Home

Коллекции

База знаний

МСБ

СНМБ

BahaiArc

Вера Бахаи

Блог

2018

Избранные послания Всемирного Дома Справедливости

Обещание мира во всем мире

Это заявление Всемирного Дома Справедливости, международного управляющего органа Веры Бахаи, было выпущено в октябре 1985 г., в канун провозглашенного ООН Международного Года Мира, и адресовано «народам мира». В нём указываются основные предпосылки достижения всеобщего мира и стоящие на пути к этому препятствия. Это заявление было представлено главам более чем 190 государств и правительств.

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word

 

Религиозным лидерам мира

В 2002 году Всемирный Дом Справедливости выпустил специальное обращение, адресованное религиозным лидерам мира. Чтобы религия сыграла свою важную роль и предотвратила всемирную конфронтацию, лидеры всех вер должны однозначно отказаться от идеи, что только они обладают истиной. Утверждение об обладании исключительной истиной — сегодня, возможно, единственный наиболее серьезный источник разъединения. Этим заявлением община бахаи предлагает свою помощь в установлении религиозного единства, которого стремится достичь межконфессиональное движение.

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word Открыть в формате PDF

 

Столетие света

Публикация подготовлена Всемирным Домом Справедливости. Книга, описывающая события XX века с точки зрения бахаи.

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word

 

Одна Общая Вера

Новруз 2005 г. (Предварительный перевод, версия 20 декабря 2005)

Важность этого документа огромна. Мы можем только догадываться о том, какое значение он будет иметь для развития общины. Но какое значение имеет община для всей человеческой истории и, что бахаи могут сделать уже сейчас, подробно описывается в «Одной Общей Вере».

Вступая в двадцать первое столетие, Дело бахаи предстало феноменом, отличным от всего, что мир видел до этого. После десятилетий усилий, в которых волны роста, чередовались с длинными периодами консолидации, часто омраченными отступлениями, община бахаи составляет несколько миллионов людей, представителей, фактически, каждого этнического, культурного, социального и религиозного происхождения на Земле, управляя их коллективными делами без вмешательства духовенства, через демократически избранные институты. Многие тысячи местностей, где она пустила свои корни, находятся в каждой стране, области или значимой группе островов, от Арктики до Огненной Земли, от Африки до Тихого Океана. Утверждение, что эта община, возможно, сегодня уже составляет самую многообразную и географически наиболее широко распространенную из всех подобным же образом организованных масс людей на планете, вряд ли будет оспариваться кем-либо, знакомым с фактами.

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word   Распечатать в виде книги

 

Некоторые послания Всемирного Дома Справедливости в хронологическом порядке

Послание к Дню Завета

25 ноября 2020 г. Этот документ в формате PDF, аудио

 

О расовых предрассудках

22 июля 2020 г. бахаи Соединённых Штатов. О расовых предрассудках и роли американской общины бахаи в их устранении

 

Послание к Наврузу 177

Март 2020 г. Бахаи всего мира.

 

Социальные медиа и неучастие в политике

1 декабря 2019 г. Секретариат Всемирного Дома Справедливости всем Национальным Духовным Собраниям

 

После двухсотлетия Рождества Баба

8 ноября 2019 г. Всем бахаи.

 

По случаю двухсотлетия Рождества Баба

Октябрь 2019 г. Всем, кто пришёл почтить Вестника новой Зари.

 

Объявления о Святилище Абдул-Баха

7 мая 2019 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

О мире во всём мире

18 января 2019 г. Послание Дома Справедливости всем бахаи о мире во всем мире

 

По случаю Дня Завета и вознесения Абдул-Баха

26 ноября 2018

 

Учреждение Международной организации бахаи в сфере развития

9 ноября 2018

 

По случаю торжественного открытия Дома Поклонения в Норте-дель-Каука

22 июля 2018 г.

 

Об изменении климата. Адресовано трем бахаи.

29 ноября 2017 г.

 

После двухсотлетия со дня рождения Бахауллы

31 октября 2017

 

Всем, кто чествует Славу Божью

Октябрь 2017

 

Об экономике

1 марта 2017

 

Касательно развития института Вспомогательных Коллегий

25 ноября 2016

 

Послание друзьям, собравшимся в Чили на открытие Храма

14 октября 2016

 

К столетию явления Скрижалей Божественного Предначертания Абдул-Баха

26 марта 2016

 

Относительно конференции Континентальных Коллегий Советников

2 января 2016  Этот документ в формате PDF

 

Подробности следующего Пятилетнего Плана

29 декабря 2015 (К Конференции Континентальных Коллегий Советников)

 

Интернет и продвижение Веры Бахаи

9 октября 2015 г. Секретариат Всемирного Дома Справедливости одному Национальному Духовному Собранию

 

О прогрессе строительства Домов Поклонения

1 августа 2014  Этот документ в формате PDF

 

Касательно применения календаря Бади

10 июля 2014  Этот документ в формате PDF

 

Её Превосходительству г-же Дилме Роуссефф, президенту Федеративной Республики Бразилия

6 июня 2014

 

Молодежи бахаи в Колыбели Веры

29 января 2014

 

Столетие с момента возвращения Абдул-Баха из поездки на Запад

5 декабря 2013

 

Участникам предстоящих 114 молодежных конференций по всему миру

1 июля 2013 г.

 

Разрушение Дома Бахауллы в Багдаде

27 июня 2013

 

Делегатам, собравшимся на Национальных съездах бахаи

16 мая 2013 г.

 

Без заголовка (Объявление 19-ти дополнительных молодежных конференций)

1 мая 2013 г.

 

Письмо бахаи Ирана

2 марта 2013 г. О принципе не участия в политике

 

Без заголовка. (О 95 молодежных конференциях.)

8 февраля 2013 г.

 

Без заголовка

(Всем Национальным Духовным Собраниям относительно всемирных планов общины бахаи, институтов по подготовке, образовательного процесса и координации деятельности)

12 декабря 2011 г.

 

Бахаи всего мира о пионерстве

23 мая 2011 года

 

Завершение реставрационных работ над Святилищем Баба

12 апреля 2011 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

По случаю персидского Нового года, Навруза

21 марта 2011

 

О конференции Континентальных Советников

1 января 2011

 

Подробности следующего Пятилетнего Плана

28 декабря 2010 (К Конференции Континентальных Коллегий Советников)

 

Столетие визиту Абдул-Баха на Запад

29 августа 2010

 

О реставрации некоторых сооружений на горе Кармель

15 декабря 2009 года. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

Послание Всемирного Дома Справедливости бахаи Ирана

23 июня 2009 г. Бахаи Ирана

 

Относительно Праздников Девятнадцатого Дня

17 мая 2009 г. Этот документ в формате PDF

 

О попытках заставить членов иранской общины бахаи прекратить любую деятельность бахаи

26 марта 2009 г.

 

По случаю персидского Нового года, Навруза; Ознаменование столетия со дня захоронения останков Баба

21 марта 2009 г.

 

О социальной и духовной ответственности иранской общины бахаи в условиях прекращения деятельности Яран

18 марта 2009 г.

 

Объявление созыва 41 региональной конференции

20 октября 2008 г.

 

Верующим в колыбели Веры

20 июня 2008 г. О равноправии мужчин и женщин.

 

Реставрация и развитие построек во Всемирном Центре Бахаи

12 мая 2008 г.

 

Делегатам, присутствующим на Десятом Международном Съезде Бахаи

Ризван 2008 г.

 

О лишении бахаи доступа к получению высшего образования в Иране

25 декабря 2007 г. Последователям Бахауллы в Колыбели Веры

 

Дань уважения институту Десниц Дела Божиего в День Завета

26 ноября 2007 г. Этот документ в формате PDF

 

Важность терпения и служения другим в условиях несправедливости

9 сентября 2007 г. Студентам-бахаи, лишенным возможности получения высшего образовании в Иране.

 

О некоторых аспектах выборного процесса бахаи 

25 марта 2007 г. Этот документ в формате PDF

  

Об отказе бахаи Египта в возможности получать удостоверения личности

21 декабря 2006

 

К иранским верующим, живущим за пределами Ирана

22 марта 2006 г. Об участии в предстоящем пятилетнем плане всемирной общины бахаи

 

В завершении конференции Континентальных Советников

31 декабря 2005 года

 

Об институтах по подготовке и материалах Института Рухи

28 декабря 2005

 

Подробности следующего Пятилетнего Плана

27 декабря 2005 (К Конференции Континентальных Коллегий Советников)

 

О письме Абдул-Баха народу Ирана, озаглавленном «Секрет Божественной Цивилизации»

26 ноября 2003 г.

 

Достижения всемирной общины бахаи в текущем пятилетнем плане и процесс роста на уровне кластера

17 января 2003

 

Призыв стать международными пионерами

10 января 2002 г.

 

Друзьям, собравшимся на восьмой молодежной конференции АСЕАН в Таиланде

22 декабря 2001 года

 

В ознаменование окончания строительных работ на горе Кармель

24 мая 2001

 

По случаю официального открытия террас на горе Кармель

22 мая 2001

 

Единство наций и Малый Мир

19 апреля 2001 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости и меморандум Исследовательского отдела

 

Членство в общине бахаи

4 апреля 2001

 

В ознаменование начала пятой эпохи Века Становления

16 января 2001

 

К конференции, посвященной торжественному открытию здания Международного Центра обучения

14 января 2001

 

Подробности Пятилетнего Плана

9 января 2001 (К Конференции Континентальных Коллегий Советников)

 

Относительно участия Всемирной Общины Бахаи во «Встречах Тысячелетия» посвященных глобальным проблемам

24 сентября 2000 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости

 

От имени Всемирного Дома Справедливости относительно демократии и Административного Порядка Бахаи

18 июля 2000

 

О кончине Аматуль-Баха Рухийи Ханум

19 января 2000

 

Друзьям, собравшимся на молодежном конгрессе в Парагвае

8 января 2000 года

 

Относительно законов молитвы, поста и повторения Величайшего Имени, открытых в Китаб-и-Агдас

28 декабря 1999

 

О реставрации и улучшении нескольких сооружений на горе Кармель

15 декабря 1999

 

О двенадцатимесячном и пятилетнем плане

26 ноября 1999

 

Публикация учебных пособий к Священным Текстам

4 июля 1999 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости всем издательствам бахаи

 

Вопросы, связанные с изучением Веры Бахаи

7 апреля 1999 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

Известия об аресте сотрудников института и рейдах в домах бахаи

6 октября 1998 г. Некоторым Национальным Духовным Собраниям

 

О казни бахаи в Иране

22 июля 1998 г.

Информация о казни иранского бахаи. Письмо некоторым Национальным Духовным Собраниям

 

Институты по подготовке

Апрель 1998

Документ, подготовленный для Всемирного Дома Справедливости и одобренный им

 

Относительно установления Региональных Советов Бахаи

30 мая 1997

 

Музыка и танцы в центрах бахаи

24 марта 1997 г. Национальному Духовному Собранию бахаи Кот-д’Ивуара

 

О целях четырехлетнего плана, поставленных НДС Австрии

16 сентября 1996 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости Национальному Духовному Собранию бахаи Австрии

 

Об избирательной кампании в контексте отчетов Местного Духовного Собрания

18 августа 1996 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости отдельному лицу

 

О финансовых потребностях институтов по подготовке

6 августа 1996 года

 

Послание Всемирного Дома Справедливости последователям Бахауллы в Европе

21 апреля 1996

 

Написано от имени Всемирного Дома Справедливости относительно учения Бахаи касательно обретения знаний

14 марта 1996 г.

 

Друзьям, собравшимся на международной молодёжной конференции в Санта-Крус, Боливия

3 января 1996 года

 

О некоторых темах конференции Континентальных Советников

31 декабря 1995

 

Послание, излагающее подробности Четырехлетнего Плана всемирной общины бахаи

26 декабря 1995 (К Конференции Континентальных Коллегий Советников)

 

Написано от имени Всемирного Дома Справедливости относительно дискуссий о Вере Бахаи в интернет

19 мая 1995 г.

 

Об ухудшающемся состоянии общества и взаимоотношении и функционировании административных институтов бахаи

19 мая 1994 г. Национальному Духовному Собранию бахаи Соединенных Штатов

 

Относительно достижений европейской молодежи бахаи и условий с которыми ей приходится сталкиваться

17 мая 1994 г. Молодежи, собравшейся на пяти региональных молодежных конференциях бахаи в Вулвергемптоне, Барселоне, Берлине, Бухаресте, и Санкт-Петербурге.

 

Вопрос о ссылке на Хранительство в Китаб-и-Агдас

11 марта 1994 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости в ответ на вопрос о ссылке на Хранительство в Китаб-и-Агдас

 

Написано от имени Всемирного Дома Справедливости относительно науки бахаи и важности изучения Писаний Бахаи

19 октября 1993 г.

 

О степени жертвенности для фондов бахаи

1 июля 1993 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости отдельному лицу

 

При распространении Веры необходимы мудрость и смелость

30 июня 1993 г.

 

Некоторые темы совещания Дома Справедливости и Международного Центра обучения

24 июня 1993 г. Всем бахаи

 

Относительно публикации английского перевода Китаб-и-Агдас

5 марта 1993 г.

 

Ненасилие и единство в семье

24 января 1993 г.

 

Всемирному Конгрессу

В ноябре 1992 исполнилось ровно сто лет со дня вступление в силу Завета Бахауллы. Это было одно из событий, которое праздновалось 28000 участниками Всемирного Конгресса и параллельных конференций в разных странах. 26 ноября Всемирный Дом Справедливости обратился к бахаи всего мира с посланием.

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word

 

Об ответственности молодежи

28 октября 1992 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости двум верующим.

 

О целях Трехлетнего плана всемирной общины бахаи

30 сентября 1992 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

К столетию вознесения Бахауллы

7 июня 1992 г. Всем бахаи

 

О финансовых нуждах Всемирного Центра Бахаи

18 ноября 1991 г. Последователям Бахауллы во всем мире.

 

Послание Московской конференции

21 ноября 1990

 

Дополнительный двухлетний план по обучению в Восточной Европе и Азии

8 февраля 1990 г.

 

Как Национальные Собрания могут содействовать общинам в соблюдении Праздника Девятнадцатого Дня

28 августа 1989 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости всем Национальным Духовным Собраниям.

 

О Праздниках Девятнадцатого Дня

27 августа 1989

 

Права личности и свобода слова в общине бахаи

29 декабря 1988 г. Письмо Всемирного Дома Справедливости к последователям Бахауллы в Соединенных Штатах Америки

 

О компиляции «Целомудренная и святая жизнь»

30 сентября 1988 года. Сопроводительное письмо отдела секретариата Всемирного Дома Справедливости к компиляции «Целомудренная и святая жизнь». Отправлено всем Национальным Духовным Собраниям.

 

Первая встреча новоназначенного Международного Центра обучения

16 июня 1988 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

Почему во Всемирном Доме Справедливости могут быть только мужчины?

31 мая 1988

 

Написано от имени Всемирного Дома Справедливости о Национальных Съездах бахаи

19 июня 1987 г. Национальному Духовному Собранию бахаи Германии

 

О праздновании Рождества

6 ноября 1986

 

Мученичество трех иранских бахаи

12 мая 1986 г. Телеграмма всем Национальным Духовным Собраниям

 

Эпохи Века Становления

5 февраля 1986 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

Написано от имени Всемирного Дома Справедливости относительно роли женщин в обществе и установлении мира

5 января 1986 г. Отдельному лицу

 

Развитие местных и национальных фондов бахаи

7 августа 1985 г. Всем Национальным Духовным Собраниям. Письмо и меморандум.

 

Избрание делегатов на Национальный Съезд

21 июля 1985 года

 

Молодежь должна добиваться совершенства

8 мая 1985 года. Молодежи бахаи мира

 

Брак, отношения между мужем и женой — дальнейшие комментарии

25 июля 1984 г.

 

К Международному году молодежи

3 января 1984 года

 

Занятие Всемирным Домом Справедливости своей постоянной резиденции

2 февраля 1983 г.

 

Духовный климат в Европе и предпосылки духовного роста

1 сентября 1983 года. Написано от имени Всемирного Дома Справедливости Национальному Духовному Собранию бахаи Норвегии.

 

Участникам Европейской Молодежной конференции в Инсбруке

4 июля 1983 года

 

Сообщение о кампании арестов членов иранской общины бахаи

22 октября 1981 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

Об отношении в семье и равноправии

28 декабря 1980 года. Письмо Национальному Духовному Собранию бахаи Новой Зеландии.

 

Решение о сроке служения Советников

29 июня 1979 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

Об опасности для общины бахаи и святых мест в Иране

15 декабря 1978 г. Национальным Духовным Собраниям

 

Выбор своего жизненного пути

11 октября 1978 г. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости одному верующему

 

О консолидации Местных Духовных Собраний

6 марта 1977 г. Национальным Духовным Собраниям

 

Участие в политике и устранение несправедливости

7 июля 1976 года. Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости одному верующему

 

О возведении резиденции Всемирного Дома Справедливости

5 июня 1975 г. Всем бахаи

 

О покупке дома Абдуллы Паша

14 января 1975 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

Об облегчении материальных страданий и построении Нового Мирового Порядка

19 ноября 1974 г. Письмо Всемирного Дома Справедливости Национальному Духовному Собранию бахаи Италии

 

О пересмотре функций континентальных комитетов по пионерам

22 июля 1974 г. Национальным Духовным Собраниям

 

Законы Китаб-и-Агдас, не применяемые на Западе

9 июня 1974

 

Об утверждении проекта резиденции Всемирного Дома Справедливости

7 февраля 1974 г. Телеграмма всем Национальным Духовным Собраниям

 

О расширении садов в Бахджи

4 декабря 1973 г. Телеграмма всем Национальным Духовным Собраниям

 

Об учреждении Международного Центра обучения

5 июня 1973 г. Телеграмма всем Национальным Духовным Собраниям

 

О приобретении особняка Мазраи

15 марта 1973 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

О принятии конституции Всемирного Дома Справедливости

26 ноября 1972 г. Телеграмма, адресованная всем Национальным Духовным Собраниям и извещающая о принятии конституции Всемирного Дома Справедливости

 

Эмбриональное состояние развития Местных Духовных Собраний

30 июля 1972 г. Национальному Духовному Собранию Боливии

 

О решении возвести резиденцию Всемирного Дома Справедливости

7 июня 1972 г. Телеграмма всем Национальным Духовным Собраниям

 

О 50-летней годовщине Вознесения Абдул-Баха

12 июля 1971 г. Всем Национальным Духовным Собраниям

 

О совещании бахаи

6 марта 1970 года

 

На тему неучастия в политике

8 февраля 1970 года. Национальным Духовным Собраниям Африки

 

Самозащита и поведение во время гражданских беспорядков

26 мая 1969 года. Национальному Духовному Собранию бахаи Канады

 

О служении и получении образования

9 октября 1968 года. Молодежи бахаи во всем мире

 

Сообщение о решении учредить Континентальные Коллегии Советников

21 июня 1968 года

 

Несколько вопросов на тему политики

8 декабря 1967 года [Отдельному верующему]

 

Отмечая третий этап девятилетнего плана всемирной общины бахаи

15 октября 1967 года

 

Изучение Писаний, обучение Вере, подготовка к более поздним годам

10 июня 1966 года. Молодежи бахаи во всем мире

 

Ускорение процесса массового обучения

2 февраля 1966 года. Всем Национальным Духовным Собраниям, которые принимают участие в массовой деятельности по распространению Веры.

 

О массовом обучении

13 июля 1964 года. Всем Национальным Духовным Собраниям.

 

Об отношениях между Десницами Дела Божьего и Национальными Духовными Собраниями

19 ноября 1963 г. Всем Национальным Духовным Собраниям.

 

Хранительство

6 октября 1963 года. Резолюция Всемирного Дома Справедливости о невозможности назначить Хранителя.

 

Обращение к первому всемирному конгрессу бахаи

30 апреля 1963 года

 

Всемирный Дом Справедливости обычно каждый год, как правило, в первый день Ризвана, который обычно приходится на 20 или 21 апреля, адресует всемирной общине бахаи письмо, известное как послание к Ризвану. В таких письмах затрагиваются различные темы, в том числе рост и развитие общины бахаи, ее участие в жизни общества, а также прогресс конкретных проектов и планов. На сайте «Архивы память общины» размещены тексты посланий к Ризвану на русском языке за последние 30 лет.

Послание к Ризвану 2020

Послание к Ризвану 2019

Послание к Ризвану 2018

Послание к Ризвану 2017

Послание к Ризвану 2016

Послание к Ризвану 2015

[ Полный текст ] Этот документ в формате PDF

 

Послание к Ризвану 2014

[ Полный текст ] Этот документ в формате PDF

 

Послание к Ризвану 2013

[ Полный текст ] Этот документ в формате PDF

 

Послание к Ризвану 2012

[ Полный текст ] Этот документ в формате PDF

 

Послание к Ризвану 2011

[ Полный текст ] Этот документ в формате PDF

 

Послание к Ризвану 2010

[ Полный текст ] Этот документ в формате PDF

 

Послание к Ризвану 2009

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word

 

Послание к Ризвану 2008

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word

 

Послание к Ризвану 2007

[ Полный текст ] Этот документ в формате MS Word

 

Остальные послания к Ризвану списком

 

Сайт Всемирного Дома Справедливости (на английском)

Заявление Всемирного Дома Справедливости к народам мира

Октябрь 1985

Это заявление Всемирного Дома Справедливости, международного управляющего органа Веры Бахаи, было выпущено в октябре 1985 г., в канун провозглашенного ООН Международного Года Мира, и адресовано «народам мира». В нём указываются основные предпосылки достижения всеобщего мира и стоящие на пути к этому препятствия. Это заявление было представлено главам более чем 190 государств и правительств.

Контекстное содержание*

Предрассудки, война и эксплуатация – признаки незрелости

Нельзя игнорировать роль религии в делах человеческих.

Материалистические идеалы не удовлетворяют потребностям человечества

Подлинно всемирный план

Расизм - одно из самых ядовитых и отвратительных зол

Разрыв между богатыми и бедными

Концепция мирового гражданства

Эмансипация женщин

Всеобщее образование

Вспомогательный международный язык

Единство человечества

 

* Содержание не является частью документа, а сделано для удобства пользователей сайта BahaiArc.

Это заявление в формате MS Word

Скачать сверстанную брошюру, готовую для распечатки на листах А4 с двух сторон 

 

Великий Мир, к которому на протяжении столетий склоняют свои сердца люди доброй воли, образ которого создают бесчисленные поколения пророков и поэтов и который испокон веков постоянно предвещают священные писания человечества, наконец-то находится в пределах досягаемости народов. Впервые в истории каждый из нас получил возможность обозреть в единой перспективе всю планету с миллиардами населяющих ее, столь отличающихся друг от друга, людей. Мир во всем мире не только возможен, но и неизбежен. Это -- следующая стадия эволюции планеты, названная одним из великих мыслителей планетизацией человечества.

Перед всеми обитателями Земли стоит выбор: будет ли мир достигнут лишь после немыслимых ужасов, низвергнутых на человечество из-за его упрямой приверженности старым стереотипам поведения, или он воцарится сегодня как следствие акта взаимного согласия. В этот критический момент, когда трудноразрешимые проблемы, стоящие перед человечеством, сливаются в общую заботу о судьбах мира, было бы безответственным не остановить волну конфликтов и беспорядков.

К благоприятным факторам следует отнести непрерывно нарастающую мощь движения к мировому порядку, начатого на заре нашего века созданием Лиги Наций и продолженного более всеобъемлющей Организацией Объединенных Наций; свидетельствующее о завершении процесса государственного строительства достижение независимости большинства народов на Земле после II мировой войны и участие этих молодых государств наряду со старшими их собратьями в решении вопросов, представляющих взаимный интерес; последовавшее за этим резкое увеличение масштабов сотрудничества ранее изолированных и антагонистических народов и групп в международных начинаниях, направленных на развитие науки, образования, права, экономики и культуры; появление за последние десятилетия беспрецедентного количества международных гуманитарных организаций; расцвет женских и молодежных движений, участники которых призывают покончить с войной; и все более распространяющаяся стихийная сеть простых людей, добивающихся взаимопонимания посредством личных контактов.

Научно-технический прогресс, происходящий в этот необычайно благословенный век, предвещает крупный скачок в социальной эволюции планеты и указывает пути возможного решения практических проблем, стоящих перед человечеством. По существу, он предоставляет средства для управления сложной жизнью объединенного мира. И все же барьеры продолжают существовать. Сомнения, неверные представления, предрассудки, подозрительность и заскорузлое своекорыстие мешают установлению нормальных взаимоотношений между народами и государствами.

Глубокое чувство духовного и морального долга побуждает нас в этот подходящий момент привлечь Ваше внимание к проницательным мыслям, которые более столетия назад впервые высказал правителям мира Бахаулла, основатель Веры Бахаи, доверенными лицами которой мы являемся.

Бахаулла писал: Увы, ветер отчаяния дует отовсюду и раздоры, разделяющие и поражающие род человеческий, усиливаются с каждым днем. Уже можно различить признаки надвигающейся катастрофы, ибо существующий порядок из рук вон плох. Опыт человечества в полной мере подтвердил это пророческое суждение. Несовершенство господствующего в мире порядка проявляется в неспособности суверенных государств, входящих в Организацию Объединенных Наций, изгнать призрак войны, предотвратить угрозу крушения мировой экономики, распространение анархии и терроризма, жестокие страдания, причиняемые этими и другими бедами миллионам и миллионам людей. Воистину, агрессия и конфликты стали настолько характерны для наших социальных, экономических и религиозных систем, что многие считают такое поведение присущим человеческой природе и, следовательно, неискоренимым.

Укоренение этой точки зрения приводит к противоречию, парализующему человеческие отношения. С одной стороны, люди всех стран мира провозглашают не только готовность, но и стремление к миру гармонии, стремление покончить со страхами, терзающими их в повседневной жизни. С другой стороны, они, не подумав, соглашаются с мнением, что человеческие существа неисправимо эгоистичны и агрессивны и, следовательно, неспособны создать социальную систему, которая одновременно была бы прогрессивной и миролюбивой, динамичной и гармоничной, систему, которая предоставляла бы полную свободу для индивидуального творчества и инициативы, но была бы основана на сотрудничестве и взаимопомощи.

По мере того, как потребность в мире становится все более настоятельной, это коренное противоречие, мешающее достижению мира, делает все более необходимой переоценку предпосылок, лежащих в основе широко распространенных представлений о трудной исторической судьбе человечества. Беспристрастный анализ фактов показывает, что такое поведение вовсе не отражает подлинную сущность человека, а является следствием извращения человеческого духа. Приняв это положение, все люди смогут привести в действие конструктивные социальные силы, которые, находясь в полном согласии с человеческой природой, будут способствовать гармонии и сотрудничеству, а не войне и конфликтам.

Выбор такого пути означает не отрицание, а осознание истории человечества. Вера Бахаи рассматривает смятение в современном мире и бедственное положение дел человеческих как естественную стадию органичного процесса, который в конечном счете ведет к неотвратимому объединению человеческого рода в социальную систему, границами которой станут границы планеты. Род человеческий, как организм особого склада, прошел через эволюционные стадии, подобные младенчеству и детству в жизни человека, и находится сейчас в кульминационной стадии мятежной юности, приближаясь к долгожданной поре зрелости.

Искреннее признание того факта, что предрассудки, война и эксплуатация отражают незрелые стадии обширного исторического процесса и что человеческий род испытывает ныне неизбежное смятение, отражающее его коллективное возмужание, является не поводом для отчаяния, а необходимым условием начала колоссальной работы, направленной на построение миролюбивого мира. Основные мотивы темы, которую мы предлагаем Вашему вниманию, состоят в том, что такая работа возможна, что необходимые для этого конструктивные силы существуют, что объединяющие человечество социальные структуры могут быть построены.

Несмотря на то, что грядущие годы могут принести новые страдания и беспорядок, а ближайшие перспективы неблагоприятны, община бахаи убеждена, что человечество встретит это высшее испытание с верой в благополучный исход. Конвульсивные перемены, к которым все быстрее и быстрее движется человечество, отнюдь не знаменуют конец цивилизации. Напротив, они послужат высвобождению скрытых возможностей человека, выявлению полной меры его назначения на Земле, внутренней красоты его сущности.

I

Дарования, отличающие род человеческий от всех других форм жизни, складываются в нечто, известное под названием человеческого духа, существенной частью которого является разум. Эти дарования позволили человечеству построить цивилизации и добиться материального процветания. Однако сами по себе такие достижения никогда не удовлетворяли человеческий дух, таинственная природа которого склоняется к возвышенному, устремляется к невидимому миру, к высшей действительности, к тому непознаваемому существу сути, которое мы называем Богом. Религии, подаренные человечеству плеядой духовных светил, установили первичную связь между людьми и высшей реальностью, вызвали к жизни и усовершенствовали способность человечества добиваться -- наряду с социальным прогрессом -- духовных побед.

Никакая серьезная попытка поправить дела человеческие, достигнуть мира во всем мире не может игнорировать роль религии. Восприятие и исповедование религии человеком составляет суть истории человечества. Один выдающийся историк определил религию как дарование человеческой природы. Трудно отрицать, что извращение этого дарования в значительной степени способствовало смятению в обществе и конфликтам между людьми и в них самих. Но объективный наблюдатель не может сбрасывать со счетов и доминирующее влияние религии на жизненно важные проявления цивилизации. Больше того, незаменимость религии как фактора социального порядка многократно продемонстрирована ее прямым воздействием на право и мораль.

Размышляя о религии как о социальной силе, Бахаулла говорил: Религия является величайшим из всех средств установления порядка в мире и мирного удовлетворения всех его обитателей. В отношении упадка и искажения религии он писал: Если погаснет светильник религии, настанут хаос и смятение, перестанет сиять свет честности, справедливости, покоя и мира. Перечисляя такого рода последствия, писания Бахаи подчеркивают, что извращение человеческой природы, падение норм человеческого поведения, искажение и развал человеческих институтов проявляются в этих условиях с наихудших и отвратительнейших сторон. Человеческий характер портится, доверие подрывается, тетива дисциплины слабеет, голос человеческой совести умолкает, чувства приличия и стыда притупляются, понятия долга, солидарности, взаимопомощи и верности искажаются и самое ощущение покоя, радости и надежды постепенно угасает.

Раз уж человечество докатилось до парализующего конфликта, оно должно оглянуться на себя, на собственную нерадивость, на голоса сирен, к которым оно прислушивалось, на источник смятения и ошибок, совершенных во имя религии. Те, кто слепо и эгоистично придерживался своих ортодоксальных догм, навязывал следовавшим за ними противоречивые и неверные толкования слов пророков Господа, несут тяжкую ответственность за это смятение, созданное искусственными барьерами, воздвигнутыми между верой и разумом, между наукой и религией. Ибо объективное изучение подлинных высказываний основателей великих религий и социальных сред, в которых они вынуждены были выполнять свою миссию, не дает никаких оснований для предрассудков и раздоров, раздирающих религиозные общины человечества и, следовательно, причиняющих ущерб делам человеческим.

