Home

Коллекции

База знаний

МСБ

СНМБ

BahaiArc

Вера Бахаи

Блог

Home

 


Амин Хаджи Абуль-Хасан
Амин Хаджи Абуль-Хасан

1831-1928

Фотография взята с сайта:
Bahá'í International Community

Хаджи Абуль-Хасан Ардакани (1247/1831-1928 гг.) известный как Хаджи Амин или Амин-и-Илахи (Доверенный Бога) был одним из выдающихся бахаи Ирана. Он был назначен доверенным (амин) Хукукулла, а также служил курьером, доставляя письма Бахауллы. Шоги Эфенди посмертно титуловал его Десницей Дела Божьего и причислил его к Апостолам Бахауллы.

Хаджи Амин родился в Ардакане на севере провинции Язд около 1260/1831-1832 года в семье мелкого землевладельца. Около 1848 года он женился на дочери муллы Раджаба-Али, одного из улемов и выдающихся горожан, принявшего Веру Баби. Мулла Раджаб-Али при помощи своих братьев пытался обратить своего зятя в новую веру, но Хаджи Амин поначалу не желал слушать их доводы. Наконец, около 1851 года, после встречи с муллой Мухаммадом Ризой Радар Рухом, Хаджи Амин принял Баба и Его Веру.

Услышав заявления Бахауллы и прочтя Его писания, Хаджи Амин немедленно убедился в их истинности. Хаджи Амин мог свободно путешествовать по Ирану и распространять Послание Бахауллы среди старых семей баби, обращая их в веру Бахауллы, так как его жена происходила из одной из наиболее уважаемых семейств баби.

По прошествии некоторого времени Хаджи Амин стал помощником Хаджи Шах-Мухаммада Маншади (Амин уль Байан), которому Бахаулла доверил задачу собирать Хуккукулла. Это служение включало в себя длительные путешествия, во время которых Хаджи Амин странствовал от города к городу, собирая Хукукулла и письма к Бахаулле. Он зарабатывал на жизнь торговлей и написанием писем для тех бахаи, кто не был обучен грамоте.

В 1286/1869 году Хаджи Амин отправился с паломниками в Мекку и посетил Акку, однако он не смог вступить в город и встретится с Бахауллой. Он встретился с Мирзой Ага Джаном вне города и передал через него письма и деньги. Затем он вернулся в Иран, став первым человеком, который принес обеспокоенным бахаи Ирана новости о Бахаулле и Его жизни в заключении в Акке. Хаджи Амин посетил Акку во второй раз, и Бахаулла повелел ему прийти в общественные бани в то самое время когда Бахаулла Сам наносил туда еженедельный визит. Таким образом, Хаджи Амин стал первым бахаи из внешнего мира (за исключением, возможно, Бади) удостоенным встречи с Бахауллой в Акке.

В 1290/1873 году Хаджи Амин вновь посетил Акку и еще раз удостоился встречи с Бахауллой. В 1292/1875 году он вместе с Хаджи Шах-Мухаммадом предпринял путешествие по провинции Азербайджан. Он продолжал подобные путешествия в одиночку вплоть до 1296/1879 года, когда он вновь отправился в Акку вместе с Хаджи Шах-Мухаммадом через Трабзон и Стамбул. По возвращении они посетили несколько общин бахаи в Азербайджане. Во время этого путешествия в окрестностях Мийандуаба они были застигнуты курдскими мятежниками шейха Убайдуллы. Хаджи Шах-Мухаммад был убит, а Хаджи Амин был ранен в ногу. Хаджи Амину удалось добраться до Табриза, где он провел некоторое время, залечивая свою рану.

Бахаулла назначил Хаджи Абуль-Хасана доверенным (амин) Хукукулла как преемника Хаджи Шах-Мухаммада, и с этого времени он стал известен среди бахаи как Хаджи Амин.

В 1300/1882-83 Хаджи Амин посетил области Йезди Кермана. В1303/1886 он отправился снова в Акку и прибыл туда в сентябре того же года. На обратном пути он прошел через Кавказ, а оттуда в Азербайджан. В1306/1889 году он отправился снова в Акку и возвратился в Иран примерно в июне того же года.

В апреле 1891 года Хаджи Амин вместе с Хаджи Ахундом были заключен в тюрьму в Тегеране. В это время усилилась агитация за проведение политических реформ, и шах решил арестовать её зачинщиков. И хотя бахаи не имели никакого отношения к политике, эти двое бахаи провели два года в заключении в Тегеране и Казвине.

После освобождения Хаджи Амин возобновил свои путешествия, посещая общины бахаи в Иране и собирая Хукукулла. В это время Бахаулла вознесся в Царствие Абха, и частью служения Хаджи Амина стало распространение и разъяснение концепции Завета. В 1312/1911 году Хаджи Амин отправился в длительное путешествие через Хорасан, Туркестан, Османскую Турцию, Египет и Сирию. В это время он обосновался в Тегеране, назначив в разных областях доверенных для сбора Хукукулла от его лица.

