Home

Коллекции

База знаний

МСБ

СНМБ

BahaiArc

Вера Бахаи

Блог

Home

Вознесение Абдул-Баха

27 ноября 2021

100 лет со дня смерти Абдул-Баха

Подготовка к дате...

Приглашаем волонтеров!

Нужна помощь по улучшению сайта BahaiArc: написание и редактирование текстов, перевод, веб-разработка и настройка. Желающие помочь, напишите нам по эл. почте: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Kahlil Gibran  
Халиль Джебран: человек и поэт  
Сохеил Бушруи и Джо Дженкинс  
Kahlil Gibran: Man and Poet

By Suheil Bushrui and Joe Jenkins

Review: Transcending the barriers between East and West

One Country – бюллетень Международного Сообщества Бахаи.

Январь-март 1999, Том 10, выпуск 4


 

 
... он часто существовал на одном "крепком кофе и сигаретах", работая поздними ночами над своими литературными и художественными произведениями. Он почти непрерывно страдал от плохого здоровья и все же поднялся до духовного видения своей собственной внутренней Музы.  

Сохеил Бушруи и Джо Дженкинс


Издательство Уануолд, Оксфорд

 

Что отличает великого деятеля искусства от подавляющего большинства мужчин и женщин? Как подсчитать вдохновение и понимание, которые дают возможность кому-то, подобно Халилу Джебрану, создать одно из наиболее популярных и бессмертных литературных творений столетия? Ответы на такие вопросы постепенно раскрываются (настолько, насколько вообще могут быть возможны) в захватывающей новой биографии Джебрана, написанной учеными Сохеилом Бушруи и Джо Дженкинсом.

Озаглавленная "Халиль Джебран: человек и поэт", книга досконально исследует жизнь, любовь, окружение и работы Джебрана, чья книга 1923 года "Пророк" была продана тиражом более десяти миллионов экземпляров во всем мире и была переведена как минимум на двадцать языков.

Уроженец Ливана, но постоянный житель Соединенных Штатов Америки на протяжении большей части своей взрослой жизни, Халиль Джебран занимает уникальное место среди современных авторов, поскольку он хорошо писал и на английском и на арабском языках и был широко признан в обеих культурах. Основываясь на ценностях двух миров, Джебран создал свой собственный уникальный литературный стиль, который с тех пор завоевал поклонников в каждом поколении.

"Он был одним из тех редких авторов, который фактически преодолел барьер между Востоком и Западом и мог бы справедливо называть себя – будучи ливанцем и патриотом – гражданином мира", – пишут Бушруи и Дженкинс. "Его слова вышли за пределы простого описания та­инственного Востока, но пытались донести необходимость согласия между христианством и исламом, духовного и материального, Востока и Запада ..."

Таким образом Бушруи и Дженкинс задают тему книги: что Джебран, со всеми его личными недостатками и слабостями, был истинным творческим провидцем, чьи работы пронизаны темами единства и согласия, которые полностью отражают наше вековое движение к глобальной интеграции и, в то же самое время, "выражал глубоко испытываемое желание мужчин и женщин к своего рода духовной жизни, которая делает материальный мир значимым и наполняет его достоинством".

История жизни Джебрана – не говоря о его художественных и литературных достижениях – захватывает читателя. Родившийся в небольшой ливанской деревушке Бишарри в 1883 году, сын сборщика налогов на алкогольную продукцию, Джебран в возрасте 12 лет вместе с двумя сестрами был привезен матерью в Америку в 1895 году. Несмотря на бедность и жизнь в бостонском гетто, его талант к рисованию привлек внимание некоторых городских интеллектуалов, которые ввели его в круг признанных художников и писателей, включая художницу Лиллу Кабот и поэтессу Луизу Гуиней.

В возрасте пятнадцати лет, страстно желая понять свои корни, Джебран возвращается в Ливан, где поступает в Маронитский колледж медресе аль-Хикма, тогда возможно самую передовую христианскую среднюю школу в арабском мире. "Эта земля мистической красоты стала его утешением, источником его воображения и в более поздние годы объектом тоски", – пишут Бушруи и Дженкинс о ливанских впечатлениях Джебрана. Через четыре года он возвращается в Бостон, где переживает за короткое время смерть одной из сестер, единокровного брата и своей любимой матери – которые все страдали от вызванных нищетой болезней.