Учение о том, что мы должны относиться к людям так, как нам хотелось бы, чтобы они относились к нам, в разных вариантах повторяется во всех великих религиях. Этот закон этики подтверждает вышесказанное в двух отношениях. Во-первых, он обобщает моральные и миролюбивые принципы этих религий независимо от места и времени их зарождения. Во-вторых, он олицетворяет единство религий -- достоинство, которое человечество с его разобщенными взглядами на историю не сумело оценить. Если бы человечество распознало подлинную сущность воспитателей своего коллективного детства как деятелей цивилизирующего процесса, оно несомненно извлекло бы гораздо больше пользы из суммарных итогов их последовательных миссий. Этого, увы, человечество не сумело сделать.

Возрождение во многих странах фанатического религиозного рвения нельзя рассматривать иначе как предсмертные конвульсии. Сама природа насильственных и разрушительных явлений, связанных с таким рвением, свидетельствует о представляемом им духовном банкротстве. Действительно, одна из наиболее странных и печальных особенностей нынешней вспышки религиозного фанатизма заключается в том, что она существенно подрывает не только духовные ценности, способствующие объединению человечества, но и неповторимые моральные победы той религии, которой якобы служат фанатики.

Несмотря на жизненно важную роль религии в истории человечества и драматизм нынешнего возрождения воинствующего религиозного фанатизма, возрастающее количество людей на протяжении ряда десятилетий считало, что религия и ее институты не имеют прямого отношения к главным проблемам современного мира. Вместо религии они обратились к гедонистической погоне за материальными благами или надуманным идеологиям, созданным для спасения общества от мучащих его очевидных зол. К сожалению, большинство таких идеологий вместо того, чтобы воспринять принцип единства человечества и способствовать согласию между народами, стремилось обожествить государство, подчинить одной нации, расе или классу остальное человечество, подавить свободную дискуссию и обмен идеями или предоставить миллионы голодающих на произвол рыночной системы, которая усугубляет плачевное состояние большинства человечества, позволяя небольшой его части жить в роскоши, о которой едва ли могли мечтать наши предки.

Сколь трагичны плоды суррогатов веры, сотворенных "мудрецами" нашего века! В массовом разочаровании целых народов, приученных молиться у их алтарей, можно прочесть бесповоротный приговор истории проповедуемым ими ценностям. Эти доктрины после десятилетий неограниченной власти тех, кто был обязан им своим восхождением на вершины дел человеческих, породили социальные и экономические недуги, которые в завершающие годы XX века поразили все регионы нашего мира. В основе всех этих внешних бедствий лежит духовный ущерб, который нашел отражение в апатии, охватившей массы людей во всех странах, и в угасании надежды в сердцах миллионов обездоленных и страждущих.

Настало время, когда проповедники догм материализма и на Востоке, и на Западе, в странах и капитализма, и социализма должны дать отчет о моральном руководстве, которое они якобы осуществляют. Где новый мир, обещанный их идеологиями? Где международный мир, в верности идеалам которого они клялись? Где прорывы к новым культурным свершениям, обусловленным возвышением той или иной расы, того или иного народа, того или иного класса? Почему подавляющее большинство человечества все глубже погружается в пучину голода и нищеты, в то время как нынешние вершители дел человеческих владеют богатствами, которые и не снились фараонам, римским императорам и даже империалистическим магнатам XIX века?

Именно в прославлении погони за материальными благами, являющимися одновременно источником и общей чертой всех таких идеологий, мы находим корни, питающие ложное утверждение о том, что человеческие существа неисправимо своекорыстны и агрессивны. Именно здесь необходимо расчистить место для строительства нового мира, достойного наших потомков.

Материалистические идеалы не удовлетворяют потребностям человечества
 

Опыт показал, что материалистические идеалы не удовлетворяют потребностям человечества. В свете этого следует признать необходимость новой попытки найти ответы на мучительные вопросы, стоящие перед людьми планеты. Невыносимые условия жизни, сложившиеся в обществе, красноречиво свидетельствуют о всеобщем поражении. Тем не менее, каждая из противостоящих сторон укрепляется в своем мировоззрении вместо того, чтобы отказаться от него. Совершенно очевидно, что должна быть предпринята попытка найти универсальное лекарство. Это, прежде всего, вопрос позиции. Будет ли человечество, упорствуя в своих заблуждениях, придерживаться изживших себя принципов и недееспособных гипотез? Или его лидеры, независимо от идеологии, решатся, наконец, объединить свои усилия в совместном поиске приемлемых решений?

Тем, кому дорого будущее рода человеческого, стоит поразмыслить над этим советом: Если почитаемые с давних пор идеалы и освященные временем институты, некоторые социальные гипотезы и религиозные формулы перестали содействовать благоденствию всего населения планеты, если они больше не служат потребностям непрерывно развивающегося человечества, то пусть они будут сметены и выброшены на свалку устаревших и забытых доктрин. Почему в мире, подчиненном непреложному закону изменения и разложения, не подлежат они износу, которому неизбежно подвергаются все человеческие институты? Ибо правовые нормы, политические и экономические теории предназначены лишь для охраны интересов всего человечества, и не следует приносить его в жертву ради сохранения неприкосновенности тех или иных законов или доктрин.

 
Подлинно всемирный план
 

II

Запрещение ядерного, химического и бактериологического оружия не устранит коренные причины войны. Разумеется, эти практические меры чрезвычайно важны как элементы процесса достижения мира, но сами по себе они слишком поверхностны и не могут оказать решающего воздействия. Люди достаточно изобретательны для того, чтобы создать новые виды вооружения и использовать продовольствие, сырье, финансы, индустриальную мощь, идеологию и терроризм как средства нескончаемой борьбы за власть и превосходство. Равным образом, невозможно навести порядок между нациями в нынешнем хаосе дел человеческих простым улаживанием отдельных разногласий и конфликтов. Необходим подлинно всемирный план.

Безусловно, руководители отдельных стран признают всемирный характер проблемы, с которой они ежедневно сталкиваются. К тому же имеются многочисленные исследования и предложения озабоченных состоянием дел и хорошо осведомленных групп, а также учреждений ООН, исключающие элемент неведения относительно настоятельных нужд и потребностей человечества. Наблюдается, однако, паралич воли. Именно это требует внимательного изучения и решительных действий. Как мы уже указывали выше, этот паралич проистекает из глубоко укоренившейся убежденности в неизбывной конфликтности человечества, что приводит к нежеланию рассматривать возможности подчинения своекорыстных национальных интересов требованиям мирового порядка и мужественно встречать все далеко идущие последствия установления объединенного всемирного полномочного органа. Он связан также с неспособностью угнетенных и необразованных масс выразить свое стремление к новому порядку, при котором они могли бы жить в мире, гармонии и благоденствии вместе со всем человечеством.

Некоторую надежду вселяют предварительные шаги в направлении мирового порядка, особенно те из них, которые были предприняты после II мировой войны. Группы отдельных стран официально оформляют свои взаимоотношения, что позволяет им налаживать сотрудничество по вопросам, представляющим взаимный интерес. Это неизменно усиливающаяся тенденция свидетельствует о том, что в конечном счете все страны сумеют преодолеть сковывающий их паралич. Ассоциация Стран Юго-Восточной Азии, Сообщество и Общий Рынок Стран Карибского Бассейна, Общий Рынок Стран Центральной Америки, Совет Экономической Взаимопомощи, Европейское Сообщество, Лига Арабских Стран, Организация Африканского Единства, Организация Американских Государств, Форум Стран Южной Части Тихого Океана -- все эти организации представляют совместные усилия, прокладывающие путь к мировому порядку.

Обнадеживает также усиливающееся внимание к некоторым из самых закоренелых проблем планеты. Несмотря на очевидные несовершенства ООН, более сорока принятых ею деклараций и конвенций вселяют новые надежды в сердца простых людей даже в тех случаях, когда правительства встречали их без особого энтузиазма. Всеобщая декларация прав человека, Конвенция по предотвращению и наказанию преступлений геноцида, а также другие меры, направленные на устранение всех форм дискриминации по расовым, половым и религиозным признакам, защиту прав ребенка, всеобщее запрещение пыток, борьбу с голодом и недоеданием, использование научно-технического прогресса в интересах мира и на пользу всему человечеству, если все эти меры будут осуществлены и расширены с необходимой для этого решимостью и отвагой, приблизят тот день, когда призрак войны перестанет вершить международные дела. Нет нужды особо останавливаться на важности вопросов, затронутых в этих декларациях и конвенциях. Однако некоторые из них требуют пояснения в связи с их непосредственным значением для достижения мира во всем мире.

Расизм - одно из самых ядовитых и отвратительных зол
 
 

Расизм, одно из самых ядовитых и отвратительных зол, является серьезнейшей преградой на пути к миру. Расизм и его проявления, столь оскорбительные для человеческого достоинства, не могут быть оправданны ни под каким предлогом. Расизм тормозит развитие безграничных возможностей своих жертв, морально разлагает самих расистов и сдерживает прогресс человечества. Чтобы покончить с этим злом, необходимо глобально признать и поддержать единство человечества и осуществить его при помощи соответствующих законодательных мер.

Разрыв между богатыми и бедными
 

Колоссальный разрыв между богатыми и бедными причиняет людям жестокие страдания и держит мир в состоянии крайней неустойчивости, фактически на грани войны. Немногие общества сумели справиться с этой ситуацией. Чтобы решить эту проблему, требуется комбинированный подход, учитывающий духовные, моральные и практические ее аспекты. Необходим свежий взгляд на проблему, предусматривающий консультации с широким кругом специалистов без экономической или идеологической полемики и участие людей, непосредственно заинтересованных в срочном решении ряда назревших вопросов. Речь идет не только о необходимости устранения крайностей богатства и нищеты, но и о духовных истинах, понимание которых способствовало бы новому универсальному подходу к делам планеты. Поощрение такого подхода само по себе составило бы существенную часть решения.

Концепция мирового гражданства
 
 

Необузданный национализм, не имеющий ничего общего со здоровым и вполне закономерным патриотизмом, должен уступить дорогу чувству принадлежности и любви ко всему человечеству. Бахаулла утверждает: Земля -- единая страна, а все люди -- ее граждане. Концепция мирового гражданства непосредственно вытекает из слияния мира в единое сообщество вследствие научных достижений и неоспоримой взаимозависимости стран. Любовь ко всем народам мира вовсе не исключает любви к собственной стране. Благо каждой части мирового сообщества обеспечивается наилучшим образом благом целого. Необходимо существенно активизировать международные мероприятия в самых различных областях, которые будут воспитывать в людях чувства взаимного уважения, привязанности и солидарности.

На всем протяжении истории человечества религиозные распри служили причиной бесчисленных войн и конфликтов, сдерживали прогресс и теперь все больше вызывают отвращение как среди людей различных вероисповеданий, так и среди неверующих. Приверженцы всех религий должны поставить перед собой основные вопросы, возникающие в связи с такими распрями, и найти на них четкие ответы. Как в теории и на практике разрешить разногласия между различными религиозными учениями? Задача, стоящая перед религиозными лидерами, состоит в том, чтобы, преисполнив свои сердца чувством милосердия и желанием найти истину, поразмыслить над состоянием человечества и, смирив гордыню перед Всемогущим Творцом, спросить себя: нельзя ли поступиться теологическими разногласиями во имя великого духа взаимной терпимости, которая позволила бы им вместе трудиться на благо мира и взаимопонимания между людьми?

Эмансипация женщин  

Эмансипация женщины, уравнение ее во всех отношениях с мужчиной, является одним из важнейших, хотя и не общепризнанных, условий достижения мира. Отрицание такого равенства ведет к несправедливости, совершаемой по отношению к половине населения мира, и развивает в мужчинах вредные отношения и привычки, которые переносятся из семьи в сферу профессиональной деятельности, политическую жизнь и, наконец, в международные отношения. Такое отрицание равенства не имеет под собой никаких моральных, практических или биологических оснований, чтобы быть оправданным. Только полноправное участие женщин во всех сферах человеческой деятельности создаст моральный и психологический климат, благоприятный для воцарения мира во всем мире.

Всеобщее образование
 

Всеобщее образование, которому уже служит целая армия преданных делу людей всех вероисповеданий и национальностей, заслуживает максимально возможной поддержки со стороны правительств мира, ибо невежество, вне всякого сомнения, является главной причиной упадка и падения народов и увековечивания предрассудков. Ни одна страна не может добиться успехов, не предоставив благ просвещения всем своим гражданам. Отсутствие ресурсов ограничивает возможности многих стран достичь этой цели и вынуждает их определять первоочередность. Органам, принимающим решения по очередности, следовало бы начать с предоставления образования женщинам и девочкам, ибо блага знаний наиболее эффективно и быстро распространяются в обществе через просвещенных матерей. В соответствии с велением времени в программу общего образования каждого ребенка следует включить преподавание учения о всемирном гражданстве.

 Вспомогательный международный язык
 

 
 

Отсутствие универсальных средств общения людей существенно ослабляет действенность усилий, направленных на достижение мира во всем мире. Принятие вспомогательного международного языка в значительной степени способствовало бы решению этой проблемы, и это дело требует неотложного внимания.

Подводя итог вышесказанному, следует особо подчеркнуть два момента. Во-первых, невозможно покончить с войной простым подписанием договоров и протоколов. Это -- сложная задача, требующая нового уровня посвященности разрешению проблем, которые обычно не ассоциируются с делом мира. Идея коллективной безопасности, основанной только на политических соглашениях, является химерой. Во-вторых, дело мира следует перевести из сферы чистого прагматизма в разряд принципов, ибо, по существу, мир рождается из внутреннего состояния, поддерживаемого духовной или моральной позицией. В выработке такой позиции находится возможность прочного решения вопросов, связанных с достижением мира во всем мире.

Существуют духовные принципы (некоторые называют их общечеловеческими ценностями), при помощи которых можно найти решение любой социальной проблемы. Руководствуясь добрыми намерениями, любая группа может разработать общую схему решений стоящих перед нею проблем, но обычно добрых намерений и практических знаний для этого недостаточно. Важное достоинство духовного принципа состоит в том, что он не только дает перспективу, гармонирующую с существом человеческой природы, но и создает отношение, динамику, волю, устремления, помогающие разработать и осуществить практические меры. Главам правительств и всем административным властям, прежде чем предпринимать что-либо для решения той или иной проблемы, следовало бы выявить связанные с нею принципы и затем руководствоваться ими.

III

В первую очередь необходимо решить вопрос, каким путем современный мир, образец глубоко укоренившихся конфликтов, превратится в мир, в котором будут царить гармония и сотрудничество.

Мировой порядок может быть установлен только на основе непоколебимой уверенности в единстве человечества -- духовной истине, подтверждаемой всеми гуманитарными науками. Антропология, физиология, психология признают только один род человеческий при всем бесконечном разнообразии второстепенных аспектов жизни. Чтобы признать эту истину, необходимо отречься от всех предрассудков, различающих людей по расовой и классовой принадлежности, цвету кожи, вероисповеданию, национальности, полу, степени развития материальной культуры, отречься от всего, что позволяет людям считать себя выше других.

Единство человечества
 
 
 

Признание единства человечества является первой основополагающей предпосылкой реорганизации мира и управления им как одной страной -- домом человечества. Всеобщее признание этого духовного принципа необходимо для успеха любой попытки добиться мира во всем мире. Поэтому его следует повсеместно распространять, преподавать в школах и постоянно отстаивать во всех странах с целью подготовки к органичному изменению структуры общества, который он предполагает.

Согласно учению Бахауллы, признание единства человечества требует полной перестройки и демилитаризации всего цивилизованного мира, требует мира, органически объединенного во всех существенных аспектах его жизни, политического устройства, духовных устремлений, торговли и финансов, письменности и языка, но сохраняющего при этом все бесконечное разнообразие национальных особенностей составляющих его частей.

Размышляя о смысле этого основополагающего принципа, Шоги Эффенди, Хранитель Веры Бахаи, писал в 1931 году: Далекий от стремления подорвать существующие устои общества, Всемирный Закон Бахауллы стремится расширить его базу, преобразовать его институты в соответствии с нуждами постоянно изменяющегося мира. Этот принцип не противоречит законным чувствам верности и преданности. Он не ставит целью ни заглушение пламени здорового и разумного патриотизма в сердцах людей, ни упразднение системы национальной автономии, столь необходимой для предотвращения зол чрезмерной централизации. Он не игнорирует и не пытается подавить все разнообразие, обусловленное этническими корнями, климатом, историей, языком, традициями, мышлением и обычаями, которые отличают народы и страны мира. Он призывает к более широкой лояльности, к более высоким устремлениям, чем те, которые когда-либо вдохновляли человеческий род. Он требует подчинения национальных побуждений и интересов первостепенным требованиям объединенного мира. С одной стороны, он отвергает чрезмерную централизацию, а с другой -- отрицает всякие попытки к установлению единообразия. Его лозунг -- единство в разнообразии.

Для достижения этих целей потребуется несколько стадий преобразования политических позиций стран, позиций, которые сегодня, ввиду отсутствия четко сформулированных законов или общепринятых и повсеместно осуществляемых принципов, регулирующих отношения между странами, находятся на грани анархии. Лига Наций, ООН, многие другие организации и выработанные ими соглашения, безусловно, способствуют смягчению отрицательных последствий международных конфликтов, но они не были способны предотвратить войну. Ведь после II мировой войны мир пережил множество войн; многие из них свирепствуют до сих пор.

Главные аспекты этой проблемы начали выявляться еще в XIX веке, когда Бахаулла впервые выдвинул свои предложения, касающиеся достижения мира во всем мире. Принцип коллективной безопасности был провозглашен им в обращениях к правителям мира. Шоги Эффенди комментирует смысл этого принципа следующим образом: Что еще могли означать эти весомые слова, как не указание на неизбежное ограничение безмерного национального суверенитета в качестве необходимой подготовки к формированию будущего Содружества всех народов мира? Должна развиться какая-то форма мирового Сверхгосударства, в пользу которого все страны мира добровольно откажутся от прав вести войны, взимать некоторые налоги и содержать вооруженные силы, кроме сил, необходимых для поддержания внутреннего порядка. Такое государство должно будет включать в себя: Международный Исполнительный Орган, способный применять верховную и неоспоримую власть к любому непокорному члену содружества; Мировой Парламент, члены которого будут избираться народами всех стран и утверждаться их правительствами; Верховный Трибунал, чьи решения будут иметь обязательную силу даже в тех случаях, когда заинтересованные стороны не согласны добровольно представить свое дело на его рассмотрение.

Мировое сообщество, в котором будут навсегда уничтожены все экономические преграды и со всей определенностью признаны узы взаимной зависимости труда и капитала; в котором навсегда утихнут религиозные распри и исчезнут все проявления религиозного фанатизма; в котором, наконец, будет погашено пламя расовой вражды; в котором единый комплекс международного права -- плод обдуманного решения представителей мировой федерации -- будет предусматривать ввод немедленных и принудительных санкций объединенных сил членов федерации; в котором ярость своенравного, воинствующего национализма сменится прочным осознанием принадлежности ко всему человечеству, -- таким, в самых общих чертах, представляется Порядок, предсказанный Бахауллой, Порядок, который будет считаться прекраснейшим плодом постепенно созревающей эпохи.

Бахаулла указал, как провести в жизнь эти далеко идущие планы: Настанет время, когда будет повсеместно признана настоятельная необходимость созвать широкое, всеобъемлющее собрание людей. Цари и правители мира должны будут присутствовать на этом собрании. Участвуя в дискуссиях, они будут обязаны рассмотреть пути и средства, которые заложат основы Великого Мира между людьми во всем мире.

Мужество, решимость, чистота помыслов, бескорыстная любовь между народами, все духовные и моральные качества, необходимые для совершения этого важного шага к достижению мира, направлены на решимость действовать. А чтобы развить достаточную силу воли, следует серьезнейшим образом рассмотреть подлинную сущность человека, а именно его разум. Понимание колоссального значения этой сущности одновременно означает осознание социальной потребности в практическом использовании ее уникальной ценности посредством искреннего, непредубежденного и задушевного совещания и последующих действиях в соответствии с его результатами. Бахаулла настойчиво обращает наше внимание на благотворность и необходимость совещания для упорядочения дел человеческих. Он говорил: Совещание дарует глубокую осведомленность, превращает предположение в уверенность. Это -- сияющий свет, который показывает дорогу и выводит нас из царства тьмы. Все в мире имеет и всегда будет иметь свою меру зрелости и совершенства. Зрелость дара понимания проявляется через совещание. Сама по себе попытка достичь мира посредством предложенных им совещаний может высвободить столь благотворный дух среди народов Земли, что никакая сила не сможет противостоять окончательному триумфу.

Размышляя о проведении такого всемирного собрания, Абдул-Баха, сын Бахауллы и авторитетный толкователь его учения, предложил следующее: Они должны сделать Дело Мира предметом всеобщего обсуждения и использовать все имеющиеся в их распоряжении средства, чтобы основать Союз народов мира. Они должны подписать обязательный для всех договор и заключить соглашение на твердых, нерушимых и четко сформулированных условиях. Они должны объявить об этом всему миру и получить санкцию всего человеческого рода. Это величайшее и благородное начинание -- подлинный источник мира и благоденствия всего человечества -- должно стать священным для всех живущих на Земле. Все силы человечества должны быть мобилизованы на обеспечение нерушимости и вечности этого Величайшего Соглашения. В этом всеобъемлющем Договоре должны быть четко указаны рубежи и границы каждой страны, твердо установлены принципы, лежащие в основе взаимоотношений между правительствами, и точно определены все международные соглашения и обязательства. Точно так же следует строго ограничить военный потенциал каждого государства, ибо, если одной стране будет дозволено усиление подготовки к войне и наращивание вооружений, это вызовет недоверие у других стран. Основной принцип этого торжественного Договора должен быть сформулирован таким образом, что, если какое-либо правительство нарушит любую из его статей, все государства мира поднимутся, чтобы заставить его подчиниться. Нет, весь человеческий род должен будет решиться использовать все свои силы, чтобы уничтожить такое правительство. Если это величайшее из лекарств будет применено к больному телу мира, он несомненно исцелится от своих недугов и навсегда останется здоровым и невредимым.

Время для созыва такого колоссального совещания давно назрело.

Со всем пылом наших сердец мы призываем лидеров всех стран воспользоваться нынешним благоприятным моментом и предпринять бесповоротные шаги к проведению такого всемирного собрания. Все силы истории побуждают человеческий род к этому акту, который на все времена ознаменует зарю долгожданной зрелости человечества.

Сможет ли Организация Объединенных Наций при полной поддержке ее членов подняться до уровня возвышенных целей этого венчающего дело события?

Пусть же мужчины и женщины, юноши и дети всего мира признают непреходящее значение этого неотложного акта для всего человечества и в полном согласии отдадут ему свои голоса! Воистину, пусть наше поколение откроет эту славную стадию эволюции социальной жизни планеты!

IV

Источником нашего оптимизма является видение будущего, которое наступит после прекращения войн и создания органов международного сотрудничества. Бахаулла утверждает, что прочный мир между народами является важной стадией, но не конечной целью общественного развития человечества. За первоначальным перемирием, на которое мир вынужден будет пойти под страхом ядерной катастрофы, за политическим миром, неохотно поддержанным недоверяющими друг другу соперничающими странами, за прагматическими соглашениями о безопасности и сосуществовании, за многочисленными экспериментами в области сотрудничества, которые станут возможными вследствие перечисленных выше шагов, лежит заветная конечная цель -- объединение всех народов мира в единую семью.

Разобщенность представляет собой опасность, с которой больше не могут мириться народы и государства. Последствия ее настолько ужасны, что их невозможно себе и представить, и настолько очевидны, что не требуют каких-либо доказательств. Более столетия тому назад Бахаулла писал: Благоденствие человечества, его мир и безопасность недостижимы, если и пока не будет установлено прочное единство. Отметив, что человечество стонет и жаждет, чтобы его вели к единству и покончили с его вековыми мучениями, Шоги Эффенди поясняет: Объединение человечества является характернейшим признаком той ступени развития, к которой приближается сегодня человеческое общество. Объединения семьи, рода, города-государства, нации были последовательно осуществлены и установлены. Мировое единство является целью, к которой стремится смятенное человечество. Процесс формирования национальных государств завершен. Анархия, присущая национальному суверенитету, приближается к кульминационной точке. Мир, приближающийся к зрелости, должен отказаться от этого фетиша, признать единство и целостность человеческих отношений и установить раз и навсегда порядок, наиболее полно воплощающий этот основополагающий принцип жизни человечества.

Все силы современности, способствующие переменам, подтверждают правильность этой точки зрения. Доказательством тому служат многочисленные, упоминавшиеся ранее международные движения и события, способствующие достижению мира во всем мире. Целая армия мужчин и женщин, представляющих практически все культуры, расы и народы Земли, составляет в рамках разнообразных учреждений ООН всемирный служебный корпус, впечатляющие успехи которого показывают, какой высокий уровень сотрудничества может быть достигнут даже при неблагоприятных условиях. Стремление к единству, подобно духовной весне, проявляется на бессчетных международных конгрессах, собирающих людей самых разных профессий. Оно стимулирует развитие международных детских и молодежных мероприятий. По существу, оно является настоящим источником замечательного движения к экуменизму, неудержимо сближающего приверженцев исторически враждовавших между собой религий и сект. Наряду с противоположной тенденцией к войне и самовозвеличиванию, с которой оно непрестанно противоборствует, стремление к всемирному единству -- одно из преобладающих и всепроникающих проявлений жизни планеты в эти последние годы XX века.

Опыт общины бахаи можно рассматривать как пример такого увеличивающегося единства. Это -- сообщество трех-четырех миллионов людей, принадлежащих ко многим народам, культурам, классам и вероисповеданиям и занимающихся самой разнообразной деятельностью для удовлетворения духовных, социальных и экономических потребностей людей во многих странах. Это -- единый социальный организм, представляющий все многообразие семьи человечества, осуществляющий свою деятельность через систему общепризнанных принципов совещания и в равной степени почитающий все щедрые излияния божественного руководства в истории человечества. Его существование является еще одним убедительным доказательством осуществимости видения Основателя учения, видения объединенного мира, еще одним убедительным доказательством того, что человечество может жить как всемирное сообщество, которому будут по плечу любые задачи поры возмужания. Если опыт бахаи сможет в какой-то мере укрепить надежду на единение человеческого рода, мы будем счастливы предоставить его людям в качестве модели для изучения.

Размышляя об исключительной важности задачи, стоящей ныне перед всем миром, мы смиренно склоняем головы перед величием Божественного Создателя, который в своей беспредельной милости сотворил все человечество одним племенем, возвеличил драгоценную сущность человека, наградил его разумом и мудростью, благородством и бессмертием, наделил людей уникальной способностью познать Его и возлюбить Его, способностью, которую следует считать начальным импульсом и первичной целью всего творения.

Мы твердо придерживаемся убеждения, что все человеческие существа были созданы нести эстафету вечно развивающейся цивилизации, что уподобляться диким зверям недостойно человека, что добродетелями, достойными человека, являются верность, терпимость, милосердие, сострадание и добрая воля ко всем людям. Мы утверждаем веру в то, что скрытые возможности человека, полная мера его назначения на Земле, внутренняя красота его сущности должны проявиться в обетованный День Господа. Таковы основания нашей непоколебимой уверенности в том, что единство и мир являются достижимыми целями, к которым стремится человечество.

В этот момент, когда пишется наше послание, голос надежды бахаи звучит вопреки гонениям, которым они подвергаются в стране, где родилась их Вера. Их непоколебимая надежда свидетельствует о том, что вера в неминуемое осуществление вековой мечты о мире, под действием преобразующего влияния откровений Бахауллы, наделена ныне силой божественного авторитета. Итак, мы не только передаем Вам словесный образ, но и взываем к силе деяний веры и самопожертвования, посылаем всем страстный призыв наших собратьев по религии к миру и единству. Мы солидарны со всеми жертвами агрессии, с теми, кто жаждет покончить с враждой и раздорами, с теми, чья преданность принципам мира и мирового порядка способствует достижению благородных целей, ради которых Всемилостивый Создатель и сотворил человечество.

От всей души, желая передать Вам весь жар нашей надежды и всю глубину нашей веры, мы приводим твердое обещание Бахауллы: Эти бесплодные раздоры и разрушительные войны минуют и наступит "Величайший Мир".

Всемирный Дом Справедливости

 

Этот документ в формате MS Word

Скачать сверстанную брошюру, готовую для распечатки на листах А4 с двух сторон

Этот документ в формате MS Word

26 ноября 1992 года

 

Послание к бахаи мира

 

Ровно сто лет прошло с тех пор как был установлен и начал действовать Завет Бахауллы. По этому поводу мы шлем наши сердечные приветствия членам общины Его имени, всем тем, кто в эти дни собрался на Всемирный Конгресс бахаи в Нью-Йорке, на проходящие одновременно с ним спутниковые конференции, ко всем, кто так или иначе участвует в празднованиях, посвященных этому юбилею.

 

Мы особо рады этой редкой возможности остановиться на мгновение и вместе с друзьями по Вере собраться с мыслями, оглянуться на пройденный (с 1892 года) путь и задуматься о том, что лежит впереди.

 

Переживаемое событие дает нам возможность принять участие в символическом акте, который по своей сути воплощает цель Завета – Завета, который по замыслу его божественного Творца объединит все расы и все народы земли.

 

Высокие чувства переполняют наши сердца, когда мы оглядываемся на драматические события прошлого и грандиозные достижения этих ста лет. Во время ухода из жизни Бахауллы община бахаи существовала в пределах 15 государств, и большинство ее членов проживало в Иране – на родине Бахауллы. Сегодня эта община стала всемирной. Нас радует дух единства, постоянно и неизменно утверждаемый в среде бахаи с помощью Административного Порядка, порожденного Заветом. Наш совокупный опыт наглядно продемонстрировал могущество Завета. Истинное единство, которое он утверждает, укрепляет нашу уверенность в том, что человечество может и будет объединяться.

 

Мы созидали нашу общину в те самые годы, когда потрясенный мир стал свидетелем событий, которые в корне изменили характер общества и повергли его в невиданное до этого состояние тревоги и смятения. Мир напоминает сбившийся с пути корабль, который оказался в воле стихии, ни понять, ни совладать с которой он не в силах. Это был период, когда одна за другой рушились великие династии и распадались могучие империи. Период, когда казавшиеся всесильными идеологические системы овладевали умами миллионов людей, чтобы бесславно кануть в забвение. В это столетие прошли две мировые войны, сокрушившие человеческую цивилизацию в том виде, в котором она существовала в начале двадцатого столетия.