Старость уже не позволяла Хаджи Амину путешествовать так же часто как раньше. В 1329/1911 году он совершил еще одно путешествие с целью посетить Абдул-Баха в Хайфе. Затем в 1335/1916 году он избрал одного бахаи, торговца из Тегерана - Хаджи Гуляма Ризу, сына Хаджи Мухаммада Мухсина, помогать ему в его служении доверенного Хукукулла. Абдул-Баха одобрил этот выбор, и Хаджи Гулям Риза стал известен как Амин-и-Амин (доверенный доверенного). Хаджи Амин поселился в доме Хаджи Гуляма Ризы и по мере того как старость, и слабость одолевали его, передал все свои обязанности Хаджи Гуляму Ризе. Хаджи Амин умер весной 1928 года в возрасте более девяноста лет. Он был похоронен на кладбище бахаи в Тегеране. После него осталось две дочери.

Муджан Момен

 

Библиография BKG 263. ZH 6:742-48; 8b:901-903. Samandar, Tarikh-i-Samandar 200-202.

Перевод Леонида Расторгуева

 

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи www.bahai-library.com

Доверенными по Хукукулла в разное время были: Джинаб-и Шах Мохаммад из Маншада (Аминуль-Байан) (Доверенный Байана), Джинаб-и Хаджи Абуль-Хасан (Амин) (Доверенный), Джинаб-и Гулам Реза (Амин-и Амин) (Доверенный Доверенного), Джинаб-и Валиулла Варга, и Джинаб-и Али Мохаммад Варга.

 

Первый черный член Всемирного Дома Справедливости

 

Amoz Gibson
Амоз Эверетт Гибсон

Фотография взята с сайта
Bahá'í International Community

Амоз Эверетт Гибсон родился 3 августа 1918 года в Вашингтоне в семье Деборы и Вильяма Гибсон. Его отец выучился на священника в Университете Хауарда и стал целителем церкви «Христианская наука». В 1912 году на одной из встреч спиритуалистов он был приглашен на встречу бахаи, проходившую в том же здании. Послушав г-на Харлана Обера всего пять минут, Гибсон принял Веру. В тот же самый вечер его мать приняла Бахауллу как возвращение Христа.*

Амоз часто посещал детские классы и, со своим отцом, Праздники Девятнадцатого Дня. Так как в то время было мало молодежной деятельности, он не принимал Веру до 1944 года. Он учился в школах в Вашингтоне и в 1940 году закончил Горняцкий педагогический колледж (сейчас Университет округа Колумбия) получив степень бакалавра педагогики, со специализацией в общественных науках. Он женится на однокурснице, Марии Элизабет Лейн в 1941 году. Т.к. он работал на военно-морском кораблестроительном заводе в Вашингтоне, его в 1944 году забрали в армию. Он исполнил свой воинский долг в Европе и на Тихом океане в Окинаве.

Вернувшись домой в 1946 году, он стал активным членом общины бахаи Вашингтона. Его избирают в Местное Духовное Собрание Вашингтона, и он служит там в качестве казначея, а позднее председателя. Он также состоит в региональных комитетах и избирается делегатом на Национальный съезд.

Он со своей семьей отправляется в путешествие по Мексике, и люди этой страны просто очаровывают его. Через два года, получив ветеранскую помощь на образование и используя доход от сдачи жилья, он с отличием заканчивает Мексиканский городской колледж (сейчас университет Америк) получив мастерскую степень по географии. Он продолжает работать на ниве образования в качестве учителя, сначала в старших классах школы Брауни, позднее завучем в школе Блоу – дочерней школе Брауни. Потом он становится преподавателем географии в Горняцком педагогическом колледже.

В 1952 году они с женой увольняются и со своими тремя детьми, Вильямом, Кеннетом и Дональдом отправляются пионерами в резервацию индейцев навахо в Аризоне и Нью-Мексико. Не имея работы, они останавливаются у Джеймса Стоуна – пионера в Гэллап, в Нью-Мексико. Амоз, чтобы заработать на жизнь, моет машины. Один из его клиентов, узнав о его положении, организовал собеседование с директором бюро по делам индейцев, г.Гэллап. За неделю был осуществлен его переезд со всей семьей в Пайнон в Аризоне рядом с центром резервации Навахо и недалеко от резервации Хопи – идеальное место для пионера.

Вначале он завел друзей и приноровился к обучению более старших детей, которых никто никогда не обучал, и большинство из которых плохо знали английский. Приезд Мехерангиз Мансифф и ее дочери Джоти подготовил почву для открытия кружка по изучению Бахаи. Первым членом племени навахо, объявившем себя бахаи в 1957 году, стал Сейди Джо.

