Жизнеописания
Facebook
Курсы Рухи

Из книги Шоги Эффенди Бог проходит рядом (God Passes By)

… я не могу обойти молчанием и ту великую женщину, которая не только благодаря огромной лепте, которую она внесла в дело перевода и распространения литературы бахаи, но и еще более благодаря ее поистине удивительным, уникальным усилиям в области международного миссионерства, покрыла себя славой, уступающей разве лишь достижениями Учителей Веры, но далеко превзошедшей известность любого из миссионеров, живших и работавших в одно с нею время. Марте Рут, этому прототипу всех странствующих миссионеров бахаи и величайшей Деснице, воздетой Бахауллой после кончины Абдул-Баха, оценивая ее многообразные заслуги и величайшее свершение ее жизни, по праву следует присвоить титул Главного Посланца Его Веры и Гордости всех миссионеров бахаи на Востоке и Западе.

Она была первой, кто откликнулся на Скрижали о Божественном Предначертании, явленные в Соединенных Штатах Америки, на прозвучавшие в них эпохальные призывы Абдул-Баха; отправившись, с несгибаемой решимостью и полная духа возвышенной беспристрастности, в свои кругосветные путешествия, за период в двадцать лет четыре раза объехав вокруг земного шара, она четыре раза побывала в Японии и Китае, три раза в Индии, посетила все крупные города Южной Америки, передавала послания о Новом Дне королям, королевам, принцам и принцессам, президентам республик, министрам и государственным деятелям, публицистам, профессорам, священникам и поэтам, равно как и огромному числу людей, находящихся на разных жизненных путях, устанавливала официальные и неформальные контакты к религиозными конгрессами, пацифистскими обществами, ассоциациями эсперантистов, социалистическими конгрессами, теософскими обществами, женскими клубами и детскими организациями, ее неукротимый дух, благодаря характеру ее усилий и важности одержанных ею побед, установил достижение, которое ближе всех остальных стоит к примеру, явленному Абдул-Баха и Его учениками во время Его поездок по западным странам.

Восемь ее успешных аудиенций у румынской королевы Марии, первая из которых состоялась во дворце Контроцени в Бухаресте в январе 1926 года, вторая во дворце Пелизор в Синае в 1927 году, затем, в январе следующего года последовала встреча с Ее Величеством и ее дочерью, принцессой Иляной, в королевском дворце в Белграде, где они остановились по приглашению короля и королевы Югославии, и позднее, в октябре 1929 года, в летней резиденции королевы «Техна Юва» в Балчиче, на побережье Черного моря, а затем — в августе 1932 и феврале 1933 года в доме принцессы Иляны (ныне эрцгерцогини австрийской) в Мельдинге, вблизи Вены, вслед за чем последовала аудиенция у Ее Величества во дворце Контроцени, и, наконец, в феврале 1936 года в том же дворце — все эти восемь аудиенций по причине глубокого влияния, которое они оказали на царственную хозяйку, о чем свидетельствуют восторженные отзывы, принадлежащие перу самой королевы, можно считать наиболее выдающимися этапами памятных путешествий Марты Рут. Три приглашения, которые эта неутомимая поборница Веры получила от югославского принца Павла и принцессы Ольги с просьбой навестить их в королевском дворце в Белграде; лекции, которые она читала более чем в четырехстах университетах и колледжах на Востоке и Западе; две поездки по всем германским университетам за исключением двух и посещение почти сотни школ и университетов и Китае; бесчисленные статьи, которые она публиковала в газетах и журналах практически во всех посещавшихся ею странах; многочисленные радиопередачи, которые она вела, и огромное количество книг, переданных ею в частные и государственные библиотеки; ее личные встречи с государственными лидерами более чем пятидесяти стран во время ее трехмесячного пребывания в Женеве в 1932 году на Конференции по разоружению, кропотливые усилия, когда она во время своих многотрудных странствий наблюдала за переводом и изданием большей части тиража книги доктора Эсслемонта «Бахаулла и Новая Эра»; переписка, в которой она состояла со многими учеными и выдающимися людьми, и представление книг о Вере Бахаи; ее паломничество в Персию и трогательная дань уважения, которую она воздала героям Веры, посетив исторические центры бахаи в этой стране; ее поездка в Адрианополь, где, переполняемая любовью к Бахаулле, она исходила улицы города в поисках домов, где Он жил, и людей, с которыми встречался во время Своего изгнания в этот город, и где она была с почестями принята губернатором; помощь, которую она всегда вовремя и с готовностью предоставляла деятелям Веры во всех странах, где уже были учреждены или только начинали возводиться ее институты, — все это можно рассматривать как основные вехи служения, которое во многих отношениях не имеет себе равных за всю историю первого века Бахаи.