 

Эти же ужасающие потрясения привели к невиданному развитию науки, техники и организации общественной жизни; к взрывоподобному росту человеческого знания, и, что еще более поразительно, к стремительному росту самосознания широких масс людей, которые до этого, казалось, спали. Эти народные массы сегодня заявляют свои законные права на место в сообществе наций, которое за эти годы неизмеримо выросло.

 

С появлением средств связи, действующих со скоростью света и средств передвижения, осуществляемых со скоростью звука, человечество превратилось в одну большую деревню, в которой все мгновенно узнают о делах друг друга и могут также быстро связаться друг с другом.

 

Тем не менее, несмотря на этот чудодейственный прогресс, появление международных организаций, героические попытки и блистательные успехи на пути достижения международного сотрудничества, конфликты между нациями сохраняются, народы содрогаются от экономических кризисов, отчуждение между расами возрастает, и их взаимоотношения исполнены недоверия, унижения и страха. Все эти изменения сопровождались ломкой религиозных и политических институтов, которые традиционно были столпами стабильности в обществе. Даже самые стойкие из них, кажется, теряют доверие людей, так как они озабочены своим внутренним разладом. Нельзя не обратить внимание на царящее вокруг моральное опустошение и чувство горького разочарования, разрушающее жизнь отдельных людей. Вдумчивые аналитики выражают опасение по поводу падения культуры, которое влечет за собой исчезновение человеческих ценностей и приводит к обеднению внутренней жизни человека. Их тревожит то, что технологическая цивилизация терпит нарастающий кризис. Они пишут о том, что человечество вконец обезумело и потеряло контроль над собой. Они также пишут о том, что ему нужна божественная мудрость и предвидение, а человеческая психика еще далека от осознания этой потребности.

 

Эти мрачные комментарии отражают глобальные последствия неправильного понимания человечеством цели, поставленной перед ним Богом. Именно в этом смысле Откровение Бахауллы проливает новый свет на происходящее, обновляет наше мышление, проясняет и расширяет наши представления. Его Учение наполняет нас любовью Бога к Его созданиям. Оно убеждает нас в необходимости установить справедливость в человеческих отношениях и подчеркивает важность следования принципам при всех обстоятельствах. Из этого учения мы узнаем о том, что люди были созданы для того, «дабы двигать вперед вечно развивающуюся цивилизацию», а также о том, что среди добродетелей, составляющих достоинство человека, значатся «терпение, милосердие, сострадание и доброта ко всем народам и племенам земли». Члены всемирной общины бахаи в процессе осуществления Планов по распространению Веры научились более полно оценивать то, что стоит за теми неоднозначными процессами изменения мира, которые имели место за это столетие.

 

«Эти одновременные процессы подъема и упадка, интеграции и дезинтеграции, порядка и хаоса, с их постоянным и взаимным воздействием друг на друга», представляют собой то, что в нашем Учении понимается «как лишь некоторые проявления еще более крупного Плана – единого и неделимого, источник которого Бог, автор которого Бахаулла; театр действий которого вся планета, а конечная цель – единство человеческого рода и мир для всего человечества».

 

Разобщенность – вот причина болезненных проблем, одолевающих человечество. Разобщенность пронизывает все сферы жизни. Она причина конфликтов между нациями и народами. Еще более страшно то, что разобщенность стала нормой в отношениях между религиями и внутри них, делая невозможным то самое духовное и моральное воздействие, оказывать которое и есть их главная задача. «Если померкнет светоч религии, – писал Бахаулла, – то воцарятся хаос и смута и перестанут сиять лампады честности и справедливости, покоя и мира.»

 

Подробно разбирая эти ужасающие последствия разобщенности наше учение утверждает, что как только в результате человеческой порочности свет религии в людских сердцах гаснет, немедленно наступает упадок, который влечет за собой все зло на которое только способны заблудшие человеческие души. Извращение человеческой натуры, деградация нормы поведения, коррупция и роспуск человеческих институтов проявляются в эти периоды в их наиболее отвратительном и отталкивающем виде. Характер человеческий портится, доверие к человеку подрывается, дисциплина ослабляется, голос человеческой совести заглушается, притупляется чувство приличия и стыда, искажается понятие долга, солидарности, взаимности и преданности, постепенно угасает и само чувство миролюбия, радости и надежды.

 

Таково, к сожалению, состояние, к которому пришли сегодня человеческие институты и отдельные люди. На фоне этих обстоятельств требования, выдвинутые Заветом, приобретают еще большую значимость чем когда-либо ранее. Нет не малейшего сомнения в том, что, если нашей общине предназначено справиться со сложившейся ситуацией, она должна совершить стремительный рывок на пути своего собственного развития. Это будет период развития Веры Бахауллы, в который ей непременно нужно будет предвосхитить всю глубину столкновения с теми силами, которые с такой непостижимой жестокостью свирепствуют в современном мире. Давайте же в этот знаменательный день еще раз обратимся к тем установлениям Завета, которые порождают и поддерживают все наши действия.

 

Наша Вера основывается на признании Верховной власти Бога, Непознаваемой Сущности, Высшего Создателя, и на нашей покорности Его воле, открытой для данной эпохи Бахауллой. Принять Посланника Бога в Его День и пребывать в Его Завете – вот две главные нераздельно связанные между собой обязанности, для выполнения которых создана каждая человеческая душа. Мы выполняем эти две заповеди добровольно, в чем и есть высшее проявление свободной воли, которой каждый человек одарен Возлюбленным Создателем. Средством для выполнения этих обязанностей в нашу замечательную эпоху стал Завет Бахауллы, через посредство которого вера в Него воплощается в конструктивные дела. Единство человечества – основной принцип и конечная цель Его миссии. Этот принцип означает нечто большее чем пробуждение духа братства и доброй воли среди людей: «он воплощает в себе неслыханные до сих пор эволюционные изменения в структуре современного общества». Завет Бахауллы олицетворяет собой и дух, и метод, и способ достижения этой основополагающей цели. В Его Книге Законов, основе Нового Мирового Порядка – Бахаулла указал, а в Книге Завета еще раз подтвердил назначение своего старшего сына Абдул-Баха Толкователем Его Слова и Центром Его Завета. Как Толкователь Абдул-Баха стал живым языком Книги, разъяснителем Слова Божиего, как Центр Завета Он стал совершенным примером воплощения Слова в практические дела, ведущие к подъему новой цивилизации. Завет представляет собой уникальное богоданное явление, поскольку через него Бахаулла не только вручил Абдул-Баха все полномочия, необходимые для выполнения только Ему предназначавшейся миссии, но и наделил Его совершенными добродетелями в личном и общественном поведении, дав человечеству образец для подражания. Летописи прошлого не располагают свидетельствами подобного устройства для воплощения мисси Явителя Бога.

 

Завет – гарантия против раскола; поэтому все те, кто время от времени пытались расколоть общину, терпели неудачу. Равно как и те гонения, которым вот уже более ста лет подвергается община бахаи на родине Бахауллы, не преуспели в разрушении ее подлинного и постоянно укрепляющегося единства. Восхитительным итогом исполнения Завета станет установление на земле Царства Божиего, обетованного в священных Книгах прошлого и провозглашенного Бахауллой.

 

«День Обетованный настал, – однозначно утверждает Бахаулла, – «и тот, кто есть Обетованный во весь голос заявляет перед вами, перед всеми, кто есть на Небе и на Земле: Истинно, нет иного Бога кроме Него – Помощника в опасности, Самосущного! Клянусь Богом, то, что от вечности сохранялось как тайна Бога, Знавателя всего видимого и невидимого, отрыто. Блажен, кто узрил и обратил лицо свое к Лику Бога, Господа всего сущего».

 

Поистине, приход Бахауллы ввел мир в новую эпоху, сделав возможным начало совершенно новых отношений между человечеством и его Высшим Создателем. Отличительные черты этих взаимоотношений собраны воедино в Завете, открытом нам после ухода Бахауллы сто лет назад. Его духовная динамика и притягательная сила, его объединяющие принципы и конкретные указания, касающиеся создания практических институтов Веры и есть ключ к исцелению недугов, от которых страдает наше раздробленное общество и несовершенные социальные системы. Завет по новому трактует взлеты и падения человеческой истории и придает свежий импульс устремлениям людей. «Подобно артерии, – писал Абдул-Баха, – он бьет и пульсирует в теле человечества.» Его воздействие всепроникающе и затрагивает самое суть хаоса, царящего в делах человеческих; благодаря ему ускоряется переход от старого устройства мира к Новому Мировому Порядку, предначертанному Бахауллой. «Вскоре, – пишет Бахаулла, – нынешний порядок будет свернут, и на смену ему предстанет новый». Далее Он поясняет: «Равновесие мира нарушено сотрясающим действием сего величайшего, сего нового Мирового Порядка. Упорядоченная жизнь человечества совершенно преобразилась под влиянием сего невиданного, сего чудесного Устроения, подобного коему никогда еще не зрели очи смертных».

 

Пусть же те, кто серьезно обеспокоен положением и судьбой человечества, отдадут должное внимание заявлениям Бахауллы. Пусть же они поймут, что бури, расшатывающие основы общества, не успокоятся до тех пор, пока духовные принципы не станут активно применяться в поисках решений социальных проблем. Давайте же и мы, последователи Бахауллы, многократно умножим наши усилия, выполняя наш святой долг, состоящий в том, чтобы ознакомить всех людей с Законом Бахауллы, цель которого возрождение человечества. Пусть же все сами убедятся в том, что (этот Закон) «далекий от цели низвергнуть существующие устои общества, призван расши­рить его основу, преобразовать до некоторой степени его институты созвучно потребностям постоянно меняющегося мира». Давайте же, раскрывая цели этого Закона, с терпением и смирением встретим все вызывающие и скептические вопросы. Пусть все узнают о том, что он «не может противоречить разумным проявлениям верности, не может он подрывать лояльность. Его цель не в том, чтобы потушить в сердцах людей пламя здравого, подлинного патриотизма или упразднить столь необходимую систему национальной автономии, столь значимой для избежания губительных последствий чрезмерной централизации». Давайте и словом и делом покажем, что «этот Закон не игнорирует и не пытается подавить многообразие, обусловленное этниче­скими особенностями, климатом, историей, языком и традицией, мышлением и обычаями, которые отличают народы и нации мира.» И, наконец, пусть будет оценено и то, что «он призывает к более широкой лояльности и к более возвышенным стремлениям, чем те, которые когда-либо воодушевляли род человеческий»; что он настоятельно требует подчинения национальных рефлексов и интересов интересам объединенного человечества. Пусть отметят и то, что «он, с одной стороны, отказывается от чрезмерной централизации, а с другой, от всяких попыток униформизма»; то, что его «ключевой принцип – единство в разнообразии».

 

Следует особо отметить, что одновременно со Священным Годом бахаи проходят юбилеи многих потрясших мир событий, которые столетия назад привели в действие процессы, которым суждено было исполниться в Обетованный День Господа. Разрешение глобальных, назревавших веками проблем, в основе которых лежат эти процессы, усматривается в установлении во всемирном масштабе Системы Бахауллы.

 

Наши мысли возвращаются к истории эпохальной поездки Абдул-Баха на Запад, особенно в Северную Америку, где Он, находясь в Нью-Йорке, раскрыл своим ученикам с Запада смысл Завета Бахауллы. В некотором смысле это был акт духовного обновления, который открывал перспективу нового мира, переход человечества в глобальное целое. Названный Абдул-Баха Городом Завета, сегодняшний Нью-Йорк испытывает на себе воздействие этого накопленного за восемьдесят лет опыта. В те далекие годы Нью-Йорк был воротами в «Землю Обетованную» для миллионов людей, стремившихся расширить свои жизненные горизонты. Сегодня этот город – признанное место проведения встреч глав государств, международный форум для достижения единства в сфере политики. Он дышит надеждой человечества упорядочить свои дела. Сегодня сердца бахаи во всем мире прикованы к городу Завета, куда для участия во втором Всемирном Конгрессе бахаи собрались многие тысячи друзей со всех уголков планеты. Само присутствие в Нью-Йорке такого разнообразия представителей человеческой расы есть подтверждение объединяющей силы Завета, для празднования которого и созван Конгресс. Сегодня, начиная новые дела и отмечая юбилеи начинаний прошлых эпох, мы, бахаи, устанавливаем для себя новую меру усилий, которые потребуют от нас большей смелости и настойчивости. Пусть наши слова провозглашают, а дела доказывают, что есть только один Бог, только одна религия, только одна человеческая раса. И пусть нас немного, дай нам Бог выполнить наш долг по отношению к Бахаулле, Его Завету, и, конечно же, по отношению ко всему человечеству.

 

Всемирный Дом Справедливости

 

 Этот документ в формате MS Word

 

ВСЕМИРНЫЙ ДОМ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Мировой Центр Бахаи

Апрель 2002 г.

 

Этот документ в формате MS Word

 

Непреходящее наследие XX века заключается в том, что народы мира стали считать друг друга представителями единого человеческого рода, а Землю — своей общей Родиной. Несмотря на продолжающиеся конфликты и насилие, омрачающие эту картину, предрассудки, некогда казавшиеся неотъемлемой чертой человеческой натуры, повсеместно отступают. Вместе с ними разрушаются и барьеры, которые на протяжении долгого времени разделяли человеческую семью, превращая ее в вавилонское столпотворение, разобщающее по культурным, этническим или национальным признакам. То, что такое коренное изменение могло произойти за столь короткий период — практически мгновенно в исторической перспективе,— показывает масштабы возможностей в будущем.

Печально, что организованная религия, истинный смысл существования которой — служение делу братства и мира, слишком часто становится одним из наиболее труднопреодолимых препятствий на этом пути; примером тому — такой неприятный факт, что ее имя долгое время было прикрытием для фанатизма. Как руководящий орган одной из мировых религий мы чувствуем свою ответственность в том, чтобы призвать религиозных лидеров серьезно отнестись к этому сложному вопросу. И сама проблема, и ее последствия побуждают нас говорить откровенно. Мы верим, что общее служение Божественному станет залогом того, что все сказанное нами будет воспринято в том же духе доброжелательности, в каком оно изложено.

Эта проблема становится особенно очевидной при рассмотрении того, что было достигнуто в других областях. Так, в прошлом, за редким исключением, женщины считались существами низшего рода, их природа искажалась суевериями, они были лишены возможности раскрывать в себе потенциал человеческого духа, а их роль низводилась до уровня служанок мужчин. Несомненно, что подобные условия все еще сохраняются во многих обществах и даже фанатично защищаются. Однако на глобальном уровне концепция равенства полов — во всем, что касается конкретных дел,— обрела силу повсеместно принятого принципа. Она одинаково признается и большей частью научного сообщества, и в средствах массовой информации. Эта перемена оказалась столь глубокой, что сторонники мужского превосходства теперь могут найти поддержку лишь у отличающихся наиболее крайними взглядами представителей авторитетных кругов.

Та же судьба постигнет осажденные со всех сторон силы национализма. С каждым обрушивающимся на мир кризисом человеку становится все легче различать между обогащающей жизнь любовью к своей стране и бездумным следованием подстрекательским идеям, направленным на разжигание ненависти к другим людям и страха перед ними. Даже там, где участие в привычных националистических ритуалах является выгодным, общественное мнение, хотя и сохраняет убежденность в своей правоте и энтузиазм прошлого, зачастую окрашено чувством неловкости. Этот эффект усиливается неуклонным переустройством международного порядка. Каковы бы ни были недостатки системы Организации Объединенных Наций в ее современной форме и как бы ни были ограничены ее возможности по ведению коллективных военных действий против агрессора, трудно не заметить тот факт, что фетиш абсолютного национального суверенитета на грани исчезновения.

В результате исторических процессов, слишком стремительных для того, чтобы терпеть подобные взгляды, расовые и национальные предрассудки подверглись столь же радикальному пересмотру. В этой области отказ от прошлого происходит особенно решительно. Сегодня расизм до такой степени запятнан своей причастностью к ужасам XX столетия, что рассматривается как своего рода духовная болезнь. Хотя во многих частях мира он еще продолжает существовать в качестве общественной позиции, а для значительной части человечества стал истинным бедствием, расовые предрассудки в принципе столь сильно осуждаются повсюду в мире, что ни одна группа людей больше не может спокойно ассоциировать себя с ними.

Нельзя сказать, что исчезла тьма прошлого, и внезапно появился новый мир света. Многие люди продолжают испытывать на себе последствия прочно укоренившихся предрассудков, касающихся этнического происхождения, пола, государственной принадлежности, касты и класса. Всё свидетельствует о том, что подобная несправедливость будет еще долго сохраняться, потому что общественные институты и стандарты, устанавливаемые человечеством, очень медленно набирают силу, необходимую для создания нового типа отношений и облегчения участи угнетенных. Суть происходящего заключается скорее в том, что преодолен рубеж, к которому уже нет возврата. Основополагающие принципы определены, четко изложены, преданы публичной огласке и постепенно вводятся в институтах, способных с помощью этих принципов изменить общественные нормы поведения. Несомненно, какой бы продолжительной и мучительной ни была эта борьба, ее результатом станут коренные перемены в отношениях между всеми народами, на уровне широких масс.

На заре XX века казалось, что из всех предрассудков религиозные должны отступить перед силами перемен в первую очередь. К тому времени научные достижения на Западе уже нанесли яростный удар по некоторым основным доктринам сектантской исключительности. В контексте преобразований, происходивших в области представлений человеческого рода о самом себе, наиболее многообещающим достижением в сфере религии считалось межконфессиональное движение. В 1893 г. Всемирная выставка в Чикаго преподнесла сюрприз даже своим честолюбивым организаторам, дав начало прославленному Парламенту Религий, который своим видением духовного и нравственного согласия поразил воображение народов на всех континентах и сумел затмить даже научные, технические и коммерческие чудеса, превозносившиеся на выставке.

Одним словом, казалось, что древние стены пали. Для влиятельных мыслителей на поприще религии это собрание стало уникальным, «беспрецедентным в мировой истории». Парламент, по словам своего выдающегося организатора, «избавил мир от нетерпимости». Было с уверенностью предсказано, что дальновидные лидеры обязательно воспользуются этой возможностью и пробудят в мировых религиозных общинах, разделенных столь долгое время, дух братства, который станет необходимой нравственной основой для нового мира благосостояния и прогресса. Получив такую поддержку, укоренились и расширились разнообразные межрелигиозные движения. Благодаря большому количеству литературы, доступной на многих языках для самой широкой публики — как верующих, так и неверующих,— принципы всех основных религий распространились повсюду. Затем этот интерес был подхвачен радио, телевидением, кинематографом и, наконец, Интернетом. Высшие учебные заведения разработали академические программы в области сравнительного религиоведения. К концу столетия межконфессиональные богослужения, о которых всего лишь несколько десятилетий назад нельзя было и подумать, превратились в обычное явление.

Увы, совершенно очевидно, что этим инициативам не хватает как интеллектуальной целостности, так и духовной последовательности. В противовес процессам объединения, которые оказывают преобразующее влияние на социальные взаимоотношения человечества, укоренившиеся шаблоны узкорелигиозной мысли упрямо противостоят утверждению о том, что все мировые религии одинаково истинны по своей сути и происхождению. Прогресс в области расовой интеграции — это достижение, которое не просто отражает сентиментальность или чью-то стратегию действий; он — результат признания того факта, что народы земного шара представляют собой единый вид, многочисленные различия которого сами по себе не дают преимущества каким-то одним представителям человеческой расы и не налагают никаких ограничений на каких-то других. Подобным же образом, следствием эмансипации женщин стала готовность как социальных институтов, так и общественного мнения признать тот факт, что не существует приемлемых оснований — ни биологических, ни социальных, ни нравственных — для того, чтобы отказывать женщинам в полном равноправии с мужчинами, а девочкам — в равных образовательных возможностях с мальчиками. Точно так же и признательность некоторым народам за их вклад в развитие мировой цивилизации не служит причиной для приверженности унаследованной от прошлого иллюзии о том, что остальные нации вряд ли могут чем-либо помочь этому процессу.

Судя по всему, большинство религиозных лидеров неспособны осуществить такую основательную переориентацию. Другие слои общества воспринимают единство человечества не просто как следующий неизбежный шаг в развитии цивилизации, но как кульминацию самосознания разнообразных групп в этот переломный момент нашей коллективной истории. Тем не менее, значительная часть организованных религий застыла на пороге будущего, парализованная теми же самыми догмами и притязаниями на исключительное обладание истиной, из-за которых разгорались некоторые из наиболее ожесточенных конфликтов, разделявших жителей планеты.

Последствия этого оказались губительными для благоденствия людей. Нет никакой необходимости во всех подробностях описывать те ужасные бедствия, которые обрушиваются сегодня на несчастное человечество из-за вспышек фанатизма, позорящих имя религии. Это уже стало обычным явлением. В качестве одного из многочисленных примеров можно привести религиозные войны в Европе в XVI веке, которые унесли жизни почти трети населения всего континента. Впору задуматься о том, какой урожай дали, в исторической перспективе, семена, зароненные в народном сознании слепыми силами узкорелигиозного догматизма, который породил подобные конфликты.

К этому списку следует добавить предательство по отношению к человеческому разуму, которое более, чем какой-либо другой фактор, повлияло на то, что религия лишилась присущей ей от природы способности играть решающую роль в формировании мировых событий. Религиозные институты, увязнув в решении рутинных вопросов, которые рассеивают и ослабляют человеческую энергию, слишком часто становились главным препятствием на пути познания действительности и использования умственных способностей — отличительной черты человеческого рода. Осуждение материализма или терроризма не поможет в борьбе с современным нравственным кризисом, если при этом не будет открыто признано, что религиозные институты не выполнили своих обязательств, оставив верующих беззащитными перед произволом этих сил.

Какими бы мучительными ни были эти размышления, они не являются обвинением в адрес организованной религии, но, скорее, служат напоминанием об уникальной силе, которую она олицетворяет. Нам всем хорошо известно, что религия обращается к самым глубинам человеческой мотивации. Пока религия сохраняла верность духу и примеру тех необыкновенных Личностей, что дали миру величайшие системы верований, она пробуждала в целых народах способность любить, прощать, творить, дерзать, преодолевать предрассудки, жертвовать во имя всеобщего блага и усмирять животные инстинкты. Бесспорно, конструктивной силой в приобщении натуры человека к цивилизации стало влияние непрерывной последовательности этих Явителей Божественного, зародившейся на заре летописной истории.

Эта же самая сила, которая так эффективно действовала в минувшие столетия, остается непреходящей чертой человеческого сознания и сегодня. Невзирая ни на какие трудности и, не встречая почти никакой поддержки на этом пути, она продолжает помогать бесчисленным миллионам людей в их борьбе за выживание и способствует появлению во всех странах героев и святых, чьи жизни — самое убедительное доказательство тех принципов, которые содержатся в писаниях их религий. Как показывает весь ход развития цивилизации, религия также способна серьезно влиять на структуру социальных отношений. Действительно, трудно привести пример какого-либо значительного достижения цивилизации, которое не черпало бы свою нравственную силу из этого неиссякаемого источника. Мыслимо ли, что переход к кульминационному этапу процесса формирования всепланетной цивилизации, рассчитанного на много тысяч лет, будет совершен в духовном вакууме? Безнравственные идеологии, царившие в нашем мире в течение только что завершившегося столетия, не принесли миру ничего, однако они убедительно продемонстрировали, что никакие альтернативы, порожденные человеческой изобретательностью, не приблизят к этой цели.

Суть ныне происходящего обобщена Бахауллой в словах, написанных более ста лет назад и ставших широко известными в последующие десятилетия: «Не может быть никакого сомнения, что народы земли, к какой бы расе или вере они ни принадлежали, черпают вдохновение из одного небесного Источника и подвластны одному Богу. Различие между заповедями, коим они следуют, объясняется меняющимися требованиями и нуждами эпох, в кои они были явлены. Все они, кроме немногих, что порождены человеческой порочностью, заповеданы были Богом и отражают Его Волю и Замысел. Поднимитесь и, вооружась силою веры, сокрушите богов ваших суетных мечтаний, кои сеют раздоры между вами. Держитесь того, что сближает и объединяет вас».

Подобный призыв не направлен на отказ от основополагающих истин какой-либо из великих мировых систем верований. Скорее, наоборот. Вера предъявляет свои требования и служит оправданием самой себе. То, во что верят или не верят другие, не может быть тем мерилом для человеческой совести, о котором стоило бы говорить. Вышеприведенные слова недвусмысленно призывают к отречению от всех притязаний на исключительность или окончательность — притязаний, которые, опутывая своей паутиной жизнь духа, становятся той единственной огромной силой, что подавляет стремление к единению и порождает ненависть и насилие.

Мы считаем, что религиозные лидеры обязаны ответить именно на этот исторический вызов, если необходимо, чтобы религиозное лидерство сохранило свою значимость в том глобальном обществе, которое формируется под влиянием преобразований XX века. Уже очевидно, что все больше людей приходят к пониманию того, что истина, лежащая в основе всех религий, по сути своей едина. И это признание появляется не путем разрешения теологических споров, но как интуитивное осмысление, которое рождается благодаря постоянно растущему опыту окружающих и постепенному принятию концепции единства человеческой семьи. Посреди хаоса религиозных доктрин, ритуалов и сводов законов, унаследованных от исчезнувших миров, возникает ощущение того, что духовная жизнь,— подобно единству, которое можно заметить в разнообразии национальностей, рас и культур,— представляет собой одну безграничную реальность, доступ к которой в равной степени открыт всем. Для того чтобы это расплывчатое и все еще неясное восприятие укрепилось и действенно способствовало установлению мира во всем мире, оно должно получить искреннюю поддержку тех, к кому, даже в этот запоздалый час, обращаются за руководством населяющие земной шар людские массы.

Несомненно, между основными традициями мировых религий существуют большие различия в отношении социальных предписаний и форм поклонения. Вряд ли могло быть иначе, принимая во внимание прошедшие тысячелетия, в ходе которых последовательные Божественные Откровения отвечали на изменяющиеся потребности непрерывно развивающейся цивилизации. Действительно, в большинстве писаний основных верований в той или иной форме содержится принцип эволюционного характера религии. Нельзя найти никакого нравственного оправдания тому, что культурное наследие, призванное обогащать духовный опыт, использовалось в качестве орудия разжигания предрассудков и розни. Первостепенная задача души всегда будет состоять в том, чтобы познавать действительность, жить согласно истинам, в которых она утверждается, и проявлять полное уважение к усилиям других людей, идущих в том же направлении.

Кто-то может возразить, что если за всеми великими религиями признать Божественное происхождение, то это подтолкнет многих людей к обращению из одной религии в другую или, по крайней мере, упростит этот процесс. Так это или не так, но, несомненно, не столь важно по сравнению с той возможностью, которую история наконец открыла для тех, кто признал существование мира за пределами земного бытия, и той ответственностью, которую это осознание налагает. Каждая из великих религий может привести впечатляющее и достоверное свидетельство своих успехов на поприще воспитания нравственности. Также никто не может с уверенностью утверждать, что доктрины какого-либо одного вероучения породили больше нетерпимости и суеверий, чем доктрины другого. Естественно, что в объединяющемся мире модели поведения и взаимодействия будут постоянно меняться, и роль институтов любого рода будет, несомненно, заключаться в том, чтобы решать, каким образом направлять эти преобразования, чтобы они вели к единству. Гарантией тому, что конечный результат будет стабильным и в духовном, и в нравственном, и в социальном плане, служит непреходящая вера игнорируемых масс жителей Земли в то, что Вселенной управляет не прихоть человека, но любящее и безошибочное Провидение.

Помимо разрушения барьеров, разделяющих народы, наш век стал свидетелем исчезновения некогда казавшейся несокрушимой стены, которая, как считали в прошлом, всегда отделяла жизнь Небес от жизни Земли. Писания всех религий неизменно учили верующего рассматривать служение другим не только как моральный долг, но и как средство приближения души к Богу. Сегодня постепенное преображение общества придает этому известному постулату новый смысл. По мере того как прежнее обещание мира, который управлялся бы по принципам справедливости, понемногу становится вполне достижимой целью, утоление потребностей души и удовлетворение потребностей общества будут все больше и больше рассматриваться как взаимодополняющие аспекты зрелой духовной жизни.

Если религиозные лидеры примут вызов, который содержится в приведенном выше утверждении, они должны будут признать, что религия и наука — две необходимые системы знаний, благодаря которым развиваются потенциальные возможности сознания. Эти два основных способа познания действительности не только не противоречат друг другу, но и взаимозависимы; наибольшие плоды они приносили в те редкие, но счастливые моменты истории, когда признавалась их взаимодополняющая суть, и они могли сотрудничать. Открытия и навыки, появляющиеся в результате научного прогресса, должны всегда соизмеряться с духовными и нравственными принципами, чтобы их могли использовать надлежащим образом; и даже самые сокровенные религиозные убеждения должны быть подвергнуты, добровольно и с радостью, беспристрастной научной оценке.

Наконец, с определенной долей осторожности, мы обращаемся к проблеме, которая непосредственно касается совести человека. Среди многих испытаний этого мира есть искушение, которому, что вполне объяснимо, не раз поддавались религиозные лидеры,— использовать власть в вопросах веры. Любой человек, посвятивший долгие годы серьезным размышлениям и изучению писаний той или иной великой религии, хорошо знаком с часто повторяемой аксиомой о том, что власть может развращать — и развращать тем сильнее, чем ее больше. Оставшиеся неизвестными внутренние победы, которые многочисленные священнослужители одерживали на этом пути из века в век, вне всякого сомнения, стали главным источником созидательной силы организованной религии и должны расцениваться как одно из ее самых выдающихся свершений. В такой же мере уступки соблазну мирской власти со стороны других религиозных лидеров создавали плодородную почву для цинизма, порочности и отчаяния среди всех, кто это замечал. Последствия того, как это повлияло на способность религиозных лидеров выполнять свои обязательства перед обществом в нынешний момент истории, не нуждаются в подробных комментариях.

На всем протяжении истории религия служила основной силой, придающей жизни смысл, поскольку она облагораживала характер и вносила гармонию в отношения. Она всегда взращивала добро, порицала зло и открывала взору всех, кто хотел увидеть, картину еще неиспользованных возможностей. Благодаря ее наставлениям мыслящая душа находила поддержку, необходимую для того, чтобы преодолеть ограничения этого мира и исполнить свое предназначение. Религия, согласно своему назначению, одновременно служила главным звеном, связывавшим различные народы в больших и сложных социумах, позволявших людям реализовать свои способности. Огромное преимущество нынешнего века заключается в видении, которое дает возможность всему человеческому роду воспринять процесс развития цивилизации как единое целое, как повторяющиеся вновь и вновь соприкосновения нашего мира с миром Божиим.