Амоз был членом комитета по американским индейцам и призывал других отправляться в резервации и становиться пионерами. Бытовые условия были примитивными, дороги ужасными, погода изменчивая, в общем, все, что способствовало созданию чувства локтя и единству между бахаи и их соседями. У них в семье рождается четвертый ребенок, Нэнси.

В 1960 году Аматуль-Баха Рухийя Ханум, посещает резервацию, возбуждая интерес ее жителей. Они узнают, что Вера Бахаи имеет международную значимость. Некоторые вскоре становятся бахаи, среди них Честер и Франклин Хан и их семьи. Их желание поделиться посланием Бахауллы привело к созыву большого собрания индейцев в Пайн-Спрингс. Несколько тысяч индейцев встретились с Десницей Дела Божьего Д.Хадем, кто своим любящим отношением приблизил всех к учению Бахауллы, всего за два дня произошло более сотни деклараций.

В 1959 году Амоз был назначен членом Вспомогательной коллегии по защите, а в 1960 году его избирают в Национальное Духовное Собрание Соединенных Штатов. Он много ездит и даже представляет США во время открытия Храма бахаи в Уганде в 1961 году, используя эту возможность для обучения Вере в деревнях недалеко от Кампалы и завязывая прочные знакомства среди африканских верующих.** Он служит в нескольких комитетах и совершает поездки на Ямайку и Гаити.

Амоз получает работу в Вингейт в Нью-Мексико, где преподает английский, а живет в Гэллап. В 1960 году его назначают директором в школу Брэд Спрингс.

В 1963 году Амоз участвует в первом Международном съезде в Хайфе, и его избирают в первый состав Всемирного Дома Справедливости. Его семья в то время по совету Рухийи Ханум готовилась к пионерству в Африке. Таким образом, приготовления уже были начаты, а расставание с дорогими сердцу индейцами навахо тяжело переживалось. Амоз взялся за исполнение своих обязанностей и был назначен ответственным за департамент по Святым Местам, он с энтузиазмом взялся за это дело.

Под впечатлением Писаний Бахауллы он использовал свои отпуска на поездки по обучению и вдохновлял друзей в Голландии, Франции, Италии, Мексике и США, особенно в южных штатах и индийских резервациях.

В 1978 году он отправляется в колыбель Веры, в Иран. Побывал в Ширазе, Тегеране, Исфахане и Тебризе. Ему даже удалось посмотреть на форт Табарси. В то же лето он продолжил свои поездки в США, выкладываясь по-максимуму. ***

«Он убеждал друзей сосредоточить свои усилия, выбрать одного человека, чтобы молиться за него и обучать, окружать любовью и дарами. Он вызвался взять с собой на Святую Землю имена этих людей и молиться за них в Усыпальницах. Он просил о пионерах, называл страны, где они необходимы, и умолял друзей не упускать щедрость, даруемую тем, кто содействует Бахаулле». [i]

Амоз заболел во время поездки в Сан-Франциско в августе 1980 года, и по возвращении в Хайфу ему поставили диагноз – острая лимфобластическая лейкемия. Во время лечения у него был год, когда болезнь отступила. В клинике, где его лечили, он осыпал медперсонал любовью, подарками и приносил цветы. Когда симптомы лейкемии усилились, он знал, что конец близок. Он решает совершить свою последнюю поездку ко всем своим детям, которые в то время были пионерами в различных частях света. Ему также удалось посетить Материнский храм в Австралии. Потом он отправляется в Новую Зеландию к Нэнси и ее мужу, Джонатану, затем в США в Окланд в Калифорнию, навещает Кеннет и Чехрех. В Альбукерке в Нью-Мексико видится с Черил, Доном, Ланя и Марла. В Вашингтоне – с Биллом. Все это благодаря молитвам, целеустремленности и усилию воли.

Он более не может исполнять свои обязанности во Всемирном Доме Справедливости и подает в отставку после преданного служения на протяжении девятнадцати лет. Его жена так описывает последние дни: «Создавалось впечатление, что у него было мало желания оставаться на этом плане бытия. Несмотря на это, он из сострадания к окружающим заставлял свой дух сиять ярко и радостно до самого конца». [ii]

Амоз Гибсон умер 14 мая 1982 года в Хайфе, практически сразу после совершения молитв в трех Святых Усыпальницах вместе со своей женой и четырьмя детьми, одной из его невесток и двух из его трех внуков.

* See Bahá'í Teaching Deepening Series, Louis G. Gregory.

** See Bahá'í Teaching Deepening Series, Enoch Olinga. См. Инок Олинга

*** Amoz Gibson visited Reno, Nevada on June 12, 1978, presenting a talk at the Holiday Inn, 1000 E. 6th Street. The author met Amoz Gibson at the Reno-Tahoe International Airport and with Frank Esposito **** and Allen Almo, had lunch at Lyons on South Virginia Street.

**** Frank Esposito and his wife Barbara pioneered to Bermuda in 1981 where he became one of the first elected members of the National Spiritual Assembly of the Bahá'ís of Bermuda.