Преодолевая воздействие этих трагедий, Джебран вновь входит в интеллектуальные и художественные круги Бостона и вскоре находит патрона в лице Мэри Элизабет Хаскелл, директрисы школы для девушек, которая стала финансовой, интеллектуальной и эмоциональной опорой для Джебрана на протяжении многих лет его жизни.

До безвременной кончины в 1931 году в возрасте 48 лет от цирроза печени и начинающегося туберкулеза, остальную часть жизни Джебран провел в богемном кружении. Он пожил в Париже и вновь посетил Ливан, но в конечном счете осел в Нью-Йорке. Он никогда не был женат, но ясно, что имел ряд насыщенных любовных романов – один из которых целиком осуществлялся по почте. Согласно Бушруи и Дженкинсу, он часто существовал на одном "крепком кофе и сигаретах", работая поздними ночами над своими литературными и художественными произведениями. Он почти непрерывно страдал от плохого здоровья и все же поднялся до духовного видения своей собственной внутренней Музы.

На своем пути Джебран встретил некоторых из самых величайших мужчин и женщин своего времени. Согласно Бушруи и Дженкинсу, Джебран проводил время с поэтом Уильямом Батлером Йетсом, скульптором Аугусто Родином, писателем Джоном Голсуорси и швейцарским психиатром Карлом Густавом Юнгом. Он также много читал на английском и арабском языках и среди авторов, которые оказали на него сильное влияние, были Фридрих Ницше и Уильям Блейк. Такие встречи – личные или посредством переписки – обогатили собственные размышления и стиль Джебрана. Слившись с его жизненным опытом, эти влияния помогли сформировать неповторимый стиль, которым отмечено его творчество, включающее сотни эссе, поэм, рисунков и картин.

Среди важных фигур, с которыми довелось встречается Джебрану, был Абдул-Баха, сын Бахауллы, основателя Веры Бахаи. В 1912 году при посещении Нью-Йорка Абдул-Баха позировал Джебрану. Согласно Бушруи и Дженкинсу, встречи с Абдул-Баха произвели неизгладимое впечатление на Джебрана, написавшего, что в Абдул-Баха он "увидел невидимое и был наполнен" и что "он является величайшим человеком. Он цельный. В его душе имеются миры".

Привлекая различные источники, Бушруи и Дженкинс приходят к выводу, что Абдул-Баха позднее стал "вдохновением и моделью для уникального портрета Христа", описанного в книге Джебрана 1926 года, "Иисус, Сын Человеческий", которая широко известна как его вторая наиболее важная книга после "Пророка". Они приводят слова Джебрана, говорящего об Абдул-Баха: "Впервые я увидел форму, достаточно благородную, чтобы быть сосудом для Святого Духа".

Повлияли ли на него личные встречи с Абдул-Баха, или просто сложились после внутреннего духовного прозрения, очевидно, что многие взгляды Джебрана на религию находятся в гармонии с учением бахаи. "Для Джебрана истинная религия была радостной и освобождающей: «учение, ко­торое освобождает тебя и меня от неволи и помещает нас раскованными на землю, где ступала стопа Бога»; Бога, который дал мужчинам и женщинам «духовные крылья, чтобы взлететь вверх, в царство любви и свободы» – религия справедливости, «делающая всех нас братьями, равными перед солнцем»".

В заключение отметим, что образ, представленный Бушруи и Дженкинсом, является и проникновенным, и нежным. Сочетая не приукрашенные факты из его жизни с острыми цитатами из произведений и писем Джебрана, добавляя богатство наблюдений тех, кто знал его, и предлагая свой проницательный взгляд литературных критиков, Бушруи и Дженкинс написали плотно сбитое и все же хорошо читаемое повествование, показывающее как сумма жизни человека – его происхождение, с кем он встречался, что он читал и как он жил – в редкий момент истории объединяется, чтобы произвести кого-то, способного создавать произведения литературы и искусс­тва, которые могут потрясти мир. "Джебран стал наиболее успешным и известным в мире арабским автором", – пишут Бушруи и Дженкинс. "Послание Джебрана является живительным и его поиск согласия в напряженных отношениях между духом и изгнанием предвосхищал потребности века, ставшего непосредственным свидетелем духовного и интеллектуального тупика современности".

