Home

Коллекции

База знаний

МСБ

СНМБ

BahaiArc

Вера Бахаи

Блог

Жизнеописания

Стэнвуд Кобб

Стэнвуд Кобб \ Stanwood Cobb

1881–1982

В связи с кончиной нашего горячо любимого Стэнвуда Кобба, известного лектора, педагога и автора бахаи, из Всемирного Дома Справедливости была получена следующая телеграмма:

СКОРБИМ УХОДЕ СТЭНВУДА КОББА. ЕГО ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ ДЕЛУ НАЧИНАЯ С МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ «СТАР ОФ ЗЭ ВЕСТ» И ПОТОМ СОРЕДАКТОРОМ УОРЛД ОРДЕР МЭГАЗИН УДОСТОИЛОСЬ ВЫСОКОЙ ОЦЕНКИ ВОЗЛЮБЛЕННОГО ХРАНИТЕЛЯ. ЕГО НАУЧНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ, ОСОБЕННО ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ, ВЕЛИКОЛЕПНО ОБОГАТИЛИ ЛИТЕРАТУРУ ВЕРЫ. МОЛИМСЯ СВЯТЫХ ГРОБНИЦАХ ПРОДВИЖЕНИИ ЕГО ДУШИ ЦАРСТВЕ АБХА.

31 декабря 1982 г.

Доктор Кобб скончался в возрасте ста одного года в своем доме в Чеви Чейз, штат Мэриленд, 29 декабря 1982 года, достигнув своей цели прожить целое столетие. В последние недели своей жизни он часто вспоминал свою последнюю встречу с Абдул-Баха, которая произошла в Вашингтоне: «. . . В конце он обнял меня, поцеловал и трижды сказал: “Пылай любовью Царства!”» Стэнвуд Кобб действительно горел любовью Царства до последнего вздоха все семьдесят пять лет служения Вере Бахаи.

Сделать обзор жизни C. Кобба — означает совершить прекрасное и восхитительное путешествие через те чудесные годы, начиная с раннего рассвета Веры Бахаи в Соединенных Штатах, когда новости об этом «новом Откровении» и о присутствии Абдул-Баха на Святой земле достигли ушей нескольких «готовых душ», пробудили их любопытство, оживили их сердца и привели к тому, что они устремились в Акку постоянно увеличивающимся потоком, чтобы побывать в присутствии Учителя.

Рассказ о том, как С. Кобб узнал о Вере Бахаи в 1906 году содержится в его Воспоминаниях об Абдул-Баха и в «Стар оф зэ Вест», т. 15, № 1, апрель 1924 г.: В то время он учился на унитаристского священника в Гарвардской школе богословия, но в результате серии еженедельных статей в Boston Transcript заглянул в «Грин Эйкр» в штате Мэн. Мисс Сара Фармер познакомила С. Кобба с певицей Мэри Лукас, которая только что вернулась от Абдул-Баха. «… через полчаса с того момента я стал убежденным бахаи и остался им с тех пор», — написал С. Кобб.

После окончания Дартмутского колледжа и получения степени магистра философии и сравнительного религиоведения в Гарварде, С. Кобб работал инструктором в колледже Роберта в Константинополе с 1907 по 1910 год, что привело к публикации его первой книги The Real Turk («Настоящий турок»). Во время этого периода С. Кобб дважды встречался с Абдул-Баха. Первая встреча произошла в 1908 году, когда Абдул-Баха все еще был узником турок. В этот раз паломник переоделся турком, чтобы попасть к Учителю, и провел несколько дней в качестве гостя в Его доме в Акке. Миссис Луа Гетсингер, с которой С. Кобб случайно повстречался в Каире, пригласила его сопровождать ее в этом важнейшем путешествии.

«Мне снова выпала честь посетить Абдул-Баха летом 1910 года, — пишет С. Кобб, — и на этот раз по Его собственному приглашению ... провести там неделю в персидском гостевом доме на склонах горы Кармель… Он показался мне более благородным лицом, более царственным в поведении, более могущественным в силе Его присутствия, чем когда-либо прежде».

Позже С. Кобб снова посетил Абдул-Баха во Франции и Соединенных Штатах во время исторических путешествий Учителя. Доктор Кобб упоминал, что, преподавая в колледже Роберта, он страдал от тяжелой депрессии. Во время одного из посещений им Учителя Абдул-Баха отвел его в сторону, взял его за руку и тихо посидел с ним. Депрессия прошла и больше не возвращалась. Действительно, сияние нрава, жизнерадостность и безропотное принятие стали выдающимися чертами характера Стэнвуда Кобба.

