Жизнеописания
Facebook
Курсы Рухи

1842-1910

"Хаджи Ахунд" — "ученый" - было имя данное Мулле Али-Акбару, одному из четырех Десниц Дела Божьего, назначенных самим Бахауллой в конце 1880-х гг.

Хотя он и имел образование в сфере светских наук, философии и юриспруденции религии, и часто посещал собрания философов, мистиков и шейхов, он жаждал истины. Неудовлетворенный, он чувствовал, что отклоняется от истинного пути, поскольку в тех кругах не находил ни страсти, ни радости, и ни следа любви. Он был глубоко разочарован бесчисленными сектами, возникшими вокруг Веры Мухаммада – каждая со своими убеждениями, противоречащими друг другу мнениями и целями; каждая из них заявляла, что открывает духовную истину и является единственной, следующей по верному пути.

  Хаджи Мулла Али-Акбар — "Хаджи Ахунд''  
   
   

Хаджи Ахунд

Но когда этот человек выдающихся душевных качеств, прочтя одну из немногих рукописей Китаб-и-Иган (Книги Несомненности), нашел Веру - около 1861 г., когда ему было 19 лет - он с головой погрузился в океан Веры, желая найти скрытые в нем сокровища и не довольствуясь возможностью просто "купаться" в его волнах.

Али-Акбар был беден и не имел никакого звания; он начал смиренно познавать все, что он мог о новом Откровении, являясь, согласно словам Абдул-Баха, примером "того, кто сначала учится сам, а затем учит других". Но вскоре его любовь к Бахаулле воспылала с таким жаром, что это чувствовали все, кто с ним встречался. Он успешно обучил великое множество людей. Воистину, он представлял собой воплощение слов Баха-Уллы, открытых в Послании к одному из других Десниц Дела Божьего - Ибн-и­-Асдаку; это послание описывает качества истинного бахаи:

"О друзья! Любовь Бога должна пылать в вас так ярко в эти дни, чтобы жар ее сиял явно в крови вашей, во всех членах ваших тел, чтобы воспламенил он народы мира и помог им обернуться к горизонту Возлюбленного".

Как только он стал бахаи, страдания и преследования стали его уделом. Фанатики-студенты теологии изгнали его из города Машад. По возвращении в родной г. Шахмирзад, он начал обучать Вере там. Полные страха враги вновь изгнали его, и он уехал в Тегеран вместе с семьей. Когда он стал там известен как бахаи, его учение вызвало яростный протест со стороны духовенства. Абдул-Баха называет его неистовым, известным в качестве сумасшедшего. Из-за его новой Веры люди всех рангов в Тегеране издевались и насмехались над ним. Когда он проходил по улицам, на него показывали пальцами, называя его бахаи!

Как только начинались беспорядки, его арестовывали первым. Это происходило столь часто, что когда начинались волнения, Мулла Али-Акбар надевал тюрбан и "аба" (плащ) и сидел в ожидании, поскольку его враги никогда не упускали возможности послать в его дом жандармов и отправить его в тюрьму.

Первый раз, около 1868 г., его заключили в тюрьму по приказу Муллы Алий-и-Кани, самого высокопоставленного духовного лица в Тегеране. Бахаулла направил последнему суровое послание, говоря, что сам Мухаммад рыдает в раю из-за низких деяний Муллы.

В 1872 г., по приказу Найбу'с-Салтани, губернатора Тегерана, Али-Акбара вновь заключили в тюрьму на 7 месяцев. Это случилось всего лишь три дня спустя после его свадьбы с Фатими-Ханум, которая всю жизнь была его преданной супругой и спутницей. Известно, что в это время он жил в разрушающейся комнате, а все его имущество состояло из овчины и чайника!

Мулла Али-Акбар переносил лишения тюремного заключения с радостью, гордостью и благодарностью. В темной тюремной камере, с цепью на шее и ногами, закованными в кандалы, он очень страдал в этой тюрьме, так же как и во многих других мрачных темницах Персии, где за 6 заключений он провел в общей сложности семь лет. Бахаулла описывает, как обитатели рая возвышали голоса свои и объявляли радостную весть о том, что Али-Акбар вступил в темницу на пути Бога; осыпая его благословениями, Бахаулла побуждает его исполниться радости, поскольку он испытывал жестокие лишения на пути Бога.

После освобождения из своего первого тюремного заключения Али-Акбар путешествовал по Северной Персии, где он воодушевлял и вдохновлял друзей. Бахаулла, заверяя его в Божественном содействии в делах и во всей его жизни, восхвалял его "величайшее служение" в объединении душ и возбуждении в них любви друг к другу.

Во многих других посланиях к нему и другим Десницам Дела Божьего Бахаулла побуждал их путешествовать по общине и внушать друзьям силу Веры, освещать их лица лучезарным светом Его Откровения и возжечь в их сердцах пламя любви к Богу.