 

Также читайте о Халиле Джебране в разделе жизнеописания

Marcic  
Управление с мудростью любви: раскрытие добродетелей в людях и организациях  
Managing with the Wisdom of Love:
Uncovering Virtue in People and Organizations Dorothy Marcic
 
Пророки и прибыли (отредактированный варианат)  
One Country – бюллетень Международного Сообщества Бахаи.

Весна 1998, Том 7, выпуск 1

Рубрика: «Книжная полка»


 

 
Некоторые люди полагают, что духовность и повседневная жизнь – вопросы несвязанные. Одной из целей данной книги является показать, что духовное поведение необходимо практиковать на заводе в той же мере, как и в храме. — Дороти Марcик   

Также смотрите статью о д-р Марсик "Мюзикл о равноправии полов" и статью ее коллеги, известного специалиста по менеджменту, Джорджа Старчера
"Корпоративная социальная ответственность и успех в бизнесе".
 

Дороти Марcик

 

Издательство: Jossey-Bass

Сан Франсиско

 

Мир бизнеса в последние годы стал неизмеримо сложнее, чем раньше. Причиной этому — навалившиеся на него заботы глобальной конкуренции за рынки сбыта, растущее давление как со стороны акционеров с целью поднятия доходности, так и со стороны потребителей, ожидающих все более высокого качества товаров.

Эти тенденции породили на свет новую разновидность литературы — книги о свежих идеях в менеджменте, предлагающие решение проблем, стоящих перед современными руководителями в бизнесе.

Эти книги можно приблизительно разделить на две категории. Одни в основном следуют материалистическому подходу, утверждая, что бизнес — это деньги и прибыли, и поэтому лучший способ заинтересовать и рабочих, и компании — испытанный временем метод кнута и пряника. Другие же заявляют, что в действительности люди и фирмы желают работать лучше, когда придерживаются альтруистических добродетелей и нравственных принципов.

Поскольку первая, традиционная категория, отстаивающая максиму "босс всегда прав", в последнее время весьма дискредитировала себя, все большее внимание уделяется второй категории, предлагающей новую парадигму важности нравственных ценностей в бизнесе.

К этой последней категории можно отнести и книгу Дороти Марcик "Управление с мудростью любви: раскрытие добродетелей в людях и организациях". Опубликованная в мае прошлого года в издательстве "Jossey-Bass", подразделении "Simon and Schuster", эта книга предлагает на 130 страницах великолепный обзор парадигмы "духовного менеджмента", плюс множество собственных уникальных открытий в этой области.

Д-р Марcик, недавно вернувшаяся в США после четырех лет исследований, проведенных в Чехословацком Центре Менеджмента в Праге с помощью гранта от фонда "Fulbright", решительно утверждает, что бизнесом и коммерцией управляют те же самые законы, которым подчинены все остальные человеческие взаимоотношения, и в этом смысле именно вековая мудрость золотого правила – вместе в прочими основополагающими добродетелями – дает наилучшие результаты.

"Некоторые люди полагают, что духовность и повседневная жизнь – вопросы несвязанные", – пишет она. "Одной из целей данной книги является показать, что духовное поведение необходимо практиковать на заводе в той же мере, как и в храме".

Затем она очерчивает некоторые ключевые ценности – любовь, справедливость, достоинство, уважение и служение, составляющие "новые добродетели менеджмента", без которых сейчас не обойтись на рабочем месте. Эти добродетели, пишет она, – нечто большее, чем просто милые украшения: именно через них лежит путь к долговременному выживанию и успеху фирмы.

"Компании, нарушающие духовные законы, отвергающие любовь, открытость, справедливость и уважение, со временем так или иначе обязательно столкнутся с негативными явлениями", – пишет она. – "Они могут преуспеть поначалу, или даже могут преуспевать некоторое относительно долгое время, особенно если у них умные менеджеры или если конкуренция невелика. Однако в конце концов последствия нелюбви, несправедливости и неуважения сделают данную организацию менее эффективной, чем она могла бы быть. В перспективе эту компанию неизбежно ожидает пренебрежительное отношение со стороны работников, разочарование среди клиентов, потеря уважения в обществе и так далее."

