас провел несколько часов в Хайфе, в доме одного из верующих. Окна комнаты выходили на Акку. Брейквелл стоял неподвижно у окна в состоянии причащения. Его глаза наполнялись слезами, губы шептали молитву.

Все плакали, когда пришло время прощаться с молодым паломником, который своей преданностью покорил всех. Брейквелл покидал Святую Землю, не зная, что он больше никогда не увидит своего любимого Учителя. Возвратившись в Париж, Томас словно стал свечой, о которой часто говорил Абдул-Баха, жизнь которой стекает капля за каплей ради того, чтобы дать свет. Для парижского общества Бахаи он стал путеводной звездой. Непоколебимость его веры была очевидна для всех, как и его искреннее желание служить Делу и следовать Завету. Его сила и пламенные речи воодушевляли души, слышавшие его. Мэй пишет: «Те дни в темнице в Акке, когда всепоглощающая любовь Учителя и Его совершенная мудрость произвели мистические перемены в его сердце и душе… принесли великие плоды Вере».

Откровение Бахаи проникло в его душу, наполнив истинным пониманием человеческого предназначения, огромной симпатией и искренней любовью ко всем.

Те, кто был опечален, притягивались к нему, как к магниту, и в его присутствии обретали духовный подъем и восстановление сил. Хотя Томас Брейквелл привык жить весьма комфортно, теперь он коренным образом изменил свою жизнь. Он вернулся к занятиям и поселился в дешевом и отдаленном районе Парижа. На собрания бахаи он всегда ходил пешком (а это составляло несколько миль), чтобы сэкономленные деньги отдать в фонд бахаи. Томас был первым европейцем, заплатившим Хукукулла, Право Бога. У него была одна забота: служить человечеству до последнего дыхания. Мэй описывает случай, который произошел, когда они с Брейквеллом ехали на верхнем этаже автобуса по мосту через Сену. В это время старая женщина везла через мост повозку с яблоками, толкая ее перед собой. Увидев это, Томас тут же спустился с автобуса, подошел к женщине и помог ей перевезти груз через мост.

Мэй с восхищением говорит о Томасе Брейквелле: «Он знал секрет того, как дать счастье, и олицетворял слова Учителя: “Звезда счастья находится в каждом сердце”. На собраниях он говорил просто и красноречиво, это завоевывало сердца и оживляло души... Его всепоглощающее понимание наиболее важного для человечества в эту эпоху Откровения Бахауллы высвободило среди нас силы для продолжения новой эпохи Дела во Франции».

Эти слова особенно трогательны при мысли о юном возрасте Томаса... Томас раз в две недели писал Доктору Юнису Хану, который все эти письма показывал Абдул-Баха. В одном из своих писем Томас спрашивал, сможет ли он на пару дней уехать из Парижа в Англию, если кто-то из его родителей заболеет или умрет. Он думал, что Абдул-Баха ответит на это так, как ответил бы Христос: "Пусть мертвые хоронят своих мертвецов". Но когда Доктор Юнис Хан прочитал письмо Абдул-Баха, Учитель улыбнулся и попросил ответить, что сегодня "живые должны хоронить мертвых". В одном из поздних писем в Акку Томас пишет, что сейчас он понял, что должен делать, но надеется доставить Учителю больше радости, больше пострадать за своего Возлюбленного. Никто не знал, о каком страдании он говорил.

Все стало сложнее, когда в Париж приехали родители Томаса, чтобы убедить его вернуться в Англию, где он смог бы поправить свое слабое здоровье — ведь Томас был болен туберкулезом. Но он отказался покинуть Париж.

Томас лежал в своей парижской квартире, он умирал. Но даже в таком состоянии он продолжал сообщать в Акку новости, неся все возрастающую радость, несмотря на страдания. Он попросил Абдул-Баха молиться за его родителей, чтобы они тоже стали бахаи. Учитель ответил, что ему не нужно беспокоиться по этому вопросу, а через две недели Томас с радостью сообщил, что его отец принял Веру Бахауллы.