Воодушевленная этим видением, община бахаи энергично поддерживала межконфессиональное движение с самого момента его возникновения. Бахаи видят смысл этих усилий по сближению различных религий не только в том, что в результате такой деятельности между ними складываются исключительно ценные взаимоотношения; они считают, что этот процесс, прежде всего,— ответ на Божественный Замысел касательно человеческого рода, вступающего в пору своей коллективной зрелости. Члены нашей общины будут и впредь, в силу своих возможностей, поддерживать этот процесс. Тем не менее, мы считаем своим долгом заявить нашим партнерам в этих совместных усилиях, что, по нашему убеждению, любое осмысленное межрелигиозное сотрудничество, цель которого — исцеление недугов, одолевающих отчаявшееся человечество, должно начаться с честного и незамедлительного признания всеобъемлющей истины, породившей само это движение: Бог един и религия, несмотря на всё разнообразие ее культурных проявлений и человеческих интерпретаций, также едина.

С каждым новым днем возрастает угроза того, что разгорающееся пламя религиозных предрассудков перерастет во всемирный пожар, последствия которого трудно себе представить. Правительства мира не могут погасить такой пожар в одиночку. И мы не должны обманывать себя тем, что одни только призывы к взаимной терпимости устранят враждебность, притязающую на благословение свыше. Этот кризис требует от религиозных лидеров столь же решительно порвать с прошлым, как это уже сделали многие лидеры до них,— те, что привлекли внимание общества к не менее разрушительным расовым, национальным и гендерным предрассудкам. Единственный допустимый повод для того, чтобы оказывать воздействие на других людей в вопросах совести,— это служение на благо человечества. В этот величайший поворотный момент в истории цивилизации трудно переоценить потребность в подобном служении. Бахаулла настаивает: «Благосостояние человечества, мир и безопасность недостижимы до тех пор, пока прочно не утвердится его единство».

ВСЕМИРНЫЙ ДОМ СПРАВЕДЛИВОСТИ

 

Использованы материалы официального интернет-сайта общины последователей Веры Бахаи в России www.bahai.ru - официальный веб-сайт общины последователей Веры Бахаи в России (скачано: июль 2007)

Скачать PDF-файл (47 кБ)

 

Этот документ в формате MS Word

http://www.bahai.org/article-1-1-0-1.html - Обращение Всемирного Дома Справедливости к религиозным лидерам мира (Апрель 2002) - на 22 языках.

Эта публикация представляет интерес для всех, кому небезразлична судьба нашей планеты и кого волнует дальнейшее развитие Веры Бахаи. Глубокий, захватывающий обзор событий ХХ века, «столетия света», наглядно демонстрирует тесное переплетение и взаимное влияние двух исторических процессов, происходящих в общине бахаи и в мире в целом. На страницах этой книги читателям предоставлена возможность подумать о внутреннем смысле различных событий, постичь важность духовных и социальных преобразований и осознать перспективы, которые открываются перед всяким сознательным человеком.

Всемирный Дом Справедливости в предисловии к этому труду пишет: «Мы рекомендуем его для глубокого изучения друзьями, в убеждении, что перспективы, которые оно открывает окажутся как источником духовного обогащения, так и практическим подспорьем для того, чтобы поделиться требующими внимания идеями, принесенными Бахауллой, с окружающими».

 

Читать книгу "Столетие света"

Century of Light (на английском)

Использованы материалы официального интернет-сайта общины последователей Веры Бахаи в России www.bahai.ru - официальный веб-сайт общины последователей Веры Бахаи в России (скачано: июль 2007)

Новруз 2005 г. (Предварительный перевод, версия 20 декабря 2005)

Этот документ в формате MS Word

Версия для печати в MS Word

Одна Общая Вера

Всемирный Центр Бахаи

2005

 

Предисловие

В РИДВАН 2002 года мы обратились к религиозным лидерам мира с открытым письмом. Основанием для такого поступка стало понимание того, что недуг религиозных раздоров, если его решительно не остановить, грозит мучительными бедствиями всем странам и регионам мира. Это письмо высоко оценивало достижения межконфессионального движения, в котором бахаи по мере сил участвовали практически с самого момента его возникновения. Тем не менее, мы чувствовали, что должны недвусмысленно заявить: если человечество хочет взяться за разрешение религиозного кризиса столь же серьёзно, как оно подошло к другим терзающим его предрассудкам, то организованная религия должна найти в себе достаточно мужества, чтобы подняться выше заскорузлых концепций, унаследованных ею от седой древности.

В первую очередь мы говорили о том, что настало время, когда религиозные вожди должны честно и без дальнейших проволочек посмотреть в лицо тому факту, что Бог един, и что религия, невзирая на все её разнородные культурные оформления и человеческие интерпретации, тоже едина. Именно осознание этой истины когда-то послужило источником вдохновения для межконфессионального движения, а затем поддерживало его во всех бурях последнего столетия. Это принцип отнюдь не ставит под сомнение правомочность великих богоявленных религий — напротив, он способен прочно связать их с нынешними реалиями. Тем не менее, признание этого факта будет иметь практические следствия только в том случае, если станет главной осью всей религиозной мысли, и поэтому именно на этой идее мы сосредоточили основное внимание в нашем письме.

Отклик был воодушевляющим. Учреждения бахаи по всему миру постарались донести этот документ до влиятельных лиц каждой из основных религиозных общин. Хотя не приходится удивляться тому, что содержащиеся в нём идеи были с порога отвергнуты в определённых кругах, бахаи сообщают, что в целом они были приняты благосклонно. Особенно тронула та неподдельная искренность, с которой многие получатели письма выражали своё сожаление по поводу неспособности религиозных учреждений помочь человечеству в разрешении глубоко духовных и нравственных по своей сути проблем. В ходе дискуссий органично возникал вопрос о необходимости фундаментального изменения в отношениях между сообществами верующих, и нередко адресаты письма решали размножить его и распространить среди других духовных лиц своей конфессии. Мы надеемся, что наша инициатива послужит катализатором в деле выработки нового понимания целей, стоящих перед религией.

Вне зависимости от того, насколько быстро или медленно будет происходить эта трансформация, бахаи должны, прежде всего, обратить внимание на собственную роль в этом процессе. Задачу донесения Своего послания до жителей Земли Бахаулла возложил, прежде всего, на тех, кто признал Его. Конечно же, именно этим и занималась община бахаи на протяжении всей истории Веры, однако ускоряющийся распад общественного порядка настойчиво требует, чтобы религиозный дух высвободился из оков, которые до сих пор не дают ему оказать то целительное воздействие, на которое он способен.

Если бахаи хотят откликнуться на это требование времени, они должны опираться на глубокое понимание процесса эволюции духовной жизни человечества. Писания Бахауллы содержат множество истин, способных поднять религиозный диалог выше конфессиональных ограничений и иных мирских рамок. Обязанность воспользоваться этой духовной сокровищницей неотделима от самого дара Веры. «Религиозный фанатизм и ненависть, — предупреждает Бахаулла, — суть пламя, пожирающее мир, и ярость его неукротима. Лишь Десница Божественной власти может спасти человечество от сего опустошительного бедствия...» Отнюдь не чувствуя себя одинокими в усилиях откликнуться на этот призыв, бахаи всё глубже будут осознавать, что Дело, которому они служат, идёт в авангарде процесса пробуждения, повсеместно происходящего среди людей, какого бы они ни были религиозного происхождения, — а в действительности, во многом и среди тех, кто не примкнул ни к какой религии.

Размышления об этом вопросе и побудили нас инициировать подготовку нижеследующего комментария. Эта книга, названная «Одна общая Вера», подготовлена под нашим руководством и посвящена рассмотрению, в свете обстоятельств нынешнего кризиса, ряда отрывков как из произведений Бахауллы, так и Писаний других религий. Мы рекомендуем друзьям вдумчиво изучить её.

 Всемирный Дом Справедливости

Новруз 2005 г.

 

Одна Общая Вера[*]

1.      ИМЕЮТСЯ ВСЕ ОСНОВАНИЯ УТВЕРЖДАТЬ, что открывающийся период истории окажется намного более восприимчив к усилиям по распространению послания Бахауллы, чем только что закончившееся столетие. Все говорит о том, что идет полная трансформация человеческого сознания.

2.      В начале двадцатого века материалистический взгляд на мир так укрепился, что стал доминирующей мировой религией, — по крайней мере, в том, что касалось направления развития общества. При этом дело воспитания человеческой природы было жестоким образом сторгнуто с того пути, по которому оно следовало тысячелетиями. Для многих на Западе Божественная власть, которая действовала как центр руководства, какой бы разнообразный смысл ни вкладывался в понимание ее природы, как будто, просто распалась и исчезла. Человек, в значительной мере, был предоставлен самому себе  в том, каких убеждений он придерживается относительно связей, соединяющих его жизнь с миром за пределами материального существования; общество же в целом все более уверенно отмежёвывалось от концепции Вселенной, расценивая ее, в лучшем случае, как домысел, в худшем случае, как опиум, и в обоих случаях, как тормоз для прогресса. Человечество взяло свою судьбу в собственные руки. Посредством рационального опыта и рассуждений, – стали верить люди, – уже решены все фундаментальные проблемы, относящиеся к управлению человеческим обществом и его развитию.

3.      Это положение упрочивалось допущением, что ценности, идеалы и порядки, взращенные веками, теперь являют собой надежно закрепленные и стойкие особенности человеческой природы. Их просто нужно отточить с помощью образования и укрепить законодательными актами. Именно таким представлялось нравственное наследие прошлого: неотъемлемым достоянием человечества, далее не требующим никакого религиозного вмешательства. Вероятно, останутся недисциплинированные лица, группы или даже народы, продолжая угрожать стабильности общественного порядка и требуя корректировок. Однако, казалось, всемирная цивили­зация, к строительству которой вели человеческий род все силы истории, неотвратимо прорастала, вдохновляемая светскими концепциями действитель­ности. Счастье людей, предполагалось, должно было стать естественным результатом лучшего здоровья, лучшей пищи, лучшего образования, лучших условий жизни, и достижение этих, бесспорно, желательных целей теперь, казалось, было в пределах достижимого для общества, целеустремленно сосредоточенного на их преследовании.

4.      В той части мира, где живет подавляющее большинство населения Земли, легковесные заявления о том, что “Бог умер”, остались, практически, незамеченными. Жизненный опыт народов Африки, Азии, Латинской Америки и Океании давно утвердил их во мнении, что не только человеческая природа глубоко подвержена влиянию духовных сил, но и сама ее личностная сущность является духовной. Следовательно, религия продолжала, как и всегда до этого, оставаться в их жизни главным авторитетом. Эти убеждения, хотя непосредственно и не вступали в конфронтацию с происходившей на Западе идеологической революцией, фактически, были ею вытеснены из всех сфер международного и межнационального общения. Проникнув и захватив все существенные властные и информационные центры в глобальном масштабе, догматический материализм сделал все, чтобы никакие несогласные голоса не были бы уже способны бросить вызов проектам экономической эксплуатации по всему миру. К уже причиненному двумя столетиями колониального режима культурному ущербу масс добавилось агонизирующее разобщение между их внутренним и внешним опытом – состояние, охватившее, фактически, все аспекты жизни. Неспособные оказывать какое-либо реальное влияние на формирование своего будущего или даже сохранять моральное благополучие своих детей, эти народы погрузились в кризис, отличный от кризиса, набиравшего силу в Европе и Северной Америке, но во многих отношениях еще более разрушительный. Хотя вера и сохраняла центральную роль в их сознании, она оказалась бессильна влиять на ход событий.

5.      Таким образом, когда двадцатое столетие подходило к концу, ничто, казалось, не предвещало внезапного всплеска религии, как предмета, представляющего глобальное значение. Тем не менее, именно это произошло теперь в виде подспудно нарастающего беспокойства и недовольства, пока представляющих собой, по большей части, только смутное ощущение духовной пустоты, порождающей их. Древние раскольнические конфликты, очевидно, не поддающиеся терпеливому искусству дипломатии, возродились с еще большей злобой, чем прежде. Богословские темы, сверхъестественные явления и теологические догмы, которые еще недавно отметались, как рудименты эпохи невежества, вдруг оказались предметом восторженных, чтобы не сказать бесшабашных, исследований во влиятельных средствах массовой информации. Во многих странах религиозные мандаты приобретают новое и непререкаемое значение в кандидатурах претендентов на политические посты. Мир, который считал, что с падением Берлинской Стены наступил рассвет эпохи мира во всем мире, внимает теперь предостережениям о том, что он находится в тисках войны цивилизаций, в основе которой лежат непримиримые религиозные антипатии. Книжные магазины, журнальные киоски, вебсайты и библиотеки наперебой стремятся удовлетворить явно неистощимую общественную жажду информации на религиозные и духовные темы. Вероятно, самый яркий фактор в стремлении что-то изменить – это вынужденное признание факта, что нет никакой адекватной замены религиозным убеждениям, как силе, способной воспитать в людях самодисциплину и возродить в них приверженность нравственному поведению.

6.      В стороне от внимания, сосредоточенного на том, что религия, как это формально воспринимается, взяла на себя руководство, остается повсеместное возрождение духовного поиска. Развитие, выраженное, чаще всего, как стремление найти свою личную индивидуальность, возвышающуюся над просто физической сущностью, воодушевляет на множественные поиски, по характеру как положительные, так и отрицательные. С одной стороны, поиски справедливости и продвижение дела мира во всем мире также ведут к пробуждению нового восприятия роли индивидуума в обществе. Точно так же, хотя и сосредотачиваясь на мобилизации поддержки изменений в общественном механизме принятия решений, движения, подобные движению в защиту окружающей среды и феминизму, вызывают пересмотр самоосознания людей и их цели в жизни. Во всех основных религиозных общинах происходит переориентация – ускоряющаяся миграция верующих от традиционных ветвей родительских вер к сектам, которые придают первостепенное значение духовному поиску и личному опыту своих членов. На противоположном полюсе — внимание к внеземному, образ жизни "самопознания", уход от действительности, харизматическая экзальтация, увлечения разными вариантами «New Age» и эффектами пробуждения сознания, приписываемыми наркотикам и галлюциногенам, привлекают намного больше и куда более разнообразных последователей, чем спиритизм или теософия в такой же исторический поворотный момент столетие назад. Для бахаи, быстрое размножение даже таких культов и практик, которые у многих могут вызвать отвращение, служит, прежде всего, напоминанием смысла, воплощенного в древней истории о Меджнуне, который просеивал прах в поиске возлюбленной Лейли, хотя знал, что она была чистым духом: “Я ищу ее повсюду; быть может, где-нибудь и найду”. [1]

***

7.      Заново пробужденный интерес к религии, очевидно, далек от достижения своего пика, как в своих явных религиозных, так и в менее определенных духовных проявлениях. Напротив. Это явление есть продукт исторических сил, которые уверенно наращивают мощь. Их общий эффект должен разрушить уверенность, завещанную миру двадцатым веком, что материальное существование представляет окончательную реальность.

8.      Самой очевидной причиной этих переоценок стала несостоятельность собственно материалистического подхода. В течение более чем ста лет идея прогресса отождествлялась с экономическим развитием и его способностью мотивировать и направлять социальный прогресс. Те различия во мнениях, которые существовали, не бросали вызов этому мировоззрению, а только касались концепций о способах наилучшего достижения его целей. Его самая экстремальная форма, железная догма “научного материализма” пыталась дать иное толкование каждому аспекту истории и человеческого поведения в своих собственных узких понятиях. Какие бы гуманитарные идеалы ни вдохновляли, возможно, некоторых его ранних сторонников, его неизбежным следствием мирового масштаба стали тоталитарные режимы, готовые использовать любые средства принуждения для регулирования жизни несчастных народов, которым довелось жить под их властью. В качестве оправдания для этих жестокостей выдвигалась идея создания общества нового типа, которое не только избавило бы людей от нищеты, но и обеспечило полную реализацию человеческого духа. Наконец, после восьми десятилетий наращивания безумия и зверств, это движение полностью дискредитировало себя в качестве достойного доверия пути к светлому будущему.

9.      Другие социальные экспериментальные системы, хотя и не прибегали к бесчеловечным методам, однако черпали свою моральную и интеллектуальную силу из той же самой ограниченной концепции действительности. Укоренялось такое представление, что так как люди действуют чрезвычайно корыстно в вопросах, имеющих отношение к их экономическому благосостоянию, строительство справедливых и преуспевающих обществ может быть обеспечено по тому или иному варианту модернизации. Заключительные десятилетия двадцатого столетия, однако, прогнулись под возрастающим бременем доказательств противоположного: разрушение семейной жизни, рост преступ­ности, нарушение функционирования образовательных систем, и целый список других социальных патологий, которые заставляют вспомнить мрачные слова предупреждения Бахауллы о надвигающемся состоянии человеческого общества: “Участь его будет такова, что раскрывать ее сейчас неуместно и преждевременно.” [2]

10.  Судьба того, что мир привык называть социально-экономическим развитием, не оставила сомнений, что даже самые идеалистические мотивы не могут исправить фундаментальные пороки материализма. Рожденное хаосом Второй Мировой войны "развитие" стало, безусловно, самым крупным и самым амбициозным коллективным предприятием, которое человеческий род когда-   либо предпринимал. Его гуманитарная мотивация была соизмерима с его огромными материальными и технологическими инвестициями. Спустя пятьдесят лет, хотя и сознавая внушительные выгоды, принесенные развитием, это предприятие должно быть признано, согласно его собственным стандартам, потерпевшим ошеломительную неудачу. Не говоря о том, чтобы сократить разрыв между благосостоянием небольшой части человеческого рода, наслаждающейся выгодами современности, и состоянием широких народных масс, погрязших в безнадежной нищете, коллективное предприятие, которое поначалу казалось таким многообещающим, беспомощно наблюдало, как разрыв этот, расширяясь, превращался в бездну.

11.  Потребительская культура, сегодняшняя негласная наследница материалистического евангелия социального прогресса, свободна от эфемерной сущности вдохновлявших его целей. Блага, как по щучьему веленью получаемые тем незначительным меньшинством людей, которые могут их себе позволить, не поддаются разумному обоснованию. Поощряемое развалом традиционной нравственности развитие нового мировоззрения, по существу, не более, чем триумф такого же инстинктивного и слепого, как и потребность в еде, животного импульса, выпущенного на волю после долго длившихся ограни­чений сверхъестественных запретов. Его самой наглядной жертвой стал язык. Тенденции, некогда повсеместно осуждавшиеся, как аморальные, теперь преобразуются в потребности социального прогресса. Эгоизм становится похвальным коммерческим ресурсом; лживость переизобретается в облике общественной информации; различного рода извращения беззастенчиво притязают на статус гражданских свобод. Под соответствующими эвфемизмами скупость, вожделение, леность, гордость, даже насилие приобретают не просто широкомасштабную приемлемость, но и социальную и экономическую ценность. Ирония заключается в том, что как только из слов был выкинут смысл, его лишились и те самые материальные удобства и приобретения, ради которых истина была мимоходом принесена в жертву.

12.  Очевидно, что ошибка материализма была не в похвальном стремлении улучшить условия жизни, а в узости мышления и необоснованной самонадеянности при определении ее миссии. Важность как материального процветания, так и научно-технических достижений, необходимых для ее осуществления – это тема, которая проходит через писания Веры Бахаи. Однако, как это с самого начала было неизбежно, произвольные усилия, направленные на отделение такого физического и материального благо­состояния от духовного и морального развития человечества закончились потерей доверия тех самых слоев населения, интересам которых материалистическая культура претендовала служить. “Будь свидетелем того, как на мир обрушивается одно бедствие за другим ”, предупреждает Бахаулла. “Их болезнь уже совершенно безнадежна, ибо истинному Врачевателю мешают применить лекарство, а на невежественных лекарей взирают благосклонно и предоставляют им полную волю.” [3]

***

13.  Помимо того, что обещания материализма обернулись разочарованием, преобразующей силой, подрывающей ложные представления о реальности, принесенные человечеством в двадцать первый век, явилась глобальная интеграция. На самом простом уровне, она получает форму развития технологий связи, открывающих широкие возможности взаимодействия между разнообразными народами планеты. Наряду с облегчением межличностных и межсоциальных обменов, всеобщий доступ к информации превращает знания, накопленные веками и до недавнего времени доступные только привилегированной элите, в наследие всего человеческого рода, без оглядки на национальные, расовые или культурные различия. При всей грубой несправедливости, которую глобальная интеграция увековечивает, а в действительности, углубляет, ни один осведомленный наблюдатель не может не признать, что эти изменения создали стимул для размышлений о действительности. С размышлением приходят вопросы о всех установленных устоях, уже не только религиозных и нравственных, но также и государственных, академических, коммерческих, средств массовой информации, и во все большей степени, научного мнения.

14.  Кроме технологических факторов, объединение планеты оказывает и другое, еще более прямое воздействие на мысль. Невозможно переоценить, например, трансформирующее воздействие массовых путешествий в международном масштабе на глобальное сознание. Еще более велики последствия массовых миграций, свидетелем которых был мир в течение полутора веков, с тех пор как Баб объявил о Своей миссии. Миллионы беженцев, убегавших от преследований, метались по европейскому, африканскому и азиатскому континентам туда-сюда, подобно волнам приливов и отливов. Среди страданий, которые породила эта суматоха, осознается прогрессивная интеграция рас и культур всего мира, как граждан единой всепланетной родины. В результате, люди оказывались под влиянием иных культур и стандартов, о которых их предки знали мало или ничего, что толкало их на поиски смысла, который невозможно было обойти.

15.  Невозможно себе представить, насколько иной была бы история последних полутора веков, если бы кто-нибудь из ведущих мировых правителей, к которым обращался Бахаулла, потратил бы время на размышления о концепции действительности, опирающейся на нравственные принципы ее Творца, такие же нравственные принципы, как те, к которым они, по их утверждениям, относились с высочайшим почтением. Что является безошибочным для бахаи, так это то, что, несмотря на такой отказ, преобразования, возвещенные в послании Бахауллы, беспрепятственно осуществляются. Совместные открытия и совместные страдания поставили народы разных культур перед лицом общей человеческой природы, лежащей под тонким слоем воображаемых различий индивидуальности. Понимание того, что жители земли являются, действительно, “листьями одного дерева” [4] , постепенно становится эталоном, по которому теперь судят о коллективных усилиях человечества, независимо от того, отрицается ли это упрямо в одних сообществах, или приветствуется в других, как освобождение от бессмысленных и удушающих ограничений.

16.  Утрата веры в несомненность положений материализма и прогрессирующая глобализация человеческого опыта взаимно усиливают вселяемую ими жажду понять цель существования. Основным ценностям брошен вызов; узкие, местнические привязанности сдали свои позиции; требования, казавшиеся некогда невероятными, теперь приняты. Это то самое всемирное сотрясение, к которому, как объясняет Бахаулла, священные писания прошлых религий применяли образ “Дня Воскресения”: “Призыв возвещен, и люди встали из своих могил и, поднимаясь, озираются вокруг.” [5] В недрах всего этого хаоса и страданий идет процесс, по существу, духовный: “Ветер Всемилостивого подул, и оживлены были души в могилах тел своих.”[6]

***

17.  На протяжении всей истории важнейшими факторами духовного развития были великие религии. Для большинства людей на земле, священные писания каждой из этих систем верований служили, говоря словами Бахауллы, как “Божий Град”, [7] источник знания, который полностью охватывает сознание, столь неотразимый, что дарует искреннему “новое зрение, новый слух, новое сердце и новый разум” [8] . Обширная литература, в которую внесли вклад все религиозные культуры, отмечает трансцендентный опыт, переданный поколениями ищущих. На протяжении тысячелетий жизни тех, кто откликался на веления Всевышнего, вдохновлялись на захватывающие дух достижения в музыке, архитектуре и других искусствах, бесконечно воспроизводя опыт своей души для миллионов своих верующих собратьев. Никакая другая сила в мире существования не была способна заставить людей проявлять сопоставимые качества героизма, самопожертвования и самодисциплины. На социальном уровне принципы морали, вытекающие из религии, многократно перекладывались во всеобщие кодексы законов, регулируя и совершенствуя человеческие отношения. При рассмотрении в перспективе становится ясно, что основные религии являются первичными движущими силами процесса развития цивилизации. Утверждать обратное – это значит, конечно, игнорировать исторические факты.

18.  Почему тогда это богатейшее наследие не становится центральной платформой для сегодняшнего пробуждения духовных поисков? На периферии предпринимаются усердные попытки переформулировать учения, давшие начало соответствующим верованиям, в надежде наполнить их новой притягательностью, но большая часть поисков смысла носит рассеянный, индивидуалистический и несвязный характер. Священные писания не изменились; содержащиеся в них нравственные принципы не потеряли своей силы. Никто из тех, кто искренне обращает вопросы к Небесам, если он настойчив, не потерпит неудачи в получении ответа в Псалмах или в Упанишадах. Сердце любого, испытывающего некоторую близость к Реальности, которая вознесена над этим материальным миром, будет тронуто словами, которыми Иисус или Будда так интимно говорят об этом. Апокалиптическое видение Корана продолжает давать своим читателям непоколебимую уверенность, что реализация справедливости остается центром Божественной цели. И жизни героев и святых в их существенных чертах не кажутся менее значительными, чем во времена, когда они жили, столетия назад. Поэтому, для многих религиозных людей самый болезненный аспект нынешнего кризиса цивилизации состоит в том, что поиск истины не привел с уверенностью к знакомым религиозным направлениям.

19.  Эта проблема, конечно, имеет две стороны. Разумная душа не просто занимает свое пространство, но является активным членом социальной группы. Хотя обретенные истины великих религий сохраняют свою силу, ежедневный жизненный опыт человека двадцать первого века невообразимо далек от того опыта, который он мог бы иметь, если бы жил в те эпохи, когда эти руководства были явлены. Демократический путь принятия решений существенно изменил отношение индивидуума к властям. Со все большей уверенностью и успехом женщины справедливо настаивают на своем праве на полное равенство с мужчинами. Научно-технические революции изменяют не только функционирование, но и концепцию общества, а в действительности концепцию самого существования. Всеобщее образование и возникновение новых областей творчества открывают путь взглядам, которые стимулируют социальную подвижность и интеграцию, и создают возможности, из которых власть закона поощряет гражданина извлечь все преимущества. Исследование стволовых клеток, ядерная энергия, половая принадлежность, экологический стресс и использование богатств поднимают, по самой меньшей мере, беспрецедентные социальные вопросы. Все это, а также бесчисленное множество других изменений, затрагивающих каждый аспект человеческой жизни, привели к возникновению целого нового мира каждодневных альтернатив как для общества в целом, так и для отдельных его членов. Единственно что не изменилось – это неизбежная необходимость выбирать из этих альтернатив, чтобы прийти к лучшему или худшему результату. Именно здесь духовная природа современного кризиса более всего обостряется, потому что большинство решений, которые надо принимать, являются не просто практическими, но также и нравственными. Поэтому, в значительной степени, утрата веры в традиционную религию стала неизбежным следствием невозможности найти в ней руководство, необходимое, чтобы жить современной, успешной и уверенной жизнью.

20.  Второе препятствие на пути возрождения унаследованных систем убеждений, как ответа на духовную жажду человеческого рода – это ранее уже упомянутые последствия глобальной интеграции. Всюду по планете люди, воспитанные в лоне одной религии, оказались внезапно брошены в тесное общение с другими, чьи верования и обычаи кажутся, на первый взгляд, несовместимым образом отличающимися от их собственных. Различия могут вызывать и часто вызывают защитную реакцию, бурлящие негодования и приводят к конфликту. Во многих случаях, однако, это воздействие должно, напротив, подталкивать к пересмотру полученного учения и воодушевлять на усилия, направленные на выявление общих ценностей. Поддержка, которой пользуются различные виды межрелигиозной деятельности, несомненно, во многом объясняется именно такого рода откликом среди широкой публики. При таком подходе неизбежно возникает сомнение в отношении тех религиозных учений, которые сдерживают общение и взаимопонимание. Если люди, чьи верования существенно отличаются от чьей-то собственной веры, тем не менее, ведут нравственный образ жизни, заслуживающий восхищения, тогда что есть то, что возвышает чью-то собственную веру над верованиями других? С другой стороны, если все великие религии сообща признают некоторые основные ценности, разве узкорелигиозная приверженность не ведет просто к укреплению нежелательных барьеров между индивидуумом и его соседями?

21.  Поэтому, вероятно, немногие сегодня среди тех, кто имеет в какой-то степени объективное представление о предмете, питают иллюзии, что какая-либо из организованных религиозных систем прошлого может взять на себя роль высшего руководства для человечества в вопросах современной жизни, даже в том невероятном случае, если бы ее разрозненные секты объединились ради этой цели. Каждая из тех религий, которые мир считает независимыми религиями, установлена на почве, созданной ее авторитетным священным писанием и ее историей. Поскольку она не может заново сформировать свою систему убеждений, выводя ее законным путем из авторитетных слов своего Основателя, она, точно так же, не может адекватно ответить на множество вопросов, поставленных социальной и интеллектуальной эволюцией. Хотя это многим и покажется огорчительным, это не более, чем неизбежная черта, присущая эволюционному процессу. Попытки так или иначе вернуться к истокам могут привести только к еще большему разочарованию в самой религии и усилить противостояние сект.

***

22.  Эта ситуация и неестественная, и саморазящая. Существующий мировой порядок, если его можно так назвать, в пределах которого бахаи сегодня делятся посланием Бахауллы, таков, что его неправильные представления и о человеческой природе, и об эволюции общества столь фундаментальны, что серьезно препятствуют большинству разумных и исполненных благих намерений попыток улучшить положение человечества. Это особенно верно в отношении неразберихи, которая охватывает, фактически, каждый аспект предмета религии. Чтобы адекватно отвечать на духовные нужды своих соседей, бахаи должны будут обрести глубокое понимание охватываемых вопросов. Силу воображения, которую требует этот вызов, можно оценить по совету, который, наверное, дается чаще всего, и по настойчиво повторяющемуся в писаниях их Веры увещеванию: "взвешивать", "обдумывать", "размышлять".

23.  Стало привычным, что в популярных беседах под "религией" подразумевается множество сект, существующих в настоящее время. Не удивительно, что такое предположение сразу порождает в других кругах протест, что под религией подразумевается скорее та или иная из великих, независимых религиозных систем, которые формировали и вдохновляли целые цивилизации. Однако, эта точка зрения, в свою очередь, вызывает неизбежный вопрос: где найти в современном мире эти исторические религии? Где можно увидеть, в точности, "Иудаизм", "Буддизм", "Христианство", “Ислам” и другие религии? Ведь их, очевидно, нельзя отождествлять с непримиримо противостоящими друг другу организациями, претендующими на то, что они официально выступают от имени религии. И при этом проблема не заканчивается на этом. Еще одним ответом на вопрос, почти наверняка, будет то, что под религией подразумевается просто отношение к жизни, ощущение отношений с той трансцендентной Реальностью, которая вознесена над материальным существованием. Религия, воспринимаемая так, является атрибутом индивидуального лица, импульсом, не приемлющим организации, опытом, доступным повсюду. Однако, снова, такая ориентация будет рассмотрена большинством религиозно мыслящих людей, как отсутствие самой воли к самодисциплине и объединяющего влияния, которые и придают религии смысл. Некоторые оппоненты даже будут возражать, что, напротив, религия играет роль образа жизни тех, кто, подобно им самим, приняли строгие распорядки ежедневных ритуалов и самоотрешения, полностью отстранивших их от остальной части общества. Что общего во всех таких различных концепциях, - это та степень, до которой явление, признанное, как полностью выходящее за пределы человеческой досягаемости, оказалось, тем не менее, постепенно заключено в тюремную камеру, ограниченную стенками изобретенных человеком концепций, будь то организационных, теологических, эмпирических или ритуальных.

24.  Учение Бахауллы разрубает этот клубок противоречивых взглядов и, при этом, заново формулирует многие истины, которые, явно или неявно, легли в основу всего Божественного откровения. Бахаулла ясно дает понять, что как бы тщательно вы ни вчитывались в Его намерения, пытаться ухватить или предполагать подлинную сущность Бога в трактатах и вероучениях – значит упражняться в самообмане: “Для всякого чуткого и просвещенного сердца очевидно, что Бог, непостижимая Сущность, Божественное Существо, превознесен бесконечно выше всякого человеческого свойства, такого, как телесное существование, восхождение и нисхождение, уход и возвращение. Такова слава Его, что человеческим устам не восхвалить Его по достоинству, а человеческому сердцу не постичь Его бездонного таинства.”[9] Инструментом, посредством которого Творец всего сущего взаимодействует с вечно развертывающимся творением, которое Он создал, является появление пророческих Фигур, которые являют свойства недоступной Божественной сущности: “Поскольку врата постижения Того, Кто есть Ветхий Днями, закрыты пред лицом всякого существа, Источник бесконечной милости... повелел сим лучезарным Самоцветам Святости выступить из царства духа в благородном обличии человеческого храма и явить Себя всем людям, дабы поведать миру о таинствах неизменного Существа и рассказать о тончайших проявлениях Его нетленной Сущности.”[10]

25.  Предполагать, что можно быть арбитром среди Посланников Бога, возвеличивая одного из них выше другого, значило бы согласиться с заблуждением, что Вечный и Всеобъемлющий подвержен капризам человеческих предпочтений. “Теперь для тебя ясно и очевидно”, - это точные слова Бахауллы, “что все Пророки суть Храмы Божиего Дела, явленные в различном облачении. Если воззришь проницательным оком, то увидишь, что проживают Они в одном шатре, парят в одних небесах, восседают на одном престоле, ведут одну речь и проповедуют одну Веру.” [11] Более того, представлять себе, что природа этих уникальных Фигур может быть – или должна быть – заключена в рамки теорий, заимствованных из материального опыта, столь же дерзко. Под “познанием Бога”, объясняет Бахаулла, подразумевается познание Богоявлений, проявляющих Его волю и качества, и именно здесь душа вступает в тесное общение с Творцом, который во всех иных обстоятельствах находится за пределами как вербального, так и образного представления: “Еще свидетельствую”, утверждает Бахаулла о положении Богоявления, “что чрез Твою красоту раскрылась красота Возлюбленного, и чрез Твой лик воссияло лицо Желанного” [12]

26.  Религия, воспринимаемая так, пробуждает души к осознанию своих потенциальных возможностей, которые иными путями не поддаются воображению. В какой степени индивидуум учится извлекать пользу из воздействия Божьего откровения на свою эпоху, в той же степени его естество постепенно пропитывается атрибутами Божественного мира: “Через Учение сего Дневного Светила Истины”, объясняет Бахаулла, “всякий человек будет совершенствоваться и расти, пока не достигнет положения, что будет проявлением всех заложенных в нем сил, коими наделена его внутренняя истинная сущность.” [13] Поскольку цель человечества подразумевает продвижение “вечноразвивающейся цивилизации”[14] , не самой слабой из исключительных сил, которые подвластны религии, оказалась ее способность освободить тех, кто верит, от оков самого времени, принося себя в жертву во имя поколений будущих столетий. Действительно, поскольку душа бессмертна, осознание ею ее истинной природы дает ей возможность служить эволюционному процессу не только в этом мире, но и еще более открыто в тех мирах, которые за его пределами: “Свет, излучаемый такими душами”, утверждает Бахаулла, “способствует развитию мира и продвижению вперед его народов... Всякая вещь имеет причину, побудительную силу и животворящую основу. Души сии суть символы отрешения, дающие миру бытия ныне и присно тот изначальный толчок, что приводит его в движение.” [15]

27.  Таким образом, вера - необходимая и негасимая движущая сила биологического вида, что описано влиятельным современным мыслителем словами “эволюция, осознавшая саму себя” [16] . Когда, как тому служат печальным и неопровержимым свидетельством события двадцатого века, естественное выражение веры искусственно блокируется, тогда выдумываются объекты поклонения, не имеющие, однако, никакой ценности, и даже фальшивые, которые могут, в какой-то мере, успокоить острую тягу к вере. Это такой импульс, который невозможно отвергнуть.

28.  Короче говоря, через продолжающийся процесс откровения Тот, кто есть Источник системы знаний, которую мы называем религией, демонстрирует целостность этой системы и отсутствие в ней противоречий, порождаемых сектантскими амбициями. Работе каждого Богоявления присущи независимость и власть, которые превосходят всякую оценку. Кроме того, она есть одна стадия в безграничном развертывании единой Реальности. Поскольку цель последовательных Божьих откровений состоит в том, чтобы пробудить человечество к осознанию своих способностей и ответственности, как попечителя [†] мироздания, этот процесс является не просто повторяющимся, а прогрессивно развивающимся, и может быть полностью и по достоинству оценен только если понимать его в этом контексте.

29.  Бахаи ни в каком отношении не могут утверждать, что в этот ранний час они уразумели более, чем долю минуты истин, принадлежащих откровению, на котором основывается их Вера. В отношении, например, развития Дела Хранитель сказал: “Все, что мы можем позволить себе разумно предпринять, – это стараться уловить проблеск первых лучей обещанной зари, которая должна в полноте времен рассеять мрак, окутывающий человечество.” [17] Кроме воодушевляющего смирения, этот факт должен служить также, как постоянное напоминание, что Бахаулла не принес новую религию, чтобы встать рядом с существующими разнообразными сектантскими организациями. Нет, он переработал всю концепцию религии, как основной силы, стимулирующей развитие сознания. Поскольку человеческий род, при всем своем разнообразии, – единый вид, то вмешательство, посредством которого Бог совершенствует скрытые качества разума и сердца у этого вида – тоже единый процесс. Его герои и святые – это герои и святые всех ступеней в этой борьбе; его успехи – успехи всех ступеней. Именно нравственная норма, продемонстрированная в жизни и работе Учителя и приводимая сегодня в пример в общине бахаи, стала преемником всего духовного наследия человечества, наследия, одинаково доступного народам всей земли.

30.  Поэтому, повторяющимся доказательством существования Бога служит то, что с незапамятных времен Он неоднократно являл Себя. В широком смысле, как объясняет Бахаулла, грандиозная эпопея религиозной истории человечества представляет собой выполнение "Завета", бессмертного обещания, в котором Творец всех вещей заверяет род человеческий в своем неизменном руководстве, необходимом для его духовного и морального развития, и призывает его усваивать и выражать эти ценности. Каждый волен обсуждать с точки зрения историка свидетельства уникальной роли того или иного Посланника Божьего, если у него есть такая цель, но такая спекуляция никак не поможет объяснить события, которые преобразовали мышление и произвели критические для эволюции общества изменения в человеческих отношениях. Богоявления приходили с большими интервалами, такими, что известные случаи можно пересчитать по пальцам, и каждый из них был откровенен в отношении авторитетности Своего учения, и каждый оказывал влияние на прогресс цивилизации, несравнимое с влиянием любого другого явления в истории. “Рассудите о часе, когда верховное Богоявление откроет Себя пред людьми”, указывает Бахаулла: “Прежде чем сей час наступит, Предвечное Существо, еще неведомое людям и не возвестившее Слово Божие, уже само обладает Всезнанием о мире, где никто из людей не знает Его. Воистину, Он есть Творец без творения.” [18]

***

31.  Возражение, чаще всего выдвигаемое против вышеприведенной концепции религии, – это утверждение, что различия между богоявленными религиями столь фундаментальны, что представлять их, как ступени или стороны единой системы истин, значит идти против фактов. При той неразберихе, которая царит вокруг природы религии, эту реакцию можно понять. Однако, важно то, что такое возражение приглашает бахаи представить рассмотренные здесь принципы более явно, в эволюционном контексте писаний Бахауллы.

32.  Приводимые различия относятся либо к религиозной практике (обрядам), либо к учению, причем и то, и другое представляется, как вытекающее из соответствующего священного писания. В отношении религиозных обрядов, регулирующих личную жизнь, полезно рассмотреть этот вопрос на фоне сопоставимых особенностей материальной жизни. Менее всего вероятно, что различия в гигиене, одежде, снадобьях, еде, транспортных средствах, военных делах, строительстве или экономической деятельности, как бы сильны они ни были, могут и далее серьезно выдвигаться в поддержку теории, что человечество, фактически, не составляет одного единственного и уникального народа. До начала двадцатого века, такие примитивные споры были обычным делом, но теперь исторические и антропологические исследования дают целостную панораму процесса культурного развития, в результате которой эти и бесчисленное множество других выражений человеческого творчества возникли, передавались через последовательность поколений, подвергались постепенным метаморфозам и часто распространялись дальше, обогащая жизнь народов дальних стран. Поэтому, эти современные сообщества представляют широкий спектр таких явлений, которые ни в коем случае не определяют фиксированную и неизменную отличительную особенность рассматриваемых народов, а просто отличают ступень, через которую они проходят или, по крайней мере, проходили до недавнего времени. Даже при этом, все такие культурные проявления сейчас находятся в состоянии плавного развития под давлением всепланетной интеграции.

33.  Бахаулла указывает, что подобный же эволюционный процесс отличает и религиозную жизнь человечества. Определяющая разница состоит в том, что, в отличие от просто случайных событий действующего в истории метода проб и ошибок, эти нормы каждый раз предписывались явно, как составные особенности того или иного Божественного откровения, воплощенного в священном писании, и их неприкосновенность тщательно поддерживалась в течение столетий. Тогда как некоторые элементы каждого кодекса поведения, в конце концов, выполняли свое предназначение и, когда приходило тому время, уходили в тень, уступая место другим заботам, принесенным процессом общественного развития, сам кодекс не терял своего авторитета в течение всего длительного этапа человеческого прогресса, в котором он играл жизненно важную роль обучения поведению и отношениям. “Сии установления и законы, сии непреложные и могущественные учения ”, утверждает Бахаулла, “исходят из одного Источника, они - лучи одного Света. Отличия же их друг от друга объясняются разными потребностями эпох, в коих они были провозглашены.” [19]

34.  Поэтому, спорить о том, что различия в предписаниях, ритуалах и иной практике представляют какое-либо существенное возражение против идеи единства по существу богоявленных религий, означает упустить цель, которой эти предписания служили. Более серьезно то, что это упускает из виду фундаментальное различие между вечными и преходящими особенностями роли религии. Суть послания религии неизменна. Она, говоря словами Бахауллы, есть “неизменная Вера Божия, вечная в прошедшем, вечная в грядущем”. [20]. Ее роль в открытии для души пути вступления в вечные, зрелые отношения со своим Творцом, – и в обеспечении этого большей, чем когда-либо, степенью моральной независимости в обуздании животных импульсов человеческой природы, – нисколько не противоречит тому, что она дает вдобавок руководство, которое способствует процессу строительства цивилизации.

35.  Концепция последовательного откровения делает решающий акцент на признании откровения Бога при его появлении. Неспособность большей части человечества к этому снова и снова обрекала целые народы на ритуальное повторение обрядов и практики спустя долгое время после того, как эти последние выполнили свою цель и теперь просто пародировали нравственный прогресс. К сожалению, сегодня естественным следствием такой неспособности стало опошление религии. Как раз в момент, когда в своем коллективном развитии человечество начало бороться с вызовами современности, духовный ресурс, от которого, в первую очередь, зависели необходимые для этого нравственное мужество и образование, быстро превращался в предмет осмеяния, сначала на тех уровнях, где принимались решения о направлении курса, которое общество должно принять, и, в конечном счете, во все более широких кругах населения вообще. Поэтому, не удивительно, что это, самое разрушительное из многих предательств, от которых страдало человеческая вера, должно было, со временем, подорвать основы самой веры. Вот почему Бахаулла снова и снова призывает Своих читателей глубоко задуматься об уроке, преподанном такими повторяющимися поражениями: “Задумайся на миг и поразмысли о причинах сего отрицания..." [21] "В чем крылась причина их столь сильного неприятия и отчуждения?"[22] "В чем крылась причина подобных распрей...?"[23] "Рассуди, в чем причина …?”[24]

36.  Еще более пагубной для религиозного осмысления была теологическая самонадеянность. Неизменной чертой раскольнического прошлого религии была доминирующая роль, играемая духовенством. В отсутствие святых текстов, которые закрепили бы за ним бесспорные учредительские полномочия, высшее духовенство успешно присваивало себе исключительные права на толкование Божественного смысла. Однако, как бы разнообразны ни были мотивы этого, трагедия в том, что это, в результате, препятствовало потоку вдохновения, ввергало в уныние независимую интеллектуальную деятельность, сосредотачивало внимание на мелочах ритуалов и слишком часто порождало ненависть и предубеждение к тем, кто придерживался иного пути в расколе, чем сами эти самозваные духовные лидеры. Хотя ничто не могло помешать творческой мощи Сил Провидения продолжать работу по постепенному развитию сознания, пределы его возможностей, достижимые в каком-либо веке, все более и более ограничивались такими искусственно чинимыми препятствиями.

37.  Через какое-то время, теологии удавалось построить в сердце каждой из великих религий власть, параллельную, и даже по духу враждебную явленному учению, на котором традиция была основана. Знакомая притча Иисуса о землевладельце, который посеял семя на своем поле, адресована, как в смысле проблемы, так и ее последствий, настоящему времени: “когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел ” [25] . Когда его слуги предложили выбрать их, землевладелец ответил: “нет, -- чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.” [26] Через все страницы Корана проходит самое серьезное осуждение того духовного ущерба, который вызывает эта конкурирующая гегемония: “Скажи: Господь мой запретил только мерзости, явные из них и скрытые, грех и злодеяние без права, и чтобы вы придавали Аллаху в сотоварищи то, о чем Он не низвел власти, и чтобы говорили против Аллаха то, чего не знаете.” [27] Для современного разума это самая большая насмешка, что поколения теологов, чьи жульничества на религии воплощают в точности предательство, так резко осужденное в этих текстах, должны стремиться использовать само это предупреждение, как оружие подавления протеста против узурпации ими Божественной власти.

38.  В действительности, каждая новая стадия в постепенно разворачивающемся процессе раскрытия духовной истины была заморожена в своем времени и во множестве реалистических образов и толкований, многие из которых были заимствованы от культур, которые сами были морально устаревшими. Концепции физического воскресения, рая плотских удовольствий, реинкарнации, пантеистических чудес, и т.п., какова бы ни была их ценность на более ранних стадиях развития сознания, сегодня, в эту эпоху, когда земля, буквально, стала единой страной, и люди должны учиться видеть себя ее гражданами, они воздвигают стены отчуждения и конфликта. В этих обстоятельствах становятся понятны причины, почему Бахаулла так страстно предупреждал о барьерах, которые догматическая теология создает на пути тех, кто стремится понять волю Бога: “О вожди веры! Hе взвешивайте Книгу Божию по правилам и наукам, что в ходу у вас, ибо сама Книга сия есть непогрешимые Весы, установленные среди людей.” [28] В Своей Скрижали к Римскому папе Пию IX Он объявляет понтифику, что Бог в этот день, "собрал в сосуды справедливости” то, что прочно в религии и “бросил в огонь то, что предназначено огню”[29].

***

39.  Освободившись от зарослей, которыми теология загородила религиозное понимание, разум может исследовать знакомые места писаний глазами Бахауллы. “Несравнен сей День,” утверждает Он, “ибо подобен он зрению для прошлых эпох и веков и свету для тьмы времен.” [30] Самое поразительное наблюдение, обнаруживаемое благодаря преимуществам этого взгляда, – это единство цели и принципа, красной нитью проходящее через все древне­еврейские священные писания, Евангелие и, особенно, Коран, хотя легко можно найти отголоски и в священных писаниях других мировых религий. Снова и снова, те же самые организующие темы рождаются из матрицы заповедей, наставлений, повествований, символики и толкований, в которую они вшиты. Из этих основополагающих истин, безусловно, наиболее отличительная – это постепенная формулировка и решительное утверждение единства Бога, Творца всего сущего как в мире физических явлений, так и в тех сферах, которые за его пределами. “Я Господь,” объявляет Библия, “и нет иного; нет Бога кроме Меня”, [31] и та же самая концепция подпирает основы более поздних учений Христа и Мухаммада.

40.  Человечество – фокусная точка, преемник и попечитель [‡] мира – существует, чтобы познать своего Творца и служить Его цели. В своем высочайшем выражении прирожденное человеческое стремление откликнуться принимает форму поклонения, состояния, передающего искреннюю покорность силе, которая признана заслуживающей такого преклонения. “Царю же веков нетленному, невидимому, единому премудрому Богу честь и слава во веки веков.” [32] Неотделимо от самого духа почитания, его проявление в служении Божественной цели для человечества. “Cкaжи: ‘Пoиcтинe, милocть - в pyкe Aллaxa: Oн дapyeт ee тeм, кoмy пoжeлaeт!’ Пoиcтинe, Aллax oбъeмлющ, знaющ!” [33] Освещенные этим пониманием обязанности человечества ясны: “He в тoм блaгoчecтиe, чтoбы вaм oбpaщaть cвoи лицa в cтopoнy вocтoкa и зaпaдa”, утверждает Коран, “a блaгoчecтиe - ктo yвepoвaл в Aллaxa, … и давал имущество, нecмoтpя нa любoвь к нeмy, близким, и cиpoтaм, и бeднякaм, и пyтникaм, и пpocящим..." [34] "Вы - соль земли”,[35] внушает Христос тем, кто отвечает на Его зов. “Вы - свет мира.”[36] Резюмируя тему, которая снова и снова повторяется всюду в древнееврейских священных писаниях, а впоследствии вновь появляется в Евангелии и Коране, пророк Михей спрашивает, “…чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренно ходить пред Богом твоим.”[37]

41.  Эти Писания в равной степени сходятся на том, что способность души достичь понимания цели своего Творца – это не просто плод ее собственного усилия, а результат вмешательства Всевышнего, который открывает путь. Указание на это было дано с незабываемой ясностью Иисусом: “Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.” [38] Если не видеть в этом утверждении просто догматический вызов, брошенный другим ступеням единого непрерывного процесса Божественного руководства, то это, очевидно, выражение центральной истины Богоявленной религии: что доступ к непостижимой Реальности, которая создает и поддерживает существование, возможен только через пробуждение к свету, исходящему из того Царства. Одна из наиболее лелеемых сур Корана подхватывает метафору: “Aллax - cвeт нeбec и зeмли. .. Cвeт нa cвeтe! Beдeт Aллax к Cвoeмy cвeтy, кoгo пoжeлaeт.” [39] В случае древнееврейских пророков Божественный посредник, который явится позднее, в Христианстве, в образе Сына человеческого, и в Исламе, как Книга Бога, принял форму обязующего Завета, заключенного Творцом с Авраамом, Патриархом и Пророком: “и поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя.” [40]

42.  Преемственность откровений Всевышнего также проявляется как неявная – и, обычно, явная – особенность всех основных вероисповеданий. Одно из его самых ранних и самых ясных выражений содержится в Бхагават-Гите: “Я прихожу, и ухожу, и прихожу. Когда Добродетельность падает, О Бхарата! Когда Злоба усиливается, Я являюсь из века в век, и принимаю видимые очертания, и хожу как человек среди людей, поддерживая добро, отталкивая зло обратно, и ставя Достоинство снова на свое место.” [41] Эта продолжающаяся драма составляет основную структуру Библии, последовательность книг которой рассказывает о миссиях не только Авраама и Моисея, "которого Господь знал лицем к лицу”[42], но и серии пророков меньшего уровня, которые развивали и укрепляли работу, которую эти первичные Авторы процесса привели в движение. Точно так же, сколько бы ни было спорных и фантастических спекуляций вокруг истинной природы Иисуса, они не могли преуспеть в отделении Его миссии от трансформирующего влияния, оказанного на курс цивилизации работой Авраама и Моисея. Он Сам предупреждает, что не Он будет судить тех, кто отвергает послание, которое он несет, но Моисей, "на которого вы уповаете. Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне. Если же его писаниям не верите, как поверите Моим словам?” [43] С откровением Корана тема преемственности Божьих Посланников становится центральной: “Mы yвepoвaли в Aллaxa и в тo, чтo ниcпocлaнo нaм, и чтo ниcпocлaнo Ибpaxимy, Иcмaилy, Иcxaкy, Йaкyбy ... и чтo былo дapoвaнo Myce и Иce, и чтo былo дapoвaнo пpopoкaми oт Гocпoдa иx." [44]

43.  У благожелательного и объективного читателя таких мест рождается признание существенного единства религии. Так что термин “Ислам” (буквально, "покорность" Богу) обозначает не просто отдельное законоцарствие Провидения, инициированное Мухаммадом, но, как это безошибочно явствует из слов Корана, саму религию. Хотя, это правильно, говорить о единстве всех религий, жизненно важно понимать контекст. На самом глубинном уровне, как подчеркивает Бахаулла, существует только лишь одна религия. Религия – это [вся] религия, так же, как наука – это [вся] наука. Первая дает знания о ценностях, постепенно разворачивающихся через Божественное откровение, и отчетливо облекает их в слова, а вторая – это инструмент, с помощью которого человеческий разум исследует и способен оказать свое необычайно точное воздействие на мир физических явлений. Первая определяет цели, которые направляют эволюционный процесс, а вторая – помогает в их достижении. Вместе, они составляют двойственную систему познания, приводящую в движение прогресс цивилизации. И та, и другая провозглашены Учителем как “сияние Солнца Истины”. [45]

44.  Поэтому, представлять то, что сделали Моисей, Будда, Зороастр, Иисус, Мухаммад, или последовательные Аватары, принесшие индуистское священное писание, как создание отличных друг от друга религий, – это неадекватный подход к признанию их уникального положения. Правильнее их оценить по достоинству, признав как духовных Учителей истории, как силы, вдыхающие жизнь в рост цивилизаций, через которые сознание расцвело: “В мире [Он] был,” объявляет Евангелие, “и мир чрез Него начал быть”. [46] То, что их личности почитались бесконечно выше, чем имена любых других исторических фигур, отражает попытку выразить словами иначе невыразимые ощущения, пробудившиеся в сердцах бессчетных миллионов людей благословениями, которые даровали их дела. Любя их, человеческий род постепенно узнавал, что значит любить Бога. Не существует, реально, другого способа сделать это. Любовь и уважение к ним исходят не из каких-то невнятных усилий ухватить тайну сущности их природы в догмах, изобретенных человеческим воображением; их почитают из-за их посредничества в том трансформирующем воздействии, которому душа безусловно подчиняет свою волю.

***

45.  Очевидно, такая же путаница имеется в вопросе о роли религии в совершенствовании нравственного сознания в широко распространенном понимании его вклада в формирование общества. Возможно, самый очевидный пример – это низкий социальный статус, присваиваемый женщинам в большинстве священных текстов. В то время, как конечные выгоды, которые доставались мужчинам, были, без сомнения, главным фактором в утверждении такой концепции, моральным оправданием этому, бесспорно, служило человеческое понимание смысла самих священных писаний. За немногими исключениями, эти тексты обращаются к мужчинам, оставляя женщинам вспомогательную и зависимую роль в жизни и религии, и общества. Печально, что такое понимание сделало прискорбно легким возложение на женщин первичной вины за неспособность обуздывать сексуальное влечение, жизненно важную составляющую нравственного совершенствования. В рамках современного взгляда, такого рода отношения, без сомнения, воспринимаются как предвзятые и несправедливые. На этапах социального развития, на которых возникали все великие религии, святые писания стремились, прежде всего, сделать, по возможности, цивилизованными те отношения, которые были обусловлены трудноизлечимыми историческими обстоятельствами. Не требуется большой проницательности, чтобы понять, что цепляясь сегодня за примитивные нормы, можно похоронить самую цель терпеливого воспитания религией нравственности.

46.  Аналогичные рассуждения применимы и к отношениям между сообществами. Долгая и напряженная подготовка еврейского народа к возлагаемой на нее миссии иллюстрирует сложность и неподатливость затронутых нравственных проблем. Чтобы духовные способности, к которым обращались пророки, могли бы пробудиться и расцвести, мотивы, навеваемые соседними языческими культурами, должны были быть любой ценой отвергнуты. Библейские повествования о заслуженных карах, понесенных правителями и людьми, которые нарушили нравственные законы, иллюстрировали значительность, придаваемую этим законам Божественным промыслом. Нечто подобное встречалось и в ходе борьбы основанной Мухаммадом новорожденной общины против попыток языческих арабских племен уничтожить ее – и в варварской жестокости, и в неустанном духе кровной вражды, двигавшей нападавшими. Никто, знакомый с историческими подробностями, не будет испытывать затруднений в понимании серьезности предписаний Корана по этому вопросу. В то время, как претензии к монотеистическим верованиям Иудеев и Христиан состояли в том, чтобы добиться соответствующего признания, с идолопоклонством никакой компромисс не допускался. В относительно сжатые сроки, эта суровая власть смогла объединить племена Аравийского полуострова и подвигнуть только что созданное сообщество на более, чем пять столетий нравственных, интеллектуальных, культурных и экономических достижений, непревзойденных ни до, ни после, ни по скорости, ни по масштабам своего распространения. История склонна вершить свой суд сурово. В конечном итоге, в неуклонно разворачивающейся перспективе истории участь тех, кто в слепоте своей душил такие инициативы в колыбели, навсегда отмежевана от благ, приобретенных миром в целом от триумфа Библейского видения человеческих возможностей, и прогресса, ставшего возможным, благодаря гению Исламской цивилизации.

47.  Одной из наиболее спорных проблем такого рода в понимании развития общества в направлении духовной зрелости была проблема преступления и наказания. Наказания, установленные большинством священных писаний за преступления против общего благополучия или прав других людей, будучи различны в деталях и степени тяжести, тяготели больше к строгости. Более того, они часто даже разрешали месть обидчикам со стороны потерпевших или членов их семей. Оглядываясь на прошлое, однако, логично спросить, а какие практические альтернативы этому тогда существовали? В отсутствие не только современных программ изменения поведения, но даже обращения за помощью к таким мерам принуждения, как тюрьмы или полиция, делом религии было неизгладимо запечатлеть во всеобщем сознании нравственную неприемлемость – и цену на практике – такого поведения, воздействие которого, в противном случае, деморализовало бы силы, направленные на социальный прогресс. Вся цивилизация с тех пор унаследовала и пользуется этими благами, и было бы нечестно не признавать этого факта.

48.  Так что через это прошли все религии, истоки которых сохранились в письменных свидетельствах. Нищета, рабство, самовластие, завоевания, этнические предрассудки и другие нежелательные особенности социальных взаимоотношений не вызывали возражений, или даже встречали явное потворство, тогда как религия стремилась добиться совершенствования поведения, что считалось более актуальным на тех ступенях развития цивилизации. Осуждать религию за то, что ни одно из ее последовательных законоцарствий не было в состоянии обратиться ко всему диапазону социальных пороков, значило бы игнорировать все, что удалось узнать о природе человеческого развития. Кроме того, такого рода анахронические размышления неизбежно привели бы к серьезным психологическим помехам в понимании и раскрытии требований собственного времени.

49.  Проблема состоит не в прошлом, а в его сегодняшних последствиях. Проблемы возникают там, где последователи одной из мировых религий оказываются неспособны провести различие между ее вечными и ее преходящими особенностями и пытаются навязать обществу правила поведения, давно завершившие свое предназначение. Этот принцип является фундаментальным для понимания социальной роли религии: “Миру с его нынешними превратностями необходимо совсем иное лекарство, чем веку грядущему”, указывает Бахаулла. “Проникнитесь же всей душой вашей нуждами века, в коем живете, и сосредоточьте думы свои на его надобностях и требованиях.” [47]

***

50.  Насущные требования новой эпохи человеческого опыта, к выполнению которых Бахаулла призывал политических и религиозных властителей мира девятнадцатого века, теперь, в значительной степени, приняты их преемниками и прогрессивным разумом повсеместно, по крайней мере, как идеалы. Ко времени, когда двадцатый век подошел к концу, принципы, на которые только в недавние десятилетия смотрели свысока, как на иллюзорные и безнадежно утопичные, стали центральными в глобальном диалоге. Поддержанные результатами научных исследований и заключений влиятельных комиссий, часто щедро финансируемые, они направляют работу могучих представительств на международных, национальных и местных уровнях. Огромное количество академической литературы на многих языках посвящено исследованию практических средств для их выполнения, и эти программы могут рассчитывать на внимание средств массовой информации на пяти континентах.

51.  В то же время, большинство этих принципов, увы, повсеместно попираются не только среди общеизвестных врагов социального мира, но и в кругах, его открытых приверженцев. Чего не достает, так это не убедительного довода в пользу их важности, а силы нравственного убеждения, которое могло бы осуществить их, силы, очевидным надежным источником которой на протяжении всей истории была только религия. Вплоть до начала миссии Бахауллы, авторитет религии все еще оказывал существенное влияние на общество. Когда христианский мир решился покончить с тысячелетиями не подвергавшегося сомнениям убеждения и остановить, наконец, зло рабства, ранние британские реформаторы стали апеллировать именно к библейским идеалам. Впоследствии, в определяющем выступлении, посвященном центральной роли, которую играла эта проблема в великой войне в Америке, президент Соединенных Штатов предупредил, что, если “за каждую каплю крови, выступившую от удара плетью, будет заплачено другой каплей, пролитой мечом, как было сказано три тысячи лет назад, то даже тогда следует сказать, ‘Суд Божий истинный и праведный всецело.” [48] Та эра, однако, быстро подходила к концу. В переворотах, которые последовали за Второй Мировой войной, даже такая влиятельная личность, как Махатма Ганди, оказался неспособен мобилизовать духовную силу Индуизма в поддержку своих усилий погасить междоусобицу на Индийском субконтиненте. Также и лидеры исламского сообщества утратили силу в этом отношении. Как это было образно описано в метафорическом предвидении Корана “В тoт дeнь, кoгдa Mы cкpyтим нeбo, кaк пиceц cвepтывaeт cвитки...”, [49] некогда неоспоримая власть традиционных религий перестала управлять социальными отношениями человечества.