Н. Ричард Франсис

Истории из жизни первых верующих. Н. Ричард Франсис, 1998


[i]The author personally gave Amoz Gibson several names of family members and acquaintances for payer requests at the Holy Shines, including those of Catherine Hammit- Thomas of Carpenteriea, California, presently pioneering in Uruguay; Thomas Grant, now pioneering in Japan: Naomi Fine of Santa Cruz, California, Dr. Christie Bonds of Reno, Nevada (then working at the Bahá'í World Center), Valentine and Elsie Francis ( grandparents, now deceased) of Chico, California, and parents Norman and Lois Francis of Quincy, California.

[ii]Цитируется по The Bahá'í World, vol. XVIII, p. 666. In Memoriam

Эта биография в формате MS Word

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи www.bahai-library.com

(1875 — 1971)

 

Agnes Alexander
Агнес Болдуин Александер

Фотография взята из «Хронологии Веры Бахаи», Глен Камерон и Венди Момен, Оксфорд, 1996 год

В начале девятнадцатого века христианские миссионеры отплыли из Америки, чтобы донести христианское учение до полинезийцев в Тихом океане. Уильям Паттерсон Александер, его жена Мэри Энн, доктор Дуайт Болдуин и его жена Шарлотта Абигэйл были одними из самых первых миссионеров на Сандвичевых островах (Гавайях), приплыв туда из Нью-Бедфорда (штат Массачусетс), обогнув при этом Южную Америку. Среди внуков семей Александер и Болдуин была Агнес Болдуин Александер, которая в 1900 году стала первым бахаи на Гавайях и, вероятно, первым местным эсперантистом.

Агнес Болдуин Александер родилась 21 июля 1875 года в доме своей семьи в Гонолулу, Гавайи. Она унаследовала высокий социальной статус, поскольку была потомком двух первых и наиболее выдающихся христианских миссионерских семей. Ее отец Уильям дэ Витт Александер был одним из наиболее известных людей на Гавайях. Он был первым Генеральным Наблюдателем Королевства Гавайи, членом Королевского Тайного совета, президентом школы Пунахоу и колледжа Оаху и автором книги "Краткая история гавайского народа".

Хотя семья Агнес Александер не была особенно богатой, она жила в достатке и тесно общалась с родственниками, включая многочисленных тётушек, дядюшек, кузин, племянниц и племянников, которые жили на различных островах, входящих в Гавайский архипелаг.

В юности у Агнес было слабое здоровье. В 20 лет она окончила колледж в Оаху в классе из семи студентов. По случаю окончания она написала эссе «Наши бедные родственники», в котором призывала проявлять доброту к животным.

В 1900 г. г-жа Александер присоединилась к группе знатных персон острова, которые собирались в поездку по Америке и Европе. Во время посещения в Риме своей тёти, бывшей замужем за итальянским дворянином, она повстречалась с госпожой Шарлотт Диксон, американской бахаи, только что вернувшейся с паломничества на Святую Землю, где находится всемирный центр Веры Бахаи. Хотя Г-жа Диксон не упомянула о Вере Бахаи, она подарила Агнес молитву, написанную от руки. Позднее Агнес писала:

"В молитве оказались ответы на все устремления моего сердца. После этого мы провели три счастливых вечера... На третий вечер, отдыхая в своей комнате после встречи с г-жой Диксон, я не могла уснуть. Этой ночью (26 ноября 1900) ко мне пришло осознание, которое произошло или во сне, или наяву, что Христос уже вернулся на землю».

Когда Агнес рассказала г-же Диксон о своём прозрении, то услышала в ответ некоторые детали откровения бахаи. В те дни было принято просить о принятии себя в общину непосредственно главу Веры Бахаи, Абдул-Баха. Г-жа Александер написала Абдул-Баха, и Он принял её в члены всемирного сообщества бахаи.

Г-жа Александер углубила своё знание о Вере благодаря встречам с группами бахаи в Париже, Франции и Элиоте (в штате Мэн, США). 26 декабря 1901 года она вернулась домой, на Гавайи, тем самым став первой бахаи, ступившей на эти острова.

Весной 1913 года родители Агнес Александер умерли. Она покинула Гавайи с целью стать учителем Веры Бахаи за рубежом. В октябре 1913 года г-жа Александер посетила миссис Мэй (Боллс) Максвелл в Монреале (Канада), и тогда она узнала об изречении Абдул-Баха, в котором он вдохновлял друзей на изучение эсперанто. "С этого момента в моём сердце вспыхнуло желание выполнить Его просьбу".

В течение зимы 1913-1914 Агнес живет в Бруклине, штате Нью-Йорк. Именно там она получила Скрижаль Абдул-Баха с призывом донести учение бахаи до Японии. Он сказал: "Если ты достигнешь Японии, то, несомненно, Божественная поддержка снизойдет на тебя..." Той же зимой в Бруклине она получила свою первую инструкцию на эсперанто от мистера Руфуса В. Пауэлла и его супруги – двух бахаи Бруклина.