Томас Брейквелл был доставлен в больницу, в туберкулезную палату. Доктор Хан регулярно получал оттуда письма Томаса и всегда читал их Абдул-Баха. Учитель молча слушал, но Доктор Хан знал, что «таинственная связь между любящим и Возлюбленным не требует слов». Томас не просил об исцелении, а лишь молился за большие страдания. С огромным энтузиазмом он рассказывал остальным пациентам о Вере Бахаи. В своем последнем письме секретарю Абдул-Баха Томас Брейквелл написал: «Страдание — жестокое вино. Я готовлюсь получить этот щедрый подарок, самый большой из всех... Жаль, что жизнь не будет длиться дольше, чтобы я мог вкусить еще боли. Все, чего я желаю, радость Господа моего. Помяните меня в Его присутствии».

Последний раз Томас Брейквелл вздохнул в 7 часов вечера 13 июня 1902 года. Ему было 30 лет, он был всего менее года бахаи. Но с этого момента он получил вечность для жизни и распространения своей веры.

Юнис Хан узнал о смерти Брейквелла от Абдул-Баха. Однажды вечером они с Учителем шли домой. Неожиданно Абдул-Баха повернулся к Юнису Хану и спросил: «Ты слышал?» — «Нет, Учитель», — ответил доктор Хан. Тогда Абдул-Баха сказал: «Брейквелл покинул нас. Я глубоко скорблю». Абдул-Баха явил в честь Томаса Скрижаль и просил секретаря перевести ее так, чтобы каждый, кто будет читать ее, плакал. Известия о смерти Брейквелла еще не было.

Через два дня Юнис Хан получил от Учителя эту молитву, которая поразила его в самое сердце.

Год спустя Абдул-Баха позвал секретаря, чтобы дать ему письма для перевода. Вытащив один из конвертов, Учитель сказал: «Как чудесен аромат, исходящий от этого письма. Поторопись, открой его и взгляни, от кого оно. Поторопись». В письмо была вложена фиалка и открытка с несколькими строками: «Он не умер. Он живет в Царствие Божием... Этот цветок был сорван с могилы Брейквелла. Хвала Господу, что мой сын покинул этот мир с признанием и любовью Абдул-Баха». Когда Юнис Хан прочитал открытку, Абдул-Баха взял ее, положил на свое благословенное чело, и из его глаз потекли слезы.

Томас Брейквелл стал тем представителем молодежи Европы, который показал, что глубина веры и верность Завету Бахауллы возможны и достижимы. Дух Брейквелла — неустрашимый и победоносный — живет среди нас и поныне.

Через 95 лет, 14 июня 1997 года решением Национального Духовного Собрания Бахаи Франции на могиле Томаса был установлен величественный камень.

Сейчас этот камень стал объектом паломничества.

По всей Великобритании значимость жизни Томаса Брейквелла приобретает все большее звучание. В 80-х годах 20 века была основана общенациональная система Воскресных Школ Бахаи, названная в его честь. Растет по всему миру количество институтов, программ и занятий, которые стараются разными способами почтить и сохранить память Томаса Брейквелла.

Жизнь Томаса Брейквелла дает пример истинной веры, смиренной покорности Воле Божьей, призывает сжечь все покровы материализма, которые приносят людям множество страданий, и подняться для развития гуманизма.

 

Перевод И. Лисиной, лит. правка В. Демченко

На основе английского текста: Who Was Thomas Breakwell? by Robert Weinberg, published in Bahá'í Journal (UK) 1997-08

 

Послание Абдул-Баха

Не печалься о вознесении милого моему сердцу Брейквелла, ибо он поднялся к роскошным цветникам, что в Райских Садах Абха, обрел покой под покровом милости Господа его всемогущего и ныне возвещает во весь голос: «О, если бы мои люди знали, сколь милостиво Господь мой простил меня и сделал меня одним из тех, что удостоились быть в Его Присутствии!» (Коран 36:25-26)

О Брейквелл, о друг мой!