Он вернулся в Соединенные Штаты из Константинополя, чтобы продолжить карьеру в области образования и на писательском поприще. Он опубликовал около двадцати книг по религии, образованию и философии и несколько томов стихов. Он поселился в Чеви Чейз, штат Мэриленд, где в 1918 году организовал Ассоциацию прогрессивного образования[i], оказавшую серьезное влияние на образование в Соединенных Штатах. Он основал дневную школу Чеви Чейз, где смог претворить в жизнь свои идеи об образовании. Его жена, Наям Уитлам, канадская бахаи, оказывала существенную помощь в этой деятельности до их выхода на пенсию в 1958 году. В 1935 году доктор Кобб основал издательство «Авалон» (Avalon Press), где он публиковал свои работы. Некоторые из его наиболее известных трудов, посвященных принципам Веры Бахаи, — это Security for a Failing World, Tomorrow and Tomorrow, Islam’s Contribution to Civilization, и брошюра America’s Spiritual Destiny. Среди его книг, посвященных развитию личности, — Discovering the Genius Within You — книга, которая оказалась очень популярной, и Character: A Sequence in Spiritual Psychology. Его автобиография Saga: A Tale of Two Centuries вышла в 1977 году.

В 1924 году[ii] д-р Кобб был приглашен в качестве редактора «Стар оф зэ Вест», и до 1939 года он исполнял обязанности соредактора Уорлд Ордер — преемника этого издания — наряду с различными выдающимися бахаи, в том числе Мариам Хейни, Хорэсом Холли, Эдной Тру и Джинаб-и-Фадилом. Почти в каждом номере этого издания имеется редакционная статья, подписанная доктором Коббом, и освещающая одну из широкого спектра важных тем, отражающих его обширный круг интересов. Он был популярным лектором о Вере на общественных мероприятиях и неформальных встречах, а также востребованным учителем на летних школах. До конца своей жизни он обладал удивительной памятью на имена, даты, места и исторические факты, и редко, если вообще когда-либо, использовал записи при произнесении речей. Он был в курсе текущих и мировых событий. Он был членом Духовного Собрания Вашингтона, округ Колумбия, на момент его создания в 1933 году и до своего столетнего дня рождения часто читал лекции на еженедельных публичных собраниях, проводимых в местном центре бахаи. Он общался с известными авторами в Вашингтонском клубе «Космос», членом которого он был, и у него было много выдающихся друзей среди духовенства.

Шоги Эффенди высоко ценил служение С. Кобба Вере, о чем свидетельствует следующий отрывок из надписи, сделанной рукой Хранителя к письму, написанному от его имени 5 сентября 1943 года:

«... Ваше служение нашей возлюбленной Вере таково, что озарило ее институты и литературу, и я всем сердцем молюсь, чтобы Бахаулла милостиво направил Вас и помог Вам оказать посредством Вашего умелого и острого пера еще более выдающееся служение».

Хотя доктор Кобб удовольствовался простым образом жизни, он был очень образованным человеком и имел художественный вкус. Он твердо верил в силу молитвы и высоко ценил ее, и многие из его друзей обращались к нему с просьбой помолиться за них. Часто его можно было увидеть сидящим на крыльце в Чеви Чейз или на крытой веранде в «Грин Эйкр», размышляющим и молящимся за своих близких. Молодежь ценила его, и он был кем-то вроде умудренного опытом старца среди нас. Он любил молодежь и непоколебимо верил в их потенциал. Он всегда призывал их погрузиться в Учение, обрести духовные добродетели и, в соответствии со словами Абдул-Баха, пылать любовью Царства. Он был счастливым человеком, и все, что он делал, казалось, свершалось без нервов, напряжения или борьбы. Энергичный и молодой душой, он был частым гостем на молодежных конференциях.

Уход С. Кобба в царство вечности лишил нас еще одной бесценной связи с ранним периодом развития Веры Бахаи, когда искатели спешили в присутствие Абдул-Баха и потом возвращались домой, чтобы вдохновлять других Благою Вестью и ревностно стремиться заложить основы зарождающегося Мирового Порядка Бахауллы.

(По материалам мемуаров Руты Л. Данбар)

The Baha’i World, т. 18, стр. 814-816.