52.  Именно в этом контексте каждый начинает оценивать выбранные Бахауллой образы о воле Бога для новой эпохи: “Не думайте, что Мы даровали вам всего лишь свод законов. Нет – скорее Мы распечатали изысканное Вино перстами мощи и власти.” [50] Через Его откровение принципы, требуемые для коллективного достижения совершеннолетия человеческого рода, были наделены той силой, которая способна проникнуть к корням человеческой мотивации и изменить поведение. Для тех, кто признал Его, равенство мужчин и женщин – не социологический постулат, а богоявленная истина о человеческой природе, приложимая к каждому аспекту человеческих отношений. То же самое справедливо и в отношении Его учения о принципе расового единства. Всеобщее образование, свобода мышления, защита прав человека, признание того, что обширные ресурсы земли доверены всему человечеству, ответственность общества за благосостояние своих граждан, развитие научных исследований, даже такой практический принцип, как международный вспомогательный язык, который будет способствовать объединению народов земли – для всех, кто отвечает на откровение Бахауллы, эти и другие аналогичные заповеди имеют такой же непререкаемый авторитет, как и запреты священных писаний против идолопоклонства, воровства и лжесвидетельства. Хотя намеки на некоторые из этих принципов можно было разглядеть и в прежних Священных Писаниях, но их формулировки и предписания неизбежно вынуждены были ждать, пока разнородное население планеты не смогло быть собрано воедино после установления ее природы, как единой человеческой расы. Благодаря духовной поддержке, принесенной откровением Бахауллы, стало возможным оценить Божественные критерии не как изолированные принципы и законы, а как грани единого, всеобъемлющего видения будущего человеческого рода, революционого по замыслу, пьянящего по возможностям, которые оно открывает.

53.  Составной частью этого учения являются принципы, которые относятся к административному управлению совместными делами человечества. Часто цитируемое место из Послания Бахауллы к Королеве Виктории выражает решительное одобрение принципа демократического и конституционного правления, но оно также предупреждает о контексте глобальной ответ­ствен­ности, в котором этот принцип должен работать, если осознавать его цель в эту эпоху: “О вы, избранные представители народа во всех странах! Советуйтесь совместно, и да будет вашей заботой лишь то, что человечеству на пользу и улучшает положение его, если вы из внимающих. Взирайте на мир, как на человеческое тело, что, здоровое и совершенное при рождении своем, было, по разным причинам, поражено серьезными расстройствами и недугами. Ни на один день не было ему покоя, нет, болезнь досаждала все сильнее, ибо невежественные лекари пользовали его, что давали полную волю своим собственным желаниям и горестно ошибались. И если иногда один из членов сего тела, излеченный способным врачом, был здоров, все остальное было поражено, как прежде.” [51] В других местах Бахаулла обстоятельно разъясняет некоторые практические выводы. Правительствам мира предлагается созвать международный консультативный орган, как учредителя, говоря словами Хранителя, “Всемирной федерации” [52] , правомочной защищать независимость и территориальную целостность своих членов-государств, решать национальные и региональные споры и координировать программы глобального развития ради блага всего человеческого рода. Примечательно, что Бахаулла предоставляет этой системе, как только она установлена, право подавлять силовыми действиями агрессию одного государства против другого. Обращаясь к правителям Своего дня, Он провозглашает ясную нравственную оправданность этих действий: “Если один из вас поднимет оружие против другого, восстаньте все против него, ибо сие есть лишь явная справедливость.” [53]

***

54.  Сила, благодаря которой эти цели будут постепенно осознаны, – это сила единства. Хотя для бахаи это – самая очевидная истина, в большинстве современных дискуссий, похоже, избегают разговора о ее значении для нынешнего кризиса цивилизации. Мало кто не согласится, что именно отсутствие единства – это всеобщая болезнь, иссушающая здоровье организма человечества. Ее проявления повсюду наносят ущерб политической воле, истощают коллективное стремление к изменениям и отравляют национальные и религиозные отношения. Как странно тогда слышать мнение, что если и будет когда-либо вообще достигнуто единство, то только в отдаленном будущем, после того, как тьма беспорядков в социальной, политической, экономической и нравственной жизни будет остановлена и так или иначе разрешена. Однако, последние являются, по существу, симптомами и побочными эффектами проблемы, а не ее первопричиной. Почему же столь принципиальная инверсия действительности стала общепринятой? Ответ: возможно, потому, что достижение подлинного единства разума и сердца между народами с разнообразным в корне опытом, как полагают, находится полностью за пределами возможностей существующих социальных институтов. Хотя это молчаливое согласие – желанный прогресс, по сравнению с пониманием процессов общественного развития, преобладавшим несколько десятилетий назад, все же его практическое значение, как ответа на вызов, ограниченно.

55.  Единство – это состояние человеческого духа. Образование может поддержать и усилить его, так же как и законодательство, но они могут сделать это только в том случае, если единство возникнет и утвердится, как непреодолимая сила жизни общества. Мировая интеллигенция с ее рекомендациями, в значительной степени сформированными ошибочными материалистическими концепциями реальности, упорно цепляется за надежду, что разработка социальных проектов с воображением, поддержанная политическим компромиссом, может отодвинуть на неопределенное время потенциальные бедствия, надвигающуюся угрозу которых над будущим человечества мало, кто отрицает. “Мы ясно видим, что весь род людской охвачен великими, несметными горестями”, заявляет Бахаулла. “Между ним и Божественным непогрешимым Врачом встали те, кто отравлен самомнением. Смотрите, как запутали они всех людей, включая самих себя, в сетях своих ухищрений. Они не способны определить причину недуга, и нет у них знания о лекарстве.” [54] Коль скоро единство есть средство от недугов мира, его один, бесспорный источник состоит в восстановлении влияния религии на человеческие дела. Законы и принципы, явленные Богом в сей день, объявляет Бахаулла, “суть самая могущественная сила и надежнейшее средство, способное возжечь свет единства среди людей.” [55] “Что бы ни воздвигалось на этом фундаменте, перемены и превратности мира никогда не смогут подорвать его силу, и смена бесчисленных столетий не размоет сие строение.”[56]

56.  Поэтому, центральное место в миссии Бахауллы заняло создание мировой общины, которая отражала бы единство человечества. Окончательным доводом, которое община бахаи может привести для подтверждения Его миссии, является пример единства, которое Его учение породило. Вступая в двадцать первое столетие, Дело Бахаи предстало феноменом, отличным от всего, что мир видел до этого. После десятилетий усилий, в которых волны роста, чередовались с продолжительными периодами консолидации, часто омраченными отступлениями, община бахаи составляет несколько миллионов людей, представителей, фактически, каждого этнического, культурного, социального и религиозного происхождения на Земле, управляя их коллективными делами без вмешательства духовенства, через демократически избранные институты. Многие тысячи местностей, где она пустила свои корни, находятся в каждой стране, области или значимой группе островов, от Арктики до Огненной Земли, от Африки до Тихого Океана. Утверждение, что эта община, возможно, сегодня уже составляет самую многообразную и географически наиболее широко распространенную из всех подобным же образом организованных масс людей на планете, вряд ли будет оспариваться кем-либо, знакомым с фактами.

57.  Эта успешность вызывает желание ее осмысления. Традиционные объяснения – привлечение богатых состояний, покровительство влиятельных политических интересов, обращение к оккультизму или агрессивные программы прозели­тизма, исподволь запугивающие гневом Божиим – ни одно из них не играло какой-либо роли в рассматриваемых событиях. Последователи Веры достигли осознания личности, как представителя единого человеческого рода, особенности, которая формирует цель их жизни и которая, очевидно, не есть выражение их собственного, некоего внутреннего морального превосходства: “О люди Баха! То, что нет соперничающих с вами, - знак милости.” [57] Справедливый наблюдатель обязан допустить, по крайней мере, возможность того, что данный феномен может представлять собой результат воздействий, совершенно отличных по своей природе от привычных, – воздействий, которые могут быть должным образом описаны только как имеющие духовную способность вызывать необыкновенные подвиги жертвенности и понимания у обычных людей любого происхождения.

58.  Особенно поразительным был тот факт, что Дело Бахаи оказалось способно отстоять достигнутое таким образом единство в целости и сохранности на самых уязвимых, ранних этапах его существования. Тщетно было бы искать какое-либо другое объединение людей в политико-историческом, религиозном или социальном плане, которое бы успешно пережило вечный недуг раскола и распрей. Община бахаи, во всем своем многообразии, является единой группой людей, единой в своем понимании намерения откровения Бога, явившего его на свет, единой в своей преданности Административному порядку, созданному его Творцом для управления ее коллективными делами, единой в его приверженности задаче распространения Его послания по всей планете. На протяжении десятилетий его развития несколько особ, некоторые из которых занимали высокое положение, и все были полны амбиций, делали все возможное, чтобы создать отдельные группы последователей, верных им или личным толкованиям, в которые они облекли писания Бахауллы. На более ранних этапах развития религии подобные попытки достигали успеха в раздроблении новорожденных вер на конкурирующие секты. Однако, в случае Дела Бахаи эти интриги, все без исключения, потерпели неудачу, произведя менее, чем кратковременные вспышки разногласий, результатом которых в чистом виде оказалось углубление понимания общиной цели его Основателя и ее приверженность к ней. “Свет единства столь могуществен”, уверяет Бахаулла тех, кто признает Его, “что может осиять всю землю.” [58] Поскольку человеческая природа такова, какова она есть, легко понять предупреждение Хранителя, что этот процесс очищения будет еще долго, – это парадоксально, но неизбежно, – оставаться неотъемлемой компонентой процесса созревания общины бахаи.

***

59.  Следствием отказа от веры в Бога стал паралич способности действенно противостоять проблеме зла и даже, во многих случаях, признавать ее. Хотя бахаи не считают зло объективно существующим феноменом, как это было принято на более ранних этапах религиозной истории, отрицание добра, которое представляется, как зло, как в случае с темнотой, невежеством или болезнями, наносит, в сущности, серьезный ущерб. Редкая издательская кампания не предлагает образованному читателю серию новых и впечатляющих исследований образа кого-либо из тех чудовищных фигур, которые на протяжении двадцатого века систематически подвергали репрессиям, унижали и истребляли миллионы людей, своих же собратьев. Авторитетные академические издания приглашают читателя поразмыслить, насколько велик вклад каждого из столь различных факторов, как отцовская жестокость, отверженность обществом, разочарование в профессии, нищета, несправедливость, военные невзгоды, может быть, генетический дефект, нигилисти­ческая литература – или различные комбинации перечисленного, – пытаясь разобраться в страстях , подливающих масло в явно непостижимую ненависть к человечеству. В таком современном теоретизировании, очевидно, упускается из виду то, что опытные толкователи, всего столетие назад, признали бы, как духовную болезнь, какими бы признаками она ни сопровождалась.

60.  Если единство, действительно, лакмусовая бумажка человеческого прогресса, ни история, ни Небеса так просто не простят тех, кто хочет сознательно поднять на него свою руку. Доверяя, люди снижают свою защищенность и открываются другим. Без этого, нет никакого пути, чтобы они могли искренне связывать себя общими целями. Ничто не оказывает столь разрушительного действия, как внезапное обнаружение, что для другой стороны обязательства, принятые с честными намерениями, представляли собой не более, чем получение преимущества, средство достижения скрытых целей, отличных от тех, или даже противоречащих тем, которые были, казалось бы, приняты совместно. Такое предательство – неизменная нить, проходящая через человеческую историю, нашедшая одно из своих самых ранних зафиксированных отражений в древней притче о ревности Каина к брату, веру которого Бог решил одобрить. Если ужасные страдания, вынесенные народами земли на протяжении двадцатого века, преподали какой-то урок, то он состоит в том, что разобщенность, унаследованная от мрачного прошлого и отравляющая отношения в каждой сфере жизни, могла оставить открытой дверь в эту эпоху дьявольскому поведению, более развратному, чем все, что разум мог себе представить.  

61.  Если зло имеет название, то это название, конечно, есть сознательное нарушение с трудом завоеванных соглашений о мире и согласии, с которым люди доброй воли стремятся уйти от прошлого и строить вместе новое будущее. По самой своей природе, единство требует самопожертвования. “…себялюбие”, констатирует Учитель, “замешано в саму глину, из коей вылеплен человек”. [59] Эго, обозначенное Им, как “закоснелое себялюбие”,[60] инстинктивно сопротивляется ограничениям, сковывающим то, что оно воспринимает, как свою свободу. Чтобы добровольно отказываться от удовольствий, которые предоставляет свобода, человек должен поверить в то, что чувство удовлетворения лежит где-то в другом месте. Разумеется, оно находится, как это и было всегда, в покорности души Богу.

62.  Неспособность встретить вызов, бросаемый такой покорностью, с особенно разрушительными последствиями проявлялась из века в век в предательстве в отношении Посланников Божьих и идеалов, которым они учили. Настоящее обсуждение – не место для обзора природы и положений конкретного Завета, посредством которого Бахаулла успешно сохранил единство тех, кто признает Его и служит Его цели. Достаточно обратить внимание на силу языка, который он использует, говоря о сознательном нарушении его теми, кто в то же время притворяется в преданности ему: “Те, которые отвернулись от этого, в глазах твоего Господа, Всемогущего, Нескованного, считаются среди обитателей самого низкого огня.” [61] Причина суровости этого осуждения очевидна. Мало кто из людей затруднится в признании опасности для благосостояния общества таких хорошо знакомых преступлений, как убийство, насилие или мошенничество, как и необходимости для общества принимать эффективные меры для своей защиты. Что же тогда должны думать бахаи о своенравных заблуждениях, которые, если им не препятствовать, уничтожили бы самые средства, необходимые для создания единства – которые, говоря бескомпромиссными словами Учителя, “уподобились ... топору, разящему самый корень Благословенного Древа” [62] ? Проблема заключается не в интеллектуальном инакомыслии, и даже не в нравственной ущербности. Многие люди сопротивляются принятию того или иного рода власти и, в конечном счете, дистанцируют себя от условий, которые требуют этого. Люди, которые были привержены Вере Бахаи, но по какой бы то ни было причине решают покинуть ее, могут сделать это совершенно свободно.

63.  Нарушение завета – явление, существенно иное по своей природе. Порыв, который оно пробуждает в тех, кто оказывается под его влиянием, состоит не в том, чтобы просто свободно следовать по пути, который, как они верят, ведет к личному удовлетворению или вкладу в общество. Нет, такими людьми, очевидно, управляет неукротимое намерение навязать общине свою личную волю любым доступным способом, не принимая во внимание приносимый ущерб и без уважения к священным отношениям, в которые они вступили, когда были приняты в члены этой общины. В итоге, сама личность становится доминирующим авторитетом, не только в своей собственной жизни, но и в том, что можно с успехом влиять на другие жизни. Как это, без всяких сомнений, продемонстрировал всем долгий и трагический опыт, подарки судьбы, такие, как высокое происхождение, интеллект, образование, благочестие или лидирующее положение в обществе, могут использоваться, в равной степени, как для служения человечеству, так и для удовлетворения личных амбиций. В прошлые эпохи, когда в центре Божественного намерения находились различного рода системы духовных ценностей, последствия такого мятежа не искажали центральных посланий последовательных откровений Бога. Сегодня, когда физическое объединение планеты принесло с собой огромные возможности и ужасающие опасности, приверженность требованиям единства становится пробным камнем всех вероисповеданий в преданности воле Бога или, в рассматриваемом отношении, благосостоянию человечества.

***

64.  Вся история Дела Бахаи снабдила его всем необходимым, чтобы противостоять испытаниям при столкновении с ними. Даже на этой относительно ранней ступени своего развития – и при относительно ограниченных, как это сейчас имеет место, ресурсах – инициатива Бахаи вполне заслуживает уважения, которое она завоевывает. Стороннему наблюдателю не нужно принимать ее притязания на Божественные истоки, чтобы оценить то, что достигнуто. Даже если подходить так просто – как к земному феномену, характер и достижения общины Бахаи сами служат оправданием внимания со стороны любого, кто серьезно озабочен кризисом цивилизации, потому что они доказывают, что народы мира, во всем их разнообразии, могут научиться жить, и работать, и находить удовлетворение, как единая раса на единой глобальной родине.

65.  Этот факт еще раз подчеркивает, если в этом есть еще необходимость, крайнюю насущность последовательных Планов, выдвигаемых Всемирным Домом Справедливости для распространения и консолидации Веры. Остальная часть человечества имеет полное право ожидать, что объединение людей, искренне приверженных видению единства, воплощенному в писаниях Бахауллы, будет вносить все более и более энергичный вклад в программы улучшения общества, успех которых однозначно зависит от силы единства. Для удовлетворения этих ожиданий потребуется, чтобы община бахаи росла в постоянно ускоряющемся темпе, значительно умножая человеческие и материальные ресурсы, вовлеченные в ее работу, и все более расширяя размах талантов, которые позволяют ей быть полезным партнером солидарным организациям. Бок о бок с социальными целями прилагаемых усилий должно идти понимание страстного стремления миллионов в равной степени искренних людей, пока еще не знающих о миссии Бахауллы, но вдохновленных многими из ее идеалов, найти возможность посвятить свои жизни служению, которое будет иметь непреходящее значение.

66.  Следовательно, культура систематического роста, пускающая корни в общине бахаи, безусловно, будет представляться самым эффективным ответом, которым друзья могут ответить на вызов, обсуждавшийся на этих страницах. Опыт интенсивного и продолжающегося погружения в Творящее Слово посте­пенно освобождает человека от власти материалистического высокомерия, – говоря словами Бахауллы, “от ... туманных изречений тех, кто суть воплощения сатанинских мечтаний” [63] , - которые пропитывают общество и парализуют желание измениться. Оно развивает в человеке способность помочь друзьям и знакомым найти для своего горячего стремления к согласию зрелое и разумное выражение. Природа основных линий действий текущего Плана – детских классов, молитвенных встреч и кружков обучения – позволяет увеличивать численность лиц, которые еще не расценивают себя как бахаи и, таким образом, не стесняются участвовать в процессе. В результате возникло то, что было удачно названо “общностью интересов”. Хотя иные удовлетворяются, собственно, участием в процессе и таким путем приходят к отождествлению с целями, которые преследует Дело, жизнь показывает, что они тоже склоняются к тому, чтобы полностью посвятить себя Бахаулле, став активными проводниками Его цели. Поэтому, кроме своих непосредственных целей, искреннее осуществление Плана имеет потенциал чрезвычайного усиления вклада общины Бахаи в публичные дискуссии о том, что стало наиболее востребованной темой, с которой столкнулось человечество.

67.  Однако, если бахаи собираются выполнить наказ Бахауллы, то, очевидно, жизненно важно, чтобы они пришли к пониманию того, что параллельные усилия по содействию улучшению общества и по обучению Вере Бахаи не должны соперничать за уделяемое им внимание. Напротив, эти виды деятельности – взаимосвязанные стороны одной, гармонично согласованной глобальной программы. Различный подход определяется, главным образом, различными потребностями и различными стадиями задачи, стоящей перед друзьями. Поскольку свободная воля – неотъемлемый дар, которым наделена душа, каждому человеку, привлеченному к исследованию учения Бахауллы, понадобится найти свое собственное место в бесконечном континууме духовного поиска. Ему нужно будет определить, в уединении своей собственной совести и без давления, духовную ответственность, которую влечет за собой это открытие. Однако, чтобы разумно распорядиться этой свободой, он должен обрести как видение будущего процессов перемен, в которые он вместе со всем населением Земли вовлечен, так и ясное понимание последствий для своей собственной жизни. Долг общины бахаи состоит в том, чтобы всеми силами помогать человечеству на всех этапах его вселенского движения к воссоединению с Богом. Божественный план, завещанный Учителем, есть тот инструмент, с помощью которого эта работа выполняется.

68.  Несмотря на то, что идеал единства религий, бесспорно, занимает в нем центральное место, задача распространения послания Бахауллы, очевидно, не является межрелигиозным проектом. В то время, как разум ищет рациональную уверенность, душа страстно желает достижения несомненности. Такая внутренняя убежденность – конечная цель всего духовного поиска, независимо от того, насколько быстрым или постепенным может быть этот процесс. Для души такое событие, как перемена веры – не посторонняя или второстепенная деталь в поиске религиозной истины, а кардинальный вопрос, который нужно, в конце концов, решить. Нет никакой двусмысленности в словах Бахауллы по этому вопросу, и ее не может быть в мыслях тех, кто стремится служить Ему: “Истинно говорю Я: се День, когда человечество узрит Лик и внемлет Гласу Обетованного. Божий Призыв возглашен, и свет от Лика Его исходит на людей. Каждому человеку надлежит стереть даже след от всякого праздного речения со скрижали сердца и обратиться с открытым и непредубежденным рассудком к знамениям Откровения Его, к доказательствам Посланничества Его и к знакам Его славы.”[64]

***

69.  Одной из отличительных особенностей современности стало всеобщее пробуждение исторического самосознания. Результатом этого революционного изменения взглядов на будущее, которое чрезвычайно способствует передаче послания Бахауллы, является способность людей, получив такой шанс, признать, что вся совокупность священных текстов человечества помещает драму самого спасения непосредственно в контекст истории. Под внешним слоем языка символов и метафор, религия, и это раскрывается в священных писаниях, действует не при помощи произвольных магических заклинаний, но как процесс претворения, разворачивающийся в материальном мире, созданном Богом для этой цели.

70.  В этом отношении, тексты говорят в один голос: цель религии - достижение человечеством эпохи "сбора", [65] “одного стада и одного Пастыря”;[66] великой эпохи, которая должна придти, когда “зacияeт зeмля cвeтoм Гocпoдa ee” [67] , и воля Бога будет исполнена “и на земле, как на небе”;[68] в “День обещанный”[69], когда “святый город” [70] будет нисходить “с неба от Бога”,[71] когда “гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы”,[72] когда Бог потребует ответить, “что вы тесните народ Мой и угнетаете бедных?”[73] День, когда священные писания, которые были “сокрыты и запечатаны ... до последнего времени”[74] , будут открыты, и союз с Богом найдет выражение в “новом имени, которое нарекут уста Господа”;[75] эпоха, лежащая далеко за пределами какого бы то ни было опыта, накопленного человечеством, воспринятого разумом или выраженного языком: “как Мы создали первое творение, так Мы его повторим по обещанию от Нас. Поистине, Мы действуем!”[76]

71.  Поэтому, декларированная цель исторического ряда пророческих откровений состоит не только в том, чтобы вести индивидуального искателя по пути личного спасения, но и подготовить всю человеческую семью к великому эсхатологическому Событию, лежащему впереди, через которое сама жизнь мира будет полностью трансформирована. Откровение Бахауллы не является ни подготовительным, ни пророческим. Это – то самое Событие. Его воздействием приведено в движение грандиозное предприятие по закладке фундамента Царства Божьего, и населению Земли дарованы силы и способности, эквивалентные задаче. Это Царство - мировая цивилизация, построенная на принципах социальной справедливости и обогащенная достижениями человеческого разума и духа, превосходящая все, что современная эпоха может постичь. “Наступает День”, объявляет Бахаулла, “когда самые превосходные дары Бога изольются на людей, День, когда Его величайшие милости обращены будут ко всей твари... Скоро закатится порядок нынешнего дня и новый заступит на его место.”[77]

72.  Служение этой цели требует понимания фундаментального различия, отличающего миссию Бахауллы от политических и идеологических проектов человеческого изобретения. Моральный вакуум, который произвел ужасы двадцатого века, обнажил крайние пределы беспомощной неспособности разума придумать и построить идеальное общество, сколь бы большие материальные ресурсы ни были вложены в эти усилия. Навлеченные страдания запечатлели неизгладимый урок в сознании народов земли. Поэтому, перспектива будущего человечества с точки зрения религии не имеет ничего общего с системами прошлого – и имеет только относительно небольшое родство с сегодняшними системами. Призыв религии обращен к реальности в генетическом коде, если можно так выразиться, разумной души. Царство небесное, учил Иисус две тысячи лет назад, "внутрь вас есть". [78] Его живые аналогии "виноградника",[79] “посеянного на доброй земле”, [80] “дерева доброго, [которое] приносит и плоды добрые”,[81] говорит о потенциале человеческого существа, воспитывавшегося и обучавшегося Богом с начала времен, как замысла и переднего края творческого процесса. Продолжающаяся работа терпеливого совершенствования – это задача, которую Бахауулла доверил обществу тех, кто признает Его и принимает Его Дело. Не удивительно, поэтому, что Он говорит о столь большой чести таким возвышенным языком: “Вы суть звезды на небесах понимания, ветерок, что веет на рассвете дня, величаво текущие воды, от коих зависит само существование всех людей”[82]

73.  Этот процесс в самом себе несет уверенность в своей выполнимости. Для тех, у кого есть глаза, чтобы видеть, новое творение возникает сегодня повсюду, точно так же, как саженец становится в точное время плодоносящим деревом, или ребенок достигает зрелости. Последовательные законоцарствия любящего и целеустремленного Творца привели обитателей земли к порогу их, как единого народа, совместного совершеннолетия. Теперь Бахаулла призывает человечество вступить в свои права наследования: “Высшим лекарством и могущественным средством для исцеления всего мира Господь избрал союз всех его народов в одном всеобщем Деле, в единой Вере.” [83]


Ссылки

 

[*] Предварительный перевод К.М.Ахмедли

[†] попечитель; варианты – распорядитель, смотритель; в оригинале – “trustee ”. Имеется в виду «лицо, которому доверено распоряжаться имуществом» - Вселенной. Более удачного слова для перевода подобрать не удалось. – Прим. перев.

[‡] trustee – см. примечание на стр. 14. – Прим. перев.



[1] Бахаулла – ссылается на древнюю персидскую и арабскую легенду о Лейли и Меджнуне, – Семь Долин и Четыре Долины (СПб, 1996), стр. 9.

[2] Крупицы из Писаний Бахауллы, LXI

[3] Там же, XVI.

[4] Скрижали Бахауллы, явленные после Китаб-и-Агдас, стр. 27.

[5] Крупицы, XVII

[6] Бахаулла, Послание Сыну Волка, абз. 193

[7] Бахаулла, Китаб-и-Иган, абз. 216.

[8] Там же

[9] Там же, абз. 104

[10] Там же, абз. 106.

[11] Крупицы, XXII.

[12] Молитвы Бахаи (СПб, 2000), С. 231.

[13] Крупицы, XXVII.

[14] Там же, CIX.

[15] Там же, LXXXI.

[16] Джулиан Хаксли, цит. по Пьер Тейар де Шарден, Феномен Человека (Москва: Наука, 1987), стр. 176. См. также Julian Huxley, Knowledge, Morality, and Destiny (New York: Harper & Brothers, 1957), page 13.

[17] Шоуги Эфенди, Цель Нового Мирового Порядка: Письмо Шоуги Эфенди (Baha'i-Verlag GmbH D-6238 Hofheim-Langenhain, 1979), стр. 15.

[18] Крупицы, LXXVIII.

[19] Там же, CXXXII.

[20] Бахаулла, Китаб-и-Агдас: Пресвятая Книга, абз. 182.

[21] Бахаулла, Китаб-и-Иган, абз. 4.

[22] Там же, абз. 8.

[23] Там же, абз. 13.

[24] Там же, абз. 14.

[25] Мат., 13:25.

[26] Там же., 13:29-30.

[27] Коран (пер. Крачковского), сура 7, стих 33.

[28] Бахаулла, Китаб-и-Агдас, абз. 99.

[29] The Summons of the Lord of Hosts: Tablets of Bahá’u’lláh (Haifa: Bahá’í World Centre, 2002), paragraph 126. (Воззвание царям мира, абз. 91)

[30] Бахаулла, цит. по Шоги Эффенди, Пришествие Божественной Справедливости, абз. 111.

[31] Исайя, 45:5.

[32] Тимофей, 1:17.

[33] Коран, сура 3, аят 73.

[34] Там же, сура 2, аят 177.

[35] Матфей, 5:13.

[36] Там же, 5:14.

[37] Михей, 6:8.

[38] Иоанн, 14:6.

[39] Коран, сура 24, аят 35.

[40] Бытие, 17:7.

[41] Бхагават-Гита, глава IV (Перевод мой – К.А.)

[42] Второзаконие, 34:10.

[43] Иоанн, 5:45-47.

[44] Коран, сура 2, аят 136.

[45] Распространение всеобщего мира: Беседы Абдул-Баха, записанные во время его пребывания в Соединенных Штатах и Канаде в 1912.

[46] Иоанн, 1:10.

[47] Крупицы, CVI.

[48] Авраам Линкольн, цит. по: Inaugural Addresses of the Presidents of the United States (Washington, D.C.: U.S. Government Printing Office, 1989).

[49] Коран, сура 21, аят 104.

[50] Бахаулла, Китаб-и-Агдас, абз. 5.

[51] The Summons of the Lord of Hosts, paragraph 174. (Воззвание царям мира, абз. 67)

[52] Шоги Эффенди. Мировой Порядок Бахауллы.

[53] Бахаулла, цит. по Шоги Эффенди, Мировой Порядок Бахауллы (Воззвание царям мира, абз. 18)

[54] Крупицы, CVI.

[55] Бахаулла. Скрижали, явленные после Китаб-и-Агдас (СПб: Единение, 2004), стр. 113.

[56] Бахаулла, цит. по Шоги Эффенди, Мировой Порядок Бахауллы, стр. 202-203. (Перевод мой – К.А.)

[57] Бахаулла, цит. по Шоги Эффенди, Пришествие Божественной Справедливости.

[58] Крупицы, CXXXII.

[59] Абдул-Баха, Секрет Божественной Цивилизации (СПб: Единение, 2002), стр. 91.

[60] Абдул-Баха, Избранное из Писаний (СПб: Единение, 1995), стр. 224.

[61] Бахаулла, из ранее не переводившейся Скрижали.

[62] Абдул-Баха, Воля и завещание, абз. 52.

[63] Бахаулла, Китаб-и-Иган, абз. 213.

[64] Крупицы, VII.

[65] The Summons of the Lord of Hosts, paragraph 126.

[66] Иоанн, 10:16.

[67] Коран, сура 39, аят 69.

[68] Матфей, 6:10.

[69] Коран, сура 85, аят 2.