Во время же ужасного двухлетнего заключения Хаджи Ахунда в Казвине в 1891-93 гг. вместе с Хаджи Амином, который был одним из первых Доверенных по Хукукулла (а посмертно Хранитель назначил его Десницей Дела Божьего), Бахаулла открыл знаменитую молитву за Десниц Дела Божьего:

"Свет и слава, почтение и хвала Десницам Дела Его, чрез коих воссиял свет стойкости, и утвердилась истина о том, что право выбора принадлежит Богу, Владычному, Могучему, Неограниченному; чрез коих вздымается океан щедрот и повсюду разносятся ароматы милостивого благоволения Божиего...»

Фотографию этих двух великих людей, в цепях и кандалах сидящих с абсолютной покорностью и спокойствием, Абдул-Баха повесил в коридоре Своего дома, напротив Своей комнаты – такую радость приносил Ему их пример непоколебимости и веры.

Абдул-Баха писал: "Да увидите вы силу Бога! Несмотря ни на что, он был в безопасности. В очевидной борьбе с тиранами, сколько бы они ему ни угрожали, он бросал им вызов. Его невозможно было покорить. Все, что он должен был сказать, он сказал. Он был одной из Десниц Дела Божьего, стойкий, непоколебимый, непреклонный. Хотя жизнь его в каждый миг висела на волоске, и недоброжелатели подстерегали его, поскольку он всюду был известен как бахаи – он был защищен от всякого вреда, он оставался сухим в морской глубине, прохлада обвевала его в огне – до самого последнего дня его жизни.

Возлюбленный Хаджи Ахунд также непосредственно участвовал в одном из эпизодов, связанных с останками Баба, которые друзья в течение 50 лет скрывали в различных местах, известным лишь назначенным доверенным Бахауллы. Однажды все хранители были замучены и убиты, и никто не знал, где скрыты останки Баба (они были замурованы в кирпичной стене мечети). Именно Хаджи Ахунд нашел их и скрыл в заброшенном здании. Ведомый Провидением, он перевез их в специальном футляре в дом одного из верующих в Тегеране (который ничего не знал о священном содержимом футляра), и хранил под наблюдением в течение 14 месяцев - до тех пор, пока Бахаулла, в то время заключенный в тюрьме Акки, не передал дальнейших инструкций по перенесению останков в безопасное место. Доверие Хаджи Ахунда Бахаулле было столь велико, что, поскольку Он подчеркивал, сколь тайным должно быть следующее место хранения, Хаджи Ахунд даже не посмотрел, в каком направлении их уносят, когда останки были переданы следующему назначенному доверенному.

Мулла Али-Акбар совершил паломничество дважды и находился в присутствии Бахауллы сначала в 1873, а затем в 1888 гг. Он оставался в сиянии неизменной милости и любви Бахауллы несколько месяцев каждый раз, после чего возвращался в Иран, где посвящал все свое время служению Вере, обучению восприимчивых душ - в то время трудная и опасная задача - углублению верующих и поощрению их с любовью к служению Вере Бога.

После кончины Бахауллы Хаджи Ахунд, вместе с другими Десницами Дела Божьего, служил в местном духовном собрании Тегерана - первом в мире бахаи, и оставался верным Завету Бахауллы, который они провозглашали. Их управление общиной бахаи в то время, которое Абдул-Баха называет "День Великого Раздела", защитило верующих от атаки нарушителей Завета и помогло друзьям остаться верными Завету. Это было прелюдией к несравненному служению Десниц Дела Божьего в те дни, когда они сохранили единство и решимость в мире бахаи после события, потрясшего этот мир – смерти Шоги Эффенди.

Абдул-Баха говорил о своей великой любви к Али-Акбару, о том, как восхитительно было говорить с ним, даже о том, что он был необыкновенно крупного сложения! Он рассказывает Свой сон, в котором Али-Акбар казался еще больше, чем в жизни. Во сне, он только что вернулся из путешествия. Абдул-Баха заметил: "Дорогой друг, ты стал такой крепкий". Али-Акбар ответил: "Да ... я был там, где воздух свежий и ароматный, и вода кристально чистая, еда восхитительная ... я снова обрел энергию своей молодости. Дыхание Всемилостивого овевало меня, и все свое время я проводил в служении Богу. Я указывал на Его знаки и распространял Его Веру". Хотя земные останки его погребены в Тегеране, "его не порочный дух продолжает жить на троне истины, в присутствии могущественного Царя".

 

(адаптировано из книги Абдул-Баха "Воспоминания о верных" и Адиба Тахирзаде "Откровение Баха­уллы", т. 4. Фото с сайта Baha'i International Community http://media.bahai.org)  

Рекомендуем о Вере Бахаи

Всеобъемлюще:

 

Если вы мистик:

 

Если вы теолог:

 

Если вы практик: