Home

Коллекции

База знаний

МСБ

СНМБ

BahaiArc

Вера Бахаи

Блог

Home

(1875 — 1971)

 

Agnes Alexander
Агнес Болдуин Александер

Фотография взята из «Хронологии Веры Бахаи», Глен Камерон и Венди Момен, Оксфорд, 1996 год

В начале девятнадцатого века христианские миссионеры отплыли из Америки, чтобы донести христианское учение до полинезийцев в Тихом океане. Уильям Паттерсон Александер, его жена Мэри Энн, доктор Дуайт Болдуин и его жена Шарлотта Абигэйл были одними из самых первых миссионеров на Сандвичевых островах (Гавайях), приплыв туда из Нью-Бедфорда (штат Массачусетс), обогнув при этом Южную Америку. Среди внуков семей Александер и Болдуин была Агнес Болдуин Александер, которая в 1900 году стала первым бахаи на Гавайях и, вероятно, первым местным эсперантистом.

Агнес Болдуин Александер родилась 21 июля 1875 года в доме своей семьи в Гонолулу, Гавайи. Она унаследовала высокий социальной статус, поскольку была потомком двух первых и наиболее выдающихся христианских миссионерских семей. Ее отец Уильям дэ Витт Александер был одним из наиболее известных людей на Гавайях. Он был первым Генеральным Наблюдателем Королевства Гавайи, членом Королевского Тайного совета, президентом школы Пунахоу и колледжа Оаху и автором книги "Краткая история гавайского народа".

Хотя семья Агнес Александер не была особенно богатой, она жила в достатке и тесно общалась с родственниками, включая многочисленных тётушек, дядюшек, кузин, племянниц и племянников, которые жили на различных островах, входящих в Гавайский архипелаг.

В юности у Агнес было слабое здоровье. В 20 лет она окончила колледж в Оаху в классе из семи студентов. По случаю окончания она написала эссе «Наши бедные родственники», в котором призывала проявлять доброту к животным.

В 1900 г. г-жа Александер присоединилась к группе знатных персон острова, которые собирались в поездку по Америке и Европе. Во время посещения в Риме своей тёти, бывшей замужем за итальянским дворянином, она повстречалась с госпожой Шарлотт Диксон, американской бахаи, только что вернувшейся с паломничества на Святую Землю, где находится всемирный центр Веры Бахаи. Хотя Г-жа Диксон не упомянула о Вере Бахаи, она подарила Агнес молитву, написанную от руки. Позднее Агнес писала:

"В молитве оказались ответы на все устремления моего сердца. После этого мы провели три счастливых вечера... На третий вечер, отдыхая в своей комнате после встречи с г-жой Диксон, я не могла уснуть. Этой ночью (26 ноября 1900) ко мне пришло осознание, которое произошло или во сне, или наяву, что Христос уже вернулся на землю».

Когда Агнес рассказала г-же Диксон о своём прозрении, то услышала в ответ некоторые детали откровения бахаи. В те дни было принято просить о принятии себя в общину непосредственно главу Веры Бахаи, Абдул-Баха. Г-жа Александер написала Абдул-Баха, и Он принял её в члены всемирного сообщества бахаи.

Г-жа Александер углубила своё знание о Вере благодаря встречам с группами бахаи в Париже, Франции и Элиоте (в штате Мэн, США). 26 декабря 1901 года она вернулась домой, на Гавайи, тем самым став первой бахаи, ступившей на эти острова.

Весной 1913 года родители Агнес Александер умерли. Она покинула Гавайи с целью стать учителем Веры Бахаи за рубежом. В октябре 1913 года г-жа Александер посетила миссис Мэй (Боллс) Максвелл в Монреале (Канада), и тогда она узнала об изречении Абдул-Баха, в котором он вдохновлял друзей на изучение эсперанто. "С этого момента в моём сердце вспыхнуло желание выполнить Его просьбу".

В течение зимы 1913-1914 Агнес живет в Бруклине, штате Нью-Йорк. Именно там она получила Скрижаль Абдул-Баха с призывом донести учение бахаи до Японии. Он сказал: "Если ты достигнешь Японии, то, несомненно, Божественная поддержка снизойдет на тебя..." Той же зимой в Бруклине она получила свою первую инструкцию на эсперанто от мистера Руфуса В. Пауэлла и его супруги – двух бахаи Бруклина.

В мае 1914 года г-жа Александер прибыла из Нью-Йорка в Геную (Италия). Миссис Руфус Пауэлл захотела встретиться с ней на прощание. Она принесла Агнес "учебник эсперанто, который украшала обложка из ткани с вышитой зеленой звездой. Бесценная маленькая книжечка... дала мне основы языка эсперанто". С этого момента г-жа Александер изучала эсперанто самостоятельно и в совершенстве выучила новый язык.

Летом 1914 года, находясь в Локарно (Италия), г-жа Александер присоединилась к Всемирной Ассоциации Эсперанто (UEA). Именно благодаря участию в UEA она встретилась в Женеве с русской эсперантисткой. Когда Агнес сообщила женщине, что собирается поехать в Японию, та попросила её отыскать Василия Eрошенко, слепого русского эсперантиста, живущего в Токио.

Когда Агнес приехала в Токио, она встретилась с 24 летним г-ном Ерошенко. "Он стал первым плодом моего выступления на Всемирной Ассоциации Эсперанто". С помощью Ерошенко г-жа Александер смогла рассказать о Вере Бахаи как слепым людям, там и женщинам Японии. "Это он помогал мне изучать систему Брайля, как английскую, так и эсперанто, и с ее помощью я могла тесно общаться со слепыми в Японии. Именно благодаря его усилиям я имела счастье поделиться посланием бахаи с Токуджиро Тори и через него со слепыми людьми Японии. Именно он (Ерошенко) познакомил меня с писателем Уяку Акита, который симпатизировал Делу и писал журнальные статьи, под воздействием которых первая молодая японская женщина приняла Послание бахаи".

В дальнейшем г-жа Александер будет читать Писания бахаи на английском языке для Ерошенко, а он будет переводить их на английскую систему Брайля. Затем из этой системы он переводил слова на эсперанто, чтобы они могли быть опубликованы в японской газете эсперанто, "Азиатский Восток". Это сотрудничество также увенчалось переводом "Сокровенных слов" Бахауллы на эсперанто.

Г-жа Александер присутствовала на первом заседании эсперантистов в Японии 4 февраля 1915 года. Она взяла с собой Писания бахаи на эсперанто. Позднее она писала на эсперанто:

«Бог использовал этот язык, пришедший в мир через Откровение Бахауллы, для распространения Его Послания в Японии. Этот день, спустя две недели с момента, как я прибыла в Токио, когда я присутствовала на первой встрече эсперантистов в Японии, был началом моей работы по распространению учения Бахаи среди эсперантистов в этой стране. От северного острова Хоккайдо до Нагасаки в Кюсю, а также в Корее Послание Бахауллы было услышано на эсперанто и стало более распространенным, чем в любой другой стране, соседствующей с Россией».

Hand of the Cause Agnes Alexander with a group of Bahais in Tokyo

Летом 1918 года г-жа Александер была приглашена в качестве гостя в Ассоциацию эсперанто Северной Америки, которая проходила в Грин Эйкр, штат Мэн. Она говорила об эсперантистах Японии. "Это дало мне прекрасную возможность не только улучшить понимание между эсперантистами двух стран, но и обратить внимание на учение бахаи и слова Абдул-Баха о всемирном языке. Когда я цитировала слова Абдул-Баха, они были встречены бурными аплодисментами".

Г-жа Александер была всегда благодарна эсперанто, поскольку он помогал наладить связь с японским народом и сыграл неоценимую услугу в распространении учения бахаи. Она сказала: "Благодаря прекрасным идеям эсперанто послание бахаи стало известно в важных центрах Японии, где его встретили с живым интересом и без предрассудков".

Агнес также активно распространяла учение бахаи с помощью эсперанто в Корее и Китае. Уже в 1921 году кореянка, родившаяся в Китае, и проживающая в Токио, спросила г-жу Александер, не согласится ли она обучать эсперанто группу китайцев в китайском университете. Она приняла предложение и стала обучать 16 студентов разговорному эсперанто. После разрушительного землетрясения в Японии 1 сентября 1923 года, которые произошло во время конференции эсперантистов, Агнес вместе с сестрой и с известной бахаи Мартой Рут уехала из Японии в Пекин (Китай). Несколько раз они говорили о религии бахаи в пекинской школе эсперанто, где Марта помогала в преподавании английского.

Г-жа Александер была хорошим другом и партнером по переписке Лидии Заменгоф, дочери создателя эсперанто, которая стала преданной бахаи. Г-жа Заменгоф перевела на эсперанто книгу Джона Эсслемонта "Бахаулла и Новая Эра", содержащую ознакомительную информацию о Вере Бахаи. Обзорная статья г-жи Александер об этом переводе была опубликована в японском журнале эсперанто "Оrienta Revuo" вместе с фотографией Лидии.

С 1914 по 1967 годы Агнес Болдуин Александер многократно ездила с Гавайев в Японию и обратно. Всё это время она продолжала деятельность бахаи, используя своего верного помощника – эсперанто. В июле 1965 года, когда Агнес Александер готовилась принять участие во Всемирном конгрессе эсперантистов в Токио, она упала и сломала бедро. В 1967 году ее отвезли домой в Гонолулу, где она прожила свои последние четыре года в доме престарелых.

В первый январский день 1971 года её дух вознесся в мир немеркнущего блеска. Агнес Александер было 95 лет. Её похоронили на заднем дворе исторической гавайской церкви Кауиахао рядом с её предками-миссионерами, с которыми она стала едина в служении как в жизни, так и в смерти.

Вклад г-жи Александер в дело эсперанто в Юго-Восточной Азии невозможно переоценить. Эсперанто стал её главным средством в преодолении барьеров традиционных языков. С ним она донесла исцеляющее Послание Бахауллы женщинам, слепым людям, японцам, китайцам и корейцам. Она учила этому языку в школах, помогала переводить на эсперанто наиболее значительные тексты бахаи, давала на этом языке интервью на радио, пела на нём песни и завязывала теплую дружбу с его приверженцами во многих странах.

Автор Дуан Троксель

Перевод Елены и Игоря Верещагиных

Эта биография в формате MS Word

Получатель арабской скрижали к Ахмаду

На отдельной странице имеется более детальное описание жизни Ахмада

Ахмад родился в городе Йезд, приблизительно в 1800 году. Будучи юношей он сильно увлекся мистицизмом и уединялся в общении с Богом, движимый великой надеждой – повстречать обещанного Каима. Он часто общался с дервишами и аскетами, которые отличались умением трактовать некоторые небесные знаки. Его отец и семья, будучи обычными мусульманами, переживали и старались уговорить его быть менее аскетичным.

Ахмад ушел из дома и в 20 лет отправился путешествовать в Индию в облачении дервиша. Он остановился у пекаря в Бушире, который утверждал, что занимает очень высокое положение в духовных мирах. Как бы то ни было, Ахмад вскоре отправился в Бомбей, и где, продолжая вести аскетический образ жизни, в конце концов, разочаровался в мистицизме. После поклонений и произнесения 12 тысяч раз Корана, он не нашел объекта своего поиска, после чего он возвратился в Персию и остановился в Кашане, женился, обзавелся сыном и дочерью и работал ткачом.

Спустя много лет он услышал новость о Бабе из Шираза. Расспросы только усилили его желание узнать больше. Путник (возможно баби) сказал ему идти в Машад, где он встретил Муллу Садык-и-Хорасани и признал Послание Баба. Ему было велено вернуться к своей жене и детям в Кашан. Там он обнаружил, что один из его давних знакомых по имени Хаджи Мирза Джани, был тоже баби.

В то время когда Баб, в сопровождении эскорта, направлялся из Исфахана в Тегеран, Он остановился на две ночи в доме Хаджи Мирза Джани. Наконец Ахмад имел возможность находиться в присутствии своего Господа. Вскоре количество баби в Кашане существенно выросло, и начались их преследования. Ахмад скрывался в охладительной башне 40 дней, пока его друзья скрытно приносили ему еду и воду.

Он бежал и отправился в Багдад где и достиг дома Бахауллы. Там он записал последние месяцы пребывания Бахауллы в городе. Он находился в непосредственной близости к Благословенной Красоте в течение 6 лет. Затем он еще оставался в городе в течение некоторого времени после отправления Бахауллы в Константинополь.

Ахмад снова желал оказаться в присутствии своего Господа и отправился в Константинополь. К тому времени Бахаулла был уже в Адрианополе, откуда Он отправил ему скрижаль, Послание к Ахмаду на арабском языке. Ахмад подчинил свою волю Бахаулле и вернулся в Персию обучать баби и распространять Его Послание. Он много путешествовал, и огромное количество баби (примерно 2 тысячи) признали статус Бахауллы благодаря усилиям Ахмада и его деятельности по обучению. Некоторые из баби порой высказали враждебность по отношению к учению Бахаи и угрожали физической расправой.

Ахмад затем жил и работал в Кашане и всегда носил оригинал Скрижали с собой. Его жена умерла, а его дочь вышла замуж за придворного Насриддин Шаха в Тегеране. Его сын, который умер вскоре после того как Ахмад стал баби, оставил внука, Джамала, на его попечении. Джамал стал преданным бахаи до конца своей жизни.

Ахмад отправился в Шираз, и позже в Нейриз, где снова женился и прожил около 20 лет. Однажды он захотел повидать свою дочь в Тегеране. Были сделаны приготовления для него остановиться в Мунже. К тому времени ему уже было за девяносто, но он все еще был полон здоровья и сил, проводя большую часть своего времени в размышлении над своей Скрижалью. Он провел 4 года в Мунже перед тем как у него появился возможность поехать в Тегеран и посетить Казвин. Он прожил больше ста лет и умер в 1902 году. Дата его рождения была неизвестна, но, по некоторым свидетельствам, когда он умер, ему было 113 лет.

 

Ричард Франсис

Истории из жизни первых верующих. Н. Ричард Франсис.

Эта биография в формате MS Word

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи.

Текст послания к Ахмаду можно прочитать в молитвенниках бахаи, большинство из которых перечислены в библиографии на нашем сайте.

Буква Живого

 

Мулла Али Бастами был одним из последователей Шейха Ахмада и Сейида Казима, предвещавших в начале 19 века скорое наступление новой эры и приход Обещанного Всех Времён. Сейид Казим завещал своим ученикам искать Обещанного и рассказывать о Нём людям. Мулла Али последовал завету учителя и отправился в Иран на поиски.

Он приехал в Шираз в сопровождении 12 друзей и учеников Сейида Казима. Это случилось на рассвете 23 мая 1844 года, дня, следующего после провозглашения Бабом Своей Миссии мулле Хусейну. Через несколько дней, проведённых в размышлениях и молитвах, мулле Али в ночном видении ясно открылся Образ Обещанного, и он без дополнительных расспросов и доказательств принял Баба. Так мулла Али стал четвертым человеком (после муллы Хусейна, его брата и племянника), постигшим истину.

Баб сообщил мулле Али, что его миссия — в распространении Послания Бога не в Персии, а на протяжении всего пути к Кербеле и Наджафу в Ираке. «Вера твоя – сказал Он, – должна быть неколебимой, как скала, дабы выдержала она все бедствия и любые испытания. Не сокрушайся, когда невежды станут осуждать тебя, а духовенство — клеветать на тебя; пусть ничто не отвратит тебя от твоей цели. Ибо ты призван на небесный пир, уготованный тебе в бессмертном Царствии. Ты первым покинешь Дом Божий и первым пострадаешь ради Него. Помни, что если тебя убьют, велика будет твоя награда и щедрыми те дары, коими ты будешь осыпан» [1].

Сразу после этой встречи мулла Али отправился в Ирак, чтобы выполнить свою великую миссию.
После своего отъезда из Шираза мулла Али испытывал непередаваемые лишения и трудности. В Ираке он приехал в Наджаф - один из священных городов для мусульман-шиитов (шиизм – одна из двух основных ветвей ислама). Здесь он посетил одного из главных представителей шиитского духовенства, широко известного шейха Мухаммад Хасана, чтобы рассказать ему о Послании Баба. Шоги Эффенди, Хранитель Веры Бахаи, так описывает это: «И вот уже неутомимый и отважный мулла Али Бастами ... в присутствии одного из главных представителей шиитского духовенства, далеко прославившегося шейха Мухаммад Хасана, смело заявляет, что из-под пера новообретенного Учителя за двое суток вышло столько же стихов, сколько содержится в Коране, на создание которого у его Автора ушло двадцать три года...» [2].

Мулла Али продолжал передавать весть о новом Откровении всем основным религиозным лидерам и школам, бывшим ученикам Сейида Казима в Ираке, властям, общественности и всем, кого он считал способным выслушать Послание Баба. Это вызвало большую озабоченность духовенства в Карбиле, Наджафе и других частях Ирака. В конце концов, лидеры шиитов и суннитов выступили против действий муллы Али, и губернатор Ирака заключил его в багдадскую тюрьму. Но, несмотря на опасность, с которой столкнулся, мулла Али продолжал свою миссию. Благодаря его героическим усилиям многие люди в Ираке приняли Учение Баба, и некоторые из них стали очень известными учителями баби и бахаи.

Во время тюремного заключения муллы Али в Багдаде в январе 1846 года состоялось судебное расследование, в ходе которого сунниты требовали смертной казни, а шииты – ссылки или тюрьмы. В результате мулла Али был переправлен в Стамбул, где был приговорен к работе в доках. Он умер в заключении в конце 1846 года, став первым мучеником баби.

 

Автор Араш Кешаварз Рахбар, 2000

 

Ссылки:

[1] – Набиль-и Азам. Вестники Рассвета. Повествование о ранних днях Откровения Бахаи: в 2 т.— Том I. — М.: Единение, 2005. — C. 95
[2] – God Passes By

 

Перевод и редактирование: Анна Цуркан, Анна Нарзикулова

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи www.bahai-library.com 

 

Билли Мари Татл родилась, возможно, в самой выдающейся семье бахаи в Америке. Ее дедушка и бабушка – Чарльз и Мария Айоас, признавшие Веру Бахаи в 1898 году, стали одними из первых верующих в Соединненых Штатах. Чарльз говорил на семи языках и был блестящим студентом, окончившим Мюнхенский Университет в Германии. После эмиграции в Соединенные Штаты, он в возрасте 21 года сдал экзамен на поступление в коллегию адвокатов Штата Канзас и работал практикующим юристом.

Мария была родом из Баварии, где ее дядя был приказчиком у короля Людвига I. Они с Чарльзом часто играли вместе детьми. Она была единственным ребенком в семье и поклялась себе самой, что когда вырастет, у нее будет 12 детей. После безвременной кончины обоих родителей она воспитывалась тетей и дядей, которые впоследствии эмигрировали в Америку в 1880 году. Они с Чарльзом снова были вместе и смогли пожениться, у них родилось 12 детей, двое из которых умерли в младенчестве. У их седьмого ребенка, Виолы, родились две дочери, Билли и Лоис. Семья Айоас перебралась в Чикаго, где Билли выросла.

Дядя Билли, Лерой Айоас, был назначен Десницей Дела Божьего Возлюбленным Хранителем Веры Бахаи, Шоги Эффенди, 24 декабря 1951 года. В следующем году он со своей женой Сильвией переехал в Хайфу в Израиль для служения во Всемирном Центре Бахаи1.

Трое дядей и тетей Билли стали Рыцарями Бахауллы и принесли послание Бахаи в страны и острова по всему миру, во многие в первый раз. Вся семья активно распространяла Веру.

Несмотря на приверженность Делу ее близких членов семьи, Билли не стала бахаи просто так2.

Однажды Билли описала, как это было сопровождать ее тетю и дядю на паломничество в Святую Землю в 1953 году и встретить ее дядю Леройя Айоаса, Десницу Дела Божьего, и Шоги Эффенди, Хранителя Веры. Это было рискованным – пересечение границы Иордании в молодой Израиль под пристальным наблюдением военных через демилитаризованную зону, допросы должностных лиц обоих государств. Любое сказанное слово или совершенное действие могло вызвать подозрение. И если бы не уговоры палестинского водителя, который внезапно появился, чтобы встретить их на израильской стороне демилитаризованной зоны, она была уверена, что попала бы под арест или, если бы не было найдено ничего особенного, призвана в армию. Водитель был послан ее дядей Леройем, чтобы привезти их в Хайфу.

Билли часто описывала ее поиски истины в годы учебы в колледже, и как она задавала вопросы о противоречивых предметах священникам, и даже как она усложняла дискуссии во время встреч для друзей, организованных бахаи. В конце концов, к восторгу своей матери, Билли стала бахаи вскоре после окончания Университета Иллинойса.

Она переехала на запад и вышла замуж за Стэнли Брэкета. Вместе они отправились на распространение послания Бахауллы в Мексику и открыли пекарню в маленькой индейской деревне, чтобы познать жизнь на периферии во время обучения Вере.

Впоследствии они вернулись в Соединенные Штаты и обосновались в Рено, Невада, где жила ее мать Виола Татл.

Билли стала учительницей начальных классов в округе Уошу, где она проработала около 25 лет. Стэнли стал главным автомехаником во всемирно известной «Ф. Харрас Аутомобиль Коллекшн», которая в шестидесятых годах прошлого века насчитывала свыше 4 тысяч классических и исторических автомобилей3. Стэнли также имел личную коллекцию из 23 студебеккеров, большинство из которых были на хорошем ходу.

Билли и ее муж помогли основать Местное Духовное Собрание в Округе Южный Уошу в Ризван 1980 года. После смерти Стэнли 28 марта 1990 года, Билли продолжала свое участие в делах Веры, часто предоставляя свой дом для встреч бахаи. В начале 2000 года в связи с ухудшающимся здоровьем она переехала в Монтерей, Калифорния, чтобы быть ближе к своей сестре Лоис и ее семье. В возрасте 80 лет Билли скончалась в резиденции в Монтерее 17 ноября 2000 года.

 

Автор – Ричард Фрэнсис

2003 год

Отрывки из жизни ранних верующих в учение Бахаи, Билли Мари (Татл) Брэкет Представлено Арденом Ли © Авторские права 2001, 2003 Местное Духовное Собрание Бахаи Рено, Невада

 

1. Лерой Айоас был назначен Десницей Дела Божьего в 1951 году. Его биографию можно прочесть в книге «Лерой Айоас», написанной Анитой Айоас Чэпмен, «Джордж Рональд Паблишерз».

2. Ребенок, рожденный в семье бахаи, не становится бахаи автоматически. Они должны объявить о своей вере в Учение Бахауллы в возрасте 15 лет или старше.

3. Вебмастер (очевидно имеется в виду вебмастер Bahá'í Faith Website of Reno, Nevada находившегося по адресу http://www.bci.org/reno/history.htm - прим. пер.) часто любил послушать рассказы Стэнли о его работе по реставрации классических машин для «Харрас Аутомобиль Коллекшн». Один из таких рассказов был о том, как мотор Фары был установлен на Джип «Вагонир» для того, чтобы получить допуск к участию в Гонке «Баджа».

Этот документ в формате MS Word

 

Клара и Гайд Данн одни из немногих бахаи, которые стали пионерами в ответ на Скрижали Божественного Предначертания Абдул-Баха. Они отправились в Австралию, где их совместные усилия в течение нескольких декад привели к основанию прочного столпа всемирной общины бахаи. Им обоим Шоги Эффенди присвоил звание Десница Дела Божьего – Гайду посмертно в 1951, а Кларе в 1952 году.

Clara DunnHyde Dunn 
Клара и Гайд Данн

Фотография взята с сайта:
Bahá'í International Community

Гайд, сын химика, родился в Лондоне 5 марта 1855 года. В молодости он работал в Англии и Франции до переезда в Северную Америку с его первой женой, Фанни. Он работал разъездным продавцом в молочной компании Borne's Milk Company. Приблизительно в 1905 году в Сиэтле Гайд нечаянно услышал Уорда Фитцджеральда, который цитировал слова Бахауллы, сказанные Э.Г.Брауну: «Эта Земля – единая страна, а человечество ее жители, не воспринимай никого как иностранца» (ранний перевод). Гайд был заворожен этими словами и скоро стал бахаи. Он начал путешествовать с Фитцджеральдом, чтобы поделиться этим посланием с другими людьми. Впоследствии, такие выдающиеся бахаи как Торнтон Чейз, Луа Гетсингер и Элла Купер помогали Гайду в его исследованиях учения бахаи. Около 1907 года он познакомился с Кларой Девис, когда пришел в ее офис в Уолла-Уолла в Вашингтоне, чтобы разместить объявление о встречи бахаи, которую они с Фитцджеральдом проводили. Клара догадалась, что двое мужчин давно не ели и пригласила их на ужин. Она выслушала их послание и через некоторое время стала бахаи. Потом она одна жила в Вашингтоне. Клара Холдер родилась 12 мая 1869 года и в 16 лет вышла замуж за мужчину с фамилией Девис, и переехала из Ирландии в Канаду, но еще до рождения сына ее муж погиб от несчастного случая. Она не могла одновременно воспитывать ребенка и зарабатывать на жизнь. Заботу о ребенке взяла на себя семья ее мужа.

Гайд с энтузиазмом обучал Вере Бахаи в Калифорнии и был среди первых учителей в Неваде. Вопрошающие и искренние письма Гайда к Торнтону Чейзу касательно глубинных сторон учения Веры побудили их получателя написать несколько страниц, посвященных таким темам как природа страха, положение персидских мучеников в сравнении с американскими бахаи, воскрешение христианского учения через откровение бахаи, ошибочное принятие святого духа за дух человека; и вдохновили Чейза написать Гайду Данну в феврале 1911 следующее: «Твои письма – такая радость для меня! В них я вижу свет искренней души, которая, попробовав божественной пищи, нашла ее такой сладкой, что теперь постоянно жаждет приобщиться к Столу Господа».

Гайд Данн и Клара Девис встретились с Абдул-Баха, когда он приехал в Калифорнию в октябре 1912 года. Гайд столько раз встречался с Учителем, сколько это было возможно. Впечатления от встреч с ним придали Гайду и Кларе силы на всю оставшуюся жизнь. Первая жена Гайда умерла в 1916 году, и годом позже он женился на Кларе. В Беркли они жили по соседству с Катрин Франклэнд, и Клара хорошо знала ее сестру Хазел Томлинсон из Санта Розы. Они были знакомы с Имоджен Хоагг и проводили встречи в домах у доктора Вудсона и Франсеса Аллена – первых бахаи в Беркли, и у Джес Ванс Мэтсона во Фрутвейле, Окленд. Агнес Александер обедала в их доме в Окленде.

Когда в 1919 году Клара и Гайд узнали о призыве Абдул-Баха к учителям, выраженном в “Скрижалях Божественного Предначертания”, и состоящем в том, чтобы те разнесли послание Бахауллы во множество земель, которые он сам уже не в состоянии посетить, они сразу же пришли к одной мысли: Гайд поднял глаза и сказал «поедем туда, куда хотел бы поехать Абдул-Баха». Они решили отправиться в путь, несмотря на ограниченные финансовые возможности. Гайд всегда был преуспевающим торговым агентом, но он с легкостью тратил свой доход на деятельность, связанную с обучением – будь то поездки, книги бахаи, хорошая одежда или еда, которую он предлагал всем, кто посещал их многочисленные встречи для друзей. Они всегда снимали хорошую квартиру или коттедж, а не что-нибудь слишком простое, чтобы иметь лучшее окружение для презентации Веры.

Когда Клара предложила Гайду одному ехать в Австралию, чтобы сократить расходы, решили отправить телеграмму Абдул-Баха, и он ответил, что оба должны ехать. Когда некоторые бахаи из Сан-Франциско выразили озабоченность, что «пожилая пара» собирается ехать так далеко распространять послание бахаи, Гайд ответил, что он скорее умрет, чем не ответит на призыв Абдул-Баха. После двух месяцев временного пребывания на Гавайях и короткой остановки в Самоа Данны прибыли в Сидней 10 апреля 1920 года. Их ограниченные финансовые возможности создавали определенные трудности в первые несколько месяцев, пока Клара не сумела найти работу. Однако в течение года Гайд получил должность разъездного торгового агента в молочной компании «Бахус Марш Милк Компани» (вскоре купленная «Нестле») в Новом Южном Уэльсе. Обычно в течение недели он ездил по небольшим городам внутри штата, в то время как Клара оставалась в снятом коттедже в столице штата и приглашала всех на встречи на выходные, когда Гайд был дома. Когда за первый год он превысил показатели всех других торговых агентов компании, он попросил, чтобы его назначили агентом «между штатами». В последующее десятилетие его работа позволила побывать ему в каждом штате и каждом крупном городе страны.

Послевоенный скептицизм, дополненный растущим разочарованием из-за сектантства и догматизма основных церквей, способствовал возрастанию интереса к альтернативным религиям и философским течениям в австралийском обществе. И Гайд продолжил обучать Вере, как он это делал в Северной Америке, обращаясь к религиозным группам нью-эйдж и "Новой мысли". Например, в 1923 году в Мельбурне он по пятницам произносил речи в доме травника перед аудиторией в количестве более ста человек, во время другой поездки в столицу Виктории Данны выступали по приглашению теософской ложи, обществ медиумов, оккультной церкви и лицейского клуба. После двух лет таких путешествий и встреч один сиднейский оптик Освальд Уитакер, который интересовался теософией, принял данное Гайдом Данном определение любви как «единого закона и силы Великой Вселенной» и стал первым австралийским бахаи. Вскоре фотограф и дизайнер Эффи Бейкер приняла послание Данна, услышав его в Мельнбурнском New Civilisation Centre. К июлю 1923 года Гайд посетил 225 городов – в среднем по одному новому городу каждые четыре с половиной рабочих дня с начала работы в Нестле.

Клара была щедрой натурой и собирала вокруг себя других, чтобы сплотить всех для благого дела. Страдания, постигшие ее в молодости, научили ее сопереживать как тем, кто был рядом, так и тем, о бедственном положении которых она узнавала. У Гайда был дружелюбный характер и заметная внешность. У него остался английский акцент, и он говорил обаятельно и вдохновлено. «С сердцем, наполненным пламенем любви к Господу, – объяснял он однажды своему другу из Новой Зеландии, – мы можем взойти на любую трибуну, обратить наши лица к Бахаулле и провозглашать с уверенностью и силой Его Благую Весть всем людям. Благодаря Его помощи сердца всех слушателей будут затронуты, а их понимание будет происходить от силы Духа. Это позволит публике видеть глазами сердца, которое все объемлет». Имея деловые знакомства, Гайд внимательно наблюдал за политической и экономической ситуацией, хотя чувствовал, что ему недостает умений, чтобы полностью выразить себя. Так он однажды отметил, что рад иметь друзей, которые помогают ему «восполнять его недостаток знаний и умений». В разговорах и переписке со своими друзьями бахаи он делился своим энтузиазмом по тщательному изучению священных писаний. Однажды он написал Гретте Ламприлл, что «Сокровенные слова» были для его «томящейся души подобно бальзаму или чистой воде в жаркой пустыне поиска и томления».

Таким образом Данны лелеяли маленькие и изолированные общины бахаи Австралии и Новой Зеландии и подталкивали их к созданию Национального Духовного Собрания. Первое Местное Собрание было образовано в Мельбурне в декабре 1923, следующее за ним было создано в Персе в июле 1924 и в декабре 1924 в Аделаиде. Собрание также было образовано в Сиднее в апреле 1925 года и в Окленде в начале 1923. У этих собраний не было прочного основания, и они приходили в упадок, когда Данны переезжали в другой город. Для их оживления были необходимы последующие визиты.

Когда во время своего паломничества в 1932 году Клара встретилась с Шоги Эффенди, Хранитель указал на необходимость сформировать Национальное Собрание, что и было сделано в 1934 с помощью делегатов, прибывших из Собраний Аделаиды, Сиднея и Окленда (Новая Зеландия). Гайд был членом этого Собрания первый год его существования. Ему было уже за 70 лет и Шоги Эффенди проинструктировал национальный институт обеспечить комфорт этим пионерам, которым общины бахаи Австралии и Новой Зеландии были стольким обязаны. Хранитель испытывал большую любовь к Гайду Данну. В книге God Passes By он говорит о нем как о «великодушном и героичном». И он упоминает Даннов среди пионеров, о которых пишет в Advent of Divine Justice как о тех, кто «заслужил непреходящее почитание, первыми возвестив «Я Баха-ул-Абха» на таких высоко значимых и распределенных по обширной территории центрах и местностях, как …  острова в Тихом океане … Австралия и Новая Зеландия…» Тех, кто стал бахаи, услышав послание Даннов, насчитывается боле сотни, а они, в свою очередь, помогали образовывать стойкие общины бахаи в других районах Южнотихоокеанского региона. Такие известные бахаи, как Гретта Ламприлл, Берта Доббинс, Гарольд и Флоренс Фитцнер, которые стали Рыцарями Бахауллы во время Мирового крестового похода, были привлечены к Делу Бахауллы в 20-х годах Кларой и Гайдом Даннами. К 1933, проработав в Австралии 11 лет, Гайд ушел в отставку почти в 80 лет. Он умер в Сиднее 17 февраля 1941 года.

Клара всегда считала, что Гайд лучше ее, как оратор. Но после его смерти друзья обратились к ней, ожидая, что она займет его место. Она всегда начинала свою речь с вопроса Абдул-Баха: «знаете ли вы, в какой день вы живете?» В более поздние годы ее речь была наполнена мольбами, она часто читала наизусть молитвы «О Ты, Несравненный Боже!» и «О Боже! О Боже! Вот птица с подбитым крылом, и полет ее замедлен…» Когда при начале новой фазы обучения Национальное Собрание в 1943 году призвало пионеров, Клара посилилась в Брисбане на несколько месяцев. Затем она возобновила поездки в крупные центры, прекратившиеся было в годы болезни Гайда. Она посещала бахаи в Аделаиде, Сиднее, Мельбурне, Хобарте, а также множестве маленьких городах, всегда рассчитывая возвратиться в декабре-январе, чтобы принять участие в летней школе в Школе бахаи в Еринбуле к югу от Сиднея в качестве гостя оргкомитета, в комнате, расположенной рядом с залом, посвященном Гайду Данну. Участники многих школ в 40-х и 50-х имели счастье услышать воспоминания «матери» Данн о том, как она встречалась с Абдул-Баха, и о годах ее странствий с Гайдом. Последний раз она посетила летнюю школу в 1959 году.

29 февраля 1952 года Шоги Эффенди назначил Клару Данн Десницей Дела Божьего. В свои преклонные годы она собралась с силами, чтобы выполнять свои возросшие духовные и административные обязанности. В начале Мирового крестового похода Хранитель направил ее на посещение общин бахаи Австралии и Новой Зеландии, а в октябре 1953 года она участвовала в конференции в Нью-Дели. В апреле 1954 года Хранитель назначил ее попечителем континентального фонда Австралии, в то же время Шоги Эффенди попросил ее назначить двух членов в только что образованные Вспомогательные Коллегии. На национальном съезде Клара назначила Х. Коллиза Физерстоуна и Тельму Перкс. Физерстоун позже был возведен в ранг Десницы Дела Божьего, а Тельма Перкс впоследствии служила в Континентальной Коллегии Советников Австралазии. Они оба очень много помогали Кларе в исполнении ее обязанностей, часто писали доклады Хранителю от ее имени. Ее спутница по поездкам между штатами, Тельма, с 40-х годов была словно дочь Даннам, даже прежде чем она сама стала бахаи, впоследствии она удостоилась привилегии помогать Кларе в ее работе в качестве Десницы Дела Божьего.

Клара несколько раз отваживалась посетить друзей-бахаи в Новой Зеландии. Она побывала на их летней школе в 1954 году и представляла Хранителя на их первом учредительном Национальном съезде в 1957 году. Физически слабая она оставалась крепка духом. Позже, в том же году, она настояла на участии во встречи Десниц Дела Божьего созванной после внезапной кончины Хранителя. С ранних лет, в которых она испытывала постоянные личные страдания, Клара Данн жила, чтобы трансформировать свою боль в духовную радость в результате жизни, посвященной служению и молитвам. Она скончалась в Сиднее 18 ноября 1960 года. С ранних лет, когда она испытывала сильнейшие страдания, Клара Данн прожила жизнь, трансформируя свою боль в духовную радость благодаря служению и молитвам.

Грэм Гассал

Опубликовано в Интернете (на английском): январь 2000

Библиография

Australian Bahá'í Bullein (various, 1934-1960).

Hassall, Graham, "Outpost of a World Religion: the Bahá'í Faith in Australia 1920-1947", Journal of Religious History, 16:3, June 1991.

Shoghi Effendi, Advent of Divine Justice, Bahá'í Publishing Trust, Wilmette, 1990.

- God Passes By, Bahá'í Publishing Trust, Wilmette, 1970.

Alexander, Agnes, History of the Bahá'í Faith in Hawaii 1902-1942.

Australian Bahá'í Bulletin (various numbers 1944-1990)

Dunn Papers, Australian Bahá'í Archives.

New Zealand Bahá'í Archives. MS 22.12.02.

Thornton Chase Papers. M4 Bos 2/13. US Bahá'í Archives.

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи www.bahai-library.com 

У нас на сайте имеется отдельная страница о Хайде Данне, Деснице Дела Божьего.  

1874 - 1951

 

Луис Г. Грегори
Луис Г. Грегори

Фотография взята с сайта:
Bahá'í International Community

Луис Г. Грегори родился в г.Чарлстон в Южной Каролине 6 июня 1874 г. Ему было всего пять, когда умер его отец. Его матери и ее двум сыновьям приходилось тяжело, они иногда голодали, пока она не вышла замуж повторно. Его отчим хорошо относился к нему, и когда мальчик подрос, отдал его на ученичество к портному. Позднее его отчим оплатил расходы на первый год обучения в Университете Фиска, а потом Луис сам себя обеспечивал на протяжении школьных лет, получая стипендии, работая уборщиком, занимаясь глажкой и шитьем одежды для студентов, и иногда подрабатывая официантом во время летних каникул.

После окончания Университета Фиска он преподает в институте Эйвери, маленькой частной школе для одаренных учеников содержащейся выходцами с севера. Он там обучался в свое время. После этого периода обучения он начинает изучать юриспруденцию в Университете Хауарда и получает степень бакалавра юридических наук 26 марта 1902 года. После сдачи необходимых экзаменов он начинает юридическую практику в Вашингтоне, где у него устанавливаются партнерские отношения с другим юристом, Джеймсом А. Коббом. Они работали вместе до 1906 года, когда Луис получил должность в Государственном казначействе США. Джеймс А.Кобб, позднее назначенный окружным прокурором, так отзывался о Луисе Грегори:

«Я имел честь быть близко знакомым с г-ном Грегори с 1895 года и до его смерти. Я знал его студентом, учителем, практикующим юристом, лектором и другом, и во всех этих ролях он проявлял себя выдающимся и сильным человеком. Иными словами, он был отличным студентом, с замечательным характером и человеком с великим умом, который он посвятил улучшению мира людей».

Луис впервые услышал о Вере Бахаи когда работал на правительственной работе в 1908 году. Он всегда вспоминал с любовью и признательностью об утонченном белом южанине, сотруднике в том же департаменте, который первый упомянул о Деле такими словами: «Я думаю это то, что тебе будет интересно. Я слишком стар, чтобы изучить это. Ты молод и тебе будет интересно этим заняться». Хотя тот человек сам и не принял Веру, он познакомил Луиса с семьей Джозефа Ханнен, бахаи в Вашингтоне, которые обучили его и на своем примере показали красоту Учения, тем самым привлекши его сердце. Первая скрижаль от Абдул-Баха была передана ему через г-на Ханнена. Абдул-Баха призывал его послужить источником руководства для белой и черной расы.

С сердцем полным ожидания Луис испросил разрешение посетить Святой Порог и в ответ получил еще одну скрижаль в начале 1910 года. В ней Абдул-Баха порекомендовал отложить паломничество на некоторое время.

Однако, благодаря Щедрости Господней двери открылись, и в 1911 году, когда Абдул-Баха был в Рамль (Ramleh), в Египте, Луис посетил Его. Он прибыл в Рамль 10 апреля 1911 года. Там, и позднее в Хайфе и Акке, куда он приехал посетить священные Усыпальницы Баба и Бахауллы, он припал к океану вдохновения, руководства и стойкости. Его заметки об этом визите и выдержки из некоторых скрижалей, полученных им от Абдул-Баха, напечатаны в буклете A Heavenly Vista.

The words of 'Abdu'l-Bahá described this visit in Tablets written at that time, for it was apparent that this was not an ordinary pilgrimage. To an American Bahá'í 'Abdu'l-Bahá wrote: "Mr. Gregory arrived with the utmost love and spirituality and returned with infinite happiness. He added to his faith and found firmness and steadfastness. Undoubtedly you shall see these things at the time of his arrival. It is my hope that he may become the cause of increasing the love of the friends and the maid-servants of the Merciful."

Луис не сразу вернулся в Соединенные Штаты, а по просьбе Абдул-Баха посетил Германию сопутствуемый божественными подтверждениями, о чем написал сам Абдул-Баха.

Луис Грегори возвращается в Соединенные Штаты счастливым и окрыленным, полным рвения и целеустремленности воплотить ожидания и надежды Абдул-Баха. Он принимается за труд, который неколебимо выполняет до самой смерти – объединение белых и черных людей всего мира и помощь в установлении единства человечества.

Во время визита Абдул-Баха в Соединенные Штаты в 1912 году Мирза Али-Кули Хан и г-жа Хан, оба бахаи, организовали в Его честь прием в Вашингтоне. Хан был в то время поверенным в делах представительства Персии в столице США. Многие видные люди были приглашены, некоторые из которых представляли официальные и социальные круги Вашингтона, а также некоторое число бахаи. Всего за час до приема Абдул-Баха известил Луиса Грегори, что он может придти к Нему на обещанную встречу. Луис приехал, и ему было предложено почетное место справа от Учителя. Тот сообщил, что очень рад видеть здесь г-на Грегори и затем, совершенно естественным образом, как будто ничего необычного не произошло, продолжил обращение на тему единства человечества.

Луис Грегори взял в жены Луизу Мэтью 27 сентября 1914 года в Вашингтоне, свадьба происходила в доме Ханненс. Несмотря на межрасовую природу брака и многочисленные преграды, семейные узы только укреплялись.

Г-жа Агнесс Парсонс посетила Абдул-Баха на Святой Земле в 1920 году. Он попросил ее приложить усилия для создания дружеских отношений единства и приязни между белыми и черными. В результате была проведена Первая конференция по межрасовому единству. Она была проведена 19-21 мая 1921 года в Вашингтоне и имела огромный успех, собрав способных и влиятельных представителей обоих рас. Г-н Грегори был одним из выступающих и рассказал о проведенной конференции в Star of the West. (vol. 12, p.115, June 1921.)

Вполне возможно, что никто из учителей Веры не ездил более интенсивно по Соединенным Штатам, чем Луис Грегори. Живя очень скромно, жертвуя в каждой поездке, он разговаривал с людьми в школах, колледжах, церквях, на форумах и конференциях по всей стране. Удивительное сочетание скромности и храбрости, мягкости и твердости, а также стойкости – он встречался с высокопоставленными и обычными людьми, богатыми и бедными, образованными и неграмотными, и предлагал им чашу Живительной Влаги. Он обращался к протестантам, католикам и иудеям, а также группам не принадлежащим никакой религии и везде его принимали.

Более тридцати пяти лет Луис Грегори был среди ведущих деятелей движения расового примирения. На посту председателя Национального комитета бахаи по расовому единству или в качестве его члена, он служил в нем много лет, и был неутомим в своей работе по продвижению единства. Он не отступал перед лицом противодействия как со стороны некоторых бахаи так и извне. В Атланте в 1947 году Ку-клукс-клан прервали межрасовую встречу бахаи. Некоторые бахаи были выселены своими арендодателями из-за того, что к ним приходил Луис. Такое противодействие только способствовало развитию Веры Бахаи.

В Грин Эйкр, г. Элиот, штат Мэн проводились конференции единства, на которых выдающиеся лидеры выступали с одной трибуны вместе с Грегори – кто был движущей силой и организатором, хотя часто совершенно не афишируя этого. Он никогда не терял из виду цели.

Он был избран членом Национального Духовного Собрания и преданно служил на этом посту на протяжении многих лет. После избрания Шоги Эффенди написал ему, что рад тому, что его избрали. Однако Хранитель посоветовал ему сосредоточиться в первую очередь на деятельности по обучению и организовать свои дела таким образом, чтобы административные функции никоим образом не сдерживали его эффективность в работе по обучению. Этого Луис Грегори достиг путем организации поездок по обучению таким образом, что расписание позволяло ему принимать участие в заседании Национального Духовного Собрания. О высокой оценке его безотказного, надежного и верного служения свидетельствуют многочисленные письма, которые он получал от Хранителя на протяжении многих лет. Он сделал Хранителя счастливым, о чем тот писал: "Ваше письмо наполнило мое сердце силой и радостью..."

Потенциал Луиса Грегори был разносторонним, он одинаково блистал и как делегат на съезде, и в качестве секретаря съезда, и как секретарь Национального Духовного Собрания, ведущий записи, и в качестве оратора и в качестве писателя. Его статьи публиковались в Star of the West, The Bahá'í Magazine, the World Order Magazine, и практически в каждом выпуске Bahá'í World. Эти статьи, как и его выступления, продуманны, основываются на фактах и наполнены духом любви и восторга, которые были характерны для его жизни.

Дважды по приглашению великого черного педагога, Букера Т. Вашингтона, Луис Грегори посещал Таскиджийский институт, и ему предлагали рассказать студентам о Вере Бахаи. Их ответ на идеалы и принципы Бахаи был преисполнен энтузиазма. Здесь он познакомился д-р Джорджем Вашингтоном Карвером, который также прекрасно отозвался о Вере. Это послужило началом крепкой дружбы. Когда бы г-н. Грегори не приезжал в Таскиджи, а он побывал там много раз, у него происходили искренние и глубокие беседы с д-ром Карвером в его знаменитой лаборатории или в его комнате.

После серьезной операции и все нарастающей слабости, ограничивающей его свободу передвижения, ему пришлось осесть в Элиот и совершать более короткие поездки. Луис занялся перепиской и углубленным изучением Учения. Его духовное осознание стало более ярким. В его жизни снова сияло яркое пламя. Он стал еще ближе сердцем к своему возлюбленному, к Хранителю.

30 июля 1951 года Луис Грегори скончался. Его тело на следующий день было предано земле на кладбище в Элиот, штат Мэн. В ноябре того же года состоялась поминальная служба в Доме Поклонения Бахаи в Уилметте, Иллинойс, в которой приняли участие друзья из разных частей Соединенных Штатов и Канады. Школа бахаи и первая радиостанция бахаи в Соединенных Штатах, WLGI, названы в его честь.

Луис Грегори поистине обладал «золотым сердцем».

 

Н. Ричард Франсис

Истории из жизни первых верующих. Н. Ричард Франсис.

Использованы материалы Библиотеки исследователей Веры Бахаи www.bahai-library.com

 

Также смотрите Louise Mathew Gregory, Sowing the Seeds of Racial Harmony