 

[i] Еще одним сторонником прогрессивной педагогики была другая известная бахаи — Мэй Максвелл.

[ii] По другим данным в 1923 году.

Луа Гетсингер

1871 – 1916

Провозвестник Завета, Апостол Абдул-Баха

Луиза А. Мур Гетсингер родилась 1 ноября 1871 года. Имя Луа в персидском созвучно со словом, означающем «знамя». Поэтому Абдул-Баха назвал ее знаменем — знаменем Дела Бога. Он также назвал ее Провозвестником Завета. Шоги Эффенди писал о ней, как о «матери всех учителей Запада».

Луа Гетсингер была среди первой группы американских паломников, посетивших Акку в 1898 году. В Париже она встретилась с Мозафереддин-шахом Персии и передала ему петицию о прекращении истребления бахаи в его стране, что он пообещал сделать.

Луа была среди группы бахаи (в частности, Мэй Максвелл и Джулиет Томпсон), которые организовали пребывание Абдул-Баха в Америке в 1912 году и сопровождали Его.

Абдул-Баха с детьми и Луой Гетсингер

У Луы было очень слабое здоровье. В январе 1915 года Луа прибыла в Хайфу и провела со Святым Семейством 7 месяцев. Это оказался для нее последний визит сюда. Из Хайфы она отправилась обучать Вере в Египет.

20 сентября 1915 года она писала из Порт-Саид:

Я прибыла в Порт-Саид такой уставшей и истощенной, что не могла ничего делать, только разговаривать с друзьями… Слава Богу! когда я уезжала, Он (Абдул-Баха) был здоров, хотя и окружен трудностями и опасностями, которые я бессильна описать.

Сколько Он сделал для Сирии! Трудно поверить в такие страдания, которые проявлялись со всех сторон. Люди приходили днем и ночью, прося милостыню и стеная у Его ворот. Он стал единственным утешением и надеждой для людей, независимо от того, верующие они или неверующие. Я снова послана «провозглашать Завет» его Святым Центром, и я буду делать это с Его божественной помощью, лучше и сильнее, чем я когда-либо это делала.

Из Порта-Саид она отправилась в Каир, намереваясь затем отбыть в США. В Каире она опять слегла из-за болезни. За ней ухаживали в доме Мирзы Таки Исфахани. Всю зиму она плохо себя чувствовала.

Как описывает один очевидец:

До и после этой болезни, хотя она так и не восстановила свои силы, Луа с героической волей продолжала преподавать Учение бахаи, работая в основном среди молодых людей, поскольку только они среди египтян знали английский язык. Все охотно слушали ее, и все были чудесно воодушевлены и благословлены ее влиянием. Такова была сила слов Бахауллы на ее устах.

Ночью 2 мая 1916 года у нее случился сердечный приступ, и она умерла.

Мэй Максвелл написала: «Как Куррат аль-‘Айн (Тахира) была Глашатаем Восхода на Востоке в День Бахауллы, так Луа Аврора навсегда будет Знаменем Восхода в День Завета» (Bahá’í World, т. VIII, стр. 642-643.).

По материалам Амине ДеМилле, Bahá’í News, № 489, декабрь 1971.

Также смотрите: The Flame by William Sears and Robert Quigley (1972). 


Абдул-Баха явил для Луы Гетсингер особую молитву. Ее предлагается читать учителям Веры (пионерам).

Ты ведаешь, о Боже, и Свидетель Ты тому, что в моем сердце нет иных стремлений, лишь только чтобы обрести Твое благоволение, в покорности Тебе быть стойким, предать всего себя служению Тебе, трудиться в винограднике Твоем великом и все пожертвовать на поприще Твоем. Всезнающий Ты и Всевидящий. Иного не имею я желания, помимо как направить свои стопы, в любви к Тебе, к пустыням и на горы с тем, чтобы громогласно провозгласить Пришествие Твоего Царствия и возглашать Твой клич средь всех людей.

О Боже! Открой же путь сему беспомощному, даруй же средство для болящего сего и ниспошли же исцеление Свое сему страдающему. С горящим сердцем и слезами на глазах Тебя я умоляю у Порога Твоего.

О Боже! Я приготовлен выносить любые трудности в пути Твоем и жажду всем своим я сердцем и душою невзгоду всякую преодолеть.