В мае 1914 года г-жа Александер прибыла из Нью-Йорка в Геную (Италия). Миссис Руфус Пауэлл захотела встретиться с ней на прощание. Она принесла Агнес "учебник эсперанто, который украшала обложка из ткани с вышитой зеленой звездой. Бесценная маленькая книжечка... дала мне основы языка эсперанто". С этого момента г-жа Александер изучала эсперанто самостоятельно и в совершенстве выучила новый язык.

Летом 1914 года, находясь в Локарно (Италия), г-жа Александер присоединилась к Всемирной Ассоциации Эсперанто (UEA). Именно благодаря участию в UEA она встретилась в Женеве с русской эсперантисткой. Когда Агнес сообщила женщине, что собирается поехать в Японию, та попросила её отыскать Василия Eрошенко, слепого русского эсперантиста, живущего в Токио.

Когда Агнес приехала в Токио, она встретилась с 24 летним г-ном Ерошенко. "Он стал первым плодом моего выступления на Всемирной Ассоциации Эсперанто". С помощью Ерошенко г-жа Александер смогла рассказать о Вере Бахаи как слепым людям, там и женщинам Японии. "Это он помогал мне изучать систему Брайля, как английскую, так и эсперанто, и с ее помощью я могла тесно общаться со слепыми в Японии. Именно благодаря его усилиям я имела счастье поделиться посланием бахаи с Токуджиро Тори и через него со слепыми людьми Японии. Именно он (Ерошенко) познакомил меня с писателем Уяку Акита, который симпатизировал Делу и писал журнальные статьи, под воздействием которых первая молодая японская женщина приняла Послание бахаи".

В дальнейшем г-жа Александер будет читать Писания бахаи на английском языке для Ерошенко, а он будет переводить их на английскую систему Брайля. Затем из этой системы он переводил слова на эсперанто, чтобы они могли быть опубликованы в японской газете эсперанто, "Азиатский Восток". Это сотрудничество также увенчалось переводом "Сокровенных слов" Бахауллы на эсперанто.

Г-жа Александер присутствовала на первом заседании эсперантистов в Японии 4 февраля 1915 года. Она взяла с собой Писания бахаи на эсперанто. Позднее она писала на эсперанто:

«Бог использовал этот язык, пришедший в мир через Откровение Бахауллы, для распространения Его Послания в Японии. Этот день, спустя две недели с момента, как я прибыла в Токио, когда я присутствовала на первой встрече эсперантистов в Японии, был началом моей работы по распространению учения Бахаи среди эсперантистов в этой стране. От северного острова Хоккайдо до Нагасаки в Кюсю, а также в Корее Послание Бахауллы было услышано на эсперанто и стало более распространенным, чем в любой другой стране, соседствующей с Россией».

Hand of the Cause Agnes Alexander with a group of Bahais in Tokyo

Летом 1918 года г-жа Александер была приглашена в качестве гостя в Ассоциацию эсперанто Северной Америки, которая проходила в Грин Эйкр, штат Мэн. Она говорила об эсперантистах Японии. "Это дало мне прекрасную возможность не только улучшить понимание между эсперантистами двух стран, но и обратить внимание на учение бахаи и слова Абдул-Баха о всемирном языке. Когда я цитировала слова Абдул-Баха, они были встречены бурными аплодисментами".

Г-жа Александер была всегда благодарна эсперанто, поскольку он помогал наладить связь с японским народом и сыграл неоценимую услугу в распространении учения бахаи. Она сказала: "Благодаря прекрасным идеям эсперанто послание бахаи стало известно в важных центрах Японии, где его встретили с живым интересом и без предрассудков".

Агнес также активно распространяла учение бахаи с помощью эсперанто в Корее и Китае. Уже в 1921 году кореянка, родившаяся в Китае, и проживающая в Токио, спросила г-жу Александер, не согласится ли она обучать эсперанто группу китайцев в китайском университете. Она приняла предложение и стала обучать 16 студентов разговорному эсперанто. После разрушительного землетрясения в Японии 1 сентября 1923 года, которые произошло во время конференции эсперантистов, Агнес вместе с сестрой и с известной бахаи Мартой Рут уехала из Японии в Пекин (Китай). Несколько раз они говорили о религии бахаи в пекинской школе эсперанто, где Марта помогала в преподавании английского.

Г-жа Александер была хорошим другом и партнером по переписке Лидии Заменгоф, дочери создателя эсперанто, которая стала преданной бахаи. Г-жа Заменгоф перевела на эсперанто книгу Джона Эсслемонта "Бахаулла и Новая Эра", содержащую ознакомительную информацию о Вере Бахаи. Обзорная статья г-жи Александер об этом переводе была опубликована в японском журнале эсперанто "Оrienta Revuo" вместе с фотографией Лидии.