Основываясь на более чем двадцатилетнем опыте деятельности в качестве профессора бизнеса и менеджмента, она иллюстрирует эту тему многочисленными историями о компаниях, которые следовали путем добродетелей и процветали. Так, "Хьюлетт-Паккард", ведущая американская компьютерная и электронная компания, широко известна своей честностью и надежностью как среди своих работников, так и среди клиентов. В результате, как говорит д-р Марcик, "HP" (сокращенное название компании) выигрывает во многих отношениях – от стремления поставщиков удовлетворить заказы "HP" в первую очередь (поскольку они уверены в том, что их контракты уважаются) и до возможности нанимать самых лучших работников (которые знают, что их будут ценить). По ее словам, даже на таможне грузы "HP" обрабатываются быстрее из-за высокой репутации компании.

Подобным же образом, пишет она, Semco, крупнейшая морская и продуктовая компания Бразилии, преуспевает на рынке из-за политики уважительного и открытого отношения к своим рабочим. Президент компании, Рикардо Семлер, ввел методы поощрения участия рабочих в делах фирмы, распределения прибыли и обмена информацией. "Передав почти всю власть в руки работников компании, Семлер десять лет назад буквально катапультировал свою компанию на невероятно высокий уровень роста доходности, несмотря на крайне суровую и непредсказуемую экономическую ситуацию в Бразилии", – пишет д-р Марcик. – "В Semco люди продвигаются самостоятельно, их не нужно толкать".

Д-р Марcик широко цитирует в свою поддержку других теоретиков с похожими взглядами, давая, таким образом, великолепный обзор самых ярких идей нового направления. Вероятно, одна из наиболее полезных особенностей книги – многочисленные таблицы и перечни, где эти идеи классифицируются и анализируются. В этом отношении книга может стать замечательным кратким справочником для менеджеров, желающих быстро разобраться в теориях духовного менеджмента.

Будучи бахаи д-р Марcик полагает, что эти новые методики управления невозможно применять механически. Она цитирует одно исследование, где утверждается, что половина всех попыток реформировать организации терпит неудачу. "Чтобы изменения были реальными и прочными", – пишет она, – "они должны быть не просто видимостью. Они должны вырастать из самых глубоких, самых основных человеческих нужд и ценностей."

Пока сами менеджеры не станут искренни, утверждает она, пока они не будут всем сердцем стремиться воплотить в своей жизни "мудрость любви", "не помогут даже все стратегии, лозунги и программы подготовки в мире".

На протяжении всей своей книги д-р Марcик обращается к Святым Писаниям различных мировых религий, высвечивая тем самым те добродетели, которые она считает необходимыми для современных менеджеров. Поэтому книга наверняка будет понятна и подарит вдохновение людям любой духовной традиции.

"Выдающиеся люди о вечном". Бог и Божественное. / Международный образовательный проект «Аксиос».  
"Выдающиеся люди о вечном". Выпуск 1: Бог и Божественное. / Международный образовательный проект «Аксиос».
– СПб.: Единение, – 2000 – 200 с.
 

Тираж: 1000 экз.
Подписано в печать: 23.5.2000

ISBN 5-93283-006-9

 

Выпуск 1: Бог и Божественное.

Сборник составлен на основе изречений о Боге, мире, душе, вере, религиях сделанных философами, мыслителями, естествоиспытателями, политическими, общественными и религиозными лидерами, деятелями искусства, а также включает примеры народной мудрости и фрагменты из Писаний различных религий.

Такого рода подход соответствует предпосылке о том, что при самостоятельном поиске истины не следует бояться знакомства с различными мнениями, откуда бы они не исходили.

Эта книга является первым выпуском из серии книг подготовленных Международным образовательным проектом «Аксиос».

Образовательный проект «Аксиос» (от греч. axios – ценность) – это группа ученых, педагогов и психологов, объединившихся с целью развития образования в области Оборотная сторона книги (нажмите, чтобы увеличить) общечеловеческих ценностей, этики отношений, морали и морального лидерства.

 

Аннотация

В сборник включены высказывания о Боге и Его качествах, а также о том, какое влияние представления о Божественном оказывали на характер людей, их профессиональную деятельность и повседневную жизнь. Представлены высказывания более 500 авторов, среди которых крупные философы, мыслители, общественные, политические и религиозные деятели, представители науки, культуры и искусства, принадлежащие различным странам, разным верованиям и разным историческим периодам, включая современность.