[70] Откровение, 21:2.

[71] Там же., 3:12.

[72] Исайя, 2:2.

[73] Там же., 3:15.

[74] Даниил, 12:9.

[75] Исайя, 62:2.

[76] Коран, сура 21, аят 104.

[77] Крупицы, IV.

[78] Лука, 17:21.

[79] Матфей, 21:33.

[80] Там же, 13:23.

[81] Там же, 7:17.

[82] Крупицы, XCVI.

[83] Там же, CXX.

 

 

Этот документ в формате MS Word

Версия для печати в MS Word

 Также смотрите конспект книги «Одна Общая Вера», подготовленный Р.Стокманом 

 

Использованы материалы официального интернет-сайта общины последователей Веры Бахаи в Азербайджане www.bahai.az (скачано: июль 2007)

Текст на английском One Common Faith по этой ссылке.

1 мая 2013 г.

 

Бахаи всего мира

 

Возлюбленные друзья!

 

Столь поразительным был отклик молодых бахаи и их друзей — в самом деле, общин бахаи по всему миру — на объявление о 95 конференциях, которые будут проводиться по всему миру c июля по октябрь, что нынешние приготовления, кажется, не смогут охватить то количество молодых людей, которые желают посетить эти конференции, и ясно, что необходимо организовать дополнительные встречи. С огромной радостью мы используем эту возможность, когда члены Национальных Духовных Собраний собрались для совещания на Одиннадцатом Международном съезде бахаи, и объявляем сегодня о нашем решении созвать еще 19 конференций в следующих местах: Бертуа, Бидор, Биратнагар, Брисбен, Кагаян де Оро, Джорджтаун (Гайана), Хьюстон, Кампонг Том, Кигома, Лос-Анджелес, Махикенг, Милн-Бэй, Миннеаполис, Монреаль, Нукуалофа, Нунду (Демократическая Республика Конго), Сиэтл, Вьентьян и Вашингтон (округ Колумбия).

Это приятное обстоятельство указывает на объем запасов энергии и готовности служить, которыми обладает молодежь. Необходимо предпринять все возможные усилия, чтобы помочь им исполнять свои обязанности, и мы рассчитываем, что они расширят горизонты, которых может достичь община бахаи. Мы благодарим Благословенную Красоту за то, что Он наделил своих юных последователей неимоверной коллективной способностью служить, и мы умоляем Его, чтобы она была реализована на благо человечества.

 

[Подпись: Всемирный Дом Справедливости]

 

 

Текст письма Всемирного Дома Справедливости на английском: http://news.bahai.org/community-news/youth-conferences/documents/1-may-2013.html

Текст письма Всемирного Дома Справедливости, в котором объявляется о 95 молодежных конференциях, смотрите на отдельной странице.

8 февраля 2013 г.

 

Бахаи всего мира

 

Возлюбленные друзья!

 

Мы с радостью наблюдаем, как процессы Пятилетнего плана воспламеняют дух служения и побуждают к осмысленному действию в общинах разного размера и мощи. Каждый день появляются примеры того, как установление контакта и воздействие на сердца людей, ознакомление душ со Словом Бога и приглашение их внести свой вклад в улучшение общества могут со временем вести к успешному развитию нации. Это коллективное движение становится различимым, когда элементы Плана объединяются в хорошо скоординированное усилие на уровне кластера, чья динамика становится все более узнаваемой. Такой кластер превращается в место действия как для опытных верующих, так и для недавно познакомившихся с Верой, независимо от их возраста и происхождения, где они трудятся бок о бок, сопровождая друг друга в служении и давая всем возможность участвовать в разворачивании Плана.

В этой панораме мира бахаи, вовлеченного в серьезную деятельность, нас особенно поражает один феномен: решительный вклад молодежи на каждом континенте. В этом феномене мы видим подтверждение надежд возлюбленного Хранителя, которые он возлагал на них в «будущем прогрессе и расширении Дела», и уверенности, с которой он передал им «всю ответственность за поддержание духа бескорыстного служения среди их собратьев по вере». Нас также поражает количество молодых людей, которые после весьма короткого знакомства с общиной бахаи посвящают себя выполнению актов осмысленного служения и быстро проявляют свой интерес к начинанию Веры, направленному на построение общины. Взирая на молодежь бахаи и их единомышленников среди сверстников, мы поистине не можем не радоваться их рвению, с которым они берут на себя долю ответственности за помощь в духовном и социальном развитии тех, кто их окружает, особенно младших по возрасту. В век всеобщего своекорыстия, в который даже стремление к духовности взвешивается на весах вознаграждения и личного удовлетворения, обнадеживает встреча с людьми от юношеского возраста до перешагнувших рубеж двадцатилетия — на которых решительно направлены взоры агрессивного материализма, — побуждаемых к действию ви дением Бахауллы и готовых предпочесть нужды других своим собственным. То, что молодые люди с такими высокими помыслами путем собственных стараний и благодаря импульсу, который они придают всей общине, должны столь эффективно внести вклад во всеобщие усилия повсеместно, предвещает успех ожидаемому ускорению этих усилий.

То, чего удалось достичь за последние два года, несомненно, удастся значительно превзойти не только в завершающие годы текущего Плана, но и в оставшиеся годы первого столетия Созидательного века. Чтобы стимулировать это могущественное предприятие и призвать нынешнюю молодежь полностью взять на себя обязанности, которые она должна выполнить в этот быстротечный период времени, мы объявляем о созыве 95 молодежных конференций между июлем и октябрем, которые пройдут в местностях по всему миру: Аккра, Аддис-Абеба, Агуаскалиентес, Алматы, Антананариву, Апиа, Атланта, Окленд, Баку, Бангалор, Бангуи, Бардия, Баттамбанг, Бхопал, Бхубанешвар, Бостон, Бразилиа, Бриджтаун, Букаву, Кали, Каноас, Картахена де Индиас, Ченнай, Чибомбо, Чикаго, Кишинев, Кочабамба, Дайданау, Дакар, Даллас, Данан, Дар-эс-Салам, Дакка, Днепропетровск, Дурхам (США), Франкфурт, Гуахати, Хельсинки, Стамбул (2), Джакарта, Йоханнесбург, Кадуганнава, Кампала, Кананга, Карачи, Худжанд, Киншаса, Калькутта, Кучинг, Лае, Лима, Лондон, Любумбаши, Лакнау, Макао, Мадрид, Манила, Матунда Сой, Москва, Мвинилунга, Мзузу, Нади, Найроби, Нью-Дели, Окленд, Отавало, Уагадугу, Панчгани, Париж, Патна, Перт, Феникс, Порт-о-Пренс, Порт Диксон, Порт Морсби, Порт-Вила, Сан Диего, Сан Хосе (Коста Рика), Сан Хосе Сити (Филиппины), Сан Сальвадор, Сантьяго, Сапеле, Сарх, Саберанг Пераи, Южная Тарава, Сидней, Тбилиси, Тиоло, Тирана, Торонто, Улан-Батор, Ванкувер, Верона,

Яунде. Мы приглашаем на эти встречи всех молодых людей, которые считают методы и инструменты Плана мощным средством для продвижения к лучшему обществу. А бахаи всех возрастов мы призываем всецело оказывать поддержку этим участникам, от чьих усилий столь многое зависит.

Возлюбленные друзья! Каждое поколение молодых верующих получает возможность внести вклад в судьбу человечества, соответствующий их времени. Для нынешнего поколения настал момент поразмыслить, связать себя обязательствами, закалить себя для жизни, посвященной служению, которая приведет к изобильным благословениям. В наших молитвах у Священного Порога мы призываем Предвечную Красоту, чтобы из сбитого с толку и растерянного человечества Он извлек чистые души, наделенные ясным видением: молодых людей, чью безупречность и праведность не подтачивает сосредоточенность на пороках других людей и которые не парализованы какими бы то ни было своими недостатками; молодых людей, которые будут брать пример с Учителя и «вводить тех, кто был исключен, в круг своих близких друзей»; молодые люди, чье осознание несовершенств общества будет направлять их на его преобразование, а не к удалению от него; молодых людей, которые, чего бы это ни стоило, откажутся смириться с неравенством во многих его проявлениях и вместо этого станут трудиться, чтобы «свет справедливости излил свое сияние на весь мир».

 

[подписано: Всемирный Дом Справедливости]

 

 

Текст письма Всемирного Дома Справедливости на английском: http://news.bahai.org/community-news/youth-conferences/documents/8-feb-2013.html

Позднее Всемирный Дом Справедливости объявил о 19-ти дополнительных молодежных конференциях.

1 июля 2013 г.

 

Участникам предстоящих 114 молодежных конференций по всему миру

 

Горячо любимые друзья!

 

Когда возвышенная личность Баба, Которому было лишь двадцать пять лет, поднялась, чтобы передать миру Свое преобразующее послание, многие из тех, кто принял и распространял Его учение, были молоды, даже моложе Самого Баба. Их героизм, увековеченный во всей своей ослепительной силе в «Вестниках рассвета», будет озарять анналы человеческой истории в течение многих столетий. Так зародилась модель, в которой каждое поколение молодежи, получая вдохновение от одного и того же божественного побуждения, — построить новый мир — использует возможность, чтобы внести лепту в последнюю по времени стадию разворачивающегося процесса, которому суждено преобразить жизнь человечества. Эта модель действует непрерывно со времен Баба и по сей день.

Усилия и жертвенность, что ваши духовные предшественники проявляли в течение всей своей жизни, во многом способствовали упрочению Веры в разных краях и возникновению глобальной общины, объединенной единой целью. Задачи, стоящие перед вами, отличаются от тех, что стояли перед ними, однако, возложенная на вас ответственность не менее важна. Спустя многие десятилетия труды этой широко раскинувшейся общины, осуществляемые по всему миру и направленные на обретение более полного понимания Откровения Бахауллы и применение заложенных в нем принципов, увенчались появлением мощной системы действий, усовершенствованной на опыте. Вам посчастливилось узнать о ее методах и подходах, которые на данный момент столь прочно утвердились. Проявляя упорство в их применении, многие из вас уже воочию увидели признаки созидающей общество силы божественного учения. На конференции, в которой вы принимаете участие, вас приглашают исследовать тот вклад, который может сделать любой молодой человек, желающий ответить на призыв Бахауллы и содействовать высвобождению этой силы. В помощь вам был определен круг тем для вашего исследования, который начинается с рассмотрения нынешнего периода вашей жизни.

На десятках молодежных конференций, которые объединяет одна цель, по всему миру соберутся десятки тысяч тех, кто имеет много общего. Несмотря на то что ваша действительность формируется широким многообразием обстоятельств, тем не менее желание осуществить конструктивное изменение и способность к осмысленному служению, отличающие ваш этап в жизни, не ограничиваются какой-либо расой или национальностью и не зависят от материальных средств. Все проходят эту яркую пору юности, которая объединяет вас, но она непродолжительна и на нее обрушиваются многочисленные социальные силы. Сколь важно поэтому стремиться быть в числе тех, кто, по словам Абдул-Баха, «пожал плоды жизни».

Учитывая все это, мы восхищаемся тем, столь многие из вас уже вовлечены в служение, проводя виды деятельности, направленные на построение общины, а также организуя, координируя или иным образом направляя усилия других; во всех этих начинаниях вы берете на себя возрастающую по уровню ответственность. Неудивительно, что именно ваша возрастная группа обретает наибольший опыт в том, как помогать подросткам, а также детям, в их нравственном и духовном развитии, взращивая в них способность к коллективному служению и настоящей дружбе. Поскольку зная о том, в каком мире этим юным душам придется искать свой путь, — со всеми его подводными камнями, но и его возможностями — вы без труда понимаете важность духовного укрепления и подготовки. Осознавая, что Бахаулла пришел, дабы преобразить как внутреннюю жизнь, так и внешние условия человечества, вы помогаете тем, кто младше вас, улучшать характер и подготавливаться к тому, чтобы взять на себя ответственность за процветание своих общин. Когда они вступают в пору юности, вы помогаете им развить силу словесного выражения и способствуете тому, чтобы в них укоренилась прочная нравственная восприимчивость. Тем самым ваше собственное чувство предназначения становится все более ясно определенным, когда вы внимаете предписанию Бахауллы: «Дела, а не слова да будут украшением вашим».

Чтобы идти по пути служения, какую бы форму ни принимала деятельность человека, необходимы вера и упорство. В таком контексте огромная польза заключается в том, чтобы идти по этому пути в компании других. Задушевное товарищество, взаимное воодушевление и готовность учиться вместе — естественные свойства любой группы молодежи, искренне стремящейся к одним и тем же целям, и эти же качества должны отличать те важнейшие отношения, что связывают воедино составные части общества. Поэтому мы надеемся, что узы, которые появятся в процессе вашего общения с другими участниками конференции, окажутся прочными. И действительно, пусть эти узы дружбы и общего призвания помогут вашей поступи оставаться твердой в течение долгого времени после завершения этих встреч.

Возможности, предоставляемые коллективным действием, особенно очевидны в работе по построению общины — в процессе, набирающем скорость во многих кластерах, соседствах и деревнях по всему миру, которые стали центрами интенсивной деятельности. Зачастую молодежь находится на передовой работы в этих условиях — и не только молодежь бахаи, но и ее единомышленники, которые могут увидеть положительное воздействие начинаний бахаи и понять лежащее в их основе видение единства и духовного преобразования. В таких местах остро ощущается настоятельная необходимость делиться Откровением Бахауллы с восприимчивыми сердцами и исследовать последствия Его послания для современного мира. Когда общество, по большей части, побуждает к пассивности и апатии, или, что еще хуже, поощряет поведение, что наносит вред самому человеку и окружающим, разительный контраст представляют собой те, кто активизирует способность населения взращивать и поддерживать духовно обогащающую модель общинной жизни.

Тем не менее, хотя многие восхищаются вашим динамизмом и идеалами, истинная значимость этих начинаний не столь очевидна миру в целом. Однако вы осознаёте свою роль в могучем преобразующем процессе, который в свое время приведет к глобальной цивилизации, отражающей единство человечества. Вы прекрасно знаете, что привычки ума и духа, которые вы взращиваете в себе и других, долговечны и будут влиять на важные по своим последствиям решения, касающиеся брака, семьи, учебы, работы и даже того, где жить. Осмысление этого широкого контекста помогает разбить на мелкие куски кривое зеркало, в котором повседневные испытания, трудности, спады и недоразумения могут казаться непреодолимыми. В борьбе, которая характерна для духовного роста каждого человека, необходимая для достижения прогресса воля легче мобилизуется, когда энергия человека направлена к высшей цели и, еще в большей степени, когда человек принадлежит к общине, сплоченной вокруг этой цели.

Все эти мысли — отправная точка для всеохватного и постоянно расширяющегося разговора, который пройдет по всем конференциям и выйдет далеко за их рамки, по мере того как вы будете вовлекать многих других в серьезные обсуждения, которые возвышают сердце и пробуждают разум к осознанию возможностей того, что может произойти. Обращение к вашему коллективному опыту еще больше обогатит ваши обсуждения. В это благоприятное время мы сердцем будем с вами, и по завершении каждой конференции мы с нетерпением будем ждать того, что за ними последует. Мы будем молить Всемогущего даровать участникам каждой встречи долю Его безграничной милости, зная, как и вы, что божественная поддержка обещана всем, кто поднимается на служение человечеству в ответ на пробуждающий призыв Бахауллы.

 

[Подпись: Всемирный Дом Справедливости]

 

 

Текст письма Всемирного Дома Справедливости на английском: http://news.bahai.org/community-news/youth-conferences/documents/1-july-2013.html

31 мая 1988 г.

Национальному Духовному Собранию бахаи Новой Зеландии

 

Дорогие друзья-бахаи!

Нам сообщили, что на недавней конференции Исследований бахаи в Новой Зеландии была представлена работа, где обсуждалась возможность того, что запрет для женщин быть членами Всемирного Дома Справедливости является временной мерой, которая может быть отменена в ходе последовательного раскрытия божественного замысла. Мы представим ниже ряд аргументов, которые помогут друзьям лучше понять принцип Порядка Бахауллы о том, что членство Всемирного Дома Справедливости ограничено мужчинами.

Система администрации бахаи «неразрывно связана с основополагающими истинами Веры», изложенными в Писаниях Бахауллы и Абдул-Баха. Уникальная черта этой системы — назначение правомочных толкователей, Абдул-Баха и Хранителя, которые представляют авторитетные заявления о содержании Откровения Бахауллы. В книге «Эпоха Откровения Бахауллы» [The Dispensation of Bahá’u’lláh] Шоги Эффенди написал, что Абдул-Баха и Хранитель «разделяют … право и обязанность толковать учение бахаи». В отношении своей собственной функции толкователя он заявил далее, что «Хранитель был особо наделен такой властью, которая может ему потребоваться для раскрытия смысла и разъяснения следствий различных утверждений Бахауллы и Абдул-Баха». Значимость этого важного установления в том, что религия Божия будет защищена от расколов, а ее основополагающее единство — сохранено.

Функция назначенных свыше толкователей становится очевидной в постепенном раскрытии и разъяснении деталей учения бахаи о членстве Всемирного Дома Справедливости. Бахаулла в Своих Писаниях установил как Всемирный Дом Справедливости, так и Местные Дома Справедливости. Однако во многих Своих законах Он ссылается просто на «Дом Справедливости», а на его членов — как на «Мужей Справедливости», оставляя открытым для дальнейшего прояснения вопрос о том, к какому уровню или уровням института в целом каждый закон применяется. Абдул-Баха, Средоточие Завета Бахауллы и безошибочный Толкователь Его Слова, не только предусмотрел создание Национальных Духовных Собраний, которые в будущем будут названы Вторичными Домами Справедливости, но и обрисовал, каким образом будет избираться Всемирный Дом Справедливости. В Своей Воле и Завещании Учитель написал:

А теперь относительно Дома Справедливости, которому Бог назначил быть источником всего благого и непогрешимого: он должен избираться на основе всеобщего избирательного права, то есть всеми верующими…. Под Домом этим подразумевается Всемирный Дом Справедливости, а это значит, что во всех странах должны быть учреждены вторичные Дома Справедливости, и эти вторичные Дома Справедливости должны избирать членов Всемирного…. (часть 1, абз. 26)

И в одной из Своих Скрижалей Он написал:

В любое время, когда возлюбленные Бога в каждой из стран назначат своих делегатов, а они, в свою очередь, изберут своих представителей, и эти представители выберут орган — сей орган будет считаться Верховным Домом Справедливости. (Baha'i Administration, стр. 83)

В нижеследующем отрывке Абдул-Баха говорит о том, что членство «Дома Справедливости» ограничено мужчинами, не упоминая уровня или уровней того института, к которому это установление относится:

В Дом Справедливости, однако, в соответствии с ясным текстом Закона Божьего, могут избираться только мужчины; в сем заключена мудрость Господа Бога, которая вскоре станет ясна, как солнце в полдень. (Избранное из Писаний Абдул-Баха, № 38.3)

Позже Учитель разъяснил, что только членство Всемирного Дома Справедливости ограничено мужчинами. Абдул-Баха написал:

Согласно установлениям Божьей Веры, женщины равны мужчинам во всех правах, за исключением членства во Всемирном Доме Справедливости, ибо в тексте Книги было сказано, что как глава, так и члены Дома Справедливости суть мужчины. Однако во всех прочих органах — в Комитете строительства Храма, в Комитете по обучению, в Духовном Собрании и в благотворительных и научных ассоциациях женщины обладают теми же правами, что и мужчины. (из недавно переведенной Скрижали)

Шоги Эффенди в письме, написанном от его имени одному из верующих, дал следующее авторитетное разъяснение этой темы:

Что касается Вашего вопроса о членстве Всемирного Дома Справедливости: существует Скрижаль от Абдул-Баха, где Он определенно заявляет, что членство Всемирного Дома ограничено мужчинами, и что мудрость этого будет полностью раскрыта и оценена в будущем. Однако в местных и Национальных Домах Справедливости женщины имеют полное право членства. Следовательно, они не могут быть избраны только в Международный Дом…(28 июля 1936 г.)

Следует отметить, что Сам Абдул-Баха, как засвидетельствовано в вышеприведенных отрывках из Его Скрижалей, подтвердил, что невозможность избрания женщин во Всемирный Дом Справедливости была установлена «в тексте Книги» и «в ясном тексте Закона Божьего». Иными словами, это установление было явлено никем иным, как Самим Бахауллой.

Далее, в ответ на ряд вопросов, касающихся членства и процедуры выборов Всемирного Дома Справедливости, секретарь Хранителя от его имени разъяснил, что существует разница между вопросами, на которые можно ответить на основе «явно открытого» Текста, и теми, на которые таким образом ответить нельзя. Членство Всемирного Дома Справедливости подпадает под первую категорию. В письме говорится:

Членство Всемирного Дома Справедливости ограничено мужчинами. Количество членов, процедура выборов и срок служения станут известны позже, поскольку они не были явно открыты в Священном Тексте. (27 мая 1940 г.)

Таким образом, Абдул-Баха и Хранитель последовательно раскрывали, в согласии с ниспосланным свыше вдохновением, смысл и детали основополагающих учений Бахауллы. Их толкования — важнейшие утверждения о неких истинах, которые невозможно изменить с помощью законодательных актов Всемирного Дома Справедливости.

Все более четкое разъяснение деталей законов, касающихся членства Домов Справедливости, сопровождалось постепенным воплощением этих установлений на практике. Например, в согласии с Текстами, бывшими в распоряжении верующих в то время, поначалу членство Местных Домов Справедливости ограничивалось мужчинами. Когда Учитель начал разъяснять отличие уровней этого Учреждения, Он указал, что исключение женщин из членства относится только к Всемирному Дому Справедливости. После этого женщины обрели право служить членами Местных и Национальных Духовных Собраний. Женщины на Западе, которые в то время уже обладали возможностью получения образования и могли участвовать в социальной жизни, стали принимать участие в этом служении гораздо раньше, чем, например, их сестры-бахаи в Иране, которые получили это право только в 1954 г., что «удалило, тем самым, последнее препятствие на пути установления полного равенства прав в отношении ведения административных дел персидской общины бахаи». Важно отметить, что момент введения, согласно толкованиям Абдул-Баха и Хранителя, установлений, касающихся Местных и Национальных Духовных Собраний, был выбран скорее не в результате неких внешних условий или оказанного давления, но был продиктован принципом постепенного введения законов, как это было указано Самим Бахауллой. Касательно введения законов Бахаулла написал в одной из Своих Скрижалей:

Воистину, законы Божии подобны океану, а дети человеческие — рыбам, когда бы они ведали о сем. Однако при соблюдении сих законов надлежит проявлять чуткость и мудрость…. Следует вести человечество к океану истинного понимания в духе любви и терпимости. (Китаб-и-Агдас, Предисловие)

Как уже было сказано выше, закон о членстве Всемирного Дома Справедливости содержится в Тексте, и позже он был просто повторен назначенными свыше толкователями. Поэтому он не подлежит изменению, равно как не следует рассуждать в этой связи о каких-то иных будущих условиях.

Что касается статуса женщин, бахаи важно помнить, что ввиду категоричного утверждения Писаний бахаи о равенстве мужчин и женщин, исключение женщин из состава Всемирного Дома Справедливости не является свидетельством превосходства мужчин над женщинами. Следует также помнить, что женщины не исключаются из какого-либо иного международного института Веры. Их можно найти в рядах Десниц Дела Божьего. Они служат членами Международного Центра по обучению и в качестве Континентальных Советников. Также в Тексте нет ничего, что препятствовало бы женщинам участвовать в таких будущих международных органах, как Верховный Трибунал.

Хотя в настоящее время верующим может быть трудно понять причину ограничения членства Всемирного Дома Справедливости мужчинами, мы призываем друзей довериться обещанию Учителя о том, что ясность понимания в свое время придет. Друзья, как женщины, так и мужчины, должны принять этот факт с верой в то, что Завет Бахауллы поможет им и институтам Его Нового Мирового Порядка увидеть исполнение всех принципов, установленных Его непогрешимым Пером, в том числе и принципа равенства мужчин и женщин, как это объяснено в Писаниях Веры.

 

С любовью бахаи,

Всемирный Дом Справедливости

 

Оригинал письма от имени Всемирного Дома Справедливости на английском смотрите в библиотеке бахаи Bahá'í Reference Library

Всемирный Дом Справедливости

29 декабря 1988 г.

 

К последователям Бахауллы в Соединенных Штатах Америки

 

Дорогие друзья-бахаи,

С озабоченностью отметили мы свидетельства недоразумений, возникающих в отношениях между некоторыми друзьями, когда они сталкиваются с трудностями в применении принципов бахаи к повседневным вопросам. С одной стороны, они признают свою веру в Бахауллы и Его Учения; с другой, если действия их собратьев или институтов бахаи не согласуются с их ожиданиями — призывают на помощь либеральные демократические практики Запада. В сердцевине этого недоразумения лежат неверные взгляды на такие фундаментальные предметы, как права личности и свобода слова в общине бахаи. Мы считаем, что источник принципиальных трудностей в этой ситуации — не соответствующие действительности представления, которых придерживаются как отдельные верующие, так и их институты.

Признавая крайнюю серьезность брошенного вам вызова разрешить эти недоразумения, мы останавливаемся ненадолго, чтобы поразмыслить вместе с вами над этими вопросами в поисках контекста обсуждения и понимания общиной этих насущных и основополагающих вопросов.

Экстраординарные способности американской нации, а также величественное первенство общины бахаи, идущей в авангарде ее рядов, неоднократно превозносились в Писаниях нашей Веры. В Своих Скрижалях и речах Абдул-Баха, Средоточие Завета, нарисовал захватывающую дух картину всеохватных успехов этой щедро одаренной страны. «Американская нация, — утверждает Он, обладает силами и средствами исполнить то, что украсит страницы истории, ей будет завидовать весь мир, и она будет благословлена и на Востоке, и на Западе благодаря триумфу своего народа». В другом месте, обращаясь уже собственно к общине бахаи, Он произнес слова непреходящей важности: «... ваша миссия, — утверждал Он, — несказанно славна. Коли ваши предприятия увенчаются успехом, Америка, без сомнения, превратится в центр, из коего устремятся волны духовной силы и где престол Царства Божия, во всем великолепии славы и величия, будет прочно установлен».

Шоги Эффенди часто восхвалял замечательные достижения и потенциальное величие этой особо благословенной общины, однако счел необходимым высказать, в «Пришествии Божественной Справедливости», серьезное предупреждение, имеющее ключевое значение для правильного понимания отношения, существующего между этой общиной бахаи и той нацией, из которой она вышла. «Яркую дань уважения, — писал он со всей серьезностью, — заслуженно и постоянно воздаваемую способностям, духу, поведению и высокому положению американских верующих — как индивидуально, так и всей общине как органичному целому — ни при каких обстоятельствах не следует смешивать с характером и природой того народа, из которого их поднял Бог. Следует провести и бесстрашно и решительно отстаивать различие между этой общиной и этим народом, если мы хотим надлежащим образом признать преображающую силу Веры Бахауллы, проявляющуюся в ее воздействии на жизнь и стандарты тех, кто решил встать под Его знамена. Иначе наивысшая и характерная роль Его Откровения, а именно, ничто иное, как вызвать к жизни новую расу людей, останется совершенно непризнанной и полностью сокрытой». Именно над далеко идущими и преображающими следствиями этого различия мы особо приглашаем вас поразмыслить.

Та особая точка зрения, что дает нам чувство перспективы и является основой нашей веры и действий, состоит в признании власти Бога и нашего подчинения Его воле, как она явлена Бахауллой, Его верховным Явлением для сего обетованного Дня. Принять Пророка Бога в Его время и подчиняться Его велениям — две главные и неразделимые обязанности, для выполнения которых и была создана всякая душа. Эта двойная обязанность выполняется на основе личного выбора человека, и этот акт составляет наивысшее выражение свободной воли, коей всякое человеческое существо было наделено вселюбящим Создателем.

Средством практического осуществления этих обязанностей в нынешнюю блистательную Эпоху является Завет Бахауллы; в действительности, это — могущественный инструмент, с помощью которого личная вера в Него воплощается в практические дела. Завет состоит из божественно задуманных установлений, необходимых для сохранения органичного единства Дела. Таким образом, он становится источником побудительной силы, которая, как говорит нам возлюбленный Учитель, «подобно артерии бьется и пульсирует в теле мира». «Совершенно ясно, — утверждает Он, — что ось единства человечества есть ничто иное, как сила Завета». Именно через него — как теоретически, так и практически — проявляется в жизни и трудах Абдул-Баха, назначенного Толкователя, совершенного Примера и Средоточия Завета, значение Слова. Именно через него запускаются в действие процессы Административного Порядка — этой «уникальной и удивительной Системы».

Подчеркивая его уникальность, Шоги Эффенди указал, что «этот Административный Порядок в корне отличен от всего, что было ранее установлено каким-либо Пророком, поскольку Бахаулла Сам явил его принципы, установил его институты, назначил того, кто будет толковать Его Слово и даровал необходимый авторитет органу, предназначенному дополнять и применять Его законодательные предписания». В другом заявлении он утверждает, что «Было бы совершенным заблуждением пытаться проводить сравнение между этим уникальным, божественно задуманным Порядком, и какой бы то ни было из тех многочисленных систем, которые умы человеческие, в разные периоды своей истории, изобретали для управления человеческими институтами». «Такая попытка, — высказывал он свои чувства, — сама по себе выдавала бы недостаток твердого понимания превосходства того, что было сотворено руками его великого Автора».

Недостаток такого понимания не даст обрести правильный взгляд любому, кто измеряет административный процесс бахаи по мерке преобладающих в сегодняшнем обществе практик. Ибо, несмотря на его склонность к демократическим методам в управлении своими делами, и невзирая на то, что некоторые из его черт напоминают таковые в других системах, этот Административный Порядок не следует рассматривать как простое улучшение прошлых или нынешних систем; он представляет отход от них как по происхождению своему, так и по концепции. «Этот новорожденный Административный Порядок, — объяснял Шоги Эффенди, — включает в свою структуру определенные элементы, которые можно найти в каждой из трех признанных форм светского правительства, никоим образом не являясь простым воспроизведением какой-то из них; он не вводит в механику своей работы ни одной из тех противоречивых особенностей, коими они обладают от природы. Он смешивает и гармонизирует, чего не достигло доселе ни одно правительство, созданное руками смертных, те благотворные истины, что содержатся, вне всякого сомнения, в каждой из этих систем, не подвергая, вместе с тем, опасности цельность тех данных Богом истин, на которых он, в конце концов, и основывается».

Вы, без сомнения, хорошо знакомы с рассуждениями Хранителя на эту тему. Зачем же нужны, можем мы спросить, эти постоянные подчеркивания? Зачем эти многократные обзоры самых основ? Все это — призыв к серьезному размышлению, к достижению корректного взгляда, к принятию правильного отношения. Все это невозможно без глубоко понимания основ Веры бахаи.