С 1914 по 1967 годы Агнес Болдуин Александер многократно ездила с Гавайев в Японию и обратно. Всё это время она продолжала деятельность бахаи, используя своего верного помощника – эсперанто. В июле 1965 года, когда Агнес Александер готовилась принять участие во Всемирном конгрессе эсперантистов в Токио, она упала и сломала бедро. В 1967 году ее отвезли домой в Гонолулу, где она прожила свои последние четыре года в доме престарелых.

В первый январский день 1971 года её дух вознесся в мир немеркнущего блеска. Агнес Александер было 95 лет. Её похоронили на заднем дворе исторической гавайской церкви Кауиахао рядом с её предками-миссионерами, с которыми она стала едина в служении как в жизни, так и в смерти.

Вклад г-жи Александер в дело эсперанто в Юго-Восточной Азии невозможно переоценить. Эсперанто стал её главным средством в преодолении барьеров традиционных языков. С ним она донесла исцеляющее Послание Бахауллы женщинам, слепым людям, японцам, китайцам и корейцам. Она учила этому языку в школах, помогала переводить на эсперанто наиболее значительные тексты бахаи, давала на этом языке интервью на радио, пела на нём песни и завязывала теплую дружбу с его приверженцами во многих странах.

Автор Дуан Троксель

Перевод Елены и Игоря Верещагиных

Эта биография в формате MS Word

Получатель арабской скрижали к Ахмаду

На отдельной странице имеется более детальное описание жизни Ахмада

Ахмад родился в городе Йезд, приблизительно в 1800 году. Будучи юношей он сильно увлекся мистицизмом и уединялся в общении с Богом, движимый великой надеждой – повстречать обещанного Каима. Он часто общался с дервишами и аскетами, которые отличались умением трактовать некоторые небесные знаки. Его отец и семья, будучи обычными мусульманами, переживали и старались уговорить его быть менее аскетичным.

Ахмад ушел из дома и в 20 лет отправился путешествовать в Индию в облачении дервиша. Он остановился у пекаря в Бушире, который утверждал, что занимает очень высокое положение в духовных мирах. Как бы то ни было, Ахмад вскоре отправился в Бомбей, и где, продолжая вести аскетический образ жизни, в конце концов, разочаровался в мистицизме. После поклонений и произнесения 12 тысяч раз Корана, он не нашел объекта своего поиска, после чего он возвратился в Персию и остановился в Кашане, женился, обзавелся сыном и дочерью и работал ткачом.

Спустя много лет он услышал новость о Бабе из Шираза. Расспросы только усилили его желание узнать больше. Путник (возможно баби) сказал ему идти в Машад, где он встретил Муллу Садык-и-Хорасани и признал Послание Баба. Ему было велено вернуться к своей жене и детям в Кашан. Там он обнаружил, что один из его давних знакомых по имени Хаджи Мирза Джани, был тоже баби.

В то время когда Баб, в сопровождении эскорта, направлялся из Исфахана в Тегеран, Он остановился на две ночи в доме Хаджи Мирза Джани. Наконец Ахмад имел возможность находиться в присутствии своего Господа. Вскоре количество баби в Кашане существенно выросло, и начались их преследования. Ахмад скрывался в охладительной башне 40 дней, пока его друзья скрытно приносили ему еду и воду.

Он бежал и отправился в Багдад где и достиг дома Бахауллы. Там он записал последние месяцы пребывания Бахауллы в городе. Он находился в непосредственной близости к Благословенной Красоте в течение 6 лет. Затем он еще оставался в городе в течение некоторого времени после отправления Бахауллы в Константинополь.

Ахмад снова желал оказаться в присутствии своего Господа и отправился в Константинополь. К тому времени Бахаулла был уже в Адрианополе, откуда Он отправил ему скрижаль, Послание к Ахмаду на арабском языке. Ахмад подчинил свою волю Бахаулле и вернулся в Персию обучать баби и распространять Его Послание. Он много путешествовал, и огромное количество баби (примерно 2 тысячи) признали статус Бахауллы благодаря усилиям Ахмада и его деятельности по обучению. Некоторые из баби порой высказали враждебность по отношению к учению Бахаи и угрожали физической расправой.

Ахмад затем жил и работал в Кашане и всегда носил оригинал Скрижали с собой. Его жена умерла, а его дочь вышла замуж за придворного Насриддин Шаха в Тегеране. Его сын, который умер вскоре после того как Ахмад стал баби, оставил внука, Джамала, на его попечении. Джамал стал преданным бахаи до конца своей жизни.

Ахмад отправился в Шираз, и позже в Нейриз, где снова женился и прожил около 20 лет. Однажды он захотел повидать свою дочь в Тегеране. Были сделаны приготовления для него остановиться в Мунже. К тому времени ему уже было за девяносто, но он все еще был полон здоровья и сил, проводя большую часть своего времени в размышлении над своей Скрижалью. Он провел 4 года в Мунже перед тем как у него появился возможность поехать в Тегеран и посетить Казвин. Он прожил больше ста лет и умер в 1902 году. Дата его рождения была неизвестна, но, по некоторым свидетельствам, когда он умер, ему было 113 лет.