Где ныне лик твой прекрасный? Где язык твой красноречивый? Где твое чистое чело? Где твоя яркая красота?

О Брейквелл, о друг мой!

Где огонь твой, где пламень любви к Богу? Где восторг, что охватил душу твою, когда коснулось тебя Его священное дыхание? Где твои хвалы, что ты возносил Ему? Где твоя готовность служить Его Делу?

О Брейквелл, о друг мой!

Где очи твои прекрасные? Где уста твои приветливо улыбающиеся? Где ланиты твои свежие? Где образ твой чистый?

О Брейквелл, о друг мой!

Ты покинул сей бренный мир и вознесся в Царствие Небесное, ты обрел благодать мира незримого, и ты предстал у порога Его Повелителя.

О Брейквелл, о друг мой!

Твой огонь отделился от светильника, коим было твое бренное тело, оторвался от фитиля, коим была твоя человеческая оболочка, твоя земная жизнь.

О Брейквелл, о друг мой!

Ты возжег огонь в светильнике Небесных Сонмов, ты вступил в пределы Райских Садов Абха, ты обрел приют под сенью Древа Благословенного, ты предстал в Его горнем царстве.

О Брейквелл, о друг мой!

Ныне ты стал птицей Небесной, ты покинул свое земное обиталище и воспарил к садам святости царствия Господа твоего. Ты достиг мира света.

О Брейквелл, о друг мой!

Песнь твоя ныне подобна трели соловья, в ней ты взываешь к милости Господа твоего; Ему, Кто дарует вечное прощение, ты был слугою благодарным, и потому ты обрел высшее блаженство.

О Брейквелл, о друг мой!

Господь твой, воистину, почтил тебя Своей любовью и ввел тебя под сень Своей святости, и дозволили тебе быть с теми, кто близ Него, и удостоил тебя счастья лицезреть Его красоту.

О Брейквелл, о друг мой!

Ты заслужил жизнь вечную и дары непреходящие, блаженство и благодать обильную.

О Брейквелл, о друг мой!

Ты стал звездой на небосводе Божественном, светильником, сияющим среди ангелов Небес величественных; ты стал духом живым в Царствии наивозвышенном, ты воссел на престоле вечности.

О Брейквелл, о друг мой!

Я умоляю Бога еще более приблизить тебя к Себе; дабы сердце твое возликовало от Его присутствия; дабы Он наполнил тебя светом, одарил тебя вящей красотой и наделил тебя силой и славой великой.

О Брейквелл, о друг мой!

Во всякое время вспоминаю я тебя. Вовек не забуду я тебя. Я молюсь за тебя денно и нощно; я вижу тебя пред собой ясно, как наяву.

О Брейквелл, о друг мой!


 

 

BahaiArc: 1). Эта страница была сделана на основе уже готовых текстов. У «Архивы — память общины» еще имеются подобные материалы. Для их размещения на сайте нужно лишь оформить текст. Знание английского для такой работы не обязательно. Если вы хотите предложить свою помощь в этом деле, пожалуйста, напишите нам Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Благодаря вам больше подобных материалов станут доступны в сети.

2). Также можно было бы написать Duane Troxel, чье видео о Томасе Брейквелле размещено здесь, и попросить исходный файл. Почти весь текст из видео уже переведен на русский и размещен здесь. Останется только заменить английский текст в видео на русский. Таким образом достаточно легко можно было бы получить вдохновляющее видео на русском языке. Есть желающие заняться этим?

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Рекомендуем о Вере Бахаи

Всеобъемлюще:

 

Если вы мистик:

 

Если вы теолог:

 

Если вы практик:

Присылайте дополнения!

Присылайте биографии бахаи для публикации на сайте «Архивы — память общины». У нас имеются на английском короткие тексты из жизни известных бахаи. Желающие помочь с переводом, пожалуйста, напишите нам: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.