О Боже! Защити меня от испытаний. Тебе известно хорошо, что я отворотился от всего и освободился от всех мыслей. Нет у меня иного дела, кроме поминания Тебя и нет иного вдохновения, помимо как в служении Тебе.

Абдул-Баха (Молитва, явленная для Луа Гетсингер)

 

Присылайте дополнения к этой статье! Институт Рухи в восьмой книге основной последовательности рекомендует подготовить небольшое выступление перед членами учебной группы о таких ранних верующих. Поделитесь своим опытом таких рассказов и материалами к ним. Наш адрес: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. 

Маунтфорт Миллс 

1874 – 1949Маунтфорт Миллс \ Mountfort Mills

Кончина Маунтфорта Миллса 24 апреля 1949 года лишила американскую общину бахаи влияния и опыта очень выдающегося верующего. Он был последователем Бахауллы с 1906 года.

До конца 1909 года Маунтфорт Миллс дважды совершил паломничество в Акку. Его третье паломничество к Учителю было совершено в начале 1921 года. В 1922 году Шоги Эффенди пригласил его в Хайфу вместе с Роем С. Вильгельмом для конференции с Хранителем по вопросам, связанным с новыми условиями, создавшимися для Веры с вознесением Абдул-Баха.

Во время визитов Учителя в Нью-Йорк в 1912 году г-н Миллс работал в приемном комитете бахаи, который организовывал публичные выступления Абдул-Баха в этом городе.

Маунтфорт Миллс, первый председатель Национального Духовного Собрания бахаи Соединенных Штатов и Канады, сформированного в 1922 году в соответствии с положениями Воли и Завещания, оставленного Учителем, был избираем членом этого органа на семь сроков в период между 1922 и 1937. Как попечитель Единства Храма Бахаи (прообраз Национального Духовного Собрания) он служил в его составе ежегодно с момента его основания в 1909 году.

Окончательный проект Декларации об учреждении организации и устав принятый Национальным Собранием в 1927 году, был подготовлен Миллсом.

Представляется невозможным в краткой форме рассказать о его деятельности для общины бахаи Нью-Йорка за все годы его проживания там, или для национальной общины бахаи или в Европе. Он был успешным оратором, и его личность привлекла много влиятельных друзей для Веры во времена ее самых трудных дней на Западе. Его преданность Учителю была впечатляющей.

Перечисление нескольких выдающихся событий укажет на необычный размах его деятельности бахаи.

На конференции “Действующие религии в Британской империи” (Living Religions within the British Empire), проходившей в Лондоне, Миллс представлял бахаи на общественной трибуне.

Его апелляция по делу Дома Бахауллы в Багдаде в Лигу Наций, которая вынесла благоприятный для Веры вердикт, имеет историческое значение. … Миллс совершил две поездки в Багдад, изучая факты, касающиеся прав бахаи на владение святилища бахаи, конфискованного лидерами Ислама. Во время этой миссии, действуя от имени Хранителя, Маунтфорт Миллс имел аудиенцию у покойного ныне короля Ирака Фейсалы, который заверил его, что правительство выполнит условия решения, вынесенного Лигой, — намерение, которое преждевременная смерть короля помещала осуществить. В результате загадочного нападения в Багдаде г-н Миллс подвергся жестокой атаке, последствия которой сохранялись на долгие годы.

Маунтфорт Миллс подготовил резолюцию, принятую Национальным Духовным Собранием, для представления президенту Рузвельту вместе с красиво выполненной копией Скрижали, явленной Бахауллой главам республик по всей Америке, и копией молитвы Учителя за Америку. …

В Женеве, Швейцария, Миллс надолго задерживался во время сессий Лиги Наций, выступая в качестве неофициального наблюдателя и заинтересованного друга на ее публичных заседаниях, и оказал благоприятное влияние на многих ее лидеров со стороны принципов и идеалов бахаи.

Он был членом комитета, который подавал в совет деревни Уилметт заявку на разрешение на строительство Дома Поклонения, в то время, когда бахаи владели землей и имели проект г-на Буржуа, но с мирской точки зрения казались неспособными возвести столь впечатляющее и дорогостоящее здание.

Его влияние на людей видно на примере его дискуссии с профессором Эдвардом Брауном из Кембриджского университета, переводчиком книги «Записки путешественника», персидский текст которой был представлен профессору Брауну Абдул-Баха в время его знаменитого визита к Бахаулле. Услышав объяснение г-на Миллса эволюции Веры со времен Баба до Бахауллы и ее последующих стадий при Центре Завета и условиях Его Завещания, профессор Браун осознал, что он был отвлечен на противоречивые утверждения и беспорядки, которые последовали за Мученичеством Баба. Он выразил желание перевести более поздние труды бахаи, но умер до того, как смог сделать этот вклад в Веру.

Миллс привнес в общину бахаи натренированный ум, великодушие, редкое качество дружеских отношений и острое понимание потребности нашего времени во вдохновении и руководстве со стороны нового Откровения.

«Как уже сообщал, — писал Хранитель 18 октября 1827 года — я прочитал и перечитал особо тщательно окончательный проект устава, составленный высоко талантливым, всеми любимым слугой Бахауллы, Маунтфортом Миллсом, и чувствую, что я не имею ничего существенного добавить к этой первой и весьма похвальной попытке кодифицировать принципы общей администрации бахаи».

В своем письме от 20 марта 1929 г. сообщающем о благоприятном вердикте, вынесенном Лигой Наций, Хранитель писал: «В заключение я не могу еще раз не упомянуть решающую роль, которую сыграл выдающийся международный поборник Веры Бахауллы, наш горячо любимый Маунтфорт Миллс, в переговорах, что проложили путь к этому знаменательному успеху. Текст петиции бахаи, который он сочинил и подготовил, был признан членами Мандатной комиссии "документом хорошо составленным, ясным по своей аргументации и умеренным по тону". Он поистине образцово проявил себя в этой наисвященнейшей задаче и доказал, что достоин столь благородной миссии. Я прошу вас (обращение к американским бахаи) присоединиться ко мне в молитвах за него, о том, чтобы Дух Бахауллы продолжал направлять и поддерживать его в окончательном урегулировании этой самой весомой проблемы».

Хорэс Холли, The Baha’i World, т. 11, стр. 509-511.

Аллен Б. МакДэниел

1879–1965Аллен Б. МакДэниел \ Allen McDaniel

Аллен Б. МакДэниел родился в Эксетере, штат Нью-Гэмпшир, 5 сентября 1879 года. Его отец был известным священником унитарием, и с детства Аллен воспитывался в атмосфере либеральной религиозной мысли.

Как будто готовясь к служению, которое ему было суждено оказать при строительстве материнского Храма на Западе, МакДэниел решил стать инженером-строителем и в 1901 году получил степень в области архитектурной инженерии в Массачусетском технологическом институте, самом передовом университете в этой сфере в Соединенных Штатах.

Прошло более десяти лет после окончания учебы, когда Аллен МакДэниел узнал о Вере Бахауллы. Это произошло вскоре после кончины его жены, примерно во время начала Первой мировой войны, когда он работал на факультете Иллинойского университета и познакомился с растущей общиной бахаи в Урбане, где находился этот вуз.

В своей книге The Spell of the Temple («Очарование храма») МакДэниел описывает свой опыт и реакцию при изучении Веры и первом чтении «Сокровенных слов» Бахауллы.

Аллен МакДэниел стал бахаи в 1915 году, но только через пять лет он начал участвовать в работе по возведению первого Дома Поклонения Бахаи на Западе, когда его пригласили консультировать попечителей Храма по вопросам строительства центрального помещения Храма.

В последующие годы МакДэниел все больше погружался в сложную задачу по воплощению в материальное и красивое здание мечты Луи Буржео, архитектора-бахаи, спроектировавшего «Храм Света». Наконец, в 1930 году попечители Храма попросили Аллена МакДэниела и его фирму взять на себя руководство по возведению надстройки Храма, что и началось осенью того же года.

На протяжении остальных трудных этапов завершения строительства этого уникального и духовно значимого здания, краеугольный камень которого был заложен Самим Абдул-Баха, МакДэниел посвятил большую часть своей профессиональной деятельности этой очень важной работе, к которой он подошел с самоотверженностью и энтузиазмом преданного верующего в сочетании с имевшимися у него выдающимися техническими знаниями и опытом.

Г-н МакДэниел присутствовал в качестве делегата на ежегодном съезде бахаи 1925 года, проходившем в «Грин Эйкр» — одной из летних школ бахаи, и именно на этом съезде он был впервые избран в члены Национального Духовного Собрания США и Канады. После этого призыва на служение в высшем административном органе Веры в Северной Америке он продолжал служение в качестве одного из его членов в течение 21 года подряд (1925–1946), период, совпадающий с интенсивным развитием Административного порядка на Западе под безошибочным руководством Хранителя Веры.

В течение большей части этих лет, помимо своего уникального вклада в технические аспекты завершения надстройки и внешнего убранства Храма в Уилметте, МакДэниел служил председателем Национального Духовного Собрания и выполнил много другого значительного служения для Веры, в том числе, встречаясь по вопросам, затрагивающих Веру, с официальными лицами правительства Соединенных Штатов и официальными представителями многих других правительств.

На заключительном этапе завершения строительства Храма, выполнении внутреннего убранства этого уникального сооружения (1947–1952 гг.), МакДэниел служил членом технического консультативного совета, назначенного попечителями Храма, и таким образом, продлилось до более тридцати лет его непосредственное и активное участие в строительстве материнского Храма на Западе.

В дополнение к техническим знаниям и опыту, которые позволили Аллену МакДэниелу внести такой неоценимый вклад в строительство Храма, он обладал видением его истинного значения и назначения, основанном на его глубоком изучении Учения Бахауллы и Абдул-Баха. Это отражено в следующих цитатах из его книги, описывающей очарование Храма:

«В предстоящие годы вокруг этого Всемирного Дома Поклонения будут сгруппированы учреждения социальные и общественного благосостояния. . . ибо в условиях Нового Мирового Порядка спасение мучимого мира может прийти только через духовное общение с Богом и сознательное применение Его законов в повседневной жизни человечества».

Следующее послание, отправленное Всемирным Домом Справедливости Национальному Духовному Собранию Соединенных Штатов после кончины г-на МакДэниела, будет подходящим эпилогом к этой дани уважения выдающемуся и горячо любимому слуге Веры:

ОПЕЧАЛЕНЫ УЗНАТЬ УХОДЕ ПРЕДАННОГО ГОРЯЧО ЛЮБИМОГО СЛУГИ ВЕРЫ АЛЛЕНА МАКДЭНИЕЛА. НЕЗАБВЕННЫ НЕУСТАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВЯЗАННАЯ САМЫМ ТРУДНЫМ ПЕРИОДОМ СТРОИТЕЛЬСТВА МАТЕРИНСКОГО ХРАМА ЗАПАДЕ РАЗНООБРАЗНОЕ СЛУЖЕНИЕ СОСТАВЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОБРАНИЯ ПОЧТИ НА ПРОТЯЖЕНИИ ЧЕТВЕРТИ СТОЛЕТИЯ. МОЛИМСЯ УСЫПАЛЬНИЦАХ РАЗВИТИИ ДУШИ ЩЕДРЫХ БЛАГОСЛОВЕНИЯХ ЦАРСТВЕ АБХА.

Пол Хейни The Baha’i World, т. 14, стр. 364-365.

Этель Дж. Розенберг

Этель Дж. Розенберг \ Ethel Rosenberg

Апостол Абдул-Баха

1858 – 1930

Одна из пионеров Дела Бахаи в западном мире, Этель Дж. Розенберг, скончалась в своем доме в Лондоне 17 ноября 1930 года, увенчанная возрастом и служением Учителю. Конец был мирным для этой преданной служанки Абдул-Баха, которую Он знал и так сильно любил, и чьей преданности и неутомимому труду Он часто отдавал бесценную дань уважения устно и письменно.

Она родилась (6 августа 1858 г.) в Бате, Англия, и провела там первые годы своей жизни, а затем приехала в Лондон, чтобы изучать искусство у Легро в школе Слейда. Она специализировалась на портретной живописи, и ее портреты, выполненные красным мелом, были весьма примечательны, некоторые из них были переданы в академию; также были и портреты в стиле Даумана. Хотя она написала много красивых пейзажей, она практически забросила эту грань своего искусства, специализируясь в основном на миниатюрах.

Она пришла в движение через миссис Торнбург-Кроппер летом 1899 года и вскоре отправилась в Акку.

Известная и любимая всеми членами Святого семейства в Хайфе и Акке, где она пребывала в течение нескольких месяцев на ранних этапах излияния духа бахаи с Востока в Европу и Америку (январь 1901 и 1905-1906 гг.), мисс Розенберг сыграла немалую роль в адаптации Послания бахаи к западному сознанию. Всегда скромная и непритязательная, истинная ценность ее вклада в этом качестве редко оказывалось на виду, но те, кто хорошо ее знал и был в тесном контакте с ее деятельностью, были хорошо осведомлены о той огромной помощи, которую она оказала Учителю, и о том, насколько ценной была та помощь, которую она оказала в переводе и переписывании ряда выдающихся трудов, благодаря которым истины Послания бахаи стали известны народам западного полушария.