Не менее впечатляющ и перечень имен тех, с кем она встречалась и беседовала за годы своей миссии, включающий в дополнение к уже упомянутым таких особ королевской крови и выдающихся личностей, как норвежский король Хакан; иракский король Фейсал; король Албании Зог и члены его семьи; греческая принцесса Марина (ныне герцогиня Кентская); греческая принцесса Елизавета; чехословацкие президенты Томас Г. Масарик и Эдуард Бенеш; президент Австрии; доктор Сун Ят Сен; президент Колумбийского университета доктор Муррей Батлер; профессор Белградского университета Богдан Попович; министр иностранных дел и министр образования Китая; министр иностранных дел Литвы; египетский принц Мухаммад Али; Стефен Радич; махараджи Патиала, Бенареса и Траванкора; губернатор и Великий муфтий Иерусалима; архиепископ Швеции доктор Эрлинг Эйдем; Сароини Найду; сэр Рабиндранат Тагор; Глава египетских феминисток мадам Худа Шарави; министр императорского хозяйства Японии доктор К. Ичики; заслуженный профессор Императорского университета в Токио профессор Терухиро Инойе; член японской палаты лордов барон Йоширо Сакатани и Мехмед Фуад, декан филологического факультета и президент Института турецкой истории.

Ни годы, ни плохое здоровье, ни скудость литературы, сковывавшие ее первые шаги, ни нехватка средств, новым грузом ложившаяся на ее плечи, ни суровые климатические условия, в которых ей доводилось оказываться, ни политические препоны, с которыми ей приходилось не раз сталкиваться во время своих путешествий — ничто не могло охладить ее рвение и заставить уклониться от цели эту духовно непоседливую и поистине святую женщину.

Лишившись руки, не раз оказываясь в исключительно опасных обстоятельствах, она продолжала голосом, звуки которого напоминали трубный глас, возвещать людям разных классов, вер и национальностей Послание Бахауллы, пока однажды очередной приступ смертельного и мучительного недуга, который она переносила с героической стойкостью, не заставил ее поспешить обратно домой, где она еще рассчитывала помочь в осуществлении недавно принятого Семилетнего Плана, однако в пути болезнь окончательно подкосила ее в далеком Гонолулу. Там, на участке между восточным и западным полушарием, в каждом из которых она столь славно потрудилась, 28 сентября 1939 года она и умерла, завершив таким образом жизнь, которую вполне можно рассматривать как один из благороднейших плодов, что принес Век Строительства Проповеди Бахауллы. Завет Абдул-Баха из Его Завещания — последовать примеру учеников Иисуса Христа, «ни минуты не ведать покоя», «обойти все уголки» и повсюду, «в каждой земле» «упорно подымать клич Йа-Баха-уль-Абха!» — эта бессмертная героиня следовала с таким покорством и смирением, какими могут гордиться и каким могут позавидовать грядущие поколения.

«Неудержимая, как ветер», «полностью вверившись Богу» и считая это «лучшим подспорьем в пути», она почти буквально исполнила волю, столь проникновенно выраженную АбдулБаха в Скрижалях, чьи наставления она немедля принялась воплощать в жизнь: «О если бы я мог отправиться, пусть даже пешком и в крайней нищете, в эти дальние уголки и с кличем Йа-Баха-уль-Абха на устах обходя города и веси, горы, пустыни и моря провозглашать учение Господне! Увы! Это мне не дано. Сколь глубоко скорблю я об этом! Молю Тебя, Господи, помоги мне».

«Я глубоко потрясена вестью о смерти доброй мисс Марты Рут, — с этими полными глубокого уважения словами почтила ее память югославская принцесса Ольга, — ибо даже не могла помыслить о подобном. Мы всегда были рады ее обществу. Она была таким добрым и ласковым человеком — истинной труженицей во имя мира. Уверена, что это печальная утрата и для ее сподвижников». «Воистину, ты — провозвестник Царства и знаменосец Завета, — свидетельствует непогрешимое перо Самого Средоточия Завета Бахауллы, — Воистину, ты принесла себя в жертву. Ты излила свою доброту на все народы. Ты — сеятельница, вслед за которой в должное время соберут обильную жатву. Ты взрастила древо, что вечно будет шелестеть листвою, цвести и приносить плоды, и чья сень день ото дня будет становиться все обширнее».

 

Также смотрите:

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Рекомендуем о Вере Бахаи

Всеобъемлюще:

 

Если вы мистик:

 

Если вы теолог:

 

Если вы практик:

Присылайте дополнения!

Присылайте биографии бахаи для публикации на сайте «Архивы — память общины». У нас имеются на английском короткие тексты из жизни известных бахаи. Желающие помочь с переводом, пожалуйста, напишите нам: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.