 

Ричард Франсис

Истории из жизни первых верующих. Н. Ричард Франсис.

Эта биография в формате MS Word

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи.

Текст послания к Ахмаду можно прочитать в молитвенниках бахаи, большинство из которых перечислены в библиографии на нашем сайте.

Буква Живого

 

Мулла Али Бастами был одним из последователей Шейха Ахмада и Сейида Казима, предвещавших в начале 19 века скорое наступление новой эры и приход Обещанного Всех Времён. Сейид Казим завещал своим ученикам искать Обещанного и рассказывать о Нём людям. Мулла Али последовал завету учителя и отправился в Иран на поиски.

Он приехал в Шираз в сопровождении 12 друзей и учеников Сейида Казима. Это случилось на рассвете 23 мая 1844 года, дня, следующего после провозглашения Бабом Своей Миссии мулле Хусейну. Через несколько дней, проведённых в размышлениях и молитвах, мулле Али в ночном видении ясно открылся Образ Обещанного, и он без дополнительных расспросов и доказательств принял Баба. Так мулла Али стал четвертым человеком (после муллы Хусейна, его брата и племянника), постигшим истину.

Баб сообщил мулле Али, что его миссия — в распространении Послания Бога не в Персии, а на протяжении всего пути к Кербеле и Наджафу в Ираке. «Вера твоя – сказал Он, – должна быть неколебимой, как скала, дабы выдержала она все бедствия и любые испытания. Не сокрушайся, когда невежды станут осуждать тебя, а духовенство — клеветать на тебя; пусть ничто не отвратит тебя от твоей цели. Ибо ты призван на небесный пир, уготованный тебе в бессмертном Царствии. Ты первым покинешь Дом Божий и первым пострадаешь ради Него. Помни, что если тебя убьют, велика будет твоя награда и щедрыми те дары, коими ты будешь осыпан» [1].

Сразу после этой встречи мулла Али отправился в Ирак, чтобы выполнить свою великую миссию.
После своего отъезда из Шираза мулла Али испытывал непередаваемые лишения и трудности. В Ираке он приехал в Наджаф - один из священных городов для мусульман-шиитов (шиизм – одна из двух основных ветвей ислама). Здесь он посетил одного из главных представителей шиитского духовенства, широко известного шейха Мухаммад Хасана, чтобы рассказать ему о Послании Баба. Шоги Эффенди, Хранитель Веры Бахаи, так описывает это: «И вот уже неутомимый и отважный мулла Али Бастами ... в присутствии одного из главных представителей шиитского духовенства, далеко прославившегося шейха Мухаммад Хасана, смело заявляет, что из-под пера новообретенного Учителя за двое суток вышло столько же стихов, сколько содержится в Коране, на создание которого у его Автора ушло двадцать три года...» [2].

Мулла Али продолжал передавать весть о новом Откровении всем основным религиозным лидерам и школам, бывшим ученикам Сейида Казима в Ираке, властям, общественности и всем, кого он считал способным выслушать Послание Баба. Это вызвало большую озабоченность духовенства в Карбиле, Наджафе и других частях Ирака. В конце концов, лидеры шиитов и суннитов выступили против действий муллы Али, и губернатор Ирака заключил его в багдадскую тюрьму. Но, несмотря на опасность, с которой столкнулся, мулла Али продолжал свою миссию. Благодаря его героическим усилиям многие люди в Ираке приняли Учение Баба, и некоторые из них стали очень известными учителями баби и бахаи.

Во время тюремного заключения муллы Али в Багдаде в январе 1846 года состоялось судебное расследование, в ходе которого сунниты требовали смертной казни, а шииты – ссылки или тюрьмы. В результате мулла Али был переправлен в Стамбул, где был приговорен к работе в доках. Он умер в заключении в конце 1846 года, став первым мучеником баби.

 

Автор Араш Кешаварз Рахбар, 2000

 

Ссылки:

[1] – Набиль-и Азам. Вестники Рассвета. Повествование о ранних днях Откровения Бахаи: в 2 т.— Том I. — М.: Единение, 2005. — C. 95
[2] – God Passes By

 

Перевод и редактирование: Анна Цуркан, Анна Нарзикулова

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи www.bahai-library.com 

 

Билли Мари Татл родилась, возможно, в самой выдающейся семье бахаи в Америке. Ее дедушка и бабушка – Чарльз и Мария Айоас, признавшие Веру Бахаи в 1898 году, стали одними из первых верующих в Соединненых Штатах. Чарльз говорил на семи языках и был блестящим студентом, окончившим Мюнхенский Университет в Германии. После эмиграции в Соединенные Штаты, он в возрасте 21 года сдал экзамен на поступление в коллегию адвокатов Штата Канзас и работал практикующим юристом.