Сборник рассчитан на широкий круг читателей, включающих преподавателей, студентов, учащихся, работников науки и культуры, а также всех, кто интересуется основополагающими вопросами бытия.

 

Содержание

Введение
Раздел 1: Слова философов и мыслителей
Раздел 2: Слова ученых, естествоиспытателей
Раздел 3: Слова религиозных мыслителей и подвижников
Раздел 4: Слова общественных и религиозных деятелей
Раздел 5: Слова деятелей культуры и искусства
Раздел 6: Слова народа
Раздел 7: Слова о Боге в литературных произведениях
Раздел 8: Слова Посланников Божьих и Пророков
Раздел 9: Бог и Россия
Заключение
Список литературы

 

Если бы Бога не было, Его следовало бы выдумать; но Он существует! Вся природа говорит об этом.

Вольтер

Я никогда не отрицал существование Бога. Я думаю, что теория эволюции вполне совместима с верой, — ведь невозможно доказать, что великолепный, бесконечно удивительный космос, так же как и человек в этом космосе, совершенно случайны.

Чарльз Дарвин

Есть Бог, есть мир, они живут вовек,
а жизнь людей мгновенна и убога,
Но все в себе вмещает человек,
Который любит мир и верит в Бога.

Николай Гумилев

Persian Tajik  
Лирика. Из персидско-таджикской поэзии.
Рудаки, Ибн Сина, Насир Хорсов и др. / Сост. и примеч. А.Хакимова. - М.: Худож. лит., 1987. - 462 с. (Классики и современники. Поэтич. б-ка).
 
Тираж: 1000000 экз.  

Серия: Классики и современники

 

В книгу вошли избранные произведения десяти выдающихся поэтов восточного средневековья: Рудаки, Ибн Сины, Камола Худжанди, Хафиза, Саади, Руми, Омара Хайяма, Джами, Бедиля, Насира Хосрова, представленные в лучших переводах на русский язык В.Левика, А. Адалис, И.Сельвинского, В.Державина, Т.Стрешневой, Я.Козловского, В.Потаповой и др.

На обложке использованы миниатюры из рукописи XVI в.

По ту сторону столкновения религий: становление новой парадигмы

 
Beyond the Clash of Religions: The Emergence of a New Paradigm ("По ту сторону столкновения религий: становление новой парадигмы") by Udo Schaefer  
Удо Шефер

Zero Palm Press

Прага

 
One Country – бюллетень Международного Сообщества Бахаи.

Volume 8, Issue 1 April - June 1996

Рубрика: «Книжная полка»
Приведенный здесь текст отличается от напечатанного.


 

 
Что лежит на пути к миру между мировыми религиями?   

Удо Шефер

 

Один из самых головоломных теологических и социальных вопросов нашего века – как объяснить великое количество и разнообразие религий в мире, признавая в то же время их сходство.

Споры и разногласия о религиозных верования были и продолжают оставаться одним из главных источников конфликтов, гражданских войн, терроризма и даже геноцида во многих точках планеты. Замечательный теолог Ханс Кюнг так сказал об этом: "Между народами не наступит мир, если не будет мира между всемирными религиями".

В книге "По ту сторону столкновения религий: становление новой парадигмы". Удо Шефер предлагает новую теологическую концепцию, которая одновременно стремится объяснить, каким образом мировые религии могут быть столь различны, будучи в то же время гранями одного явления, и предложить более широкое видение этого вопроса, способное излечить религиозную нетерпимость и проистекающие из нее социальные недуги.

"То, что религия предстает перед нами в столь цветистом разнообразии, т. е. что существует не одна-единственная религия, но целое их множество, всегда было источником болезненного раздражения для людей", – пишет д-р Шефер, обрисовывая проблему. «Религии во многом схожи друг с другом, и все же они различны; многое их объединяет, но многое их и разделяет. Это действительно весьма болезненно. Все мировые религии учат, что есть только одна абсолютная действительность, которую мы называем Богом. Если это так, то логически может существовать только одна истина; но если истина единственна, почему столько много религий?»

Ответ, как пишет д-р Шефер, заключен в понимании новой "парадигмы единства" в религиозных исследованиях, являющей собой "новое представление религиозных феноменов и религиозной истории", парадигмы, столь же сильно отличающейся от старой, "абсолютистской", как птолемеева картина вселенной отличается от коперниковской.