Одно время она изучала персидский, но другие интересы не позволяли ей овладеть языком. Она провела значительное время в Париже, работая на Движение. Она несколько раз ездила в Хайфу, по крайней мере трижды, и три раза в Америку, проведя там много месяцев. Она отправилась в Америку с Мирзой Абул-Фазлом и остановилась у миссис Фиби Херст. В первые дни Дела в Великобритании она заинтересовала многих; некоторые из наиболее важных членов Движения обращались к ней за ценным советом и помощью с английским, так как у нее был очень легкий и приятный стиль. На начальном этапе она проводила много встреч и обращалась к большим аудиториям. Она также писала о Деле. Она оказала большую помощь всем молодым персам и вела очень обширную переписку на Востоке. В течение многих лет она была одним из самых, если не самым, активных первопроходцев Движения в Англии.

Выдающимся моментом в ее жизни, связанной с Делом Бахаи, было ее глубокое, персональное знание Учения. Она слышала его прямо из уст Учителя во время своего длительного пребывания в Хайфе. Она часто зачитывала свои личные заметки на собраниях бахаи. Она до самой смерти служила Делу Бахаи на Британских островах.

Она хорошо знала Библию, а также другие священные книги. Она также обладала отличным знанием общей литературы. Ее английский был очень хорошим, а французский — почти идеальным. Она много сделала для исправления и редактирования писаний и переводов.

Никто не был осведомлен более полно о ценности трудов этой служанки для Дела Бахауллы, когда оно раскрывалось и разъяснялось Центром Завета, чем возлюбленный Хранитель Дела, Шоги Эффенди, который, когда узнал о ее кончине, немедленно отправил телеграмму друзьям в Лондоне с сердечными соболезнованиями.

«Глубоко опечален смертью Розенберг, — писал Хранитель, — выдающейся английской пионера-труженицы бахаи. Память о ее славном служении никогда не умрет. Семья Абдул-Баха присоединяется ко мне в выражении искренних соболезнований ее брату и родственникам. Призываю друзей провести подобающую поминальную службу».

(Подпись) ШОГИ.

Службы были проведены во второй половине дня 20 ноября, на них присутствовали лондонские бахаи, а в центре бахаи было организовано мемориальное собрание для надлежащего выражения любви, которую все члены общины бахаи испытывали к этому старому другу и советчику. Здесь выражалась благоговейная признательность за ее ясное понимание Послания Бахаи и его целей, а также за четкие и авторитетные изложения, которые она была способна делать благодаря контакту с источником вдохновения и чистому духу, пылающему внутри нее.

Э. Розенберг, которой было семьдесят два года, родилась 6 августа 1858 года и много лет жила в Лондоне. Незадолго до своего перехода на высший план она была одной из самых видных и активных верующих в Великобритании.

За время ее долгой связи с Делом накопилась ее обширная переписка с Абдул-Баха. Ей Он явил множество драгоценных Скрижалей, многие из которых общего характера уже включены в писания бахаи.

The Bahai World, т. 4, 1930-1932, стр. 265-263 (Энни Б. Ромер).

Также см. Weinberg, Robert (1995). Ethel Jenner Rosenberg: England's Outstanding Baháʼí Pioneer. George Ronald Publisher Ltd.


Джон Эсслемонт в предисловии к своей книге «Бахаулла и новая эра» благодарил Э. Дж. Розенберг за неоценимую помощь в подготовке публикации. Он также неоднократно цитирует записи Э. Розенберг в своей книге. Этель Розенберг также принимала участие в составлении таких известных всем бахаи книг, как «Ответы на некоторые вопросы» и «Парижские беседы».

Институт Рухи в восьмом курсе советует изучить жизнь кого-либо из ранних западных верующих и сделать небольшое выступление перед членами кружка. Среди рекомендуемых фамилий ранних бахаи есть и фамилия Этель Розенберг. Когда будете готовиться к рассказу об этой бахаи, пожалуйста, поделитесь своим опытом и материалами с нами! Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. Присылайте дополнения к этой странице.

Напишите нам!

images/temp/slider/FB_booklets1.jpg