Мария была родом из Баварии, где ее дядя был приказчиком у короля Людвига I. Они с Чарльзом часто играли вместе детьми. Она была единственным ребенком в семье и поклялась себе самой, что когда вырастет, у нее будет 12 детей. После безвременной кончины обоих родителей она воспитывалась тетей и дядей, которые впоследствии эмигрировали в Америку в 1880 году. Они с Чарльзом снова были вместе и смогли пожениться, у них родилось 12 детей, двое из которых умерли в младенчестве. У их седьмого ребенка, Виолы, родились две дочери, Билли и Лоис. Семья Айоас перебралась в Чикаго, где Билли выросла.

Дядя Билли, Лерой Айоас, был назначен Десницей Дела Божьего Возлюбленным Хранителем Веры Бахаи, Шоги Эффенди, 24 декабря 1951 года. В следующем году он со своей женой Сильвией переехал в Хайфу в Израиль для служения во Всемирном Центре Бахаи1.

Трое дядей и тетей Билли стали Рыцарями Бахауллы и принесли послание Бахаи в страны и острова по всему миру, во многие в первый раз. Вся семья активно распространяла Веру.

Несмотря на приверженность Делу ее близких членов семьи, Билли не стала бахаи просто так2.

Однажды Билли описала, как это было сопровождать ее тетю и дядю на паломничество в Святую Землю в 1953 году и встретить ее дядю Леройя Айоаса, Десницу Дела Божьего, и Шоги Эффенди, Хранителя Веры. Это было рискованным – пересечение границы Иордании в молодой Израиль под пристальным наблюдением военных через демилитаризованную зону, допросы должностных лиц обоих государств. Любое сказанное слово или совершенное действие могло вызвать подозрение. И если бы не уговоры палестинского водителя, который внезапно появился, чтобы встретить их на израильской стороне демилитаризованной зоны, она была уверена, что попала бы под арест или, если бы не было найдено ничего особенного, призвана в армию. Водитель был послан ее дядей Леройем, чтобы привезти их в Хайфу.

Билли часто описывала ее поиски истины в годы учебы в колледже, и как она задавала вопросы о противоречивых предметах священникам, и даже как она усложняла дискуссии во время встреч для друзей, организованных бахаи. В конце концов, к восторгу своей матери, Билли стала бахаи вскоре после окончания Университета Иллинойса.

Она переехала на запад и вышла замуж за Стэнли Брэкета. Вместе они отправились на распространение послания Бахауллы в Мексику и открыли пекарню в маленькой индейской деревне, чтобы познать жизнь на периферии во время обучения Вере.

Впоследствии они вернулись в Соединенные Штаты и обосновались в Рено, Невада, где жила ее мать Виола Татл.

Билли стала учительницей начальных классов в округе Уошу, где она проработала около 25 лет. Стэнли стал главным автомехаником во всемирно известной «Ф. Харрас Аутомобиль Коллекшн», которая в шестидесятых годах прошлого века насчитывала свыше 4 тысяч классических и исторических автомобилей3. Стэнли также имел личную коллекцию из 23 студебеккеров, большинство из которых были на хорошем ходу.

Билли и ее муж помогли основать Местное Духовное Собрание в Округе Южный Уошу в Ризван 1980 года. После смерти Стэнли 28 марта 1990 года, Билли продолжала свое участие в делах Веры, часто предоставляя свой дом для встреч бахаи. В начале 2000 года в связи с ухудшающимся здоровьем она переехала в Монтерей, Калифорния, чтобы быть ближе к своей сестре Лоис и ее семье. В возрасте 80 лет Билли скончалась в резиденции в Монтерее 17 ноября 2000 года.

 

Автор – Ричард Фрэнсис

2003 год

Отрывки из жизни ранних верующих в учение Бахаи, Билли Мари (Татл) Брэкет Представлено Арденом Ли © Авторские права 2001, 2003 Местное Духовное Собрание Бахаи Рено, Невада

 

1. Лерой Айоас был назначен Десницей Дела Божьего в 1951 году. Его биографию можно прочесть в книге «Лерой Айоас», написанной Анитой Айоас Чэпмен, «Джордж Рональд Паблишерз».

2. Ребенок, рожденный в семье бахаи, не становится бахаи автоматически. Они должны объявить о своей вере в Учение Бахауллы в возрасте 15 лет или старше.

3. Вебмастер (очевидно имеется в виду вебмастер Bahá'í Faith Website of Reno, Nevada находившегося по адресу http://www.bci.org/reno/history.htm - прим. пер.) часто любил послушать рассказы Стэнли о его работе по реставрации классических машин для «Харрас Аутомобиль Коллекшн». Один из таких рассказов был о том, как мотор Фары был установлен на Джип «Вагонир» для того, чтобы получить допуск к участию в Гонке «Баджа».

Этот документ в формате MS Word