Д-р Шефер, крупный немецкий юрист, сделавший сравнительное религиоведение своей второй профессией, начинает эту книгу с анализа старой парадигмы, в которой каждая религия традиционно притязала на "уникальность, окончательность и исключительность".

"Что религия всегда связана с притязанием на истину, самоочевидно, – пишет он. – То, что неистинно, недостойно веры. Все мировые религии притязают на абсолютную истину. Каждая из них убеждена, что обладает божественным посланием, принесенным ее основателем, который для нее "путь и истина и жизнь."

Проблема такого отношения в том, что оно слишком часто приводит к нетерпимости. "Это притязание на исключительность и превосходство, когда своя религия априори считается лучше, чем другие, легко вырождается в фанатизм", – пишет д-р Шефер, добавляя, что "ненависть никогда не бывает столь глубокой и непримиримой, зависть – ожесточенной, а войны - безжалостными и кровопролитными, как в том случае, когда мотивы их коренятся в глубочайших уровнях сознания – в религиозных верованиях."

В подтверждение – как будто здесь требуется подтверждение! – д-р Шефер приводит некоторые из многочисленных исторических примеров религиозных преследований и нетерпимости: еврейские погромы, крестовые походы, гонения на иудеев и мусульман во времена испанской инквизиции, религиозные войны, вспыхнувшие в Европе в результате Реформации, современные нам войны в Пенджабе, Судане, Алжире и Ливане и – "последнее в этом списке, но отнюдь не последнее по важности – кровавые преследования бахаи в Иране, подстрекаемые мракобесием режима правления духовенства."

"Самое удивительное, – говорит д-р Шефер, – что все мировые религии проповедуют при этом мир и терпимость." Хотя парадигма абсолютизма всегда была доминирующей в религиозной истории, но всегда находились и такие официальные представители религии, которые вставали на защиту веротерпимости и взаимопонимания.

Как отмечает д-р Шефер, лозунг веротерпимости, однако, стал получать широкое распространение и поддержку только в последние 100 лет. Он пишет, что успехи религиоведения и современные средства связи высветили в религиях похожие черты, в то время как крайне разрушительная природа современных военных действий сделала взаимотерпимость еще более насущной необходимостью.

Д-р Шефер пишет: "То, что мы живем сейчас во всемирном сообществе, где технология позволяет гораздо большую мобильность и то, что войны, преследования и нищета во многих частях мира привели к массовым переселениям людей, – все это означает, что границы, установленные по религиозному признаку, все более и более размываются. С помощью радио и телевидения, массового туризма и широких публикаций мир превратился в союз общения. Люди стали самым непосредственным образом осознавать плюрализм вер. Таким образом, религии больше не пребывают в отдалении друг от друга на различных континентах. Они тесно сосуществуют, обнаруживая, что перед ними встает срочная необходимость начать межрелигиозный диалог."

В своей книге д-р Шефер приводит весьма содержательный, хотя и краткий список "существенных черт подобия" главных религий мира.

Первая основная черта – свойственное всем религиям убеждение, что религиозные явления имеют своим истоком реальное существование Беспредельного, Святого, Божественного...; что существует вечная причина, вечный порядок, нематериальная абсолютная реальность..., которую нельзя ни проверить эмпирически, ни продемонстрировать логически." Он замечает, что эта "действительность" обычно везде, во всех традициях зовется Богом, кроме традиции буддизма, где концепция Бога отсутствует, но где, тем не менее, используются другие термины – Нирвана, Шуньята и Дхармакайа; что беспредельная реальность открывает себя человечеству в форме великих, святых личностей, обращающихся к человечеству и указывающих ему путь к освящению своей жизни"; что эта абсолютная реальность есть "абсолютная и высочайшая цель человека", "воплощение законченного совершенства, истины, справедливости и всего благого и прекрасного"; что называемое нами Богом суть справедливость, любовь, сострадание и милосердие, щедро изливающиеся на человечество; что "путь человека к Богу – путь жертвенности, самоотречения, нравственной дисциплины, через очищение, молитву и медитацию"; а кроме того, это - "путь через заботу о своем соседе, через служение ближним, через благие деяния"; что "во всех религиях эта любовь также включает любовь к своим врагам"; что "все религии разделяют веру в то, что жизнь человека не ограничена этим земным существованием, что у него есть бессмертная душа"; что "человек должен жить на земле в соответствии с некоторыми стандартами; что общий этический базис всех религий – так называемое "Золотое правило", известное нам из Евангелия: "Итак, как хотите вы, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними"; и, в конце концов, что "самая фундаментальная черта, свойственная всем религиям, – это мистицизм, высшая цель которого – единение души с вечным Богом".