Подчеркнутый акцент на отличии Порядка Бахауллы направлено не на то, чтобы принизить существующие государственные системы. На самом деле, их следует считать плодом длительного периода общественной эволюции и весьма высокой стадией развития социальной организации. Нами же двигает знание о том, что наивысшая миссия Откровения Бахауллы, Носителя этого Порядка, состоит, как на это указал Шоги Эффенди, «ни в чем ином, как в достижении органичного единства всех наций», указывающего на «наступление зрелости всей человеческой расы в целом». Изумительным следствием этого является наглядная близость исполнения извечной надежды, ныне, с приходом Бахауллы, наконец ставшей вполне достижимой. В практических терминах Его миссия сигнализирует наступление «органических изменений в структуре сегодняшнего общества, изменений, которых мир еще не испытывал». Это новое проявление прямого участия Бога в событиях истории, новое заверение в том, что дети Его не покинуты «блуждать по воле волн», знак излияния небесной благодати, которая позволит всему человечеству наконец-то избавиться от конфликтов и ссор и вознестись к высотам всеобщего мира и Божественной цивилизации. Помимо всего прочего, это демонстрация той самой любви Его к Своим детям, которую знал Он в глубине своего «незапамятного бытия» и в «древней вечности» Своей Сути, любви, которая и заставила Его сотворить всех нас. Следовательно, в самом возвышенном из смыслов, внимание к требованиям Его Мирового Порядка есть взаимность в ответ на эту любовь.

***

Именно этот взгляд помогает нам понять вопрос свободы и его место в мышлении и практике бахаи. Идея и фактическое воплощение свободы пронизывают все человеческие дела в безграничном разнообразии форм и представлений. В сущности, свобода является существенным элементом всех выражений человеческой жизни.

Свобода мысли, свобода самовыражения, свобода действий привлекали пристальное внимание общественных мыслителей на протяжении многих веков. Ставший результатом этого поток исключительно глубоких мыслей оказал огромное освобождающее влияние на формирование современного общества. Во имя свободы боролись и умирали поколения угнетенных. Совершенно ясно, что недостаток свободы и угнетение были главными факторами в восстаниях всех времен: взгляните на изобилие движений, приведших к быстрому возникновению новых наций во второй половине XX века. Тщательное рассмотрение учений Бахауллы не оставляет сомнений в исключительной важности этих свобод для конструктивного функционирования общества. Возьмите, к примеру, провозглашение Бахауллы, обращенное к царям и правителям. Разве уже из одного этого нельзя вывести, что достижение свободы — важная цель Его Откровения? Осуждение Им тирании и Его настойчивые мольбы от имени угнетенных безошибочно свидетельствуют об этом. Но разве не подразумевает возвещенная Им свобода более благородного, более широкого проявления человеческих достижений? Разве не указывает она на органичные взаимоотношения между внутренними и внешними реалиями человека, которые еще не были достигнуты?

В своем обзоре самых значимых учений бахаи, Шоги Эффенди писал, что Бахаулла «внушает принцип "умеренности во всем"; заявляет, что все — будь это "свобода, цивилизация и так далее", что "уходит за границы умеренности", неизбежно "окажет пагубное влияние на человека"; замечает, что западная цивилизация тяжко смутила и обеспокоила народы мира; предсказывает, что близится день, когда "пламя цивилизации, доведенной до чрезмерности, пожрет города"».

Разъясняя тему свободы, Бахаулла утверждает, что «воплощение свободы и символ ее есть животное»; что «свобода заставляет человека преступать границы пристойности и наносит ущерб благородству его положения»; что «истинная свобода состоит в подчинении человека Моим заповедям». «Мы одобряем свободу в одних обстоятельствах, — заявил Он, — и отвергаем ее в других». Но Он, вместе с тем, уверял, что «Если бы люди соблюдали ниспосланное Нами с Небес Откровения, они бы, без сомнения, достигли совершенной свободы». И еще Он сказал: «Все человечество целиком должно твердо придерживаться того, что было ему явлено и даровано. Тогда и только тогда достигнет оно истинной свободы».

Утверждения Бахауллы недвусмысленно призывают проверить современные воззрения. Должна ли свобода быть настолько широкой, как это предполагается в современном западном мышлении? Где свобода ограничивает наши возможности прогресса, а где ограничения дают нам свободу процветать? Каковы границы свободы? Ибо столь размыты и растяжимы аспекты ее практического применения и выражения, что, вероятно, понятие о свободе в каждой конкретной ситуации будет в разных умах принимать разный размах; и эти аспекты, увы, можно употребить как во благо, так и во зло. Нужно ли после этого удивляться тому, что Бахаулла призывает нас смириться пред волей Бога?

Поскольку любой конструктивный взгляд на свободу подразумевает существование границ, неизбежны дальнейшие вопросы: Каковы пределы свободы в общине бахаи? Каким образом они должны определяться? Поскольку человеческие существа были созданы «продвигать вперед вечно развивающуюся цивилизацию», можно заключить отсюда, что свобода имеет целью позволить всем исполнить это предназначение, как в личной жизни, так и в коллективной жизни общества. Отсюда, диапазон свободы отмеряется всем тем, что, в принципе, требуется для реализации этого предназначения.

Размышляя над предупреждением Бахауллы о том, что «все выходящее за границы умеренности перестает оказывать благотворное влияние», мы начинаем понимать, что Административный Порядок, Им задуманный, воплощает практические принципы, необходимые для поддержания той самой умеренности, что обеспечит «истинную свободу» для человечества. Если принять во внимание все его аспекты, разве не оказывается после этого Административный Порядок воплощением структуры свободы для нашей Эпохи? Абдул-Баха поддерживает нас в этой мысли, говоря, что «умеренная свобода, гарантирующая благоденствие мира людей, поддерживающая и сохраняющая всемирные связи, во всей полноте своей силы и размаха содержится в учениях Бахауллы».

В рамках этой свободы создан эталон поведения институтов и личностей, эффективность которого зависит не столько от силы закона, который, конечно же, следует уважать, сколько от признания взаимности выгод и духа сотрудничества, поддерживаемого энтузиазмом, мужеством, чувством ответственности и личной инициативой, которые являются выражением их преданности и покорности воле Бога. Таким образом, существует равновесие свободы между институтами — национальными и местными — и отдельными людьми, поддерживающими их существование.

Возьмите, к примеру, Местные Духовные Собрания, методы их формирования и роль личности в выборах. Избиратель голосует с пониманием того, что он свободен выбирать, совершенно без постороннего вмешательства, того, кого ему подсказывает его совесть, и добровольно принимает факт законности результата. Актом своего голосования человек подписывается под соглашением, на котором зиждется порядок в обществе. Собрание несет ответственность за то, чтобы вести, направлять и решать дела в общине, и имеет право на подчинение и поддержку со стороны членов общины. Член общины несет ответственность за создание и сохранение Собрания через выборы, подачу советов, свою моральную поддержку и материальную помощь; и у него есть право быть услышанным Собранием, получать его руководство и поддержку и просить Собрание пересмотреть решение, которое, как он сознательно чувствует, несправедливо и наносит ущерб интересам общины.

Но погруженность в механику Администрации бахаи, в отрыве от живого духа Дела Божьего, ведет к искажению, к бесплодной светскости, чуждой природе Администрации. В равной степени важна для процедуры выборов — продолжая наш пример — та удивительная атмосфера молитвы и размышления, то тихое достоинство процесса, где отсутствуют выдвижение кандидатур и агитация, где свобода личности выбирать ограничена только его собственной совестью, проявляющейся в состоянии внутренней погруженности, благоприятном для общения со Святым Духом. В такой обстановке избиратель считает результат выражением воли Бога, а тех, кто избран — ответственными прежде всего перед этой волей, а не перед избирателями. Проводимые таким образом выборы рисуют перед нами картину органичного единства внутренних и внешних реалий человеческой жизни, необходимого для построения зрелого общества в нынешнюю, новую Эпоху. Ни в какой другой системе личность не обладает столь широкой свободой в процессе выборов.

Равновесие ответственности, подразумеваемое всем этим, предполагает зрелость со стороны всех участников. Эту зрелость можно удачно уподобить зрелости отдельных человеческих существ. Сколь значительна разница между младенчеством и детством, подростковым периодом и зрелостью! В период истории, когда доминирует бьющая через край энергия, бунтарский дух и лихорадочная активность подростка, сложно различить характерные элементы зрелого общества, в которое приглашает Бахаулла все человечество. Модели старого мирового порядка замутняют видение того, что нам необходимо воспринять; ибо эти модели часто были зачаты в бунтарстве и сохраняют черты революций, характерных для подросткового, хотя и необходимого, периода эволюции человеческого общества. Сами философии, обеспечившие этим революциям интеллектуальное наполнение — на ум сразу приходят Гоббс, Локк, Джефферсон, Милл — были вдохновлены протестом против угнетения, исцелить которое и намеревались революции.

Эти черты четко различимы, например, в необычайном скептицизме по поводу властей и, следовательно, в весьма слабом уважении, которое многие нации проявляют к своим правительствам; они обвиняют их в преследовании исключительно личных интересов, часто в ущерб более широким интересам общества. Сколь точно, даже по прошествии полувека, мнение Шоги Эффенди, переданное его секретарем, соответствует нынешнему состоянию дел: «Наше нынешнее поколение, в основном благодаря коррупции, отождествляемой с этими организациями, по-видимому, противится любым институтам вообще. Религия как институт отвергается. Правительство как институт отвергается. Даже брак как институт отвергается. Нас, бахаи, такие преобладающие в обществе мнения ослеплять не должны. Если бы дело было именно в этом, тогда ни одно Богоявление не стало бы неизменно назначать Себе преемника. Нет сомнения, что коррупция действительно проникла в эти институты, однако эти искажения обязаны не самой природе институтов, но отсутствию верных указаний насчет их властных полномочий и природы их поддержания с течением времени. Бахаулла не устранил из Дела Божьего все институты, но обеспечил необходимые гарантии, призванные искоренить коррупцию, ставшую причиной падения прежних общественных структур. Что собой представляют эти гарантии — вот что интереснее всего изучить и также наиболее важно знать».

Мы высказываем эти наблюдения не затем, чтобы предаваться критике той или иной системы, но, скорее, чтобы задать направление мысли, вдохновить на свежий взгляд на основы современного общества и изложить общий взгляд на рассмотрение отличительных черт Порядка Бахауллы. Какова же была природа этого общества, можем мы спросить, породившего такие особенности и такие философии? Куда это привело человечество? Удовлетворило ли их применение нужды и чаяния человеческого духа? Ответы на эти вопросы могли бы создать почву для сопоставления истоков и природы характерных особенностей и философии, что лежат в основе этого Порядка.

***

Что касается свободы слова, фундаментального принципа Дела Божьего, то Административный Порядок предоставляет уникальные способы и каналы для ее проявления и сохранения; они были подробно рассмотрены в писаниях Веры, однако друзья пока еще не совсем ясно понимают их. Ибо Бахаулла расширил границы и углубил значение самовыражения. В том, что Он возвысил искусство и работу, совершаемую в духе служения человечеству, до уровня актов поклонения Богу, можно различить огромные перспективы для нового уровня самореализации в обществе, предвосхищенном Его Новым Мировым Порядком. Невозможно усомниться в значительности этого принципа, ныне столь глубоко развитого Господом Эпохи; однако именно в применении его к области словесного самовыражения требуется глубокий уровень понимания. С точки зрения бахаи, свобода слова должна дисциплинироваться мудрой оценкой как положительных, так и отрицательных сторон и свободы, и самой речи.

Бахаулла предупреждает нас, что «язык есть тлеющее пламя и избыток речи — яд смертельный». «Материальный огонь сжигает тело, — говорит Он, разъясняя эту тему, — тогда как огонь языка пожирает и сердце, и душу. Сила первого длится лишь недолгое время, тогда как влияние последнего растягивается на столетие». Прослеживая границы свободы слова, Он вновь советует придерживаться «умеренности». «Человеческая речь есть сущность, стремящаяся оказать свое влияние, и она нуждается в умеренности, — утверждает Он, добавляя. — Что до ее влияния — сие проистекает от деликатности, которая, в свою очередь, зависит от сердец отрешенных и чистых. Что до ее умеренности — сие должно сочетаться с тактом и мудростью, как предписано в Святых Писаниях и Скрижалях».

Важно не только что и как говорится, но и когда. Для речи, как и для многого другого, есть свое время. Бахаулла усиливает понимание этого, обращая наше внимание на следующую максиму: «Не все, что человек знает, может быть раскрыто; не все, что может быть раскрыто, будет сочтено своевременным; и не всякое своевременное изречение окажется соответствующим способностям тех, кто его слушает».

Речь — могущественное явление. Ее свободу приходится и восхвалять, и опасаться. Этот факт призывает нас к тщательности в оценках, поскольку как ограничение речи, так и избыток ее способны привести к ужасным последствиям. Поэтому в системе Бахауллы существуют контролирующие и уравновешивающие факторы, необходимые для использования этой свободы во благо общества. Пристальное изучение принципов консультации бахаи, а также формальных и неформальных методов их применения, приводит к новому пониманию движущей силы свободы слова.

Поскольку рассуждать об этих принципах означало бы выйти за рамки данного письма, достаточно будет краткого упоминания об основных предпосылках консультации, особенно для тех людей, кто служит в Духовных Собраниях. Любовь и согласие, чистота намерений, скромность и смирение среди друзей, стойкость и долготерпение в трудностях — все это пронизывает их отношение, с которым они приступают к «выражению своих мнений», с «величайшей преданностью, вежливостью, достоинством, заботливостью и умеренностью», каждый из них пользуется «совершенной свободой» как в этом, так и в «раскрытии доказательств своей точки зрения». «Если кто противоречит ему, он не должен волноваться, потому что если не будет исследования или уточнения вопросов и предметов, приемлемая точка зрения не будет найдена и понята». «Сияющая искра истины является только после столкновения различающихся мнений». Если впоследствии не все голосуют «за», решение принимается большинством голосов.

Как только решение принято, все члены консультативного органа, имевшие до этого полную возможность высказать свои мнения, единодушно поддерживают результат. А если мнение меньшинства было верным? «Если они соглашаются о предмете, — объясняет Абдул-Баха, — пусть даже оно ошибочно, это лучше, чем поспорить и быть правым, ибо это разногласие приведет к разрушению Божественного основания. Хотя одна из сторон может быть права, и они поспорят — это станет причиной тысячи ошибок, но если они согласятся и обе стороны будут не правы, и будет единство — истина будет явлена и ошибка исправлена». В этом подходе к общественному использованию индивидуальной человеческой мысли подразумевается глубокое изменение стандарта публичных дискуссий, стандарта, заданного Бахауллой для зрелого общества.

Качества, с помощью которых человек может достичь личной дисциплины, необходимой для успешной консультации, наиболее полно выражаются в том, что Шоги Эффенди считал «духом истинного бахаи. Задумайтесь, к примеру, над трогательным замечанием, обращенным к вашей общине в одном из его самых ранних писем: «Ничто, кроме духа истинного бахаи не может и надеяться примирить принципы милосердия и справедливости, свободы и смирения, святости прав личности и самоотречения, бдительности, личной ответственности и заботливости — с одной стороны и братства, честности и прямоты — с другой». Это — призыв к зрелости и отличительным качествам, на которые он постоянно обращал наши мысли.

***

Поскольку цель наших устремлений — Величайший Мир, усилия общины бахаи в первую очередь направлены на снижение частоты конфликтов и раздоров, категорически запрещенных в Наисвятой Книге. Означает ли это, что критические мысли высказывать нельзя? Ни в коем случае. Как может существовать та открытость, к которой призывают консультирующихся, если не будет критических мыслей? Как может человек исполнять свои обязанности перед Делом Божиим, если ему не позволено выражать свое мнение? Разве не утверждал Шоги Эффенди, что «в самом основании Дела лежит принцип несомненного права личности на самовыражение, свобода говорить то, что подсказывает человеку совесть, и излагать свои мнения»?

Административный Порядок обеспечивает каналы для выражения критики, признавая, в качестве принципа, что «это не только право, но и жизненно важная ответственность каждого преданного и мыслящего члена общины излагать исчерпывающе и искренне, однако с должным уважением и считаясь с авторитетом Собрания, любые предложения, рекомендации или критику, которые, как он сознательно чувствует, он должен выразить для того, чтобы улучшить и исправить определенные ситуации или тенденции в своей местной общине».

Помимо прямого доступа к местному либо национальному Собранию, к Советнику или Члену Вспомогательной Коллегии, существуют также события, специально предназначенные для обнародования своих мнений в общине. Наиболее частое из таких событий для любого бахаи— Праздник Девятнадцатого Дня, который, «помимо своих общественных и духовных аспектов, удовлетворяет также различные административные нужды и требования общины, главной среди которых является необходимость в открытом и конструктивном критицизме и обсуждении всего, что касается состояния дел в местной общине бахаи. В то же время, совет Шоги Эффенди, переданный нам через его секретаря, особо обращает внимание на то, что «всякий критицизм и обсуждения негативного характера, могущие привести к подрыву авторитета Собрания как органа, должны тщательно избегаться. Ибо иначе под угрозу будет поставлена сама структура Дела Бога, и в общине воцарятся неразбериха и раздоры».

Отсюда ясно, что на вопрос следует смотреть шире, а не только в плане права критикующего на свободу слова; необходимо также сохранить объединяющий дух Дела Бога, защитить авторитет его законов и предписаний, поскольку авторитет — неотъемлемый аспект свободы. Уместно помнить о мотивации, манере и тоне высказываний; но это также и вопрос любви: любви к своим собратьям, к своей общине, к своим институтам.

Ответственность личности вести себя так, чтобы обеспечить стабильность общества, обретает в этом контексте фундаментальную важность. Ибо сколь бы ни был он важен для развития общества, критицизм — это обоюдоострый меч, и слишком часто он становится предвестником конфликта и ссоры. Сбалансированные процедуры Административного Порядка имеют целью помешать этой важной деятельности деградировать до какой-либо формы противостояния, являющегося питательной почвой для оппозиции и ее ужасающих раскольнических последствий. Неисчислимы негативные последствия злоупотребления критицизмом — в катастрофических расхождениях, которые он породил в религии, в столь же ожесточенно противоборствующих фракциях, порожденных им в политических системах, превозносящих конфликт, узаконив его в качестве концепции «лояльной оппозиции», поддерживающей ту или иную из различных политических доктрин — консервативную, либеральную, прогрессивную, реакционную и т. д.

Если отдельные бахаи намеренно игнорируют принципы, заключенные в том Порядке, который Сам Бахаулла создал с целью излечить раскол в семье человечества, тогда Дело, ради которого было принесено столько жертв, затормозится в исполнении своей миссии спасти мировое общество от полного распада. Разве не следует постоянно, вновь и вновь напоминать о существовании Завета, чтобы такие напоминания помогли сохранить необходимую перспективу? Ибо в эту эпоху Дело Бахауллы было защищено от губительных эффектов злоупотребления критикой; это воплотилось в институте Завета и в принципах всемирной административной системы, включающей в себя механизмы сбора конструктивных идей, выдвигаемых отдельными людьми, и использовании их на благо всей системы. Увещевая людей поддерживать объединяющую цель Дела, Бахаулла, в Книге Своего Завета, обращает к ним такие выразительные слова: «Пусть не станут средства порядка причиной недоразумений, и орудие союза — поводом для раздоров». Такие утверждения подчеркивают критический момент, а именно: в рамках Завета разногласия суть нравственное и интеллектуальное противоречие главной цели, наполняющей общину бахаи жизнью — установлению единства человечества.

***

Мы возвращаемся к особым характеристикам речи. Содержание, продолжительность, стиль, такт, мудрость, своевременность — все это критические факторы, определяющие благотворное либо негативное воздействие речи. Следовательно, друзьям следует всегда помнить о значимости этой деятельности, столь отличающей человеческие существа от других форм жизни, и пользоваться ею разумно. Их усилия в направлении воспитания такой дисциплины дадут рождение этикету самовыражения, достойному грядущей зрелости человеческой расы. В той же мере, в которой эта дисциплина применима к устному слову, она применима и к слову печатному и очень глубоко касается функционирования прессы.

Значимость и роль прессы в новой мировой системе становятся явны из того внимания, которое Порядок Бахауллы уделяет доступности информации на всех уровнях общества. Шоги Эффенди говорит нам, что Бахаулла «особо ссылается на "стремительно появляющиеся газеты", описывает их как "зеркало мира" и "удивительное и могущественное явление" и вменяет в обязанность всем, кто ответственен за их публикацию, освободиться от злобы, увлечений и предрассудков, быть справедливыми и беспристрастными, тщательными в своих исследованиях, и выяснять фактическое состояние дел в любой ситуации».

В Своем общественном трактате «Секрет Божественной Цивилизации» Абдул-Баха предлагает разъяснение того, почему пресса в будущем обществе будет необходима. Он говорит, что «настоятельно необходимо, чтобы писались полезные статьи и книги, ясно и определенно устанавливающие, в чем заключаются нужды людей сего дня, и что будет способствовать счастью и прогрессу общества». Далее Он пишет об «обнародовании высоких мыслей» как «движущей силе в артериях жизни», «самой душе мира». Более того, Он утверждает, что «общественное мнение следует направлять к тому, что достойно дня сего, сие же возможно лишь через использование подобающих доводов и приведение ясных, исчерпывающих и несомненных доказательств».

Что касается манеры и стиля, то Бахаулла увещевал «авторов из среды друзей» «писать так, чтобы сие было приемлемо для беспристрастных душ и не вело к придиркам со стороны людей». После чего Он напоминает: «Мы сказали ранее, что одно слово оказывает влияние, подобное весне, и делает сердца свежими и цветущими, тогда как другое подобно порыву ветра, заставляющего увянуть бутоны и цветы».

В свете всего вышесказанного, кодекс поведения для прессы должен охватывать принципы и цели консультации, явленные Бахауллой. Только так пресса будет способна сделать наиболее полный вклад в охрану прав человека и станет могучим инструментом в совещательном процессе общества и, следовательно, в объединении человеческой расы.

***

Некоторые из друзей предположили, что выход Веры из безызвестности указывает на своевременность прекращения соблюдения в общине бахаи известных ограничений, особенно тех, что касаются временной необходимости в рецензировании материалов перед их опубликованием.

То, что Вера вышла из безызвестности на мировом уровне, не вызывает сомнения. Это определенно отмечает триумфальную стадию в усилиях общины довести свое существование до сведения тех, кто влияет на события в мире. Посмотрите, к примеру, как страдания и жертвы друзей в Иране и озабоченность общины по этим вопросам стали предметом обсуждения в наиболее влиятельных парламентах и самых важных международных форумах на земле. Что этот выход из безызвестности дает Делу свободу выполнять задачи, доселе недостижимые, также невозможно отрицать; но то, что это отмечает достижение общиной долгожданной зрелости, совершенно сомнительно.

Как могла бы она достичь зрелости, когда мы знаем из четких указаний Хранителя, что безызвестность — лишь одна из многих ступеней в долгой эволюции на пути к золотой судьбе Веры? Разве не разъяснял он нам всем, что стадиям ее освобождения и признания в качестве мировой религии должна предшествовать еще и стадия преследований? Разве могут друзья забыть столь часто упоминаемое предупреждение Абдул-Баха, касающееся жестокой оппозиции, с которой столкнется Дело в различных землях на всех континентах? В случае американских верующих разве не ссылался Шоги Эффенди на этот грядущий натиск в своем описании их как «непобедимой Армии Бахауллы, которая на Западе, причем в одном из его потенциальных штормовых центров, должна будет биться, с Его Именем и ради Него, в одной из самых жестоких и славных битв»?

Разве те, кому не терпится отменить любые ограничения, кто призывает принцип свободы слова в качестве оправдания для публикации всего, что касается общины бахаи кто зовет к немедленному прекращению практики рецензирования теперь, когда Вера вышла из безвестности — разве не ведают они об этой отрезвляющей перспективе? Сколь бы ни было широким общественное возмущение по поводу недавних преследований в Иране, пусть не возникнет никаких недоразумений касательно неизбежности оппозиции, с которой еще предстоит столкнуться во многих странах, в том числе и в той, которая считается Колыбелью самого Административного Порядка.

Вера по-прежнему находится в своем младенчестве. Несмотря на выход ее из безвестности, еще и сейчас бoльшая часть человеческой расы не ведает о ее существовании; более того, огромное большинство ее приверженцев относительно недавно стали бахаи Изменение, которое такая новая стадия в ее эволюции подразумевает, означает, что если раньше это нежное растение было защищено этой безвестностью от внимания внешних элементов, ныне же она выставлена на свет. Эта открытость привлекает пристальное внимание, и это же внимание станет, в конце концов, тем фактором, который приведет к оппозиции в различных областях. Таким образом, отнюдь не впадая в беззаботность, община должна осознать необходимость создавать о себе корректное мнение и предоставлять по большей части скептически настроенной публике правильное изложение своей цели. Бoльшие усилия должны быть приложены, бoльшая забота проявлена с целью обеспечить ее защиту от злобы невежд и опрометчивости ее друзей.

Давайте же все будем помнить, что в борьбе за свой рост молодая Вера в Бога вынуждена продираться сквозь неразбериху нынешнего века. Словно нежный росток, едва видимый над землей, она должна старательно лелеяться, пока не достигнет силы и зрелости, и поддерживаться, если это необходимо, в борьбе с ударами шквальных ветров и со смертельным натиском сорняков и терний. Если мы, чьей заботе это растение было доверено, нечувствительны к его слабости, то величественное дерево, которое является его потенциальным будущим, задержится в своем росте и достижении того состояния, когда оно осенит своими ветвями все человечество. С этой точки зрения все мы должны рассмотреть опасность, таящуюся для Дела в необдуманных поступках и завышенных ожиданиях; и более всего прочего следует нам позаботиться о действии слов, особенно преданных печати. Именно здесь авторы и редакторы бахаи должны быть особенно внимательны и налагать на самих себя жесткую дисциплину, в точности как и подчиняться требованию рецензирования на этой ранней стадии развития Веры.

***

Право личности на самовыражение не раз упоминалось в вышеприведенных комментариях разнообразных свобод, однако, пусть даже это и так, о личной свободе следует сказать еще несколько слов. Наилучшим образом отношение Веры к этому вопросу продемонстрировано в утверждении Абдул-Баха, касающемся семьи. «Цельности семейных уз, — говорит Он, — должно постоянно уделяться внимание, и не следует преступать прав отдельных членов.... Все эти права и прерогативы должны сохраняться, и все же цельность семьи должна поддерживаться. Ущерб одному должен считаться ущербом для всех; удобство одного — удобством всех; честь одного — честью всех».

Отношение личности к обществу объяснено Шоги Эффенди в утверждении о том, что «концепция бахаи касательно общественной жизни существенным образом основывается на принципе подчинения воли личности воле общества. Она ни подавляет личность, ни возносит ее до уровня, когда она становится существом антисоциальным, угрозой для общества. Как и во всем прочем, она следует "золотой середине"».

Такие взаимоотношения, столь основополагающие в деле поддержания цивилизованной жизни, зовут к высочайшему уровню понимания и сотрудничества между обществом и личностью; и по причине необходимости воспитывать климат, в котором несказанно огромный потенциал отдельных членов общества сможет развиваться, эти взаимоотношения должны предоставлять «свободу движений», позволяющую «личности заявить о себе» через непосредственность, инициативу и разнообразие, которые обеспечивают жизнеспособность общества. Среди возложенных на институты бахаи задач, непосредственно касающихся этих аспектов личной свободы и развития, есть задача, так описанная в Конституции Всемирного Дома Справедливости: «охранять индивидуальные права, свободы и инициативу личности». Иными словами: «уделять внимание охране человеческого достоинства».

Сколь это примечательно, что в Порядке Бахауллы, хотя воля личности и подчинена воле общества, индивидуальность не теряется в общей массе, но становится главным центром развития, находя свое собственное место в потоке прогресса, причем общество в целом обогащается, аккумулируя таланты и способности составляющих его индивидуумов. Такая личность реализует свой потенциал, не просто удовлетворяя собственные желания, но осознавая себя во всей полноте, как единое целое с человечеством и с божественно предназначенной целью творения.

Качество свободы и его выражение — в сущности, сама способность поддерживать в обществе свободу — зависит, без сомнения, от знания и подготовки людей, их способности в полном самообладании справляться с вызовами, которые бросает им жизнь. Как писал возлюбленный Учитель: «Честь же и отличие человека состоит в том, чтобы он, среди всех множеств мира сего, стал истоком общественного блага. Можно ли представить себе дар больше этого — что человек, глядя внутрь себя, обнаружит, что, по жизнедарующей благодати Бога, он стал причиной умиротворения и благоденствия, счастья и прибытка для ближних своих? Нет же, единым Богом истинным клянусь, нет большего блаженства, более полного наслаждения».

***

Дух свободы, пронесшийся в последние десятилетия по всей планете с такой бурной силой, есть проявление вибраций Откровения, принесенного Бахауллой. Его собственные слова подтверждают это. «Предвечная Красота, — писал Он в волнующем описании Своих страданий, — согласился быть закованным в цепи, дабы человечество могло сбросить свое иго, и принял долю узника в сей наимогучей Твердыне, дабы весь мир мог достичь совершенной свободы».

Разве нельзя отсюда логически заключить, что, таким образом, «истинная свобода» — это Его дар любви человеческой расе? Подумайте, что сделал Бахаулла: Он явил законы и принципы, которые ведут свободных людей; Он установил Порядок, который направляет действия свободных людей; Он провозгласил Завет, гарантирующий единство свободных людей.

Итак, мы придерживаемся такого окончательного взгляда: Бахаулла пришел, чтобы освободить человечество. Его Откровение, в действительности — приглашение к свободе, свободе от нужды, свободе от войн, свободе объединяться, свободе для прогресса, свободе для мира и счастья.

Вы, жители страны, где свобода столь высоко ставится, не должны, поэтому, отказываться от ее плодов, но вам брошен вызов и даже на вас возложена обязанность защищать и утверждать различие между вольностью, ограничивающей ваши возможности к подлинному прогрессу, и умеренностью, обеспечивающей истинную свободу.

 

Всемирный Дом Справедливости

 

Оригинал письма от имени Всемирного Дома Справедливости на английском смотрите в библиотеке бахаи Bahá'í Reference Library

Подкатегории

Послания Всемирного Дома Справедливости к Ризвану

Новости бахаи (СНМБ)  2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019 | 2020 | 2021 >

В этом разделе сайта BahaiArc находится архив статей на русском языке Службы новостей мира бахаи. СНМБ — официальный источник новостей всемирной общины бахаи. news.bahai.org