Степень сходства между религиями на сущностном уровне, пишет д-р Шефер, "дает нам впечатляющее свидетельство их единства." Это единство, впрочем, не является предметом научного доказательства.

Он утверждает, что "средствами эклектического смешения" нельзя создать "целостную мировую религию", а также "представить неопровержимое доказательство единства религий". "Это напоминает стакан воды, который, в зависимости от склада характера наблюдателя, либо наполовину полон, либо наполовину пуст: оба мнения правильны. Подобным же образом можно считать самым важным либо различия и противоречия между религиями; либо, если так будет угодно, можно признать, что за всеми различиями стоит сущность, одинаковая для них всех".

Д-р Шефер, однако, выдвигает тезис о том, что "окончательное, рационально приемлемое, исчерпывающее объяснение" для парадигмы единства можно найти в писаниях Веры Бахаи, которая предполагает, выражаясь кратко, что Божье откровение есть "центральная доминирующая тема в истории" и, таким образом, дает ответ на вопрос о том, почему есть только одна религия.

Наконец, заключительные страницы книги посвящены объяснению некоторых основных положений теологии бахаи и имеют целью помочь даже самому скептическому читателю согласиться по крайней мере с тем, что убедительное объяснение внешнего разнообразия и внутреннего единства всех религий можно найти в доктрине о прогрессивном откровении.

Сущность этой доктрины, пишет д-р Шефер, заключается в том, что "Творец Вселенной не создал человека с тем, чтобы затем покинуть его и предоставить самому себе; Он являет Себя человечеству, говоря через Своих пророков и посланников". Эти посланники последовательно раскрывали волю Бога в соответствии со способностями тех людей, среди которых они появлялись. "Эти способности, – пишет д-р Шефер, различаются в зависимости от духовного, культурного и общественного уровня данного народа", а не в зависимости от той абсолютной истины, которую представляет Бог. Это, объясняет он, и является источником очевидных различий между религиями, хотя также очевидно и их глубинное единство.

"Божественное откровение, – пишет д-р Шефер, – постоянное, циклически повторяющееся явление в истории. Цель его – воспитание человечества."

"Рассматриваемая таким образом религия, – продолжает он, – предстает перед нами не статичной, но динамичной. По своему происхождению это наиболее революционная и радикальная из всех сил. Все Основатели главных религий мира неизбежно порывали с традициями прошлого, с отжившими и устаревшими формами и институтами, чтобы защитить сохраняющуюся сущность божественной религии и приспособить ее к требованиям новой эры."

По заключению д-ра Шефера, "парадигма единства составляет позитивную основу изучения религий. Они воспринимаются тогда серьезно, с уважением, и изображаются в симпатизирующем свете. Они рассматриваются в этом случае просто как различные стадии вечной истории и постоянного развития одной и той же религии, Божественной и неделимой."

В этот раздел помещены книги по достаточно вольным критериям. Сюда попадают книги, авторы которых необязательно бахаи, и их книги могут вообще не упоминать Веру Бахаи. Просто, эти произведения по тем или иным причинам ассоциируются с Верой Бахаи, хотя эта ассоциация может быть достаточно субъективна. Мы будем благодарны, если вы выскажете свое мнение по наполнению этого раздела. Библиография книг бахаи находится на отдельной странице.

 

Для дополнительного чтения

Подкатегории

Olya’s Story («История Олии») переносит нас в иранские тюрьмы времен исламской революции. Перед нами предстает трагическая и духовно возвышенная история, которая случилась, когда сотни бахаи были арестованы, их дома сожжены и разграблены, и более 200 бахаи приняли мученическую смерть за веру. Автор сама провела много месяцев в тюрьме вместе с десятью женщинами, которые мученически погибли в 1982 г.